Эксклюзив
17 июля 2012
12263

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Фактор времени и модернизация: роль НЧП

Немыслимо создавать глобальные программы
или экономические доктрины, не понимая, ради
кого это все делается...[1]

М. Горшков, директор Института социологии РАН

Возможность успешно преодолеть вызовы современности
теснейшим образом связана с тем, какие ценности
возобладают в российском обществе...[2]

А. Торкунов, ректор МГИМО(У)


Решение проблемы потери Россией темпов, как ни странно, тесно связана с формированием стратегии модернизации на базе духовно-нравственных ценностей, которые могут стать - если их захотеть использовать - не просто мощным ресурсом развития, но, пожалуй, единственным средством, с помощью которого Россия сможет компенсировать свое отставание. Известно, что по большинству научно-технических и экономических показателей Россия относится к развивающимся странам мира. Это отставание стало формироваться, наверное, еще в 70-е годы XX столетия, но особенно усилилось на информационно-технологическом этапе мирового развития. Поэтому компенсировать это отставание традиционными методами не удается в ближайшие десятилетия.

Однако по уровню развития национального человеческого потенциала Россия отстает значительно меньше, чем по уровню экономического и технологического развития. Более того, в некоторых областях, например, культуре, духовности, говорить об отставании нельзя, а в образовании и науке отставание объясняется временными причинами игнорирования элитой этих сфер деятельности последних 20 лет.

Очевидно, эти конкурентные преимущества, а также известная способность русской нации к мобилизации могут значительно быстрее сократить существующий разрыв. В том случае, конечно, если в полной мере будет использован человеческий потенциал русской нации.

Ориентировочные оценки и расчеты показывают, что значимый, весомый результат от инвестиций в ЧП и смены политического курса можно получить через 18-20 лет. Это может показаться слишком долго, но, во-первых, если бы мы не занимались горбачевско-ельцинскими глупостями, а реальным делом, то как раз сегодня мы бы пожинали плоды этих инвестиций. Ну, а, во-вторых, выбора, на самом деле, нет. Экономика знаний, как и человек, проходит три стадии развития. В том числе и по уровню инвестиций, потребления. Причем критическая - первая стадия, когда человек взрослеет и получает образование и подготовку. От этой стадии, как сегодня доподлинно известно, зависит его будущий доход (вторая стадия) и старость (третья стадия).

Также и с нациями, национальное богатство которых сегодня (как уже не раз говорилось) на 80% определяется национальным человеческим капиталом. Если на первой стадии вы вложите достаточно средств, внимания и воли, то через 18-20 лет вы получите конечный результат от этих человеческих и финансовых инвестиций. Причем этот результат будет соответствовать поставленной цели.

Представляется, что только используя сознательно конкурентные преимущества России на новом этапе развития человечества, можно добиться опережающего развития, как общества, так и экономики. Мы, очевидно отстали на предыдущем этапе. Уже не догнать. Вот почему требуется "заглянуть в будущее" лет на 10-20 вперед, понимая, что уже сегодня можно создавать площадку под будущую конкурентную среду. Временной отрезок в 15-20 лет - это-то максимальное время, которое отпущено на исправление предыдущих ошибок, в т.ч. последних 20-25 лет. Как прогнозируют ряд авторов, "... наиболее тяжелым и даже критичным для России будет период 2013-2017 гг., когда она вполне может подвергнуться массированному давлению с Востока или с Запада, провоцирующему ее на открытый военный конфликт. При этом авторы прогноза подчеркивают, что основным вопросом страны будет идеологический: "Главная проблема России, как и сейчас, будет состоять в неконсолидированности российского общества, в отрыве политической элиты от массовых слоев и в наличии множества идейно-политических расколов и размежеваний"[3]. Все вместе это означает, что за период в 8-10 лет России необходимо не только завершить индустриальный этап, но и проскочить технологический в своем развитии, параллельно создавая основы для будущего развития.

Напомним, что сегодня мы отстаем от лидеров, как минимум, на 15-20 лет. Мы еще только вышли на уровень развития РСФСР, от ВВП, соответствующий 1990 году. Но даже не это главное. Мы отстали на целый этап - информационно-технологический - в своем развитии.

Напомним в этой связи, что если на первом, индустриальном, этапе, определяющими были показатели индустриально-промышленного развития (вспомним пятилетки, миллионы тонн стали, цемента), то на втором - наукоемкие (прежде всего информационные) технологии. Перелом произошел где-то в середине 80-х годов, когда стоимость новых отраслей, прежде всего информационных ресурсов, превысила стоимость старых, сырьевых. Именно эти отрасли последние 15-20 лет определяли темпы развития стран, роста ВВП и качества жизни граждан.

Пример с бывшими советскими республиками Прибалтики - очень показателен. Не имея природных ресурсов, они дали наивысший из всех бывших республик СССР качественный прирост[4].



Как видно из приведенных данных, до кризиса бывшие прибалтийские советские республики добились наилучших результатов практически по всем основным параметрам экономического и социального развития. На наш взгляд, это свидетельствует, прежде всего, о том, какие ресурсы и резервы заложены в экономике, не имеющей сырьевой направленности.

Сегодня уже не только многие политологи, но и финансисты говорят о том, что новые факторы - интеллектуальные и духовные ресурсы человека - стремительно вытесняют фактор капитала. Происходит быстрое превращение капиталистической экономики в экономику знаний. Происходят радикальные социальные структурные изменения в обществе. Во многом эти тенденции пока идут параллельно с наращиванием информационных возможностей общества. Так, по оценке А.В.Короткова, к 2010 году обеспеченность компьютерами населения на 100 человек увеличилась с 10 до 42, а количество пользователей Интернета возросло с 12% до 45%. Но гораздо важнее другое - стремительное накапливание качественных, институциональных изменений как в отдельных секторах экономики, так и в экономике и в обществе в целом. В банковской сфере, в частности, происходит переход всей системы на работу в режиме реального времени[5]. Это показательно не только для банковской сферы, но и для всей экономики в целом. По сути, вся экономика, а также госуправление, переходят на уровень оперативного принятия решений при сохранении полного контроля над ситуацией.



В этой связи вопрос стоит о неизбежном переходе количественных изменений в области информатизации и социализации достижений НТР в качественные, т.е. переходе от этапа информационно-технологического к этапу синтеза частных революционных изменений в некое новое качество. И в экономике, и в общественном устройстве, и в государственном управлении. Пока что ни в России, ни даже в США этого не произошло. Более того, и в США, и в России нравственные, социальные показатели абсолютно не соответствуют новому этапу развития общества. Так, согласно исследованиям американских ученых, экономическое неравенство ведет к росту преступности, ухудшению состояния здоровья населения (уже сегодня до 20% американцев не могут позволить себе медицинское страхование) и разрушает национальную идентичность американцев. Другими словами, все больше американцев перестают ощущать себя полноценными гражданами США[6].

Таким образом, проблемы социальные, нравственные, духовные, вероятно, станут самыми сложными для завершающего этапа формирования информационного общества. Без их решения невозможен переход к новому этапу. Вероятно, такой переход должен произойти в развитых странах где-то после 2015 года, когда задачи создания информационного общества и новой экономики в основном будут решены. Но, повторю, при условии решения нравственных и духовных задач.

Естественно, что такие радикальные перемены находят свое отражение в изменении общественного сознания. Пока что, к сожалению, преимущественно на уровне политологов. Но неизбежны и очень серьезные идеологические сдвиги, даже "идеологические прорывы". Так, если либеральные и другие традиционные идеологии уходят навсегда, то возникает вопрос о том, какая новая идеология в наилучшей степени будет соответствовать экономике знаний и новой структуре общества?

Правомерен и другой вопрос: если идеология лежит в основе стратегического прогноза и планирования, то отставание в ее формировании неизбежно ведет к неверным прогнозам и ошибкам. Так, например, если решающими факторами развития становятся интеллектуальный и духовный потенциалы, то именно эти характеристики должны лежать в основе прогноза и планирования, а не макроэкономические показатели, чья роль стремительно обесценивается[7]. Сегодня же мы видим, что, формируя трехлетний бюджет. Планируя на три года социально-экономическое развитие, мы исходим из тех же макроэкономических предпосылок и данных, которыми привыкли оперировать с 90-х годов прошлого века.


___________________

[1] Добрынина Е. Десять лет без права на склероз // Российская газета. 2011. 4 февраля. С. 11.

[2] Торкунов А. Школа российской идентичности // Независимая газета, 2009. 14 октября.

[3] Пантин В., Лапкин В. Философия исторического прогнозирования: ритмы истории и перспективы мирового развития в первой половине ХXI века. Дубна: Феникс, 2006. С. 424.

[4] Шаповалов А. Свобода не заменит нефти // Коммерсант. 2007. 12 февраля. С. 2.

[5] Коротков А. Банковский бизнес России в условиях глобализации электронных технологий и финансов / Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора экономических наук. М.: АНХ, 2006. Декабрь. С. 16.

[6] Америка расслаивается // Эксперт. 2007. N 8. С. 37.

[7] См., например: Краснова В. Когда демократия соберется с духом // Эксперт. 2007. N 3. С. 27-33.


Алексей Подберезкин - профессор МГИМО

17.07.2012

www.nasled.ru

Фотографии

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован