22 мая 2002
120

Реальные истории

Мужчина 55 лет, адвокат.
Впервые перенес депрессию в 14 лет, когда постепенно стала нарастать вялость, подавленность, апатия. В голове навязчиво роились мысли о несправедливом устройстве мира. Казалось, что окружающие перестал его понимать, не находил поддержки у родителей. Думал, что близкие намеренно раздражают его мелочными придирками, навязывают чуждые ему взгляды, игнорируют его мнение, выстраданное в длительных раздумьях. Считал необходимым переустроить общество на новых, более жестких, но в то же время и более справедливых началах. Родители, замечая его угрюмость, раздражительность, пытались как-то расшевелить сына, организовывали посещение выставок, спектаклей. Однако все их попытки помочь ни к чему не приводили. Постепенно снизилась успеваемость. Одно время даже стоял вопрос о домашнем обучении. Состояние обошлось самопроизвольно, без лечения, через два года. Прошла подавленность, апатия. Исчезла раздражительность, пропали мысли о несправедливом отношении окружающих. Вернулась работоспособность.

Размышления о несправедливом устройстве мира трансформировались в желание изучать государственное устройство. Увлекся изучением римского права, самостоятельно учил латынь. Довольно легко поступил на юридический факультет одного из ВУЗов. После окончания университета устроился на работу в качестве адвоката. Успешно участвовал в известных процессах. Женился, у него родился ребенок. Длительное время чувствовал себя хорошо, настроение недолго не снижалось.

В 54 года, после смерти матери, вынужден был ухаживать за тяжело заболевшим отцом. Одновременно разладились отношения в собственной семье. Последовал развод, после чего у больного вновь возникла депрессия. Появилась подавленность и тоска. Стало трудно сосредотачиваться, мысли путались, стал несобран, забывчив. Хуже всего чувствовал себя в первую половину дня, когда был особенно вял, с трудом просыпался. Исчезла прежняя живость и интерес к происходящему, книгам. На работе появилась немотивированная раздражительность, мог сорваться прямо в зале суда, накричать на кого-либо. Зато к вечеру, особенно после 19 часов, `расхаживался`, пользовался этими часами, чтобы сделать работу по дому. Как и во время первой депрессии, больным себя не считал. Думал, что подорвал свое здоровье, ухаживая за больным отцом. Обратился к психиатру лишь по настоянию родственников. В течение 2 месяцев получал терапию одним из новых антидепрессантов, после чего состояние улучшилось значительно.


Мужчина 70 лет, пенсионер.
Всегда отличался собранностью, склонностью к порядку, повышенным чувством ответственности. После окончания одного из летных училищ работал инструктором по предполетной подготовке. Женился, вскоре родилась дочь. В 30 лет из-за незначительных проблем со здоровьем был отстранен от полетов и демобилизован. После этого у него впервые возникла депрессия. Понизилось настроение, испытывал выраженную подавленность. `Тосковал по небу`, нарушился сон, нередко видел во сне как летает. Свое состояние, длившееся несколько месяцев, не рассматривал как болезненное, связывая его возникновение с утратой любимого занятия.

После демобилизации стал работать инженером в проектном институте. Проявил себя неплохим организатором. Быстро продвигался по службе. После выхода не пенсию, стали беспокоить различные `болячки`. Побаливало сердце, участились приступы бронхиальной астмы. С этого же времени, т.е. с 60 лет, стали появляться депрессивные состояния, когда в течение одного-двух месяцев испытывал немотивированную подавленность, все валилось из рук. Плохое настроение сохранялось в течение всего дня. Утром вставал особенно разбитым и вялым. В голове постоянно крутились мысли о различных болезнях. Причем, беспокоили не только реальные, но и мнимые заболевания. Например, казалось, что болен болезнью почек. Часто возникали опасения, что болен раком. В периоды пониженного настроения становился раздражительным, ссорился с родственниками. Часто плакал, был слезлив и забывчив. Движения становились замедленными, целыми днями мог в согбенной позе просидеть в кресле. Чаще всего депрессии возникали сами по себе, обычно осенью. Однако они могли быть связаны и с обострением заболевания сердца и легких. Во время одного из таких ухудшений был осмотрен психиатром. Назначено лечение антидепрессантом. Улучшение на фоне приема препарата возникло уже через 2 недели. После полного выздоровления больному было рекомендовано продолжить поддерживающую терапию тем же антидепрессантом для предотвращения развития повторных депрессивных эпизодов.


Мужчина 31 года, менеджер в частной фирме.
С молодости отличался подвижностью и веселым общительным характером. Учился всегда средне, читал мало. В старших классах и институте любил весело проводить время в шумных компаниях где танцевал, выпивал. После окончания института некоторое время работал экономистом, в дальнейшем - менеджером в частной фирме. На службе заслуженно ценили за то, что все делал быстро, не сидел на одном месте, охотно ездил в командировки и за счет хорошего контакта с людьми всегда добивался нужного результата.

Семейная жизнь, однако, не сложилась. Нередко сам давал повод для скандала. Много времени проводил с друзьями, увлекался женщинами. Несколько раз сходился и расходился с женой. Окончательный разрыв последовал, когда пациенту исполнилось 30 лет. После этого у него снизилось настроение, испытывал подавленность, чувство тоски, особенно выраженное тогда, когда оставался один. Нарушился сон, ухудшился аппетит. Особенно скучал по дочери, с которой бывшая жена запретила встречаться. Заметил, что алкоголь приносит некоторое улучшение состояния. Стал все чаще прикладываться к бутылке. Употреблял большие дозы алкоголя, преимущественно вечером после работы. Несмотря на значительное количество потребляемого спиртного никогда не похмелялся. Тем не менее, значительно снизилась работоспособность. Исчезла присущая ему подвижность. Временами вместо прежней общительности проступала угрюмость раздражительность. Друзья и сослуживцы настояли на обращении к врачу-терапевту. После многочисленных обследований, которые не выявили каких-либо серьезных отклонений в состоянии его здоровья, был направлен к психиатру. К этому моменту ужу сам понимал, что болен, и что должен лечиться. После назначения одного из современных антидепрессантов состояние полностью нормализовалось. Вернулся к прежней работе.


Больная Ш., 41 год.
Беременность и роды у матери без патологии. Раннее развитие без особенностей. Всегда отличалась чрезмерной чувствительностью к физическим болезням. Плохо переносила жару, даже незначительное повышение температуры сопровождалось резкой слабостью, тошнотой, головокружением. В течение всей жизни сохранялись страхи высоты и темноты, боязнь публичных выступлений. При ответах у доски появлялись сердцебиение, слабость, потливость.

По окончании института вышла замуж. В 25 лет родила сына. Опасалась по неосторожности причинить ребенку вред, проглядеть симптомы возможной болезни. Обычные проблемы вызывали выраженную тревогу, сердцебиение. Кардиологом устанавливался диагноз нейро-циркуляторной дистонии.

В 33 года после известия о болезни сына ежедневно стали возникать приступы, проявлявшиеся сердцебиением, головокружением, тошнотой, одышкой, ощущением кома в горле, слабостью, `ватностью` в ногах и сопровождавшиеся чувством паники, страхом смерти. Часто такие приступы развивались в транспорте, особенно в метро. В силу этого избегала пользоваться транспортом, перед входом в метро испытывала сильный страх. Госпитализировалась в лечебные учреждения кардиологического и неврологического профиля. Состояние улучшилось лишь после лечения в клинике неврозов антидепрессантами и транквилизаторами. Стала чувствовать себя спокойнее, вернулась к работе.

В последующие 8 лет на фоне незначительных эмоциональных нагрузок периодически возникала тревога, сопровождавшаяся симптомами телесного неблагополучия, возобновлялись приступы страха за жизнь.

В 41 год после смерти отца состояние резко ухудшилось, приступы паники следовали один за другим, не спала ночами. Даже в случае незначительного учащения пульса испытывала страх смерти от остановки сердца, вызывала `скорую помощь`, держала при себе кардиотропные препараты. Боялась оставаться одна дома, отказалась выходить из дома, уволилась с работы. Стационирована в кардиологическую клинику, где консультирована психиатром. Диагностировано паническое расстройство, назначено лечение современным антидепрессантом. В течение 2-х месяцев жалобы на неприятные телесные ощущения, страх перед поездками в транспорте редуцировались - приступы тревоги возникали значительно реже (1-2 раза в месяц). Вернулась к работе.


Больная Ч., 21г.
Родилась в срок от нормально протекавшей беременности. Раннее развитие своевременное. С детства отличалась робостью и стеснительностью, боялась темноты. С 12-13 лет неуверенность и стеснительность усилились. У доски испытывала сильное волнение, с трудом могла сосредоточиться, вспомнить хорошо заученный материал. Возникало ощущение `кома` в горле, менялся голос. Чувство беспокойства возникало уже накануне - засиживалась допоздна за учебниками, `пропадал` сон, наутро отказывалась от завтрака, испытывала чувство тошноты, дискомфорт и напряжение в животе, эпизодически возникали многократные позывы на дефекацию.

Сходные состояния возникали в малознакомой компании и также сопровождались дискомфортом и спазматическими болями в области желудка, чувством тяжести в низу живота, острыми позывами на дефекацию.

В 20 лет без видимой причины в вагоне метрополитена возник острый приступ болей в животе, сопровождавшийся чувством тяжести и вздутия в низу живота, резкими и внезапными позывами на дефекацию, а также выраженной тревогой и страхом, что не сможет удержать газы, произойдет непроизвольная дефекация. Опасалась, что окружающие услышат `урчание` в животе. Выбежала из вагона на ближайшей остановке, испытала облегчение лишь спустя 20-30 минут после посещения туалета. Сходные приступы в течение следующих 6 месяцев повторялись 1-2 раза в месяц. Стала пользоваться исключительно наземным транспортом. Определила для себя оптимальные маршруты, ориентируясь на расположение общественных туалетов. За неделю до госпитализации приступы болей в животе с многократными позывами на дефекацию стали возникать ежедневно, по 1-2 раза в день. Перестала выходить из дома, посещать занятия. Была госпитализирована в терапевтический стационар. При обследовании патологии со стороны желудочно-кишечного тракта не обнаружено, психиатр расценил имеющиеся нарушения как функциональные, невротические.

На фоне лечения антидепрессантом в течение 2-х месяцев жалобы на неприятные телесные ощущения, страхи полностью редуцировались. Вернулась к учебе.


Больная И., 33 года.
Родилась от нормально протекавшей беременности, в раннем возрасте развивалась своевременно. В детстве была активной, общительной, подвижной, имела много подруг. В школе училась средне, интереса к учебе не проявляла, какими-либо особыми способностями не отличалась. Мечты и планы сводились к удачному замужеству, счастливой семейной жизни.

Довольно рано вышла замуж, имеет 3-х детей. Не работала, занималась детьми, домашним хозяйством. С радостью принимала гостей, с удовольствием готовила, любила веселье. Всегда считала себя здоровой, отличалась физической выносливостью. Недомогания переносила легко, `на ногах`.

Заболела в возрасте 31 года, когда без видимых причин появилось и стало нарастать чувство физической слабости. Отмечала несвойственную ранее усталость после привычных нагрузок. Снизилось настроение, постепенно становилась все менее веселой и активной. Тогда же впервые появились тянущие и ноющие боли в области живота, сопровождавшиеся запорами, ощущением переполнения кишечника.

Неоднократно обращалась к терапевтам и гастроэнтерологам. По их рекомендации принимала различные виды ферментных препаратов, слабительные, придерживалась диеты. Однако эти мероприятия облегчения не приносили. Напротив, отмечала усугубление подавленности. Просыпалась рано, примерно в 4-5 часов утра с чувством тоски, `душевной` тяжести в области солнечного сплетения. В течение 2-3 часов могла лежать в постели, плакала. При этом испытывала сильную слабость во всем теле, не было сил встать, особенно тягостными воспринимались тянущие и ноющие боли в животе. Все чаще появлялись мысли о тяжелой и неизлечимой болезни. На высоте тоски и болей состояние становилось `невыносимым`, возникало желание умереть, чтобы прекратить страдания. Испытывала чувство вины перед близкими за то, что стала `немощной`, что вынуждена перекладывать часть своих обязанностей на мужа и дочерей. Утратила аппетит, в первой половине дня не могла заставить себя съесть что-либо, похудела примерно на 10 кг. Во время очередного обращения в терапевтический стационар консультирована психиатром.

На консультации ее состояние было расценено как `скрытая` депрессия, протекающая `под маской` соматической болезни. Было назначено лечение одним из современных антидепрессантов. На фоне этого лечения состояние стало улучшаться. Через 6 недель пациентка вновь стала деятельной, активной и вернулась к прежнему образу жизни.
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован