09 мая 2003
3317

Равноправное представительство народов (часть 2)

ЭТНОКОНФЕССИОНАЛЬНАЯ СИТУАЦИЯ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ (часть 2)

Угроза терроризма и "религиозный экстремизм"

Рассматривая проблему в разрезе этноконфессионального аспекта, необходимо отличать терроризм реальный, являющийся уголовным деянием, и мнимый, именуемый громким, но пустым словосочетанием "религиозный экстремизм".

Введение понятия "религиозный экстремизм" в светский политический оборот чревато опасными последствиями, наносит урон всей религиозной деятельности в России, формируя в массовом сознании искаженный и политизированный образ религиозных организаций, как бы существующих вне рамок конституционного поля.

Ни одна из мировых или национальных религий не имеет в своей основе экстремистской составляющей, потому что религия всегда выступает как фактор интеграции общества. А экстремизм - это дезинтеграция, противопоставление одних другим. Вся шумиха в СМИ вокруг "религиозных экстремистов" - способ посеять раздоры в нашей многонациональной и многоконфессиональной стране, причем такие раздоры, которые ни армией, ни силовыми структурами разрешить будет невозможно.

Религиозный экстремизм - словосочетание, возникшее в системе политтехнологического подхода к проблеме, когда нужно создать своеобразную "дымовую завесу", спрятать настоящую угрозу - терроризм, бандитизм, высокий уровень безработицы и социальной напряженности за выдуманную проблему, кукольный фетиш с красивым названием.

Если классифицировать экстремизм, то наряду с другими оттенками он имеет и "антирелигиозный", то есть направленный на подрыв традиционных устоев, дискредитацию верующих и религиозных организаций. Примерами тому могут послужить провокационная выставка "Осторожно, религия!" и навязывание некоторыми СМИ образа мусульманской уммы как больного общества, рассадника и источника экстремизма. Впрочем и разжигают его потому, что пока к национальному вопросу он не относится.

Что же касается проблемы терроризма, то на сегодняшний день есть законодательство по борьбе с ним. Это и Федеральный закон "О борьбе с терроризмом", и Федеральный закон "О противодействии экстремистской деятельности", и Федеральный закон "О ратификации Шанхайской конвенции о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом", и 205 статья УК РФ, поэтому в большей мере необходимо думать не о том, как бороться с терроризмом, а о том, почему соответствующие структуры, которые должны с ним бороться, - этого не делают. Недавно принят бесполезный и пахнущий нафталином Федеральный закон "О противодействии экстремистской деятельности", а уродливая опухоль терроризма продолжает портить нам жизнь. Теперь предпринимается попытка придания терроризму религиозной и национальной составляющей.

Современный терроризм - это типичный пример вопиющей бездуховности. Он обрел новые черты, которые резко повышают его опасность для человечества, стал интернациональным, международным, глобальным явлением, мировой угрозой, с которой ни одно государство мира не в состоянии справиться в одиночку. Террористы лучше организованы, их материально-техническая оснащенность ни чем не уступает, а иногда и превосходит оснащенность структур, призванных бороться с терроризмом.

Терроризм - детище империализма. Только в мире, где соперничают супердержавы, существуют два способа его радикального переустройства: война и террор. В мире активно действуют центры, осуществляющие стратегическое планирование, финансирование, подготовку и координацию действий террористических групп в разных точках земного шара. Во многих регионах мира сохраняется внутренняя напряженность на почве столкновения различных этнических, социальных, политических групп, территориальных споров. Международный терроризм стремится инициировать процессы, связанные с пересмотром границ, изменением государственного строя, подрывом суверенитета и территориальной целостности государств. Вспомним, как под видом оказания "гуманитарной помощи" и поддержки "борцов за независимость и с тиранией" была совершена вооруженная агрессия против суверенной Югославии.

Возникающие конфликты нередко разрешаются не политическими, а силовыми, террористическими методами с использованием вооруженного потенциала этих организаций (например, Чечня).

В борьбе с международным и внутренним терроризмом необходимо направить усилия парламентариев на:

- сближение (унифицикация) отраслей национальных нормативных правовых актов, регулирующих вопросы

- борьбы с преступностью, повышение качества международного сотрудничества спецслужб;

- реализацию на практике положений Концепции согласованной пограничной политики государств - участников СНГ;

- выработку правовых мер ликвидации финансовых источников терроризма;

- правовое обеспечение органам исполнительной и судебной власти возможности эффективно противостоять легализации - "отмыванию" доходов, полученных в результате преступной деятельности или незаконными способами;

- разрушение идейно-пропагандистской основы терроризма и т.д.

Однако недостаточно принятия законов недостаточно. Надо добиться того, чтобы они эффективно действовали, то есть повсеместно и неукоснительно воплощались в жизнь. Для этого необходимо, чтобы не только силовые структуры, но и министерства финансово-экономического блока стали активно разрушать систему денежного обеспечения террористической деятельности.


Угроза терроризма и межконфессиональная гармония

Межконфессиональные отношения -сфера отношений между конфессиями, в которых они являются самодостаточными субъектами трансакции, а где роль государства минимизирована. Это одна из форм саморегуляции гражданского общества.

Большую роль в том, как будут складываться межконфессиональные отношения, играет то обстоятельство, насколько близкими по вероучению, доктрине и традиционности являются стороны диалога. Православно-мусульманский диалог в России существует на протяжении 1000 лет. Это ли не пример межконфессиональной гармонии?

Во многом межнациональное и межконфессиональное согласие - не просто достижение нашего народа и не только результат роли религиозных организаций в этногенезе нашего государства, это базис нашего народа. Особенно велика здесь роль Русской Православной Церкви.

Как отмечал русский ученый Лев Гумилев, православие стало "плавильным котлом русской нации". Крещение Руси привело к образованию нового этноса - русского. Ведь до этого русских не было, были славянские племена: поляне, древляне, вятичи, родимичи.

Кстати, так же в свое время стал этноконфессиональной общностью ислам, объединивший арабские племена и явивший миру арабскую цивилизацию.

Большую роль в поддержании межконфессиональной гармонии играют объединения централизованных религиозных организаций, например созданный по инициативе Отдела внешних церковных связей Московской Патриархии Межрелигиозный Совет России.

Формализация отношений на уровне централизованных религиозных организаций способствует четкому определению позиций и интересов, обеспечивая не только взаимную информированность, но и консолидацию усилий на непроблемных направлениях, особенно в сфере государственно-церковных отношений.

Задача власти не вмешиваться в канонические разногласия церквей и религий и при этом всячески способствовать гармонизации межконфессиональных отношений в России - залогу стабильности в обществе, укреплению его духовной устойчивости и безопасности.

Межконфессиональное партнерство - мощный ресурс. Но это ресурс, где вмешательство государства должно быть минимизировано. Тут должна быть инициатива самих религиозных организаций, а не создание очередной формальной структуры, ничего не решающей и ничего не делающей.


Политический плюрализм и национально-духовный аспект

Духовно-этнические отношения, которыми так богата Россия, являются базовыми для формирования межнациональных общностей. Они зародились в глубине веков, когда между людьми не было ни прочных экономических, ни социальных, ни культурных связей. Иными словами, духовность изначально присуща человеку и его обществу. И в этом смысле все люди едины. Духовные основы их жизни универсальны и фактически мало меняются с приходом новых поколений. Они и сейчас доминируют в обществе, являются основой многонационального единства.

Нас не должно смущать, что духовность любого народа уходит корнями в религиозность. Традиционные религии питали и питают народную духовность. Этими связями и крепок народ, неотделимый от всех своих поколений. Этим он и сохраняет свою самоидентичность. И тогда становится понятным, как же смогла существовать более тысячи лет держава, объединяющая такие, казалось бы, совершенно непохожие этносы, как славяне, тюрки и угро-финны? Как могли ужиться вместе православный, буддист, мусульманин, иудей? У них было немало общих традиций в духовной сфере, порожденных в немалой степени великими мировыми религиями.

В России нет второсортных национальных общностей. Все нации являются великими в духовном отношении, героическими, уникальными. Гибель или упадок любой из них - это невосполнимая потеря для нашего общества, всей мировой цивилизации! Национальная политика в России всегда существенно отличалась от западных канонов решения национальных проблем, особенно на присоединенных территориях. Если "цивилизованные" европейцы, выжигая любые очаги самобытной культуры, навязывали покоренным народам новый язык, новое социальное устройство, новую религию, то в России преимущественно старались сохранить традиционный уклад жизни присоединяемых народов и даже перенять многие их достижения в культуре и экономике.

При этом ряд народов, найдя в России защиту от внешних врагов, избежали уничтожения.

На присоединенных национальных землях, уже имевших свою политическую и социальную инфраструктуру, сохранялись практически все особенности организации власти и социальных отношений. В начале XX века более 70 тысяч российских дворян были представителями нерусских национальностей.

Заселяя пустующие земли, ни царское, ни советское правительство не отдавали предпочтения русским, достаточно вспомнить немецких колонистов при Екатерине II.

Наконец, российская администрация фактически оставила в неприкосновенности религиозный строй в Грузии, Армении, Азербайджане, Финляндии, Польше, Прибалтике, Средней Азии и т.д. Ни евреям, ни шаманистам не мешали отправлять свои культовые мероприятия.

Выдающийся русский философ Иван Александрович Ильин отмечал, что Россия есть духовное, языковое и культурное единство, исторически связавшее русский народ с его национальными братьями духовным взаимопитанием и поэтому "расчленение" его явилось бы невиданной еще в истории политической авантюрой, гибельные последствия которой человечество понесло бы на долгие времена.

Государственное строительство России шло по пути инкорпорирования - включения новых областей вместе с их жителями в единое военно-политическое, а затем и экономическое пространство. России чужд путь расчистки жизненного пространства методом уничтожения или сгона коренного населения с их территории, как это практиковали немецкие фашисты, американские ковбои, австралийские колонисты.

Основой подлинной дружбы, а не случайного конгломерата народов служили, прежде всего, духовные факторы, то есть общая историческая память, общность судеб, сознание единства. На такой основе формировалось чувство Родины, осознание российской идентичности независимо от национальности. Но не меньшую роль сыграла и специфика менталитета русского народа-объединителя, которому всегда была чужда какая-либо национальная или этническая ксенофобия.

Только в нашей стране даже малочисленный народ имел официальное представительство в высших органах государственной власти - Советах национальностей в Верховных Советах СССР и РСФСР. Где сейчас эти представители малочисленных народов? Кто отстаивает их интересы? Совет Федерации, например, все больше похож на клуб, члены которого представляют не народы, а миллионеров и высших чиновников.

В царской Думе первого созыва (1905 г.) из 265 депутатов более 40 процентов являлись представителями нерусских этносов, что в принципе отражало многонациональную и многоконфессиональную структуру страны. К примеру, от мусульман было избрано 36 депутатов, литовцев -10, евреев - 13, поляков - 51, украинцев 62 и т.д. Если в Верховном Совете РСФСР в 1991 - 1993 гг. интересы народов Севера представляли 17 депутатов, то в третьей Государственной Думе (2000 г.) - только 7. Учитывая такую динамику, несложно предположить, что будет дальше.


Этноконфессиональная политика и вопросы федерализма

Неотделимы от национальной проблематики вопросы федерализма. Российская Федерация нуждается в укреплении, иначе сепаратизм окончательно дезинтегрирует общество. Следовало бы внести поправку в Конституцию РФ, определяющую, что Россия - это Федерация исторически сложившихся территориальных образований и населяющих эти территории народов. Любой народ вправе суверенно решать свою судьбу. Но выход из Федерации занимаемых данным народом территорий должен быть строго ограничен и затруднен. Призыв к ликвидации Федерации, ослаблению федеративных отношений без наличия определенных законом причин также должен рассматриваться как тяжкое уголовное преступление.

В то же время недопустимы ограничения прав субъектов Российской Федерации, закрепленных Конституцией РФ, в частности ограничение свободы перемещения всех граждан по территории Российской Федерации, использования национального языка, выдвижения национальных кадров, развития национальной духовности и культуры.

Однако встает вопрос, как соотносить положение, скажем, диаспоры латышей или грузин в России без учета положения русских в Латвии и Грузии? Как быть с теми территориальными автономиями, где титульная нация составляет незначительное меньшинство населения, а большая часть представителей данной национальности нередко проживают в других регионах? И что это за субъекты Российской Федерации, численность населения которых намного меньше, чем в большинстве районов, (муниципальных образований) страны? Все это подталкивает нас к тому, чтобы мы в очередной раз задумались о том, как следует применять принцип территориальных автономий.

В области федеративного устройства нужно постепенно переходить от федерации территорий к федерации народов. Территория России должна оставаться единой и неделимой. Любой народ, вошедший в содружество, передает в общее пользование ее народов свою территорию. И эту территорию только по своему усмотрению он не вправе отрывать от единого тела России, не считаясь с тем, что исторически принадлежавшая данному народу территория давно уже стала общероссийской. Вспомним такой исторический факт: предлогом для захвата Чехословакии фашистской Германией было положение судетских немцев. В этом случае под видом самоопределения немецкого меньшинства были попраны права чехов и представителей других национальностей, веками живущих на этих территориях и осваивавших их.

И еще один парадокс: в ряде местностей существует национальный разлом, а за разжигание розни между народами, конфессиями никого не привлекли к ответственности.

Несомненно, какой-то государственный орган, занимающийся реализацией национальной политики, должен существовать, вопрос только - в какой форме? Самый простой вариант - сохранить традиционное для России профильное министерство, которое, как известно, впервые было создано по решению II съезда Советов, провозгласившего Советскую власть. Однако здесь есть ряд серьезных подводных камней.

В ситуации, когда у государства нет четкой национальной политики, нет ее внятной концепции, мы получим орган волюнтаристского исполнения такой национальной политики, какой она видится министру и подчиненным ему чиновникам. И тот, кто будет министром, становится ключевой фигурой, от воли которого зависит состояние сферы социального бытия нашей страны.

Основная глубина национальных проблем находится в регионах, там ее и нужно решать, а федеральный госорган, не имеющий достаточных рычагов вмешательства в дела субъектов, может превратиться в бесполезную надстройку, кормушку для чиновников.

При нынешнем уровне коррупции и родственности в органах власти существует большая вероятность того, что такая федеральная структура станет местом зарабатывания денег изворотливыми людьми на национальных противоречиях. Это только усугубит и без того далекую от гармонии этноконфессиональную ситуацию в стране.

Другой вариант подразумевает выстраивание системы регулирования национальных проблем законодательной властью в тесном контакте с Президентом РФ, когда исполнение правовых актов и других решений будет возложено на уже существующие правительственные структуры. Для создания такой системы есть хорошие предпосылки: уже много лет существует и активно работает Комитет Государственной Думы по делам национальностей, развивается институт полномочных представителей Президента РФ в федеральных округах, активно участвующих в решении национальных проблем. Однако необходимо иметь более высокий уровень представительства народов России в этом высшем органе разработки и реализации национальной политики, что возможно при придании новому органу представительного характера путем делегирования в его состав авторитетнейших посланцев отдельных народов, а также высших общефедеральных структур власти.

Думается, назрела необходимость создания Палаты по делам национальностей при Президенте Российской Федерации (не исключено, что и под его председательством). Каждый народ, обладающий установленной законом численностью населения, должен иметь в ней своих представителей, делегируемых органами власти национально-территориальных автономий, культурно-национальными автономиями, этноконфессиональными объединениями федерального масштаба и диаспорами суверенных народов, действующими на территории Российской Федерации и в соответствующих государствах ближнего зарубежья. Через взаимодействие с Федеральным Собранием и соответствующими органами исполнительной власти Палата могла бы осуществлять планомерную политику по разработке и реализации национальной концепции не в интересах отдельных олигархов или чиновников, а в интересах всех народов нашей великой России. В дальнейшем Палата могла бы стать частью Совета Федерации и приобрести законодательные функции как его важная структура (Совет Федерации приобрел бы тогда двухпалатный характер и мог бы называться Советом Федерации и национальностей).

Следовало бы законодательно гарантировать выдвижение национальных кадров на работу в органы исполнительной власти как федерального, так и регионального масштаба, увеличить набор представителей национальностей в Академию государственной службы при Президенте РФ, региональные академии государственной службы, предусмотреть квоты для подготовки кадров из представителей разных народов России в крупнейших и авторитетнейших вузах страны.

Есть потребность в образовании депутатской группы в Государственной Думе, которая объединяла бы по их желанию тех депутатов, которые проявляют особый интерес к решению проблем развития национальностей и межнациональных отношений. Условно ее можно было бы назвать национально-федеративная депутатская группа.

Пропорциональное представительство народов должно быть обеспечено и в региональных органах законодательной и исполнительной власти, и в местном самоуправлении.

Государственная защищенность духовной сферы жизни того или иного народа обеспечивает его духовную безопасность. К сожалению, в России проблема духовной безопасности долгое время игнорировалась, а ведь многонациональность - это одна из основ духовной безопасности России.

Единая российская духовность опирается на многонациональную культуру, которая давно стала родной для всех народов России. Именно через нее и должна осуществляться национально-культурная интеграция, столь необходимая в многонациональном обществе.

Возродить в многонациональном народе его дух - главная задача государства и гражданского общества. Все остальное - преходящее.


_____________

1 Зоркальцев Виктор Ильич - председатель Комитета Государственной Думы по делам общественных объединений и религиозных организаций.


Представительная власть - XXI век: законодательство, комментарии, проблемы

09.05.2003
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован