13 февраля 2002
2619

Радиостанция `Эхо Москвы`: Интервью, 13.02.2002

Ведущие: Матвей Ганапольский

Гости: Нафигулла Аширов - председатель Духовного управления мусульман Азиатской части России

В прямом эфире радиостанции "Эхо Москвы" Нафигулла Аширов, сопредседатель Совета муфтиев России, муфтий Духовного управления мусульман азиатской части РФ.
Ведущий эфира Матвей Ганапольский.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Добрый день! Наш гость - Нафигулла Аширов, сопредседатель Совета муфтиев России, муфтий Духовного управления мусульман азиатской части РФ.
Н. АШИРОВ - Добрый день!
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Я хотел бы, чтобы мы поговорили о начале хаджа и о том, какие проблемы в связи с этим есть у российских мусульман.
Н. АШИРОВ - Хадж это одно из величайших, наверное, событий для российских мусульман, вообще для мусульманина в его жизни. Потому что хадж, исполнение этого обряда возложено на мусульманина хотя бы 1 раз в жизни. И поэтому человек для совершения этого паломничества, можно сказать, готовится всю жизнь. Морально, материально, очищается как бы от всех долгов, потому что это одно из условий хаджа. И тот человек, который вознамерился совершить хадж, он естественно должен заработать определенную сумму денег, это сегодня 1-1,5 тыс. долларов, не меньше. Ну, 1250-1300 это уже без питания, человек находит некоторые проблемы, решает их самостоятельно. Поэтому человек должен не только накопить деньги для совершения этого обряда, но и оставить семье, чтобы его дети, жена, дом, родственники, которые находятся на его содержании, не чувствовали его отсутствия. Только в этом случае его хадж будет как бы действительным и благословен Аллахом. При совершении хаджа там, конечно, и очень большая физическая нагрузка на человека. Вместе с тем, что сегодня многие уже совершают хадж самолетом, прошли те времена, когда караванами выезжали за много месяцев вперед, и тем не менее, само стояние на горе Арафат это целый день под солнцем, человек должен провести в полевых условиях, в молитве с обращением к Аллаху. И естественно, трудность здесь в том, что собираются многие миллионы, от 3 до 4 млн. ежегодно паломников собираются в таком достаточно небольшом участке земли. И палатки настолько тесно стоят друг к другу, что вот когда в один год случился пожар, выгорел целый квартал. Но и само совершение хаджа связано с физической нагрузкой. С другой стороны, это эмоциональная нагрузка. Человек попадает абсолютно в чужую среду, в чужую языковую, культурную среду. Хотя у мусульман культура во многом общая, но, тем не менее, есть очень большие различия.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Прежде всего, на бытовом уровне.
Н. АШИРОВ - Да. Поэтому, но, вместе с тем, надо сказать, что собирается там по разным подсчетам 3-4 млн. человек, нет никаких проблем в снабжении водой, продуктами, с проживанием и решением своих бытовых проблем.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Но заметим, что это все-таки делается не на каких-то спонсорских условиях. Страна, которая принимает паломников, она все это делает за деньги?
Н. АШИРОВ - Конечно, потому что те вложенные деньги, 1500 долларов, конечно, некоторая часть из них идет на обслуживание самих паломников, этой инфраструктуры, которая там есть. И вот в этом году было новшество из далекой Сибири, из города Кагалым, это центр нефтегазовой нашей промышленности, выехал автобус с 40 паломниками, которые неделю назад, еще дней 10 назад покинули Кагалым, чтобы успеть достигнуть святых мест.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - И так они на автобусе и предполагают туда доехать?
Н. АШИРОВ - Да, несомненно. Потому что мы знаем, вот, из Татарстана каждый год ездят на автобусе, не говоря уже о Северном Кавказе, где ездят и на автобусах, и на КАМАЗах, на разном транспорте, на частном. Но вот первый раз в истории, группа сибирских мусульман, паломников выехала наземным транспортом.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Это какой у них общий маршрут? Через Иран или через Турцию?
Н. АШИРОВ - Через Иран, потому что через Турцию, там надо проезжать территорию курдскую, и она очень неспокойная, и поэтому паломники предпочитают ездить через Иран, Иорданию и дальше уже в Саудовскую Аравию.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Общий вопрос количество паломников в этом году увеличилось, уменьшилось?
Н. АШИРОВ - Я бы сказал, что даже в самый пик нашей российской демократии количество паломников не превышало той квоты, которая определена королевством Саудовская Аравия по общепринятым нормам, т.е. на 1 млн. проживающих мусульман определяется 1000 паломников. У нас всегда совершало паломничество 8-9 тыс. паломников, большинство из которых было из Северного Кавказа, Татарстана и Башкортостана. Ну, и учитывая, что большая диаспора в Москве, из Москвы тоже.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Мы продолжим после новостей.
НОВОСТИ.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Наш гость - Нафигулла Аширов, сопредседатель Совета муфтиев России, муфтий Духовного управления мусульман азиатской части РФ. Все ли хорошо? Какие проблемы возникли в этом году? Что-то СМИ по этому поводу говорили, я имею в виду, поездка российских мусульман.
Н. АШИРОВ - Проблемы в принципе возникают каждый год, те или иные проблемы, потому что как я уже сказал, общее количество паломников из РФ вообще должно было равняться 20 тыс. Учитывая, что сегодня тут имеют место и финансовые трудности, тут есть и трудности с оформлением, потому что в этом году не каждое духовное управление, или каждый человек не может частным образом обратиться для получения визы, а надо обратиться в зарегистрированные специально типа фирм, которые в свою очередь берут, конечно, какую-то долю от этих за обслуживание. В итоге цена опять с 1200 долларов, как было раньше, дошла стабильно до 1500 долларов. И все это ложиться дополнительным бременем на плечи тех же паломников. Но если взять территориально, есть такие специфические районы, которые имеют трудности, которых, может, нет в других регионах. Возьмем Чечню или в целом чеченскую молодежь, которая сегодня, к сожалению, не имеет возможность или во многом для них проблема получение загранпаспорта. Это связано не только с паломничеством они не могут поехать учиться за рубеж. Допустим, у нас были такие случаи, даже просто когда, получив вызов на учебу, человек не смог своевременно оформить паспорт, и остался этот вызов
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Даже сегодня по "Эху" говорили, что там есть определенные проблемы даже в получении российского общегражданского паспорта.
Н. АШИРОВ - Да, конечно, потому что, насколько мне помнится, год назад мы выходили с инициативой, если, допустим, РФ не может, как нам было сказано в свое время, что нет корочек для этих паспортов, нет бланков, тогда одно время общественно-политическое движение "Рефаф", по-моему, выходило даже с инициативой собрать какие-то деньги и на них напечатать вот эти бланки для того, чтобы предоставить в Чечню.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - И какое же количество, вернее, какой процент от желаемого из Чечни поедет?
Н. АШИРОВ - Я думаю, что по линии духовного управления от Чечни, которое возглавляет шейх Ахмад Шамаев, ну, и при содействии Ахмада Кадырова, главы республики, некоторое количество паломников, такая организованная группа, которая согласована по всем параметрам, она конечно поедет, я не сомневаюсь в этом. Но проблема в том, что паломничество это обряд, который мусульманин должен исполнить независимо от желания третьей стороны. Тут должно быть лишь ограничение в его финансовых возможностях, в его личных стремлениях, и как сказано, гласит шариат, дорога должна быть открытой, т.е. не должны вестись военные действия, чтобы препятствовали совершению этого паломничества. Но у нас, к сожалению, нередко есть технические препоны на пути вот этого священного обряда каждого мусульманина.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - После событий 11 сентября, естественно, вопрос безопасности очень важный. И хотя хадж не в Америку, а совсем в другие места, безусловно, и об этом открыто говорится, что есть разные группы людей, с разными устремлениями, которые могут даже в святых местах демонстрировать какие-то свои радикальные действия. Есть ли определенные трудности? Вот вы упомянули о трудностях как бы третьего порядка, о свободной дороге. Есть ли эти трудности со стороны Саудовской Аравии, или со стороны стран, через которые проходит дорога, или со стороны властей России? Или только она упирается в финансовый момент?
Н. АШИРОВ - Во-первых, я думаю, что со стороны Саудовской Аравии есть единственное ограничение это вот эта квота, которая предоставляется каждой стране, т.е. на каждый миллион жителей мусульманского населения 1000 паломников. Как я уже сказал, мы эту квоту не выбираем. В прошлом году я участвовал в подписании договора по хаджу. Мы заявили там 12 тыс., но естественно
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - А главная причина, еще раз сформулируйте, это финансы
Н. АШИРОВ - Во-первых, финансовая, во-вторых, некая бюрократическая система, которая сложилась по отношению к подготовке хаджа, когда человек не может просто через свое духовное управление, свою мечеть оформиться, как это было 4-5 лет назад, и поэтому выезжали 8-9 тыс. человек, а сейчас сделали такой узкий коридор, когда буквально 2-3 организации имеют право оформления выезда на хадж.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - А с чем это связано?
Н. АШИРОВ - Я думаю, что это опять же связано, может, с желанием сократить число паломников, потому что не раз раздавались голоса, что якобы люди туда едут, чуть ли их там не зомбируют, что с ними там проводят некую работу и возвращают как бы уже с измененными взглядами. Это, конечно же, ложь на 100%, потому что когда человек совершает паломничество, никто там с ним кроме его группы, других групп из других стран не общается. Там специальной какой-то работы, конечно же, не ведется. Поэтому, я думаю, что некое желание ограничить количество паломников тут имеется в виду. И тут вот опять же монополизация некоторыми организациями
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Да, вы сказали оформление.
Н. АШИРОВ - Да, это, конечно же, приносит некие дивиденды. Когда человек стремится, он готов заплатить и 100, и 200 долларов.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Но вы понимаете, с другой стороны это странно. Дело в том, что это такая как бы специфическая поездка, где, казалось бы, на ней никто не имеет права и не может нагревать руки. Ведь у вас есть определенная вертикаль власти, и вы должны следить, чтобы никакие люди в это дело не вмешивались.
Н. АШИРОВ - На сегодня, к сожалению, как я уже сказал, не каждое духовное управление имеет возможность оформлять поездку в хадж. Это передали неким фирмам, которые фактически занимаются коммерцией в этой сфере.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Я вас понял. У нас есть такой проект "Одна семья Владимира Путина" - есть одна семья, произвольно выбранная, которая изъявила желание участвовать в этом проекте, которая комментирует те события, которые происходят в стране, задают вопросы нашим гостям. Вот, мама, Ольга Кузнецова, она задаст в записи вопрос вам.
О. КУЗНЕЦОВА Каким образом обычный верующий может попасть в группу, которая совершает священное паломничество, если у него мало денег, если он бедный? Вот как происходит принцип отбора? Есть ли организации, которые спонсируют вот эти вот группы верующих?
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Действительно интересно, потому что, наверное, есть люди, которые всю жизнь, наверное, должны к этому готовиться. Помогают?
Н. АШИРОВ - Во-первых, когда человек не может поехать, обязательность паломничества с него снимается. И об этом гласит священный Коран, сунна пророка Мухаммеда. Но, конечно же, тем не менее, человек стремится. И мы знаем, что практически ежегодно после 90-х годов Саудовская Аравия предоставляла сотни мест российским паломникам, которые не имели возможности в течение 80 лет совершать такое паломничество. Благотворительные места, которые распределялись среди верующих. Но опять же, вот та критика, которая сегодня абсолютно безосновательно льется на Саудовскую Аравию, ее руководство, которое как бы там чуть ли не зомбирует и покупает людей, сегодня сократило вот эту помощь, выдачу таких льготных мест, скажем, Саудовская Аравия, потому что
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Вообще или только в сторону России?
Н. АШИРОВ - Я думаю, что такое вообще льготное отношение в первую очередь было именно для российских мусульман, которые в течение 70-80 лет не имели возможность паломничества. В 1989 году я совершил паломничество еще в бытность СССР, нас тогда было 15 человек из 70 млн. мусульман из СССР. Конечно же, это очень смешная цифра, которая не соответствует той действительности.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Здесь вопрос такой, от Владимира: "Муфтий говорит, что каждый мусульманин должен совершить хадж, но норма на 1 млн. 1000 человек. Значит, каждый человек должен прожить 1000 лет, потому что можно так за всю свою жизнь и не выбрать эту норму" - как быть?
Н. АШИРОВ - Поэтому я сказал, в Коране если это возможно для человека, если для него путь открыт. Если государство, скажем, каким-то образом препятствует человеку, или какие-то обстоятельства препятствуют, и он не может совершить паломничество, такая обязанность с него автоматически снимается.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Нет, а если он может? Представьте себе, вот идеальная картина у нас тут все обеспеченные, у каждого в кармане 1500 долларов, и каждый готов, тем более, что в Коране написано. И мы стоим в какой-то непонятной очереди. Вообще как решается это?
Н. АШИРОВ - Допустим, для нашей страны это сегодня абсолютно неактуально, потому что мы не выбираем квоту. А что касается мусульманских стран, таких как Турция, Пакистан, там тянут жребий, каждая мечеть, община. И на кого, на чью долю выпала эта удача, счастье, он едет. А не выпало значит, как я сказал уже, ответственность этого человека за несовершение хаджа снимается. Но он должен стремиться.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - А ощущаете ли вы какую-то нервную обстановку вокруг хаджа вообще? Не именно хаджа граждан РФ, а вообще, в связи с событиями 11 сентября? Какая-то усиленная безопасность, что-то вроде этого есть? Или в принципе все нормально?
Н. АШИРОВ - Нет, я думаю, что все нормально, потому что Мекка, как сказано в священном Коране это место безопасное, которое обезопасил для всех людей. И собираются там 3-4 млн. человек при населении 300 тыс., там практически не бывает никакой преступности, никаких эксцессов, если не считать случайных таких несчастий как пожар.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Ну, кто-то может быть не согласен, например, с политикой самой Саудовской Аравии. И какой-то безумец мало ли на что может решиться. Когда мы видим знаменитую картину шествия на этой площади, в этом святом месте, то естественно, безумцы есть везде.
Н. АШИРОВ - Конечно же, во время совершения обряда какие-то политические устремления людей должны быть загашены. Они не должны там находить какой-то выход. Поэтому совершение паломничества это как совершение, скажем, молитвы. Во время молитвы человек должен полностью отрекаться от мирских каких-то
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Но это он должен. Но в принципе вот там есть своя служба безопасности, которая этими вопросами занимается?
Н. АШИРОВ - Очень даже организованная и хорошо действует, потому что даже допуск в мечеть происходит после осмотра человека. Поэтому безопасность, конечно, гарантируется очень высокая.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Спасибо вам большое! У нас в гостях был Нафигулла Аширов, сопредседатель Совета муфтиев России, муфтий Духовного управления мусульман азиатской части РФ.


echo.msk.ru

13.02.2002
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован