01 октября 2004
91

Путин сказал не все. Список новых реформ Президента шире озвученного в сентябре

Main image
Политический строй, установившийся в России на крови жертв московской бойни 3-4 октября 1993-го, умер 3 сентября 2004-го, захлебнувшись кровью Беслана. Этот строй был навязан России насильно, в интересах меньшинства. Но меньшинство это оказалось жадным, слепым и не способным к управлению страной.

За одиннадцать лет не решено ни одной из проблем, угрожающих России, - напротив, все угрозы, существовавшие в начале 90-х, сохранены, а геополитическое положение даже ухудшилось. Справедливости ради стоит отметить, что Владимир Путин, получивший страшное наследство от Бориса Ельцина, уже пять лет пытается как-то приостановить падение - если бы не это, ситуация уже была бы катастрофической. Но все мины, заложенные под Россию в начале 90-х - межнациональная, социальная, идеологическая, демографическая, внешнеполитическая, - так и не обезврежены. Мы не знаем времени, на которое выставлены их таймеры, но Беслан и все теракты последних месяцев показали, что наша государственная машина не готова к борьбе за жизнь - в первую очередь за жизнь самого государства.

Точно так же не готово к ней и общество, но оно еще продолжает верить, что власть все-таки займется страной. Но еще пара таких ударов - и можно будет забыть даже не о рейтинге Путина, а о том, что он воплощает: надежде народа на власть, признание ее права управлять страной. А за этим последует обвал - и вовсе не власти Путина, а самого государства. И Владимир Путин это понимает едва ли не лучше всех.

Поэтому вопрос, почему после Беслана президент объявил о фактическом демонтаже политической системы и о реформе выборного законодательства, наивен. Какое отношение вертикаль власти имеет к борьбе с террором? Самое прямое - `мы слабы`, признал Путин, поэтому нас и бьют. Нужна мобилизация - вот ее Кремль и начинает. Начинает с того, что и так готовился внедрять, правда, постепенно, не в один присест. Но вот теперь можно все сделать сразу - и зачем отказываться от такой возможности?

Те, кто пытается представить, что цель Путина - укрепление режима личной власти ради наслаждения этой самой властью, прекрасно знают, что передергивают. Просто система власти, выстроенная в 90-е гг. этими самыми выдающимися реформаторами, не работает. Вообще не работает, если, конечно, не считать перераспределения денежных потоков внутри правящей прослойки. А разговоры о зажиме демократии очень уместны в устах тех, кто еще в 1993-м призывал `добить гадину`, - когда расправлялись с парламентом, выступавшим против реформ, вызывавших обнищание большинства населения и слом системы ценностей, присущих этому большинству.

Что нового предлагает Путин? В принципе ничего такого, что выходило бы за тот курс, которым он и так шел все годы своего президентства. Цементирование управляемой партийной и парламентской системы плюс переход к фактическому назначению губернаторов - логическое завершение выстраивания вертикали власти, отсутствовавшей в стране после краха СССР. К чему это приведет?

Без выборов

Власть в России традиционно носит наследственный характер - или от отца к сыну, или правитель сам определяет преемника. Все остальные способы передачи власти - переворот или смута - вызваны потрясениями в обществе, кризисом государства. Поэтому в нашей истории нет места выборам и их главному воплощению - парламенту.

Сильный парламент был в истории России дважды - в марте 1917-го и в 1992-1993 гг. Но реальной власти он не имел и показал, что совершенно не приживается на русской политической почве. Управлять Россией можно только из одного центра - он называется Кремль, и никакие ограничения ему не то чтобы не нужны, но - невозможны.

Поэтому удобнее, чтобы парламента просто не было. Но так как совсем отказаться от него `неудобно перед Европами`, то нужно привести его к понятному и простому состоянию. Это Путин и делает - с 2007 г. парламент будет формироваться только по партийным спискам. Будет три-четыре партии, и все депутаты будут голосовать по приказу партийного начальства. При этом правящая партия, по замыслу Кремля, будет одна - все остальные будут выполнять роль статистов, более или менее управляемой оппозиции. Вариант, обсуждаемый некоторыми политтехнологами - с возможностью двух правящих партий, право- и левоцентристской, чередующихся у власти, - практически нереален. Он подразумевает полную управляемость двух партий из одного центра, а это в принципе невозможно. А реальная борьба двух партий за власть приведет лишь к расшатыванию всей государственной системы и параличу госаппарата, что полностью противоречит целям путинского госстроительства.

Вырастить из какой-нибудь партии, вроде `Родины`, альтернативу `Единой России` невозможно. Как только чиновники почувствуют, что Кремль всерьез ставит на приход к власти в 2008 г. кандидата, допустим, от `Родины`, начнется массовое бегство из `ЕР` в будущую партию власти - и уходящая партия власти просто обрушится. Излишне говорить о том, что самостоятельный приход к власти какой-либо партии в этой схеме не предусматривается.

Так что в ближайшие три года `Единую Россию` будут всячески укреплять, усиливая ее контрольные функции, чтобы получилась школа кадров с сильным комитетом партконтроля. Шансов на успех немного - в первую очередь потому, что в партию уже записалось все региональное начальство, совершенно не заинтересованное в привлечении свежих сил. Тем более что теперь роль местных отделений партий резко возрастает - ведь губернаторов будут утверждать региональные заксобрания, и перед `Единой Россией` будет поставлена цель иметь большинство во всех местных парламентах. До новых выборов это проще всего сделать, перетащив к себе всевозможных независимых депутатов и представителей различных региональных партий и блоков, а уж на следующих местных выборах просто запретить выдвигать списки нефедеральным политическим организациям.

Пока что в региональных парламентах партиям отведена лишь половина мест (да и то лишь с прошлого года), но доводя выборную реформу до логического конца, вполне вероятно, что Путин пойдет на перевод региональных заксобраний на тот же принцип формирования, что и у будущей Госдумы, - полностью партийный. Для этого даже не нужно ликвидировать территориальные округа - достаточно оставить право выдвижения кандидатов в них только за партиями.

Что будут представлять собой местные парламенты? Несмотря на то, что их значение вырастет, от реальной власти они будут так же далеки, как и сегодня. Функции контроля за губернатором снизу достанутся не депутатам, а региональному отделению партии власти. Вопрос только в том, кто будет возглавлять это отделение - если сам губернатор, то зачем вообще нужна партия? Если возглавлять региональное отделение - и сам парламент или правящую фракцию в заксобрании - будет другой человек, то неизбежно возникнет двоевластие. Возврат к советской схеме, когда первым лицом в губернии был не глава исполкома облсовета (по нынешнему губернатор), а первый секретарь обкома, невозможен - Путин все таки президент, а не генсек. Как Кремль собирается выходить из этого положения - не понятно пока и самому Кремлю.

Ясно одно - избранный депутатами с подачи президента губернатор станет теперь действительно старшим федеральным чиновником на территории. Ему будут подчиняться не только все представители федеральных ведомств в его регионе - точно так же, как в советские годы все подчинялись первому секретарю обкома, - но и мэр областного центра (назначение его губернатором, скорее всего, будет происходить по той же схеме, что и губернатора президентом). Вместо бесправного выборного губернатора будет полноправный назначенный. Именно этого давно уже чуть ли не требовали очень многие региональные начальники - и, кстати, разработки по введению назначения губернаторов велись Кремлем вместе с некоторыми из них все последние месяцы.

Назначенцы

Сама схема назначения губернаторов через заксобрания появилась не 13 сентября. Еще летом 2000 г. полпред президента в Центральном округе Георгий Полтавченко в интервью автору этих строк описывал именно такой подход к формированию региональной власти (а последний раз мы с ним говорили об этом два месяца назад - см. интервью Полтавченко в No `ПЖ` за 12 июля 2004 г.). При этой схеме возрастает и значение полпредов - можно не сомневаться, что именно они будут предлагать кандидатуру будущего губернатора президенту. Даже если юридически это право будет записано за депутатами заксобрания, рекомендация полпреда окажется для Кремля решающей. Хотя и здесь возникает почва для конфликтов - как рекомендации `Единой России` будут согласовываться с позицией полпредов?

Повышение роли полпредов можно прогнозировать и еще по одной причине. Отправка Дмитрия Козака полпредом на юг России проведена одновременно с его назначением главой федеральной комиссии по Северному Кавказу, обладающим реальными властными полномочиями. В отличие от всех остальных полпредов Козак получает не наблюдательные, а управленческие функции, и в случае, если его опыт окажется удачным, у него, как у главного кремлевского систематизатора, появится соблазн наделить подобными функциями всех путинских наместников. Пока что такое развитие событий представляется не очень вероятным, но скорость принятия решений в ближайшие годы будет возрастать.

Еще одна задача, которая почти наверняка будет поставлена перед полпредами по-новому, - укрупнение регионов. Если до сентябрьской реформы Кремль лишь нащупывал возможности уменьшения числа субъектов Федерации, экспериментируя с отдельными субъектами, то теперь будет применен комплексный подход - одновременное изменение административно-территориального деления России. Сколько именно окажется субъектов в новой Федерации - 50 или 28, - сейчас говорить еще рано, но ясно, что подготовка к такой реформе в Кремле уже началась, и о ней вполне может быть объявлено в следующем году, с тем чтобы завершить укрупнение к 2007 г.

Кроме всего прочего, укрупнение позволит решить еще одну проблему, возникающую после перехода к назначению губернаторов, - одновременное существование назначенных и выбранных глав регионов. Если одних губернаторов Кремль может назначить уже в начале следующего года (после принятия парламентом обещанных Путиным законопроектов), то другие имеют полное право дождаться избрания путинского преемника - ведь срок их полномочий истекает уже после марта 2008-го. Нарезав Россию по-новому, можно назначить глав всех регионов - даже в те субъекты, которые не будут укрупнены. Другим вариантом устранения проблемы неравноправия губернаторов может стать `обнуление сроков` - решение о том, что с какого-то дня `Х` все главы регионов прекращают свои полномочия, а на следующий день президент вносит их кандидатуры (или их сменщиков) в законодательные собрания. В этом случае, правда, необходимо внести поправки в уставы 88 субъектов Федерации, но при переходе к назначению их придется править в любом случае.

Еще более простым (но требующим некоторой пропагандистской подготовки) способом уйти от неравноправия губернаторов и заодно укрупнить регионы является принятие поправок к Конституции.

Экономика

Мобилизация предусматривает национализацию. Этого Путин не говорил, но к этому он идет. Не массовую деприватизацию сырьевых отраслей и крупной промышленности - это вызвало бы резкое осложнение отношений с Западом, на что Путин пойти не готов. Но постепенное, ползучее возвращение государству контроля над стратегически важными отраслями промышленности, потому что только контроль над ними для направления доходов от сырьевого сектора в инвестиции в высокотехнологичное производство позволит провести модернизацию экономики, без которой России не выжить. То есть мобилизация для модернизации - в этот раз, слава богу, пострадают не крестьяне, а олигархи.

Идеология

Национализм будет взят на вооружение властью - не шовинизм, но здоровое чувство национальной общности, позволяющее сплотить раздробленный и дезориентированный народ. Православие, самодержавие, народность - в этой схеме достаточно будет исправить `само-` на `едино-` - и вперед. Ислам прекрасно вписывается в эту схему - если это т.н. `русский ислам`. `Мусульмане святой Руси` - не бред муфтия Талгата Таджуддина, а единственная возможная форма совместной жизни двух конфессий одного народа.

Внешняя политика

Об изменениях внешнеполитического курса Путин вроде бы ничего не говорил. Но они будут - просто потому, что дальше идти тем же курсом невозможно. Обманывать самих себя, уверяя, что мы союзники с Западом в его безнадежной войне с исламским миром, - значит самим помогать США осуществлять их сценарий войны России с мусульманами. Никакой войны - можно одновременно уничтожать чеченское террористическое подполье (не жалея на это ни сил, ни средств) и дружить с исламским миром. Так желаемые нашими министрами иностранные инвестиции гораздо легче получить от нефтяного Востока, чем от спекулятивного Запада. В своих сентябрьских выступлениях Путин дал понять, что он понимает, откуда исходит реальная угроза России, - не называя прямо США, он достаточно прозрачно намекнул на них. Хотя пока что Путин не собирается отказываться от своей ставки на союз с Европой, время и ход событий подтолкнут его к тому, чтобы развернуть Россию в сторону исламского мира и Китая.

Кадры решают все

Без ответа остается главный вопрос. На кого Путин собирается опираться при построении новой вертикали власти?

Надеюсь, что не на кремлевских политтехнологов - они уже построили ему нынешнюю, абсолютно неэффективную. На аппарат полпредов? Но он не для этого создавался, к тому же мал и лишен полномочий. На `Единую Россию`? Но она слаба и очень далека даже от того необходимого минимума самостоятельности и неангажированности различными федеральными и региональными кланами, который необходим для настоящего госстроительства.

Может быть, на поддержку людей - не абстрактного гражданского общества, под коим почему-то подразумевается одна либеральная интеллигенция, а обычных, костных, не имеющих никакого представления о большой политике людей? Но эта поддержка у него и так есть, и карт-бланш на практически любые меры по наведению порядка, выданный ему еще в 2000 г., все еще действует. В отличие от самого Путина, который пытался все эти годы собрать работающий государственный механизм из негодных деталей - только потому, что такие достались ему в наследство. Да, кое-какие совсем уж мешавшие шестеренки он выкинул, но остальные-то совсем сточились и крутятся лишь за деньги. Путину все никак было не собраться наточить старые да выковать новые - может, теперь уже пора?

Но пока что Путин ничего не сказал про обновление элиты и борьбу с коррупцией, а без чистки аппарата невозможно построить эффективную власть. Если в новой системе управления назначения на должности опять будут идти через согласование интересов олигархов, семейных, чекистов, если наказание чиновников за воровство и коррупцию не станет неотвратимым, если аппарат не получит нового кодекса поведения, то новая схема лишь воспроизведет старую. С одной большой разницей - вся ответственность за всех чиновников будет на президенте. Он этого не боится - наверное, потому что верит, что ему удастся создать новую власть. Или хотя бы создать предпосылки для ее появления в эпоху правления его преемника.

Верит. С другой стороны, а что ему еще остается делать? Да и всем нам...


2003Политический журналhttp://nvolgatrade.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован