30 июня 2000
2809

Радиостанция `Эхо Москвы`: Интервью, 30.06.2000

Ведущие: Владимир Варфоломеев

Гости: Нафигулла Аширов - председатель Духовного управления мусульман Азиатской части России, Исмаил Бердиев - председатель Духовного управления мусульман Карачаево-Черкессии и Ставропольского края

30 июня 2000 года. В прямом эфире радиостанции "Эхо Москвы" сопредседатель Совета муфтиев России шейх Наcигула Аширов и председатель Духовного управления мусульман Карачаево-Черкессии и Ставропольского края Исмаил Бердиев. Эфир ведет Владимир Варфоломеев.
В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Сегодня в Москве прошло закрытое заседание Совета муфтиев России. Пока журналистам о нем практически ничего не известно. Было ли это заседание экстренным либо оно было заранее запланировано? Какие вопросы обсуждались? Мы знаем, что в повестке дня был ряд вопросов, которые особенно в свете продолжающейся чеченской войны довольно актуальны.
Н.АШИРОВ: Во-первых, нужно сказать, что совещание Совета муфтиев не было экстренным. Тем не менее, на нем обсуждались очень важные вопросы, касающиеся не только мусульманского сообщества России, но и будущего российского государства. В частности, один из вопросов, который обсуждался на Совете муфтиев России, это вопрос о проявлениях религиозного экстремизма и терроризма, которые многие политики и журналисты склонны были связывать в той или иной мере именно с исламским религиозным учением. Мы всегда говорим, что оно отвергает какой-либо экстремизм или проявление национализма как такового конфессионального противостояния.
В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Такое мнение в обществе сформировалось во многом потому, что те чеченские боевики, которые противостоят федеральным силам уже не первый год, называют себя воинами Аллаха, они говорят, что они воюют, во многом исходя из самого учения Ислама, что они защищают святую веру и борются против неверных. То есть, они подводят вполне откровенный религиозный подтекст, конкретную религиозную основу под всю эту войну.
Н.АШИРОВ: В ответ на такие измышления вокруг ислама Совет муфтиев России рекомендовал, чтобы те проявления, которые носят экстремистский характер, или которые направлены на дестабилизацию, или представителей религиозной конфессии, или внутримусульманское противостояние в той или иной мере, нельзя никаким образом связывать с религией Ислам. Понятия экстремизм, терроризм достаточно широко обоснованы и показаны в нашем государстве - те термины, которые подлежат преследованию в законодательном порядке. И конкретизировать это по отношению к какой-либо религиозной конфессии в РФ Под прикрытием той или иной конфессии могут выступать разного рода люди. Допустим, выступление от имени мусульман и те или иные политические заявления или экстремистские действия под прикрытием Ислама, никоим образом нельзя ставить знак равенства между этими действиями и религией Ислам, которая всегда стремилась к миру, добру и взаимопониманию.
В.ВАРФОЛОМЕЕВ: У меня вопрос к Исмаилу. Вы председатель Духовного управления мусульман Карачаево-Черкессии и Ставропольского края. Вы, по сути, соседи чеченцев. Вы мусульмане, вы братья с ними. Как те мусульмане, которые находятся в Карачаево-Черкессии, в Ставропольском крае, воспринимают ту борьбу, которую сейчас продолжают боевики в Чечне?
И.БЕРДИЕВ: Отрицательно.
В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Почему?
И.БЕРДИЕВ: Потому что по шариату, в Коране есть условия, когда можно воевать. Эти условия они все прекрасно знают. На сегодняшний день в Чечне нет таких условий, чтобы боевикам, основываясь на том, что в Коране сказано воевать, идти в войну. Чтобы начинать священную войну, этих условий нет. И в Карачаево-Черкессии тоже были молодые ребята. Они сначала были в Чечне под видом того, чтобы обучаться религии. В этих лагерях сначала обучали религии: учили Корану, арабскому алфавиту. А затем уже все дальше и дальше они начали больше заниматься оружием и тем, как воевать. Когда это произошло, большинство людей оттуда ушли. Но те, кто был сказать "обмануты" тоже нельзя, сказать "заинтересованы" - и это присутствует. Но причина в чем заключается? Если взять не Кавказ, а вообще Россию, у нас причина была в духовном вакууме. Духовный вакуум мусульман. Они себя считают мусульманами. Когда у них спрашиваешь: "Мусульманин?", они говорят: "Конечно, мусульманин", бьет себя в грудь. Он считает, что больший мусульманин, чем муфтий. Но когда уже нужно знать, что в себе несет Ислам, вот этих знаний уже у них нет. Вот на этом духовном вакууме уже те люди, которые приходят и начинают говорить: "У нас на этой земле угнетается Ислам, нет того, нет этого", они говорят: "Да, действительно, это все так" - "Вот надо идти против неверных". А неверные - значит, здесь российские войска.
В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Я правильно понимаю, что Совет муфтиев России не расценивает военную операцию федеральных сил в Чечне как акцию, направленную, в том числе, и против мусульман, потому что основное население РФ составляют православные христиане, основная массу солдат и офицеров, воюющих в Чечне, - это тоже христиане. Нет здесь межконфессионального конфликта?
И.БЕРДИЕВ: Нет, хотя некоторые пытаются так преподнести. Если посмотреть внимательнее, получается как. На межконфессиональном, тут можно сделать очень много плохого и много хорошего. В основном то, что сейчас делается, делается все только плохое. То, что там воюют Поверьте, мне было неприятно, когда я видел Алексия, патриарха России, когда он благословлял солдат на эту войну. Ведь он благословляет этих солдат, россиян. Они обманутые. Да, там есть террористы, все там есть. Но это же российские! Это мне было неприятно. В то же время, когда человек служит в армии, он должен защищать свое государство. Это обязательное условие и для мусульманина, и для христианина. И религия нам говорит подчиняться законам той страны, в которой ты живешь. Я думаю, то, что я был против того, как благословлялось, это не имелось в виду, чтобы идти и против мусульман воевать. Там, конечно, этого не было. Ведь у бандитов, у террористов нет нации, нет религии. Они везде есть, в каждой нации и в каждой религии.
В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Уже известно, что в ряде структур России возникла идея запретить на законодательном уровне одно из течений ислама, которое здесь называют "ваххабизм". Хотя думаю, что 99%, в том числе и среди руководства страны, совершенно не понимают, что такое ваххабизм, кто такие ваххабиты, чем они плохи и хороши, почему их надо запрещать. Обсуждал ли Совет муфтиев этот вопрос? И если коротко, могли бы Вы пояснить, что это за течение - ваххабизм?
Н.АШИРОВ: Сегодня заняло абсолютное большинство нашего времени обсуждение этого вопроса. Единого мнения нет, хотя по ряду вопросов есть единое мнение в том, что каждый мусульманин и каждый муфтий осуждает со своей стороны проявление экстремизма, терроризма и национальной или религиозной нетерпимости. От какой бы религиозной конфессии это ни исходило, будь то последователи ислама, христианства, буддизма или иудаизма. В этом соглашаются все. Но принятие какого-либо закона, который бы непосредственно регламентировал деятельность именно мусульманских организаций или указывал бы именно на принадлежность к одной из религиозных конфессий, исповедуемых в Российской Федерации, - мы считаем, что это в какой-то мере было бы дискриминацией по отношению к мусульманам. Нельзя сегодня ставить знак равенства между религиозной идеологией, которая исповедуется сегодня в ряде стран Персидского залива, с которыми имеет дипломатические отношения Россия, и хорошие отношения, и ставить знак равенства между этой идеологией и терроризмом, и экстремизмом. Это будет ошибочно.
В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Ваххабизм - это не экстремистское течение?
Н.АШИРОВ: Когда мы сегодня будем говорить, допустим, о протестантизме, который сегодня имеет место в Ольстере. Там тоже взрываются бомбы и убивают людей. Но мы же не можем сказать, что какая-то из ветвей христианства является экстремистской религией. Такой подход будет неправильным, потому что это обобщит очень большое количество людей. Я уже сказал, допустим, Объединенные Арабские Эмираты. Наверное, нет такого россиянина, кто бы из его семьи не побывал там, и чувствовал себя прекрасно, хотя мы знаем, что государственная религиозная идеология у них основывается на учении Мохаммеда бен Абдул Ахаба. Но применительно к нашим условиям, применительно к тем условиям, которые сегодня происходят на Кавказе, - конечно, Совет муфтиев России и, в частности, главы духовных управлений мусульман Северного Кавказа, высказывают очень большую озабоченность. Согласиться с теми методами пропаганды, которые применяются сегодня на Кавказе: о религиозной исключительности или объявление неверным того или иного своего оппонента - с этим никто тоже не может согласиться. Но ставить знак равенства между этими двумя понятиями было бы неверно.
В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Насколько я понял, Совет муфтиев России выступил против скоропалительных решений по возможному законодательному запрету ваххабизма.
И.БЕРДИЕВ: Да, конечно.
Н.АШИРОВ: Да, большинство было за это, что надо продумать, что под видом ваххабизма можно всех туда причислить, и там можно много дров наломать. Да, мы с этим согласны. Тем не менее, из республик Северного Кавказа - и из Ингушетии, из Кабардино-Балкарии - высказались за жесткий вид этого вопроса, чтобы осудить это как ваххабизм. У нас на Кавказе экстремизм, они называют себя ваххабистами. В Центральной России это воспринимается по-другому. В Средней Азии они тоже есть. Там воспринимается совсем по-другому. Поэтому у нас на Кавказе, когда говоришь "ваххабизм", подразумевают этих экстремистов, бандитов. Поэтому с ними нужно законодательно бороться. Это мое мнение. Очень много времени прошло. Все 10 лет, как мы этим занимаемся, не было жестких законов. На основании этого очень много бед произошло. Та же Чечня, и в Карачаево-Черкессии, вы знаете, тоже готовилось, вели к тому, обстановку нагнетали до того, что недоставало маленькой искры, и там тоже загорелось бы и была бы еще одна горячая точка. Это мое мнение.
В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Я снова вернусь к той ситуации, которая в Чечне. Вы сказали, что те люди, которые воюют на стороне боевиков, многие представляют, что на самом деле они воюют за Ислам, за свою веру. Представители мусульманских организаций других российских регионов или в целом Духовного управления Центральной части России не планируют ли (или, может быть, это проводилось) направление в Чечню своих представителей, своих священнослужителей для того, чтобы поговорить с этими людьми, разъяснить им, что есть правда, что есть неправда, чтобы, может быть, вернуть хотя бы часть этих людей, к мирной жизни? Если угодно, такая миссионерская деятельность.
Н.АШИРОВ: Такая деятельность была, и неоднократно. Те, кто понимал. Это было непросто - выступить перед обществом и рассказать. Нет, там конкретно уже собирались люди и обсуждали те спорные вопросы. На основании этого очень многие, кто колебался, отошли в сторону. А те, кто твердо стоял на своем, их невозможно было ничем убедить. У них политика: кто не с нами, тот против нас. Они ничего не хотели понимать, слушать. И это их губит и по сегодняшний день.
В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Признает ли Совет муфтиев России Ахмеда Хаджи Кадырова, нынешнего главу временной администрации Чечни, муфтием Чечни? Ведь президент Ичкерии Аслан Масхадов осенью прошлого года отстранил его от этой работы, уволил, сказал, что он больше не является муфтием Чечни. Проясните ситуацию.
Н.АШИРОВ: Мы Ахмеда Кадырова знаем очень хорошо, потому что мы вместе учились, мы жили в одной комнате. То, что Масхадов его снял и объявил, что он не является муфтием, это не значит, что он не является муфтием.
В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Масхадов его назначал, по-моему?
Н.АШИРОВ: Нет, его избрало духовенство. Верхушка духовенства собрались и его назначили. И они же могут его снять, но не Масхадов. Масхадов его уже снимал, когда он уже не слушался Масхадова. Масхадов хотел, чтобы он с ним воевал. Но Ахмед Кадыров, насколько мы знаем его, это честнейший человек. Мне кажется, эта честность его и губит. Сейчас очень тревожная обстановка в Чечне и вообще на Кавказе. Но везде делаем мы молитву, чтобы помочь народу Чечни. Не конкретно Ахмеду и другому, там всему народу Чечни сейчас нужна помощь. Если у него все получится хорошо, тогда и народ Чечни будет жить достойно и спокойно. В прямом эфире радиостанции "Эхо Москвы" были сопредседатель Совета муфтиев России шейх Наcигула Аширов и председатель Духовного управления мусульман Карачаево-Черкессии и Ставропольского края Исмаил Бердиев.


echo.msk.ru

30.06.2000
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован