21 декабря 2001
97

ПУТЕШЕСТВИЕ ХАМФРИ КЛИНКЕРА



ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ

Тобайас Джордж Смоллет.
Путешествие Хамфри Клинкера


Перевод А. В. Кривцовой
ОСR Бычков М.Н.


Доктору Льюису

Пилюли никуда не годятся, с таким же успехом я мог бы глотать снежки,
дабы охладить мои почки, и я уже не раз твердил вам, как трудно мне
двигаться; а кому знать, как не мне, состояние моего здоровья! Почему вы в
них столь твердо уверены? Пропишите мне, пожалуйста, другое лекарство. Я
хромаю и испытываю такую боль во всех членах, точно меня вздернули на дыбу.
Я страдаю и телом и духом, и с меня хватит моих мучений, а тут еще дети моей
сестры постоянно мне досаждают... Почему это люди только и думают, как бы
обзавестись детьми, чтобы докучать своим ближним? С моей племянницей Лидией
вчера произошел странный случай, и я так разволновался, что жду вот-вот
припадка подагры... Может быть, в следующем письме я объяснюсь...
Завтра утром я отправлюсь в Бристоль на Горячие Воды, где, опасаюсь,
мне придется пробыть дольше, чем было бы желательно. По получении сего
письма пошлите туда Уильямса с моей верховой лошадью и dеmi-рiquе {Короткая
пика, иначе эспонтон (франц.).}. Скажите Барнсу, чтобы он обмолотил две
скирды, а зерно послал на рынок и продал беднякам на шиллинг за бушель ниже
рыночных цен: я получил от Гриффина плаксивое письмо, он предлагает публично
признать свою вину и уплатить издержки... не желаю я никаких его признаний,
и не нужны мне его деньги! Парень дурной сосед, и я не хочу иметь с ним
никакого дела. Но ежели он бахвалится своим богатством, пускай платит за
свою наглость. Пускай он даст пять фунтов на приходских бедняков, и я возьму
назад исковое заявление, а пока что скажите Пригу, чтобы он задержал
производство дела. Дайте вдове М. органа олдернейскую корову и сорок
шиллингов на одежду детям. Но ни одному смертному не говорите об этом - она
заплатит мне, когда ей будет сподручно. Мне хотелось бы, чтобы вы заперли
все мои шкафы, а ключи взяли себе до нашей встречи. И еще прошу вас,
возьмите мой железный ящик с бумагами на свое попечение.
Простите, дорогой Льюис, за хлопоты, которые причиняет вам любящий вас

М. Брамбл.
Глостер, 2 апреля


Миссис Гуиллим, домоправительнице в Брамблтон-Холле

Миссис Гуиллим!

Когда это письмо будет вам вручено, непременно уложите в сундук, что
стоит в моем чулане, и пошлите мне в бристольском фургоне нижеупомянутые
вещи, то бишь: мою неглижа с розовым воротничком и с зелеными лентами, мое
желтое платье из Дамаска и черное бархатное с коротким кринолином, голубую
стеганую юбку, зеленую мантилью, кружевной передник, мой французский парик,
мой чепец с лентами и шкатулочку с драгоценностями. Пускай Уильямс привезет
также флакон с послабляющей водой доктора Хилла и слабительное для Чаудера.
У бедного животного ужасный запор с той поры, как мы уехали из дому. Прошу
особливо заботиться о доме, покуда семейство находится в отсутствии. Пускай
в братниной комнате и у меня всегда горит огонь в камине. Служанки, все
равно им делать нечего, могут сидеть за прялкой. Приделайте висячий замок к
винному погребу и смотрите, как бы кто-нибудь из слуг не добрался до пива. И
не забывайте каждый вечер до темноты запирать ворота. Садовник с помощником
могут спать внизу, в прачечной, и охранять дом; пусть они возьмут мушкет и
большую собаку. А вы зорко смотрите за служанками. Я знаю, что эта вертушка
Мэри Джонс не прочь пошалить с мужчинами. Напишите мне, продана ли
олдернейская телка, и сколько за нее дали, и сидит ли на яйцах старый гусак,
и охолостил ли сапожник борова Дики, и как себя чувствует бедное животное
после операции. Больше писать нечего, остаюсь ваша

Табита Брамбл.
Глостер, 8 апреля


Мисс Мэри Джонс, Брамблтон-Холл

Милая Молли!

При первой нечайности я посылаю нежный привет вам и Сауле, нахожусь в
добром здоровье, чего и вам желаю. И еще теперь, в такие холода, вы с Саулой
берите к себе в постель мою бедную кошечку. Здесь, в Глостере, нам всем
пришлось плохо: мисс Лидди оченно хотелось сбежать с комедянтом, а молодой
хозяин и он учинили бы драку, но сквайр обратился к мэру и им помешали.
Хозяйка приказала мне не говорить об этом ни одной душе христианской, а я и
не буду, потому как мы, слуги, должны все видеть и ничего не сказывать. Но
похуже всего было, что Чаудера, на беду, покусала собака мясника, п он
вернулся домой ужасть какой, а с хозяйкой приключились истерики, но они
скоро прошли. Послали привести доктора к Чаудеру, и он приписал ему
спокойное лекарство, и он, слава богу, нынче поправляется. Прошу вас,
позаботьтесь о моем сундучке и мешке, спрячьте их у себя под кроватью, а не
то я боюсь, что теперь, когда меня нет, миссис Гуиллим пронюхает, какие у
меня есть секреты. Джон Томас находится в добром здоровье, только все
ворчит. Сквайр отдал какому-то бедняку старый кафтан, а Джон говорит, что
его ограбили, отняли приработки. Я сказала, что ему по договору не положено
получать на чай, но он говорит, что между деньгами на чай и приработками
есть разница, и это верно. Все мы едем на Горячие Воды, где я выпью за ваше
здоровьице стакан воды, с тем и остаюсь, дорогая Молли, ваша покорная слуга

У. Дженкинс.
Глостер, 2 апреля


Сэру Уоткину Филипсу, баронету, Оксфорд, колледж Иисуса

Дорогой Филипс!

Я ничего так горячо не хочу, как доказать вам, что неспособен позабыть
о той дружбе, которая завязалась между нами в колледже, или ею пренебречь, а
потому начинаю переписку, которую при нашей разлуке мы пообещали друг другу
поддерживать.
Я начинаю ее раньше, чем намеревался, чтобы вы имели возможность
опровергнуть сплетни, возникшие в ущерб мне, может быть, в Оксфорде,
касательно глупой ссоры, в которую я ввязался из-за сестры, учившейся там в
пансионе.
Когда вместе с дядей и теткой, нашими опекунами, я явился в пансион,
чтобы взять ее оттуда, я нашел там семнадцатилетнюю изящную, стройную
девушку с премилым лицом, но удивительную простушку, решительно ничего не
ведающую о жизни. И вот к ней-то, столь неопытной и обладающей таким нравом,
стал приставать с домогательствами некий человек я даже не знаю, как его
назвать, - который видел ее в театре, и с присущей ему дерзостью и ловкостью
добился того, что был ей представлен. По чистой случайности я перехватил
одно из его писем.
Почтя своим долгом пресечь эти отношения в самом зародыше, я принял
меры, чтобы его разыскать и сообщить ему без обиняков, что я по сему поводу
думаю. Франту не понравилось мое обращение, и он повел себя чересчур смело.
Хотя его положение в обществе не внушает никакого уважения к нему и мне даже
совестно говорить, кто он такой, но держал он себя с отменной смелостью,
почему я и признал за ним права джентльмена, и, если бы в это дело не
вмешались, наша встреча могла бы иметь последствия.
Короче говоря, все это дело, не знаю каким образом, получило огласку и
вызвало большой шум - оно дошло до суда - и - я был вынужден дать честное
слово, и завтра поутру мы отправляемся на Бристольские Воды, где я буду
ждать с обратной почтой от вас вестей.
Родственники у меня чудаки, и как-нибудь я попытаюсь рассказать о них
-подробней, что вас, несомненно, позабавит. Моя тетка, мисс Табита Брамбл, -
старая дева сорока пяти лет, весьма жеманная, суетная и смешная. Мой дядя -
своенравный чудак, всегда чем-нибудь раздражен, и обхожденье у него такое
неприятное, что я готов был бы отказаться от наследственных прав на его
поместье, только бы не находиться с ним в одной компании. Впрочем, нрав у
него испортился из-за подагры, которая его мучит, и, быть может, при
ближайшем знакомстве он мне больше понравится. Достоверно известно,
например, что слуги его и соседи по имению в восторге от него, но пока я не
могу понять, по какой причине. Передайте привет Гриффи Прайсу, Гуину,
Манселу, Бассету и остальным моим приятелям-валлийцам. Кланяйтесь горничной
и кухарке, и, пожалуйста, позаботьтесь о Понто ради его старого хозяина,
который был и остается, дорогой Филипс, вашим любящим другом и покорным
слугой

Дж. Мелфордом.
Глостер, 2 апреля


Миссис Джермин, Глостер, собственный дом

Дорогая мадам!

Лишенная родной матери, я надеюсь, что вы разрешите мне отвести душу,
раскрыв мое бедное сердце вам, которая всегда была для меня вместо доброй
родительницы с той самой поры, как меня отдали на ваше попечение. Право,
право же, достойная моя воспитательница может поверить мне, если я скажу ей,
что никогда не было у меня никаких дурных помыслов, но одни лишь
добродетельные мысли, и, если господь будет милостив ко мне, никогда не
наброшу я тени на ту заботу, с коей занимались вы моим воспитанием.
Каюсь, я дала справедливый повод к негодованию, но лишь потому, что мне
не хватало осторожности и опыта. Не надлежало мне прислушиваться к словам
этого молодого человека, и мой долг был поведать вам обо всем происшедшем.
Но я постыдилась упоминать об этом, а он в обращении своем был так скромен и
почтителен и казался столь чувствительным и робким, что я не нашла мужества
в своем сердце совершить поступок, который мог повергнуть его в уныние и
отчаяние. Что до маленьких вольностей, то я уверяю вас: никогда не дозволяла
я ему поцеловать меня, а что до тех немногих писем, которыми мы обменялись,
то все они находятся в руках у моего дядюшки, и, я надеюсь, в них нет ничего
погибельного для невинности и чести. Я все еще убеждена, что он не тот, за
кого выдает себя, но откроется это только со временем, а покамест я приложу
старания позабыть о знакомстве, стол неприятном моему семейству.
С той поры как меня поспешно увезли от вас, я плакала, не осушая глаз,
и три дня ничего в рот не брала, кроме чаю, и глаз не смыкала три ночи
напролет. Тетушка не перестает сурово бранить меня, когда мы остаемся одни,
но я надеюсь со временем смягчить ее смирением и покорностью. Дядюшка,
который так ужасно бушевал вначале, был растроган моими слезами и
сокрушением и теперь полон нежности и состраданья, а мой брат примирился со
мною, когда я обещала порвать всякие сношения с этим несчастным юношей. Но,
несмотря на все их снисхождение, я не успокоюсь, покуда не узнаю, что моя
дорогая и вечно почитаемая воспитательница простила свою бедную, безутешную,
одинокую, любящую и смиренную до самой смерти

Лидию Мелфорд.
Клифтон, 6 апреля


Мисс Летиции Уиллис, в Глостер

Моя бесценная Летти!

Я в таком страхе, будет ли это письмо благополучно доставлено вам через
нарочного Джарвиса, что умоляю вас но получении письма написать мне
безопасности ради на имя мисс Уинифред Дженкинс, горничной моей тетушки; она
добрая девушка и так сочувствовала мне в моей беде, что я сделала ее своей
наперсницей. Что до Джарвиса, то он очень боялся принять на себя заботу о
моем письме и маленьком свертке, потому что сестра его Салли едва не
лишилась из-за меня места. Поистине я не могу хулить этого человека за
осторожность, но я не оставила его без награды.
Дорогая моя подруга и товарка по комнате, горести мои жестоко
усугубляются тем, что я лишена вашего приятного общества и беседы в то
время, когда я столь нуждаюсь в утешительном вашем добросердечии и здравых
суждениях; но, надеюсь я, дружба, завязавшаяся между нами в пансионе, будет
длиться до конца жизни. Со своей стороны я не сомневаюсь, что она будет с
каждым днем расти и крепнуть, по мере того как я набираюсь опыта и учусь
понимать цену истинного друга.
О моя дорогая Летти! Что скажу я о бедном мистере Уилсоне? Я обещала
порвать все сношения с ним и, если сие возможно, забыть его, но, увы, я
начинаю убеждаться, что это не в моей власти. Отнюдь не подобает, чтобы
портрет оставался в моих руках; он мог бы послужить причиной новых бед, а
потому я посылаю его вам с этой оказией и прошу вас либо сохранить ого до
лучших времен, либо вернуть самому мистеру Уилсону, который, как я полагаю,
постарается встретиться с вами в обычном месте. Если, получив от меня назад
свой портрет, он придет в уныние, вы можете сказать ему, что нет надобности
мне хранить портрет, если его лицо остается запечатленным в моем... Но нет!
Я ре хочу, чтобы вы говорили ему это, так как должно положить конец... я
хочу, чтобы он позабыл меня ради собственного спокойствия душевного, и,
однако, если бы это случилось, значит, он жестокосердный... Но это
невозможно! Лживым и непостоянным бедный Уилсон быть не может! Я умоляю его
не писать мне какой-то срок и не пытаться меня увидеть, так как гнев и
горячий нрав моего брата Джерри могут привести к последствиям, которые
сделают всех нас несчастными навеки. Доверимся же времени и непредвиденным
случайностям, или, вернее, провидению, которое не преминет рано или поздно
вознаградить тех, кто идет по стезе чести и добродетели!
Я хотела бы передать нежный привет молодым леди, но никому из них не
надлежит знать, что вы получили это письмо. Если мы поедем в Бат, я буду
присылать вам мои незатейливые заметки об этом знаменитом центре светских
увеселений, а также и о других местах, какие нам случится посетить. И я льщу
себя надеждой, что моя дорогая мисс Уиллис будет аккуратно отвечать на
письма любящей ее

Лидии Мелфорд.
Клифтон, 6 апреля


Доктору Льюису

Любезный Льюис!

Я последовал вашим указаниям не без успеха и теперь был бы уже на
ногах, ежели бы погода позволила мне пользоваться моей верховий лошадью.
В этот вторник я поехал утром на холмы, когда на небе до самого
горизонта не было ни единого облачка, но не проехал и мили, как вдруг
неожиданно полил такой дождь, что минуты в три я промок до костей. И откуда
он взялся, черт его знает! Но он уложил меня в постель, думается мне, недели
на две. Я и слышать не могу, когда хвалят `чистый воздух` на Клифтонских
холмах! Как может воздух быть приятен и целебен там, где постоянно
спускается чертов туман и моросит дождь?
Мое вынужденное пребывание в постели тем более невыносимо, что дома мне
очень досаждают. Племянница моя сильно хворала после того проклятого
происшествия в Глостере, о чем я вам писал в последнем письме. Она - добрая
простушка, мягкая, как воск, и так же легко растапливается, но она не дура,
ее девические таланты не остались втуне и образованием ее не пренебрегали:
она пишет без ошибок, говорит по-французски, играет на арфе, танцует
превосходно; к тому же она миловидна и у нее хорошие наклонности, но ей не
хватает живости, она весьма чувствительна, и - ох! как она нежна! - у нее
томные глаза, и она читает романы.
У меня живет также ее брат, сквайр Джерри, дерзкий щеголь, набравшийся
в колледже дури и самоуверенности, спесивый, как немецкий граф. и такой же
горячий и запальчивый, как валлийский горец.
Что до этого чудного животного - моей сестрицы Табби, - то вы ее
знаете. Клянусь богом, она подчас бывает столь невыносима, что мне кажется,
будто в нее воплотился дьявол, дабы мучить меня за мои прегрешения. Но я не
знаю за собой никаких грехов, которые навлекли бы на меня такое семейное
бедствие, так почему же, черт побери, мне не избавиться сразу от всех этих
мучений? Слава богу, я не женат на Табби! И не я породил тех двоих. Пусть
выберут другого опекуна, а мне и без того нелегко заботиться о самом себе и
куда уж там надзирать за поведением ветреных мальчишек и девчонок!
Вам хочется знать подробности наших приключений в Глостере. Вкратце они
таковы, и, надеюсь, продолжения их не последует.
Лидди была закупорена в пансионе, который оказался столь же плохим
учебным заведением для девушек, как и монастырь, - хуже ничего нельзя было
придумать! - и там она стала так же легко, как трут, воспламеняться. И вот,
отправившись как-то в праздник на театральное представление - черт возьми,
стыдно вам говорить! - она влюбилась в одного из актеров, красивого молодого
парня по фамилии Уилсон. Негодяи скоро заметил, какое произвел на нее
впечатление, и ухитрился встретиться с ней в одном доме, куда она приглашена
была со своей воспитательницей на чай. И у них началась переписка, которую
они вели через одну шельму - шляпницу, мастерившую капоры для воспитанниц
пансиона.
Когда мы приехали в Глостер и Лидди переселилась на квартиру к тетке,
Уилсон подкупил служанку, чтобы та передала Лидди письмо. Но Джерри завоевал
такое доверие у служанки (каким путем - ему лучше знать!), что та передала
письмо ему, и, таким образом, тайна обнаружилась. Не сказав мне ни слова,
горячий мальчишка немедля разыскал Уилсона и, кажется, обошелся с ним
довольно грубо. Театральный герой зашел слишком далеко в своем романическом
приключении, чтобы снести такое обхождение, ответил белыми стихами, а засим
последовал вызов. Они условились встретиться на следующий день поутру и
порешить спор шпагой и, пистолетом.
Я ровно ничего об этом не ведал, покуда у моей постели не появился
утром мистер Морлей, который выразил опасение, не отправился ли мой
племянник драться на поединке, ибо накануне вечером между ним и Уилсоном, на
квартире последнего, произошел подслушанный Морлеем горячий спор, после чего
они отправились в лавку по соседству купить пороху и пуль. Я тотчас же
вскочил с постели и убедился, что племянник и самом деле ушел. Засим я
попросил Морлея разбудить мэра, дабы тот мог вмешаться в это дело как судья,
а сам заковылял вдогонку за молодым сквайром, которого увидел вдалеке; он
быстрыми шагами направлялся к городским воротам.
Несмотря на все мои усилия, я доковылял до места поединка только тогда,
когда дуэлянты заняли свои места и насыпали порох на затравку своих
пистолетов. По счастью, какой-то старый дом скрывал меня от их глаз, так что
я на них обрушился, прежде чем они успели меня заметить.
Оба они растерялись и пустились было наутек в разные стороны. Но тут
подоспел с констеблями Морлей, арестовал Уилсона, а Джерри покорно
последовал за ним к дому мэра. Я ровно ничего не знал о том, что же
произошло накануне, а дуэлянты хранили полное молчание. Мэр заявил, что со
стороны Уплсона, странствующего комедианта, было весьма самонадеянно
доводить дело до крайности в споре с джентльменом богатым и хорошего рода, и
пригрозил засадить его в тюрьму по закону о бродягах. Но парень весьма
горячился, заявляя, что он джентльмен и с ним надлежит обходиться как с
таковым, а от дальнейших объяснений отказался. Послали за хозяином труппы,
расспросили его об Уилсоне, и он сказал, что парень поступил в труппу в
Бирмингеме с полгода назад, но жалованья никогда не брал, отличался хорошим
поведением, заслужил уважение всех знавших его, и его, как комедианта,
публика весьма ценила. Мне пришло в голову, что он беглый ученик
какого-нибудь лондонского ремесленника или купца.
Хозяин труппы предложил внести за него поручительство на любую сумму,
если он даст честное слово вести себя, как полагается. Но юный джентльмен
хорохорился и не желал брать на себя никаких обязательств. С другой стороны,
и Джерри проявлял такое же упрямство, покуда наконец мэр не объявил, что,
если они оба не обязуются прекратить ссору, он незамедлительно заключит
Уилсона в тюрьму и приговорит к тяжелым работам за бродяжничество.
Признаюсь, мне очень поправилось поведение Джерри. Он заявил, что не желает,
чтобы Уилсона подвергали такому позору, и дает честное слово больше ничего
не предпринимать, пока находится в Глостере. Уилсон поблагодарил его за
такое великодушное поведение и был отпущен.
Возвращаясь вместе со мной домой, племянник рассказал, в чем было дело,
и, признаюсь, я взбесился. Лидди была призвана к ответу и под градом
упреков, которыми осыпала ее эта дикая кошка - моя сестра Табби, поначалу
лишилась чувств, потом разразилась потоком слез и наконец призналась в
переписке, после чего отдала три письма, полученные от ее обожателя.
Последнее письмо, перехваченное Джерри, я при сем прилагаю, а когда вы его
прочтете, мне кажется, вас не удивит, что сей сочинитель столь успешно
завоевал сердце простодушной девицы, ровно ничего не ведающей о людях.
Я решил, что надо безотлагательно прервать столь опасные отношения и на
следующий день увезти ее в Бристоль. Но бедняжку так устрашили и напугали
наши упреки и угрозы, что на четвертый день нашего пребывания в Клифтоне она
захворала, и в течение целой недели мы опасались за ее жизнь. Только вчера
доктор Ригг объявил, что опасность миновала. Вы и представить себе не
можете, как я мучился - отчасти из-за нескромного поступка этого бедного
ребенка, но куда больше из боязни потерять ее навсегда!
Здесь невыносимо холодно и место весьма мрачное. Стоит мне пойти к
источнику, как я возвращаюсь в прескверном расположении духа, ибо там
встречаю я несколько истощенных бедняг в последней стадии чахотки, похожих
на привидения; они изо всех сил стараются протянуть зиму и напоминают южные
растения, в теплицах прозябающие, но по всем видимостям сойдут в могилу,
прежде чем солнце своим теплом смягчит сию суровую весну. Ежели вы
полагаете, что Батские Воды принесут мне пользу, я отправлюсь туда, как
только племянница сможет вынести переезд в карете.
Передайте Барнсу, что я благодарен за совет, но не вздумайте ему
следовать. Если Дэвис по своей воле хочет отказаться от фермы, она,
разумеется, перейдет в другие руки; но по стану я теперь разорять своих
арендаторов потому, что им не повезло и они не могут вносить в срок арендную
плату. Удивляюсь, как это Барнс может предположить, что я способен на такие
притеснения. Что же до Хиггинса, то этот парень - известный браконьер; он,
негодный плут, ставит силки на моих землях, но, должно быть, он полагает,
будто имеет право, особливо в моем отсутствии, брать себе часть того, что
природа как будто предназначила для общего пользования. Угрожайте от моего
имени сколько хотите, а ежели он снова нарушит закон, сообщите мне, прежде
чем обращаться к правосудию. Я знаю, что вы большой любитель псовой охоты и
доставляете удовольствие многим вашим друзьям; едва ли мне нужно вам
говорить, что вы можете пользоваться моими угодьями сколько хотите, но
должен признаться, я больше боюсь своего охотничьего ружья, чем своей дичи.
Когда вы сможете уделить две-три пары куропаток, пришлите их с почтовой
каретой. И скажите Гуиллим, что она забыла положить в дорожный сундук мое
фланелевое белье чулки попросторней. Как повелось, я буду беспокоить вас
время от времени своими поручениями, покуда вы не утомитесь от переписки с
вашим верным другом

М. Брамблом.
Клифтон, 17 апреля


Мисс Лидии Мелфорд

Мисс Уиллис объявила мне приговор: вы уезжаете, дорогая мисс Мелфорд,
вас увозят неведомо куда! Что делать мне? Где искать утешения? Я сам не
знаю, что говорю: всю ночь напролет метался я в пучине сомнений и страхов,
неизвестности и отчаяния, будучи не в силах собраться с мыслями, а тем паче
составить какой-нибудь последовательный план поведения. Предо мною вставало
даже искушение пожелать, чтобы я никогда вас не встречал или чтобы вы были
менее любезны и менее сострадательны к бедному Уилсону. Однако же подобное
желание было бы низкой неблагодарностью, если подумать, сколь многим я
обязан вашей доброте и какую несказанную радость давали мне ваши
снисхождение и одобрение.
Боже милостивый! Даже упоминание вашего имени никогда не мог я слышать
без волнения! Малейшая надежда лицезреть вас наполняла мою душу какою-то
сладостной тревогой! С приближением этого часа сердце мое билось все сильней
и сильней и каждый нерв трепетал от сладостного ожидания. Но когда я уже
находился в вашем присутствии, когда я внимал вашему голосу, когда созерцал
вашу улыбку, видел ваши прекрасные глаза, благосклонно обращенные на меня,
мою грудь наполнял столь бурный восторг, что я терял дар речи и безумная
радость овладевала мною... Поощренный вашей кротостью и любезностью, я
осмелился описать чувства, охватившие мое сердце... Даже тогда вы не ставили
препон моей самонадеянности, вы снизошли к моим страданиям и дали мне
разрешение питать надежду, вы составили благоприятное - быть может, слишком
благоприятное! - мнение о моей особе... Истинно одно: я не играю любовью, я
говорю языком своего собственного сердца, и к тому побуждают меня лишь
искренние чувства. Однако некая тайна сокрыта в моем сердце... Я еще не
открыл ее... Я льщу себя надеждой... Но нет! Я не могу, не смею
продолжать...
Дорогая мисс Лидди! Во имя неба придумайте, если сие возможно,
какой-либо способ поговорить с вами прежде, чем вы покинете Глостер, иначе я
не знаю, что постигнет... Но вот я начинаю безумствовать снова... Я
постараюсь перенести это испытание со всею твердостью... Покуда есть у меня
силы полагаться на вашу искренность и нежность, я, право же, не имею никаких
оснований отчаиваться, однако же пребываю в странном смятении. Солнце как
будто отказывается озарять меня своим светом... Облако нависло надо мною, и
тяжкое бремя гнетет мою душу.
До той поры, пока вы отсюда не уехали, я буду неустанно бродить вокруг
вашего пансиона; говорят, что душа, разлученная с телом, медлит у могилы,
где покоятся смертные останки ее спутника. Знаю - если только это в вашей
власти, вы почерпнете силы из человеколюбия вашего... сострадания... смею ли
добавить - нежной привязанности... дабы утолить муку, терзающую сердце
вашего несчастного
Уилсона.
Глостер, 31 марта


Сэру Уоткину Филипсу, Оксфорд, колледж Иисуса

Дорогой Филипс!

Воздаю Манселу должное за то, что он плетет небылицы, будто я
поссорился с каким-то балаганным шутом в Глостере. Но я слишком ценю даже
намек на остроумие, чтобы повздорить из-за глупой шутки, и потому надеюсь,
что мы останемся с Манселом добрыми приятелями! Но я никак не могу одобрить,
что он утопил моего бедного пса Понто с целью превратить многословие Овидия
в шутливую эпитафию с игрой слов - dееrаnt quоquе littоrа Роntо. Ибо Манселу
никак нельзя простить, что он бросил Понто с целью избавить его от блох в
Изис, когда река была полноводна и бурлива. Но я предоставляю беднягу Понто
его судьбе и надеюсь, что провидение уготовит Манселу смерть более сухую
{Игра слов: dry - сухой и суровый.}.
Здесь, на Горячих Водах, нет никого, с кем можно завести знакомство, и
потому я веду здесь образ жизни сельский. Стало быть, у меня много досуга,
благодаря чему я могу лучше наблюдать странности в нраве моего дяди,
который, мне кажется возбудил ваше любопытство. Надо сказать, что поначалу
наши характеры походили на масло и уксус, которые не смешиваются друг с
другом, но теперь, когда их взболтнули, они начали смешиваться. Я склонен
был считать его неисправимым циником и полагал, что только крайняя
необходимость может заставить его жить в обществе с другими людьми. Но
теперь я другого мнения; мне кажется, что его брюзгливость отчасти вызвана
телесной болью, а отчасти врожденной чувствительностью души, ибо, полагаю я,
душа, как и тело, бывает наделена в некоторых случаях чрезмерной
чувствительностью.
На днях меня очень позабавил разговор, который он вел в павильоне
минеральных вод с известным доктором Л., пришедшим дать указания больным.
Дядюшка пожаловался на зловоние за окнами павильона, шедшее от ила и
грязи, оставляемых рекой при отливе. Он сказал, что эти испарения - зараза и
они пагубны для слабых легких многочисленных больных чахоткой, которые
приходят пить воду.
Доктор подслушал это, подошел к нему и заявил, что он ошибается. Люди,
сказал он, так заражены пошлыми предрассудками, что философия бессильна их
вразумить. Затем трижды хмыкнул и пустился в ученые объяснения природы
зловония.
Он сказал, что зловоние или вонь есть ощущение обонятельных нервов и
может возникать по совершенно другим основаниям, что stinkсn по-голландски
означает `испускать самый приятный запах`, а также `сильнейшую вонь`, как
это явствует из перевода Ван Влудела прекрасной оды Горация `Quis imiltа
grасilis` {Этот милый... (кн. 1, 5) (лат.).} и т. д. (в которой слова
liquidis роrfusus оdоribus {Благовонием облит нежным... (лат.).} он
переводит vаn сivеt еt mоshаtа gеstinkеn {Благоухающий мускусом (голл.).}).
Затем доктор заявил, что люди tоtо саеlо {Во всей вселенной (лат.).}
придерживаются различных мнений о запахах, подобно тому как имеют различные
мнения о красоте, что французам нравится запах гниющего мяса, равно как
готтентотам в Африке и диким обитателям Гренландии, и что негры на берегу
Сенегала не притронутся к рыбе, покуда она не начнет гнить; эти народы
отдают предпочтение тому, что обычно называют зловонием, ибо они не
избалованы роскошью и не подвержены причудам и капризам. По его мнению,
аромат навоза, который принято считать зловонным, весьма приятен для органов
обоняния, так как каждый человек, которому противен запах чужих
экскрементов, с особым удовольствием вдыхает аромат своих `собственных, что
могут засвидетельствовать все присутствующие леди и джентльмены.
Жители Мадрида и Эдинбурга, сказал он, получают особое удовлетворение,
вдыхая собственные испарения, которые всегда пропитаны запахом экскрементов,
и высокоученый доктор Б. в своем трактате `О четырех пищеварениях`
объясняет, каким образом летучие испарения из кишок возбуждают деятельность
животного организма.
Доктор утверждал, что покойный великий герцог Тосканский, из рода
Медичи, который изощрял свою чувственность с рассудительностью философа,
столь был восхищен этим ароматом, что приказал извлечь эссенцию из нечистот
и пользовался ею как усладительными духами. А что до него, доктора, то он,
когда приходит в дурное расположение духа или устает от работы, тотчас же
испытывает приятное облегчение, если наклоняется над стульчаком с его
содержимым, что отнюдь не должно никого удивлять, так как содержание
стульчака изобилует теми же летучими солями, которые столь охотно вдыхают
даже самые слабые больные после того, как химики извлекут и возгонят эти
соли.
Присутствующие заткнули носы, но доктор, не обратив ни малейшего
внимания на этот знак, продолжал разглагольствовать о том, что многие
зловонные вещества не только приятны, но и целебны, например ассафетида и
другие медицинские смолы, коренья, зелень, а превыше всего целительны жженые
перья, ямы для дубленья кож, свечной нагар и проч. Короче говоря, он привел
вполне достаточно ученых доводов, чтобы у его слушателей ум зашел за разум,
и от зловония перешел к грязи, которая, по его словам, также является
ошибочным понятием, поскольку тот предмет, каковой так называют, есть только
некое изменение вещества, состоящего из тех же самых частей, которые входят
в состав любого вещества. В самом грязном веществе, который мы найдем в
природе, философ усмотрит не что иное, как землю, воду, соль и воздух, из
коих оно состоит. И что до него, доктора, то ему все равно, выпить ли
грязной болотной воды, если он будет уверен, что в ней нет ничего ядовитого,
или стакан воды из Горячего источника. Обратившись к моему дяде, он сказал:
- Сэр, по своему сложению вы склонны к водянке, и, надо думать, скоро у
вас будет брюшная водянка. Если я буду присутствовать, когда вам сделают
прокол, я докажу вам то, о чем говорю: без всяких колебаний я выпью воду,
которая потечет из вашего живота.
При этих словах леди скорчили гримасы, а дядя побледнел и сказал, что
он не хочет такого доказательства его философии.
- Но мне хотелось бы знать, - продолжал он, - почему вы полагаете, что
у меня склонность к водянке?
- Прошу прощенья, сэр, - ответил доктор, - но у вас распухли лодыжки и,
по-видимому, у вас fасiеslеuсорhlеgmаtiса {Подкожная водяная болезнь
(лат.).}. Может быть, болезнь ваша оеdеmаtus, то есть подагрическая, а
возможно - luеs vеnеrеа. Если у вас есть основания тешить себя мыслью, что
вы больны именно сей последней болезнью, я берусь вас излечить тремя
пилюлями, хотя бы недуг ваш и был очень застарелым. Это мое секретное
средство, сэр; я много труда положил на то, чтобы их приготовить. Недавно,
сэр, я излечил в Бристоле женщину, обыкновенную проститутку, у которой можно
было наблюдать самые худые симптомы - язвы, сыпь и чесотку по всему телу.
Когда она приняла вторую пилюлю, сэр, кожа ее сделалась гладкой, как у меня
на руке! А после третьей женщина стала здоровой и свежей, как новорожденный
младенец.
- Сэр! - брюзгливо воскликнул дядюшка. - Я никак не могу тешить себя
надеждой, что ваше секретное средство годится для моей болезни. Но больная,
о которой вы говорите, едва ли могла стать такой здоровой, как вы
воображаете.
- Я не мог ошибиться, - возразил философ, - так как трижды имел общение
с ней. Я всегда проверяю таким способом свое лечение.
При этих словах леди удалились в угол комнаты, и кое-кто из них начал
отплевываться. Что до моего дядюшки, то хотя он сперва разъярился, когда
доктор сказал о его склонности к водянке, но тут, услышав это забавное
признание, невольно улыбнулся... А для того, чтобы наказать этого чудака, он
заявил, что у того на носу бородавка, которая вызывает подозрения.
- Я не берусь утверждать, что являюсь судьей в такого рода делах, -
сказал он, - но мне как-то приходилось слышать, будто бородавки появляются
вследствие такой болезни, а бородавка у вас на носу оседлала самую
переносицу, которой, надеюсь, не грозит опасность провалиться.
Казалось, это замечание весьма смутило доктора Л., и он стал уверять,
будто это только кожный нарост и кость под ним совершенно здорова; в
подтверждение сего он предложил дядюшке потрогать его нос, чтобы тот мог
убедиться на ощупь. Дядюшка заметил, что неделикатно брать джентльмена за
нос и что он отказывается от этого предложения, после чего доктор повернулся
ко мне и попросил меня оказать ему такую милость.
Я выполнил его просьбу и так грубо обошелся с его носом, что он чихнул
и слезы брызнули у него из глаз к великому удовольствию всех присутствующих,
а в особенности дядюшки, который захохотал впервые с тех пор, что я нахожусь
вместе с ним, и сказал, что это местечко у доктора очень чувствительно.
- Сэр! - воскликнул доктор. - Натурально оно должно быть
чувствительным! Но я сегодня же вечером сведу бородавку, дабы рассеять все
сомнения.
С этими словами он весьма торжественно отвесил поклон всем окружающим и
ушел к себе домой, где для удаления бородавки применил какое-то едкое
средство, которое вызвало сильнейшее воспаление и огромную опухоль. И
потому, когда он появился в следующий раз, его лицо было украшено ужасным
хоботом, и то горестное волнение, с каким он рассказывал о своем несчастье,
было чрезвычайно забавно.
Я был очень рад воочию увидеть чудака, который так потешал нас с вами,
когда мы находили его в книге; но меня удивляет, что черты его портрета
скорее были смягчены, чем преувеличены.
Мне нужно вам сказать еще кое-что, но письмо грозит разрастись до
бесконечности, та теперь я дам вам передышку, а напишу со следующей почтой.
Я хотел бы, чтобы вы той же монетой ответили на этот двойной удар вашему

Дж. Мелфорду.
Горячие Воды, 18 апреля


Сэру Уоткину Филипсу, - Оксфорд, колледж Иисуса

Любезный баронет!

Сажусь за стол, чтобы привести в исполнение угрозу, о которой упоминал
в конце предыдущего письма. Дело в том, что мне не дает покоя одна тайна, и
я давно хочу от нее отделаться. В ней замешан мой опекун, который главным
образом привлекает наше внимание.
На днях, мне показалось, я обнаружил в нем слабость, отнюдь не
подобающую его возрасту и нраву. Есть здесь скромная, весьма приятная на вид
женщина; она приходит к источнику с жалким, истощенным ребенком, который
тяжело болен чахоткой. Несколько раз я перехватывал пристальные взгляды
дядюшки, которые он бросал на эту особу, и в этих взглядах было что-то
подозрительное, но каждый раз он смущенно их отводил, когда подмечал, что за
ним следят. Тогда я решил понаблюдать за ниц внимательно и увидел, как он с
ней беседует в укромном уголке аллеи. Однажды, спускаясь к источнику, я
встретил ее поднимающейся на холм по дороге в Клифтон и тотчас же
заподозрил, что она идет к нам домой в заранее назначенный ей час, ибо было
около часа дня, а в это время сестра и я обычно находимся у источника.
Подстрекаемый любопытством, я повернул назад и окольным путем вернулся
незамеченный к себе в комнату, расположенную рядом с комнатами дядюшки. И в
самом деле, женщину ввели в дом, но не к нему в спальню.
Он принял ее в гостиной, и я должен был перенести свой наблюдательный
пост в другую комнату; а там в перегородке была щелочка, через которую я мог
видеть все, что происходит. Когда женщина вошла, дядюшка привстал с кресла,
хотя он и прихрамывает, и, пододвигая ей стул, предложил сесть, а затем
осведомился, не желает ли она выпить чашку шоколада, от которой женщина,
рассыпавшись в благодарностях, отказалась. После короткой паузы он ворчливым
тоном обратился к ней, немало меня удивив, со следующими словами:
- Ваше несчастье, сударыня, тронуло меня, и, если вот эта безделица вам
поможет, возьмите без всяких церемонии.
С этими словами он сунул ей в руку бумажку, которую она с трепетом
развернула и, восторженно воскликнув: `Двадцать фунтов! О сэр!` - упала на
диван и лишилась чувств.
Он весьма перепугался, но, опасаясь, мне кажется, позвать на помощь,
ибо состояние женщины могло вызвать нежелательные подозрения, забегал в
панике по комнате, делая ужасающие гримасы, пока наконец не догадался
брызнуть водой ей в лицо, после чего она пришла в себя, но тут она дала волю
своим чувствам. Она разразилась потоком слез и закричала во весь голос:
- Я не знаю, кто вы... Но поистине... достойный сэр... великодушный
сэр!.. Мое горе и страдания моего бедного, умирающего ребенка... О! Если
молитвы вдовы, если слезы благодарности сиротки могут снискать для вас...
Милосердное провидение! Да снизойдет навеки его благословение на вас! Да...

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован