Эксклюзив
Кубасов Юрий Николаевич
26 июня 2015
9450

Происхождение нацизма

В 1935 году вышла в свет замечательная работа выдающегося английского философа ХХ века Бертрана Рассела «Происхождение фашизма». В ней учёный убедительно представил фашизм как результат отступления человека от рационализма (от разумности), как некую форму сумасшествия масс, увлечённых иррациональными представлениями. Работа Рассела продолжает быть актуальной и в наши дни, раскрывая тему происхождения фашизма гораздо глубже, чем наивные коммунистические обвинения капитализма в его вечном стремлении к фашизму, или примитивные либеральные обвинения коммунизма в его принадлежности к тоталитаризму.

Рассел в 30-е годы анализировал европейские события и его анализ касался в основном происходящего в Италии. Германский национал-социализм своей практикой в то время почти не отличался от итальянского фашизма. Поэтому Рассел тогда и воспринимал немецкий национал-социализм как одну из форм фашизма.

Для того, чтобы национал-социализм раскрыл полностью свою человеконенавистническую сущность, необходима была война, которая тогда ещё только замышлялась Гитлером. Однако, к этому времени мировая  война уже разгоралась на Востоке, в Китае. И там она принимала исключительно жестокие формы, от которых в Европе содрогнутся лишь через несколько лет. Но увидеть в дальневосточных событиях связь с тем, что происходило в Европе в 30-е годы, было чрезвычайно трудно. Даже сейчас многие люди не склонны ставить на одну доску германский национал-социализм и японский милитаризм. А почему, собственно?

По результатам Второй мировой войны уже можно было говорить о принципиальном отличии германского нацизма от итальянского фашизма, и принципиальном сходстве идеологий германского Третьего рейха и императорской Японии. Было бы желание и честность.

ЦЕЛЬ ДАННОГО ИССЛЕДОВАНИЯ.

Либеральная пропаганда (как левая – коммунистическая, так и правая –капиталистическая), сваливая в одну кучу итальянский фашизм и немецкий нацизм, практически не отличает их друг от друга, а либеральная философия не в состоянии понять и объяснить их существенное различие.

Либерализм не стремится раскрыть отличие фашизма от нацизма потому, что полное понимание сути этих явлений приводит к пониманию ответственности либерализма за их появление. Либерализм принципиально не хочет, да и не может увидеть, что фашизм и нацизм есть результат естественного пятисотлетнего раскрытия потенциала либерализма, зародившегося в эпоху Возрождения с отказа человека от Бога и Его нравственности.

Смешивая нацизм с фашизмом, либерализм не знает и способов борьбы с этими явлениями. Более того, либерализм сейчас, из-за своего нежелания признать свою ответственность за появление этих идеологий, прямо потворствует превращению западных демократий в фашистские государства, с дальнейшим превращением фашизма в нацизм. Так либерализм приводит либеральную цивилизацию к самоуничтожению.

Германский нацизм отличается от итальянского фашизма крайне бесчеловечным отношением человека к человеку. Нацистские лагеря смерти практически невозможно представить в фашистской Италии. И вряд ли можно представить итальянских фашистов в качестве беспощадных карателей мирного европейского населения. Сколь бы ни был жесток итальянский фашизм (например, в Африке), ему никак не сравняться с немецким нацизмом по массовому избиению людей. Да и боевые качества солдат фашистской итальянской армии были гораздо ниже, чем фанатичных нацистских солдат вермахта.

Но цель данной статьи состоит не в том, чтобы хотя бы чуть обелить фашизм, а в том, чтобы показать принципиальное отличие фашизма от нацизма. Фашизм выступает в истории как необходимая ступень на пути народа к нацизму, а нацизм представляет собой логическое завершение процесса фашизации страны.

Из понимания принципиального различия фашизма и нацизма следует и различие форм борьбы с этими извращениями человеческого сознания. Фашизм и нацизм – это существенно разные степени падения человека, общества и государства в иррациональное (по Расселу). Следовательно, необходимы и разные способы борьбы с этими извращениями разума.

ЯЗЫЧЕСКИЕ КОРНИ НАЦИОНАЛИЗМА.

С высоты XXI века многим людям кажется, что те общественные явления, с которыми сегодня сталкивается человечество, появились только сейчас. Есть мнение, что,  только достигнув соответствующего уровня научно-технического развития, человек встречается с явлениями, с которыми он ранее никогда не встречался в истории. Фашизм и нацизм, например, объявляются исключительно порождением ХХ века.

Однако, это совершенно не так.

Человек современный нисколько не отличается от человека античного ни физически, ни интеллектуально. Человек остался неизменен по своей психо-физиологической природной данности, изменились лишь условия его обитания – результат научно-технического освоения человеком мира.

И человеческие представления, когда-либо возникнув, уже навсегда остаются с человеком, меняя лишь степень своего участия в его жизни. И те общественные явления, с которыми человек сталкивался когда-либо, остались к сегодняшнему дню теми же самыми по своей природе, «покрывшись лишь патиной прошедших веков», часто затеняющей от нас их смысл.

Национализм, лежащий в основе фашизма и нацизма, – естественный атрибут язычества, поскольку любая языческая религия – сугубо национальная религия.

Язычество как раз и появляется в древнем мире как разумное объяснение национальных различий: разные люди (народы) имеют разное происхождение – каждый народ рождается от своих собственных, только ему принадлежащих, богов. Язычество постулирует принципиальное непреодолимое отличие одного народа от другого: люди в мире делятся на «детей богов» и на «детей животных на двух ногах». «Дети богов» призваны повелевать всеми «детьми животных» – всеми остальными народами, кои из-за «неправильного» происхождения суть их рабы.

Раз каждое племя произошло от своих богов – каждое племя имеет собственный уникальный источник происхождения. Следовательно, одно племя ничем не связано с другим племенем – ничего общего! И, следовательно, если представители одного племени – люди, то представители другого племени – не люди.

«Люди» – это те, кто происходит исключительно от данных племенных богов. Только данные племенные боги сделали людей. У других племён боги другие – суть не боги, а сами представители других племён – суть не люди.

В языческом мире национализм есть естественное мировоззрение человека: свои племенные боги рождают только народ данного племени. Национализм язычества означает исключительность человека данного племени, данного народа, по сравнению со всеми остальными народами, у которых, у всех, «неверные боги».

Язычество устанавливает непримиримое разделение народов по их происхождению от разных богов. Результатом подобных представлений о происхождении человека является деление людей на собственно людей – представителей конкретного племени, народа, и рабов – представителей всех остальных племён, народов.

Раб в языческом мире – это изначально представитель иного народа, племени. Древние греки рабов так и называли – не по именам собственным, а по национальности: перс, сириец, скиф и так далее.

 

Язычество оправдывает и устанавливает национализм, как единственный способ отношений между народами, то есть, отношение к своему народу, как к избранному богами для управления другими народами – рабами. Язычество, таким образом, устанавливает и оправдывает рабство в мире. Язычество – это крайний национализм и рабство.

Язычество по-своему определяет все понятия. Например, языческий патриотизм есть стойкость и самопожертвование в смертельном бою, и вытекает из невозможности изменить своим богам, согласиться, что они – не боги, а значит, признать себя не человеком, признать себя рабом. Для языческого человека лучше погибнуть в бою, чем узнать, проиграв битву, что твои боги – не боги, а значит и ты – не человек, а бессловесный раб! А отдать жизнь в борьбе с врагами своего народа означает сразу же попасть в рай, созданный богами своего племени. Беспримерное мужество и героизм язычников в борьбе друг с другом создали героический эпос древних народов земли.

Непримиримость языческих народов друг к другу преодолевалась столетиями, по мере развития товарно-денежных отношений, когда рабы стали постепенно откупаться от рабства, а представители собственного народа стали постепенно «на время» попадать в долговое рабство. Товарно-денежные отношения разъедали языческие представления об уникальности происхождения каждого племени, но сохраняли строгое деление людей на свободных и рабов. Однако рабство, по мере роста численности населения, уже не могло обеспечить расширенное производство товаров народного потребления. Так, язычество с его жёстким делением людей на рабов и господ постепенно превращалось в тормоз дальнейшего развития человечества.

Необходимость принципиального изменения в отношениях людей друг к другу (отказ от рабства) стала залогом дальнейшего благополучного развития земной цивилизации. Но рабство есть порождение языческих представлений и его невозможно отменить, не изменив представления человека о своём существовании в мире. Необходимо стало иное осмысление основ существования, и родился Христос.

 

Многобожие и рабство не могут существовать друг без друга. Единобожие Иисуса Христа исключает рабство сразу и навсегда из человеческого общения.

Когда Павел передавал слова Иисуса «нет ни Эллина, ни Иудея» (Послание к Колоссянам, 3, 10-11), он имел в виду равенство всех людей перед Единым Богом. Господу совершенно не важна национальность человека! Здесь национализм полностью отвергается, так как для Бога все люди равны.

Крайний национализм в учении Христа полностью теряет смысл! Принявшие учение Христа теряют претензии на исключительность своей нации, своего народа. Все люди, а значит, все народы равны между собой. И отношения между людьми и между народами, принявшими Христа, должны строиться на основе абсолютного равенства и человечности, согласно учению Христа. Таким образом, рабство между христианами отменяется раз и навсегда бесповоротно. Подлинное христианство, основанное на неискажённом учении Христа, отвергает рабство, угнетение и насилие между людьми.

Конечно, национальные различия между людьми никуда не деваются, но они никак не должны отрицательно влиять на общение людей друг с другом. Бережное, по Христу, отношение людей друг к другу предполагает и уважение к национальным особенностям людей. Равенство людей перед Богом не означает, что национальные особенности людей должны искореняться, что ими следует пренебрегать. Пренебрежение национальными особенностями – это есть неуважение к людям, а это противоречит учению Христа.

Истинный христианин – действительный последователь учения Христа, должен уважать национальные особенности людей, свои собственные национальные особенности – не забывать их. Но ни в коей мере не выпячивать их, не требовать для себя, или для представителей своего народа, каких либо привилегий, по сравнению с другими людьми, принявшими Единого Бога.

Национализм христианский (действительно по Христу) – это просто чувство принадлежности к данному народу, к данным традициям. Национализм народов, принявших Единого Бога, не разделяет эти народы по каким-либо основаниям, привилегиям, он призван лишь учитывать национальное своеобразие каждого народа в ряду равных друг другу народов единобожия.

Патриотизм христианский – это патриотизм ко всем народам, принявшим Единого Бога. Он не разделяет народы, а объединяет их единобожием.

ЭПОХА ВОЗРОЖДЕНИЯ ЯЗЫЧЕСТВА.

Эпоха Возрождения вошла в историю человечества как эпоха возрождения веры человека в самого себя, в свои способности преодолевать трудности. Эпоха Возрождения провозглашала возможность человека строить свою успешную жизнь на земле без опоры на Бога, без религии. Освобождённый от католических религиозно-нравственных пут европеец призван обеспечить прогрессивное развитие человечества, опираясь на принципы гуманизма – внерелигиозной общечеловеческой нравственности.

Художественными образцами человека Нового времени стали служить античные произведения искусства, полные свободы жизненных страстей, что резко контрастировало с католическим самоуничижением средневекового европейца. А вместе с художественными образами античности в Европе были посеяны и семена язычества. 

Европейская цивилизация в Новое время шла по пути постепенного освобождения европейцев от регламентирующих поведение человека норм христианской нравственности.

На первых порах, сразу после начала эпохи Возрождения, это достигалось путём всяческих извращений христианского вероучения католичеством и только что родившимся протестантизмом. А затем рационализм стал вообще исключать Бога из жизни людей, «больше не нуждаясь в данной гипотезе» (Лаплас). И в XIX веке атеизм стал господином европейского общественного сознания.

Но за развитием атеистических представлений о мире неминуемо последовало возвращение разума к иррациональным способам объяснения действительности, что так убедительно показал в своей статье Бертран Рассел. К сожалению, Рассел не осознал закономерность появления иррационализма на либеральном пути развитии человечества. Надо было осознать, что иррационализм закономерно появляется на каком-то этапе освобождения людей от веры в Бога – как реакция человека на невозможность исключительно рациональными методами до конца познать мир.

Человеческий разум изначально (по природе) иррационален. Следовательно, разум изначально не может обойтись без веры в сверхъестественное при объяснении действительности, без богов, без Бога.

Отказ человека от религии в Новое время не приводит автоматически к изменению природы человеческого сознания, оставаясь лишь формальной мерой. И на каком-то этапе дальнейшего познания мира, иррационализм разума вновь пробивается через примитивные попытки атеизма объяснить мир чисто рационалистически. Из-за невозможности атеизма честно объяснить мир, следует возврат к иррационализму. Так в атеистической Европе от Юма  до Ницше иррационализм торит дорогу возрождению веры в Бога (богов).

Атеизм не может рационально до конца понять и объяснить мир, и честные научные поиски рационализма неизбежно приводят его к пониманию необходимости иррационализма. Однако, к сожалению, возвращение к разуму исковерканного атеизмом человеческого сознания происходит не с обращения человека к Единому Богу, а с возрождения языческих представлений, поскольку Единобожие – есть главная цель атеистической атаки эпохи Возрождения на сознание человека.

Ни Будда, ни Христос, ни Мухаммед не проповедовали в своих учениях массовое избиение людей. Это стали делать различные религиозные спекулянты, лицемерные «последователи» – обманщики и шарлатаны, злые и эгоистичные, завистливые и жестокие. А уже их ученики стали проповедовать атеизм, полностью освобождая себя от какой бы то ни было узды в удовлетворении своего эгоизма.

Религиозные извращения учения Христа кроваво отозвались в судьбе миллионов людей земли в Средние века и в Новое время.

Католическая интерпретация учения Иисуса Христа обернулась миллионами человеческих жертв по всей Европе, привела к религиозным войнам, к кострам инквизиции, к индейскому геноциду в Америке.

Протестантское извращение учения Христа пошло ещё дальше католического и привело вообще к возрождению рабства в мире. Рабовладение на протяжении многих веков создавало могущество европейской либеральной цивилизации, которая теперь не желает признавать своей вины за вечную «отсталость» развивающихся стран.

Высший уровень развития атеистических представлений о мире и человеке был изложен в работах маркиза де Сада и атеистический садизм, своим человеконенавистничеством, уже полностью соответствует языческим представлениям о «людях и рабах». Так язычество, возродившись в атеистическом обществе Нового времени, уже окончательно созрело к «выходу в свет» в конце XVIII веке.

И это случилось во времена якобинской диктатуры во Франции, когда кровавый террор захлестнул всю страну. Тогда прогрессивные и гуманные французские атеисты, исключительно из благих побуждений удовлетворить религиозные чувства «простого» народа, придумали новую, естественно, языческую, религию. Она вполне допускала и оправдывала зверское отношение человека к человеку, и ничуть не ужасалась реками крови, лившимися со ступеней гильотины.

Страшно представить, какой ужас воцарился бы в Европе, если бы якобинская диктатура не была свергнута термидорианцами! Не церемонясь с собственным народом, якобинцы устроили бы в Европе настоящую кровавую баню.

Но, опять же, ничему не может научить история невежественный народ, развращённый либерализмом. Рецидив якобинства повторился в Европе ХХ века в гораздо более крупных размерах, а сейчас грозит уничтожением всему человечеству. 

ИТАЛЬЯНСКИЙ ФАШИЗМ И ГЕРМАНСКИЙ НАЦИЗМ.

Для появления итальянского фашизма нужна была патриотичная итальянская интеллигенция, воспитанная на уважении общечеловеческих ценностей христианской нравственности, но отрицающая Бога и католическую церковь. Итальянские атеисты, опираясь в душе на христианскую (католическую) нравственность, стремились к возрождению Италии через попытку вдохновить итальянской народ примерами из героического языческого прошлого своей страны. Однако, возврат в той или иной форме к язычеству, неизбежно приводит к дальнейшему росту национализма – так возникает в итальянском обществе фашизм.

Атеизм, отрицая единство людей в Едином Боге, неизбежно возрождает языческие представления, а вместе с ними возрождает языческий национализм, и обостряет тем самым проблему взаимоотношений между народами.

Двойственность итальянского фашизма в национальном вопросе вытекает из того, что атеизм фашистов, возрождая языческий национализм, разделяя народы по национальностям, в то же время формально не отказывается от общечеловеческой христианской (католической) нравственности. Но так как действительная реализация нравственных норм общечеловеческой (христианской) нравственности невозможна без веры в Единого Бога, то атеисты постоянно нарушают все нравственные нормы, которые сами себе устанавливают, исходя из практической необходимости.

Так и итальянский фашизм постоянно колебался между нормами христианской общечеловеческой нравственности, не позволявшей человеку допускать бесчеловечность в отношении других людей, и национал-социалистическим языческим разделением людей на рабов и господ. Только приверженность итальянцев общечеловеческой нравственности христианства (католицизма) не допустила окончательное скатывание Италии в пропасть бесчеловечного нацизма.

 

Германский же нацизм возникает не просто как атеизм, отрицающий христианскую церковь и Единого Бога. Нацизм возникает на базе возрождения языческих духовных ценностей, языческой морали и нравственности, Так атеизм в Германии, в конце концов, проложил дорогу возрождению язычества в стране и становлению нацизма.

Атеизм опасен для человечества тем, что может закончиться полным возрождением язычества. А языческая религия уже просто отказывается от общечеловеческой нравственности, устанавливая свою – языческую (античеловеческую) нравственность, которая непримиримо разделяет народы на «избранные» и на «рабские», создавая все условия для истребительных жестоких войн.

Фашизм – это национализм возрождающегося язычества в атеистическом обществе, которое ещё пытается сохранить в себе остатки извращённой безверием и религиозными спекуляциями общечеловеческой нравственности.

Нацизм – это национализм язычества, захватившего всё общество и государство, опирающийся на языческую нравственность, непримиримо разделяющую людей на «избранных» и «недочеловеков».

Когда либеральное общество заражается язычеством, появляется фашизм и зарождается нацизм. И когда объединённый языческой религией народ берёт власть в стране, рождается нацистское государство с языческой государственной идеологией.

В язычестве национализм не может быть не радикальным, террористическим. Крайний национализм ставит свою нацию в привилегированное положение по сравнению с другими народами, оправдывая в отношении их любые жестокости.

Вот когда действительно сбываются слова Френсиса Бэкона о том, что «атеизм – это тонкий лед, по которому один человек пройдет, а целый народ провалится в бездну». Научный атеизм Нового времени, на фоне религиозных извращений, постепенно приводит к росту в обществе мистических настроений и языческих представлений, а вслед за ними и к росту национальной нетерпимости, к фашизму и к нацизму.

НАЦИЗМ ХХ ВЕКА.

Две страны, одинаково бесчеловечно проявившие себя в годы Второй мировой войны, представляли собой страны нацистской идеологии.

В Германии после поражения в Первой мировой войне господство атеизма и религиозных извращений в обществе привело к появлению массы суеверий, погрузив немецкое общественное сознание в иррационализм и мистику. Куча шарлатанов от политики и религии в 20-е годы затуманивала сознание немецкого народа, испытывающего большие экономические и социальные трудности. В этом ворохе фантомных представлений естественно возникали лишь чисто языческие идеи национального превосходства немецкой расы над всеми другими народами.

И в 1933 году, когда к власти в Германии пришли язычники-нацисты, германское общество благосклонно восприняло языческую веру, возрождающую дух немецкого народа. С этого момента, когда язычество стала основой государственного строительства, германский нацизм стал готовить войну против всего человечества.

На пряжке ремня солдата вермахта красовалась надпись «Gott mit uns» – «Бог с нами». Однако, это, к сожалению, был не Иисус Христос. Это был языческий бог «арийской расы господ», призывавший «сверхчеловеков» кровавым террором устанавливать свою власть над «недочеловеками».

Главное отличие язычества германского от язычества японского в том, что в Германии язычество утвердилось в государстве с приходом к власти Гитлера и его национал-социалистов. А в Японии языческая вера – синтоизм – уже существовала в ХХ веке как государственная религия.

Синтоизм – древняя языческая религия народов Японии. Но по мере знакомства японцев с буддизмом в Средние века, синтоизм наполнялся общечеловеческими нравственными ценностями. Буддизм – религия общечеловеческая, основанная на общечеловеческой нравственности, не разделяющая людей по какому-либо основанию. Если бы синтоизм пошёл по этому пути дальше, он влился бы в единый поток буддизма, и тогда можно было бы сказать, что с язычеством в Японии было бы покончено навсегда. Тогда Япония никогда бы не допустила бесчеловечного отношения к людям иной расы, веры, национальности.

Но, к сожалению, японские власти отказались от буддизма в XIX веке, и страна стала всё больше погружаться в национализм. Только с отказом от следования буддийским нравственным ценностям, синтоизм стал превращаться в сугубо языческую религию, непримиримо разделяющую людей на «людей-господ» и «нелюдей-рабов».

После Реставрации Мэйдзи синтоизм полностью порывает с буддизмом и превращается в языческую религию исключительно японцев. Император становится божеством и главным жрецом, а японцы превращаются в избранный богом народ, предназначенный господствовать над другими людьми. По мере избавления синтоизма от буддийских ценностей, Япония всё более становилась нацистским государством, железом и кровью устанавливающим своё господство над народами и странами. И именно с конца XIX века Япония становится агрессивным милитаристским государством, нацеленным на порабощение и истребление народов.

Язычество во главе государства и общества – вот что роднит ничего не значащее словосочетание «японский милитаризм» с немецким нацизмом.

Современная Германия полностью избавилась от нацизма, отринув нацистскую (языческую) идеологию и вернувшись к общечеловеческим (христианским) моральным ценностям.

Конечно, фашистские организации в Германии существуют, как, впрочем, и в любой либеральной стране. Однако, язычество в Германии не оформлено в политическую силу, поэтому возрождение нацизма там исключено. Кроме того, возрождению нацизма препятствует не показное раскаяние немецкого народа за нацистские преступления против человечности, воспитывающее немцев на уважении к другим народам.

Современная Япония – государство, как и Германия, основанное на либеральной (атеистической) идеологии. Синтоизм не является государственной религией, но его продолжают исповедовать большинство японцев.

Чтобы нацизм не вернулся в Японию, государству необходимо тщательно оберегать положение Конституции страны об отсутствии государственной религии. По примеру Германии, Япония должна признать себя во Второй мировой войне нацистским государством, основанным на языческом синтоизме, и действительно покаяться за принесённый ею вред. С этой целью, ради приобщения современных японцев к общечеловеческим ценностям, следует всячески поощрять сближение синтоизма с мировыми религиями, в первую очередь с буддизмом.

Язычество Нового времени, таким образом, есть естественное завершение процесса атеистического развращения сознания людей в либеральном обществе.

Только язычество, резко разделяющее всех людей на господ (сверхчеловек) и рабов (недочеловек), определяет ту степень жестокости человека к человеку, что продемонстрировали миру нацистские Германия и Япония во Второй мировой войне. Только языческой нравственностью можно объяснить ту крайнюю жестокость по отношению к мирным людям, что показали нацисты в Европе и в Азии.

Именно языческая (нацистская) нравственность допускает такое беспощадное отношение к мирному населению, которое для язычника – суть рабы, с которыми можно обращаться не как с людьми, но как с животными или с вещами.

Рабы – суть не люди для язычника, это «недочеловеки», призванные обслуживать желания и потребности «истинных» людей. Если «недочеловеки» сопротивляются, мешают «сверхчеловекам» строить свою жизнь, их можно просто истребить любыми возможными способами. В газовых камерах, например. Или, соревнуясь, кто, сколько голов отрубит мечом за определённый промежуток времени.

У язычников нет угрызений совести по поводу своих зверств в отношении «недочеловеков» потому, что языческая нравственность оправдывает такое поведение к иноплемённым «нелюдям». Вот почему ни немецкие, ни японские нацисты не испытывали мук совести по убиенным людям – язычник, до той поры, пока он не вернулся в единобожие, не понимает своей вины перед другими народами.

И вот почему немецкие и японские нацисты-язычники были такими непобедимыми в бою – их вёл в сражение их языческий бог, покровительствующий на поле боя только своему «избранному народу».

В этом и заключается весь ужасный смысл преступления атеизма перед человечеством – он открывает дорогу к возрождению язычества, непримиримо разделяющего людей и ввергающего их в пучину всеобщего нацистского террора.

ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНАЯ НЕМОЩЬ ЛИБЕРАЛИЗМА.

Многие учёные мира не6однократно подчёркивали полную противоположность фашизма и нацизма общечеловеческой нравственности христианства.

У Бертрана Рассела в его работе «Происхождение фашизма» читаем: «Целью иррационалистов нашего времени является не спасение, а власть. Они, следовательно, развивают этику, которая противоположна этике христианства и буддизма… новое движение, которое достигло своей кульминации уже в идеях Гитлера… отличается и от всей традиции христианской цивилизации».

Подчёркивая это отличие, Рассел однако не в силах сделать простой вывод из своих рассуждений, что его «иррационалисты нашего времени» – это есть язычники-господа, для которых власть над недочеловеками-рабами является сутью их языческой религии.

А далее Рассел говорит и об источниках нацистской идеологии: «Философия движения, получившего наивысшее выражение в нацизме, является в некотором смысле логическим развитием протестантизма».

То есть, здесь Рассел прямо подходит к выводу о том, что как католичество, так и особенно протестантизм удаляют человека от Иисуса Христа настолько, что делают человека сначала атеистом, а затем и язычником. Но как мог либеральный философ Бертран Рассел сделать подобный вывод!?

Трагедия современности заключается в том, что, несмотря на правильные наблюдения учёных и мыслителей, либеральный мир неизбежно катится в пропасть фашизма и нацизма, поскольку не может увидеть рационального выхода из того интеллектуального тупика, в который сам себя загнал.

Вот, что пишет Рассел: «В определенном смысле мировоззрение двухсотлетней давности может быть названо «рациональным», а мировоззрение, наиболее характерное для нашего времени, может быть названо «антирациональным»… Вера в разум достигла своего максимума в 1860-е гг.; потом она стала постепенно уменьшаться, и уменьшается до сего дня».

Всё правильно! Только не надо забывать, что именно XIX век, когда «вера в разум достигла своего максимума», стал веком полной победы атеизма в Европе. То есть, именно засилье рационализма и привело к возрождению антирационализма, именно научный атеизм и привёл к воскресению языческого иррационализма. Это изменение «веры в разум» и привело, в конечном счёте, к мировым конфликтам рационального и антирационального в ХХ веке.

«Лихорадка национализма, которая возрастала, начиная с 1848 г., представляет собой одну из форм культа безумия», – сокрушается Рассел. Однако, никакого безумия здесь нет: «лихорадка национализма» есть логическое следствие заполнения, предварительно освобождённого атеизмом от Единого Бога, человеческого сознания, языческими представлениями.

Или, вот ещё. Рассел делает совершенно правильный вывод из своих рассуждений: «Пока глубокие конфликты между нациями и классами, поразившие наш мир, не будут разрешены, трудно ожидать, что человечество вернется к рациональному складу ума». И тут же поясняет, что он под этим понимает: «рациональность, в смысле обращения к универсальному и безличному понятию истины, имеет первостепенную важность для благосостояния человечества».

Всё верно сказано! Но дело-то в том, что либерализм как раз и отвергает «обращение к универсальному и безличному пониманию истины»! Для либерализма вообще истины не существует – всё относительно! Отсюда и толерантность к любым измышлениям, спекуляциям и извращениям. То есть, либеральные учёные уже догадываются о необходимости Единого Бога ради благополучия человечества, но не могут принять эту мысль, противоречащую всей идеологии либерализма.

Рациональный склад ума (объясняющий мир исключительно атеистически), явившийся с либерализмом Нового времени, как раз и приводит человечество к язычеству, к межнациональным конфликтам и войнам, к фашизму и нацизму. И столкновения между народами, нациями и классами не будут преодолены до тех пор, пока человек не откажется от безбожного либерального рационализма в пользу разумного подхода к освоению действительности, включающего в себя возвращение человека к Единому Богу.

Интересно, что некоторые мыслители современности отмечали не только явные отличия итальянского фашизма от германского нацизма, но и подмечали языческие корни нацизма. Например, Умберто Эко в своей статье «Вечный фашизм» писал: «Немецкий фашизм (нацизм) … имел четкую антихристианскую и неоязыческую окраску...

Немецкий нацизм был уникален… потому что нацизм отличался глубинным язычеством, политеизмом и антихристианством».

Однако, либеральные учёные и мыслители, подмечая особенности и отличия фашизма от нацизма, не в состоянии сделать вывод о происхождении этих отличий, и определить причины появления этих античеловеческих представлений. Либеральные мыслители не в состоянии понять и принять возрождение язычества в освобождённом от Бога и Его нравственности обществе.

Невозможность точно определить различие фашизма и нацизма в рамках либеральной идеологии, приводит к сведению одного термина к другому, приводит к полной их взаимозаменяемости. И кого только сейчас ни обвиняют в фашизме или нацизме, используя эти термины скорее по звучанию, чем по содержанию. В конце концов, фашизм и нацизм стали, по сути, формой ругательства, когда больше нечем уесть оппонента. Непонимание принципиальных отличий фашизма от нацизма говорит как раз об интеллектуальном бессилии либерализма, ответственного за появление этих идеологий.
 

НАЦИЗМ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ.

Нацизм в современном мире вызревает на наших глазах в трёх регионах мира: нацизм на Украине, нацизм на Ближнем Востоке и нацизм в Африке.

Нацизм на Украине.

Государственный переворот, совершённый в Киеве в феврале 2014 года, установил на Украине фашистскую власть. На чём основано это утверждение?

Бытовое язычество на Украине стало результатом долгого господства советского атеизма в стране и последовавшего за этим разгула религиозных извращений. Атеизм и религиозное невежество на Украине сделали украинское население лёгкой добычей разных оккультистов, магов, чародеев, сектантов.

Сейчас крайний национализм на Украине поощряется различными конфессиями, тоталитарными сектами. О том, насколько далеки они все от истинных христианских (общечеловеческих) ценностей, говорит оправдание их адептами зверских убийств мирных жителей, не разделяющих крайний национализм новой украинской власти.

Фашизм на Украине пока только чреват нацизмом. Чтобы нацизм окончательно овладел Украиной, ему сейчас не хватает  только общенациональной государственной языческой веры. Но у современного украинского руководства вряд ли найдётся развитое языческое учение, приемлемое для большинства населения страны, особенно для старших поколений, ещё помнящих общечеловеческие ценности христианства. Хотя, надо признать, украинские либеральные СМИ, украинская пропаганда сделала всё возможное, чтобы отравить языческим национализмом сознание молодого поколения страны.   

Крайний языческий национализм киевской власти автоматически превращает людей в смертельных врагов, непримиримо разделяя их. Отношение фашистской украинской власти к своему собственному народу, как к быдлу, готовому терпеть любое насилие, и к своим политическим противникам, как к не людям, недочеловекам («ватники и колорады»), вытекает из вырождения общечеловеческих ценностей на Украине в националистические языческие ценности.

Нацизм на Ближнем Востоке.

Если в Европе нацизм вызревал на отрицании христианской (общечеловеческой) нравственности, то на Ближнем Востоке нацизм созревает на отрицании мусульманской (общечеловеческой) нравственности. Убийство невинного человека – смертный грех в любой мировой религии. Однако, не для язычества!

Ни один истинно верующий в Христа, Магомета или Будду человек не пойдет проливать кровь невинных людей, не станет отрезать людям головы или заживо их сжигать. Только язычество оправдывает и поощряет терроризм. Только язычники могут приносить в жертвы людей, как это делают бойцы ИГИЛ. Только замутнённое языческим невежеством сознание не испытывает мук совести за убийство мирного человека. Извращённое мусульманство, точно так же, как извращённое христианство на Украине, представляют собой чистое язычество, оправдывающее массовую смерть мирных людей, что в Сирии, например, что в Новороссии.

Главная задача противодействия нацизму на Ближнем Востоке – не дать новому язычеству организовать и возглавить государство, поскольку, оформившись организационно, язычество придаёт государству античеловеческую моральную силу, и оно становится очень опасным для всех соседей в своей  фанатичной вере в собственную непобедимость.

Нацизм языческой религией объединяет государство и народ в единое целое в борьбе за свою исключительность, что и придаёт солдатам-язычникам фанатичную смелость, упорство и жестокость. Если допустить создание языческого государства на Ближнем Востоке, тогда весь мир будет обречён на смертельную схватку с ним, поскольку распространение языческого государства в мире можно остановить только с его полным военным разгромом.

Сейчас в России много спорят по поводу совращения молодых людей радикальной мусульманской пропагандой, вербующей сторонников ИГИЛ. Что нужно сделать, чтобы удержать молодых людей от преступного выбора?

К сожалению, все рецепты будут бесполезны, если российское общество не начёт движение к воскресению веры в Единого Бога. Сколько бы ни стараться сейчас ограничить молодых людей от тлетворного влияния язычества ИГИЛ, это влияние будет продолжаться, поскольку атеизм никогда не сможет до конца честно ответить на вопросы, мучающие молодых людей. Защита человеческого сознания от язычества ИГИЛ состоит в том, чтобы дать человеку понимание честности и справедливости на основе общечеловеческой, а не языческой нравственности.

Понятно, почему сторонниками ИГИЛ становятся люди интеллектуально недалёкие. Они легко управляемы из-за своей некомпетентности и наивности. Когда общество религиозно – они «верят в Бога» и с удовольствием подкладывают поленья в костёр инквизиции. Когда общество больно атеизмом – они «атеисты», совершенно не стесняющиеся демонстрировать своё животное естество.

Но почему молодые люди – интеллигентные, с университетским образованием, становятся жертвами ИГИЛ? Чем их привлекает это религиозное извращение?

Много ума не надо, чтобы сказать «Бога нет». Человек высокого интеллектуального развития, ищущий правду жизни, если будет до конца последователен и честен в своих размышлениях, неизбежно приходит к религиозным представлениям. И вот здесь, если ему вовремя подсунуть какое-либо религиозное извращение, типа «мусульманства» ИГИЛ, такой человек – натура творческая, увлечённая – может также стать добычей религиозных спекулянтов.

Легко управлять тупыми людьми: им сказать «Бога нет», и они с обезьяньей радостью поскакали от восторга. Что же касается интеллектуалов, то они всегда будут встречаться в своих честных поисках с верой, а вот с какой – это зависит от нравственного развития общества и государства. Если атеистическое государство пускает дело религиозного образования на самотёк, тогда нечему удивляться, что его молодые люди будут продолжать пополнять тоталитарные секты. И нужно сильно сомневаться в историческом благополучии такого государства.

Только возвращение к религиозному образованию и воспитанию всего населения страны в духе подлинного христианства, например, позволит не только уберечь детей от тлетворного влияния религиозного тоталитаризма и язычества, но и создаст условия для построения сильного экономически развитого государства и для успешного развития страны.

Но самый опасный континент с точки зрения становления нацизма – это Африка, с её многочисленными государствами и народами, некоторые из которых остаются приверженными своим языческим верованиям. Постоянные войны с массовыми убийствами людей, происходящие на этом континенте, свидетельствуют о том, что язычество некоторых местных племён готово стать государственной религией и повести «избранных богами» к победам над «недочеловеками».

Всем миссионерским службам всех мировых религий – в Африке непочатый край работы. Необходимо отвратить африканское население от языческих представлений, иначе рано или поздно нацизм придёт в Африку, и оттуда будет неудержимо расползаться по всему миру.

ЕДИНСТВЕННАЯ ВОЗМОЖНОСТЬ ПОБЕДЫ НАД ФАШИЗМОМ.

Не удивительно, что фашизм присутствует сейчас во многих странах мира – для его появления необходим только достаточно распространённый в обществе атеизм и либеральные свободы.

Некоторые честные и пытливые атеисты в своих поисках «справедливости вечных истин» неизбежно приходят рано или поздно к различным языческим верованиям, а язычество не может не быть националистичным. Так в обществе нарастает национализм, возникают национально-освободительные движения. Но до тех пор, пока атеисты остаются верны общечеловеческим моральным ценностям христианства, мусульманства или буддизма, фашизм в стране никогда не перерастёт в злой и агрессивный нацизм. Жаль только, что атеисты исключительно утилитарно подходят к своим убеждениям, отказываясь от них при каждом удобном случае.

Фашизм в либеральном обществе принципиально неустраним, так как либерализм, провозглашая атеизм – освобождение от Бога, приводит к умалению значения мировых религий и к свободе религиозных поисков. У каждого мыслящего человека появляются свои собственные, основанные на личном опыте, религиозные представления. Но «своя религия» не может не быть языческой, раскалывающей общество, поскольку основана на противопоставлении человека и общества.

«Атомизирующееся» либеральное общество индивидуалистов наполняется извращениями, мистикой, язычеством. Это ясно видно в современной либеральной массовой культуре, в произведениях которой широко представлены языческие представления. Достаточно взглянуть на полки книжных магазинов, забитые разными «волшебными и таинственными» сочинениями! А репертуары кинотеатров переполнены различными псевдоисторическими сагами, полными колдовства и языческой мистики.

Современное либеральное общество кишит разного рода шарлатанами, пророками, предсказателями, астрологами, целителями, мистиками. Совсем как в предвоенной Германии! И если на каком-то этапе к власти в какой-либо либеральной стране придёт некая партия, и установит язычество в качестве государственной религии – тогда возродится нацизм, тогда будет новая война.

Фашизм в либеральном обществе неистребим – им болеют все либеральные (атеистические) страны, но нельзя допускать перерастания языческих представлений в языческую религию, захватывающую массы и государственную власть, открывающую дорогу нацизму!

Фашистская страна будет оставаться фашистской до тех пор, пока власть в стране будет основываться на общечеловеческих нравственных ценностях, на христианской морали. Опасность в том, что языческие националисты в либеральной стране постоянно пытаются избавиться от христианской морали, всячески дискредитируя и умаляя её значение, ради установления своей, языческой морали. Как только языческие националисты приходят к власти, страна становится языческой и нацистской, и приступает к подготовке к развязыванию войны.

Фашистская страна может жить в мире со своими соседями, но может и развязать войну – это зависит от степени заражения общества язычеством и от степени приверженности общества общечеловеческим морально-нравственным ценностям.

Нацизм – это постоянная война до полного покорения или истребления врага.

Нацистское государство мирным быть не может в принципе, поскольку презрение к своим соседям и самовосхваление должны постоянно подтверждаться военными успехами. Языческое деление людей на рабов и господ требует действий ради установления такого порядка, «нового порядка», во всемирном масштабе – вот почему нацизм (язычество) сам собой не остановит войну в принципе. Этим и объясняется вечное противоборство языческих государств со своими соседями, в древности и в современности, – вечное стремление к установлению господства «избранных».

Победить фашизм можно лишь укреплением общечеловеческой нравственности, посредством приобщения людей к мировым религиям – христианство, мусульманство, буддизм. Если этого не делать, рано или поздно фашизм, наполняясь всё больше язычеством, будет перерастать в нацизм, который победить можно, только физически уничтожив его носителей в человечьем обличье.

Нацизм жив. Нацизм сейчас набирает силы. Нацизм опять ведёт мир к большой войне, избежать которую не сможет никто, поскольку нацизм сам никогда не остановится в своём стремлении либо покорить, либо убить врага. И победить нацизм невозможно, уничтожая лишь его носителей, поскольку он всегда будет возрождаться в либеральном государстве. Победить нацизм окончательно можно только одним способом – не допускать возрождения язычества в любой форме.

Остановить нацизм в зародыше – это значит отбросить прочь безбожный либерализм, и вернуться к неискажённому учению Иисуса Христа. Иного не дано!

Бертран Рассел в своей статье пророчески написал, что «нацизм и христианство вряд ли будут друзьями, и вполне вероятно, что их антагонизм может привести к падению нацизма». Очень верная мысль! Но для того, чтобы это произошло, либеральному западному обществу необходимо только одно – вернуться к Единому Богу, к морально-нравственным ценностям истинного христианства. А это просто невозможно себе даже представить в современном либеральном мире. Вот почему фашистское, а затем и нацистское перерождение человека становится реальной угрозой человечеству в XXI веке.

Религиозные извращения учения Иисуса Христа и атеизм ответственны за все бедствия человечества в Новое время, за чудовищные войны и разрушения, и за, наконец, возрождение язычества в ХХ веке. И если человек не вернётся к Единому Богу, не отбросит прочь от себя либерализм с его атеизмом и религиозными извращениями, человечества в XXII веке может и не быть. 

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован