11 октября 2004
2223

Разговоры о том, будто Земельный кодекс запутался в пеленках, первый заместитель министра имущественных отношений РФ Дмитрий Аратский считает `надуманными`.

Дмитрий Аратский, один из разработчиков как сельского земельного законопроекта, так и "городского" Земельного кодекса, человек, который вместе со своим детищем прошел все горнила кулисного и закулисного законодательного процесса, дал интервью "Российской газете".
Дмитрий Борисович, какой в итоге получился законопроект "Об обороте сельхозземель", прямой, который взял в руки - и выполняй, или, как это бывало в нашем земельном законодательстве, скорее декларативный и отсылочный?

В законопроект заложена совершенно прозрачная, понятная, обоснованная, привязанная к жизни и к действующему законодательству экономическая, социальная правовая модель. Из него выжата вся "вода", и это сбалансированный в юридическом плане документ.

Один пример: возьмите любой из альтернативных законопроектов, и вы найдете там нормы права из десятка различных отраслей законодательства. Это означает, что альтернативные законы дублируют, причем в искаженном виде, нормы иных отраслей законодательства и Конституции.

Но в том, что касается правил и процедур, в смысле "что делать, если...", они прописаны предельно детально, почти на уровне инструкции.

Летом прошлого года идея о проведении референдума по земельному вопросу звучала с высоких трибун. Сейчас она стала частью "левой" фразеологии. Из бесед с депутатами и госчиновниками я вынес такое убеждение: референдум проводить не хотят, потому что, мол, крестьянин "темен", и блага своего не разумеет. Проголосует против оборота земли, и ему же плохо будет.

Референдум - дело недешевое, и я не думаю, что Россия сейчас находится в том состоянии, чтобы выбрасывать массу денег на обсуждение в принципе понятного вопроса. Что до тезиса "крестьянин темен", то дело не в этом: никто никогда не требовал от крестьянина высокой юридической подготовки. Для того и существует государство, чтобы построить мощную систему консультирования граждан об их правах и возможностях. Ведь когда дали крестьянам земельные доли, тоже ведь никто в деревне не понял, что это такое. Однако весь процесс введения долей шел под мощнейшим патронажем консультативных структур, в частности, британского фонда "Ноу-хау". Например, в хозяйствах моей родной Нижегородской области эта работа велась с активным участием британских консультантов регионального агрофонда. Ничто не мешает и сейчас выстроить систему консультаций и для граждан, и для бизнеса: каковы ваши права, ответственность, обязанности.

А что до референдума... Дело это бессмысленное еще и потому, что слишком многое зависит от того, как задать вопрос. Вы спросите крестьян: "Хотите, чтобы земля безудержно продавалась направо и налево, олигархам, магнатам, иностранцам, а вас при этом выбросили из села и лишили куска хлеба?" Все скажут - "нет". Спросите по-другому: "Вы хотите, чтобы в ваше село пришла фирма, которая стала бы обрабатывать все неиспользуемые земли, которых десятки тысяч га в любом районе, дала бы вам нормальную зарплату, а при желании вы бы могли хоть бы даже и одной своей долей поучаствовать в ее уставном капитале?" Все ответят - "да". Так вот, первая интерпретация неверна, вторая - соответствует действительности. Но если бы дело было только в составлении вопроса, ведь куда важнее, кто и как будет интерпретировать его на сельском сходе.

Земельный кодекс тоже принимался под аккомпанемент политических дискуссий. И порой звучат заявления, что, мол, закон написан и принят впопыхах, а потому неизвестно, когда он заработает. Не повторит ли закон о сельхозземле судьбу своего предшественника?

Законопроект об обороте сельхозземель писался не одним днем, и перед внесением в Думу он прошел горнило жарких дебатов в Госсовете, обсуждался представителями едва ли не всех органов власти и экспертами. Обсуждение шло публично и гласно. Я не думаю, что кто-то может обоснованно утверждать, будто законопроект написан второпях.

Что касается Земельного кодекса, то думаю, что в свою очередь такие заявления были произнесены впопыхах. Чтобы критиковать Земельный кодекс, надо его как минимум знать. Земельный кодекс - яркий пример федерального закона, который отражает новое время, новую правовую схему, новую экономику. И, к примеру, вопрос о том, что кодекс на практике плохо реализуется, надуман. К примеру, за последний год возросла активность на рынке недвижимости. Это - следствие принятия кодекса, следствие разблокирования ранее существовавших бюрократических процедур. И сегодня нашли свое практическое воплощение многие нормы земельного кодекса, хотя я думаю, что более глубокое осмысление, восприятие и применение его обществом впереди.

А что сельхозземли? Давайте отдавать себе отчет в том, что сразу после принятия закона сделки с землей массовыми не станут. Приезжайте в любой сельский район, обратитесь к главе - он вам бесплатно сельхозземлю в собственность отдаст, лишь бы вы ее обрабатывали. Проблем в приобретении земли нет. Нет желающих вкладывать в нее деньги. Почему? Потому что после принятия Земельного кодекса земельное законодательство ужесточилось, и, строго говоря, оно накладывает на правообладателя тяжелейшие инвестиционные условия. Для обеспечения надлежащего использования земли необходимо выполнять целый ряд установленных требований, проводить комплекс мероприятий по охране земель. Серьезно мыслящие предприниматели, люди, которые считают свои деньги, будут инвестировать их в сельское хозяйство крайне осмотрительно, понимая, что речь идет хоть и об очень рентабельных, но крупных и капиталоемких инвестиционных проектах, требующих огромной технологической дисциплины, ибо нарушение чревато изъятием земли. За рубежом сельхозземли вступают в оборот раз в 6-7 лет. И в России это не будет самый интенсивный сектор экономики.

Ряд экспертов уверяют, что ни Земельный кодекс, ни закон об обороте сельхозземель не решает проблемы ипотеки, то есть не позволяет брать кредиты под землю. Декларирует, и только.

Пока что ипотека земли не слишком развита, потому что объектом ипотеки может быть уже переданный в частную собственность участок земли. Увы, даже в городах, где находятся наиболее привлекательные земли, процесс их выкупа собственниками расположенных на этой земле недвижимости пока тормозится. Очень тяжело преодолеть последствия того, что в течение последних десятилетий наше законодательство "разрывало" строение и землю, на которой оно стоит. Ничто не побуждало собственников недвижимости выкупить землю. В обороте она практически не находилась, ставки земельного налога были крайне низкими. К тому же местами органы власти придумали целый ряд блокирующих бюрократических процедур, через которые инвестору продраться было и долго, и дорого (причем зачастую финансовые потоки крутились "в тени"). Сегодня, когда кодекс разблокировал оборот земель поселений, уничтожил схемы, препятствовавшие выкупу земельных участков, когда на пороге - переход к рыночным принципам определения арендной платы за землю, и стало возможным выкупить землю по реальной стоимости, сформировав единый инвестиционный актив - процесс пошел.


Российская газета, 25.06.2002http://nvolgatrade.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован