05 октября 2004
90

Развязка октябрьского противостояния 1993 года - выход `средней паршивости`

В эти дни исполняется 11 лет с того момента, как президент Борис Ельцин подписал указ о роспуске Верховного совета, после чего в центре Москвы началось вооруженное противостояние. Оценить последствия событий октября 1993 года корреспонденты Страны.Ru попросили представителей различных политических партий.

Андрей Исаев - председатель комитета Госдумы по труду и социальной политике, `Единая Россия`.

- Андрей Константинович, скажите, пожалуйста, как сейчас, по прошествии 11 лет, вы оцениваете события октября 1993 года, чем они стали для страны?

- Я оцениваю события октября 1993 года как одну из величайших трагедий в истории современной России. Тогда по вине политической элиты столица нашей страны оказалась на несколько дней фактически в состоянии гражданской войны. В результате этого противостояния погибли невинные люди, введенные в заблуждение как с той, так и с другой стороны. Я считаю, что обе стороны - и Борис Ельцин, инициировавший государственный переворот, и сторона Руцкого и Хасбулатова, которые инициировали вооруженное восстание и мятеж в столице, - несут ответственность за то, что произошло в эти дни. Это пример крайней безответственности политического руководства, пример неумения находить политический компромисс в интересах общества. В этот момент, на мой взгляд, достойно повели себя Русская православная церковь и другие традиционные конфессии, которые призывали к `нулевому варианту`, Федерация независимых профсоюзов России, целый ряд гражданских объединений, которые призывали в этот момент противостоящие стороны к конструктивному диалогу, к проведению одномоментных перевыборов парламента и президента. Известно, что события пошли, к сожалению, по другому, негативному пути.

- Как, на ваш взгляд, могла бы выглядеть наша страна, если бы события завершились победой Верховного совета или их вовсе не произошло?

- Если бы не произошло кровавых столкновений в столице, то события могли развиваться по двум вариантам. Либо Россия пошла бы по нулевому варианту, то есть через политическое соглашение сторон к одновременным перевыборам президента и Государственной думы, что безусловно ускорило бы демократическое развитие нашей страны. Либо она могла скатиться к тому же противостоянию, но в более поздние сроки и, возможно, в большем масштабе. Трудно гадать. Я историк и понимаю, что сослагательное наклонение здесь не очень приемлемо, но я считаю, что был один хороший выход, который не был реализован, был один очень плохой выход - это гражданская война, которой, по счастью, нам также удалось избежать. Поэтому можно сказать, что мы вырулили на выход `средней паршивости`.

- Скажите, ваша оценка этих событий тогда и сейчас как-то отличается, и если да, то в чем именно?

- Моя позиция принципиально не отличается, я как тогда не поддерживал обе стороны и считал, что они несут ответственность за происходящее, так и сейчас придерживаюсь того же убеждения. Я считаю, что в данном случае и российский народ, и столица пали жертвами совершенно ненужного противостояния.

Борис Надеждин - секретарь федерального политсовета политической партии `Союз правых сил`.

Борис Надеждин заявил Стране.Ru, что, с формальной точки зрения, Борис Ельцин, безусловно, совершил государственный переворот, упразднив тем самым Конституцию 1978 года. Однако он в 1993 году поступил демократически, обратился к народу, к широким массам, поставив вопрос об этом на всенародный референдум. Именно такой инициативы, по мнению Бориса Надеждина, сейчас не хватает Владимиру Путину. Оценивая результаты событий 1993 года, Борис Надеждин также отметил, что во многом благодаря им в России стали возможны широкие экономические реформы и сейчас видна колоссальная разница между Россией образца 1993 года и 2004-го.

По поводу альтернативных вариантов развития событий Борис Надеждин сказал, что, по его мнению, Россия все равно бы встала на путь демократического и рыночного экономического развития, но произошло бы это, вероятно, на несколько лет позднее.

Вспоминая свои оценки октября 1993 года одиннадцатилетней давности, Борис Надеждин отметил, что он довольно долго не мог для себя решить, правильно ли поступил тогда Борис Ельцин. Окончательное же решение Надеждин принял только после того, как увидел, что коммунисты приняли участие в выборах в Государственную думу 1993 года. Никто не знает, как бы развивались события, если бы коммунисты отказались играть по правилам, предлагаемым Ельциным, участвовать в выборах или бы вывели людей на улицы, заявил Борис Надеждин.

Сергей Бабурин, депутат Госдумы, заместитель руководителя фракции `Родина`:

- Я убежден, что подход, который исповедовал Верховный совет, был более реалистичным и экономичным. В случае его реализации экономические реформы в нашей стране прошли бы более гуманно по отношению к людям. В то время речь шла не о сломе, а о реконструкции политической власти и экономической системы. Мы могли пойти по варианту развития, наиболее близкому к китайской экономической модели. Если говорить о характере политического развития, то Россия могла бы стать парламентской республикой, в рамках которой у нас были бы сформированы реальные политические партии. Напротив, реализуемая нынешней властью модель развития страны - непонятна и нестабильна.

Николай Харитонов, депутат Госдумы, член фракции КПРФ:

- В 1993 году власть негласно объявила террор и взяла в заложники десятки народных депутатов, показав тем самым свой звериный оскал. Начавшейся тогда волне террора до сегодняшнего дня не видно конца. Главный итог расстрела съезда и главное преступление перед народом - осуществленная приватизация. В политическом плане мы лишились возможности пойти по пути развития парламентской республики, а значит установления реального контроля над исполнительной властью. Плачевный результат событий 1993 года привел также к утрате доверия к власти со стороны населения. Именно с того момента политика властей стала еще более закрытой и непрозрачной.

Алексей Митрофанов, депутат Госдумы, член фракции ЛДПР:

- Если бы в 1993 году победу одержал Верховный совет, то у руля власти могли оказаться не депутаты, но конкретно г-н Руслан Хасбулатов. Захватив власть, по крайней мере, на 70 лет, Хасбулатов не стал бы вести демократических разговоров и не ушел бы со своего поста, как Ельцин с плачем. Напротив, расправившись с Верховным советом, Борис Ельцин фактически предотвратил `чеченизацию` нашей страны. По сути, Верховный совет был прав и Ельцин нарушал Конституцию. Но в этом вопросе наша партия придерживалась следующего принципа: `Лучше пьяный и очень плохой русский, чем замечательный, но чеченец`. Я не думаю, что этот конфликт можно было разрешить мирным путем. Хасбулатов не понял одной главной вещи: ситуация 93-го года кардинально отличалась от ситуации 91-го. А Ельцин, как уральский медведь, расстрелял Верховный совет и оказался сильнее мягкотелых ГКЧПистов.

Константин Боровой, предприниматель, политик:

- Верховный совет не мог победить, потому что большая часть населения не выразила готовности поддержать государственный переворот. В то время речь шла о выборе между гражданской войной и политической стабильностью. В случае успешной реализации политического переворота наша страна могла бы расколоться на отдельные вотчины и коммунистические островки. По сути, расстрелом парламента Борис Ельцин предотвратил начало гражданской войны. Выстрелы по Белому дому напугали контрреволюционеров, они вызвали психологический шок, но тем самым предотвратили сотни тысяч новых жертв.

Мария Чегляева , Елена Земскова
Национальная информационная служба Страна.Ruhttp://nvolgatrade.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован