Эксклюзив
Московское общество испытателей природы
04 августа 2015
21875

Редкие и исчезающие виды животных и растений Республики Башкортостан

Ведение Красной книги РБ. Материалы ведения Красной книги Республики Башкортостан за 2015 год (июнь). Выпуск VIII
Main untitled11

ИНСТИТУТ ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ И БИОИНФОРМАЦИОННЫХ  ТЕХНОЛОГИЙ

БАШКИРСКОЕ РЕСПУБЛИКАНСКОЕ ОРНИТОЛОГИЧЕСКОЕ  ОБЩЕСТВО
БАШКИРСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ МОСКОВСКОГО ОБЩЕСТВА ИСПЫТАТЕЛЕЙ ПРИРОДЫ

 

РЕДКИЕ И ИСЧЕЗАЮЩИЕ

ВИДЫ ЖИВОТНЫХ И РАСТЕНИЙ

РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН

 

Материалы ведения Красной книги

Республики Башкортостан

за 2015 год (июнь)

 

Сборник статей

 

Выпуск VIII

 

     Издаётся с 2009 г.

 

Уфа

РИЦ БашГУ

2015

УДК 581(470.57) + 592 + 598.2/9

 ББК 28.5(2Рос.Баш) + 28.691+ 28.693.35

          Р33

 

 

Спонсор публикации сборника ООО НПФ «Уральский камень Эко»

 

 

Редакционная коллегия:

канд. биол. наук В.А. Валуев (отв. редактор);

д-р биол. наук, профессор  В.А. Книсс;

д-р биол. наук, профессор  А.П. Садчиков;

канд. биол. наук В.Ф. Хабибуллин;

д-р биол. наук, профессор  М.Г. Мигранов

 

 

Редкие и исчезающие виды животных и растений Республики

Р33

Башкортостан: материалы ведения Красной книги Республики

 

Башкортостан за 2015 год (июнь). Сборник статей. Вып. VIII /
отв. ред. В.А. Валуев. – Уфа: РИЦ БашГУ, 2015. – 52 с.

 

ISBN 978-5-7477-3879-9

 

     Сборник содержит справочные материалы о редких и исчезающих видах животных и растений Республики Башкортостан, представляет данные по природоохранной значимости малочисленных видов животных и растений и их динамике.

      Предназначено для биологов, работников Министерства природных ресурсов, преподавателей биологических факультетов, учителей биологии.

 

 

                                                      УДК 581(470.57) + 592 + 598.2/9

 ББК 28.5(2Рос.Баш) + 28.691+ 28.693.35

                                                                   

                                                                                                    

 

 ISBN 978-5-7477-3879-9

  © Институт экологической экспертизы

      и биоинформационных технологий, 2015

  © Башкирское республиканское

      орнитологическое общество, 2015

  © Башкирское отделение Московского

      общества испытателей природы, 2015

 

           

От редактора

Красная книга является не только интересным для обывателя информационным источником, но и юридическим (призванным охранять биологические объекты), и экономическим (определяющим распределение средств) документом. Если Красная книга составлена не верно, то есть не отражает действительности, то и принятые меры охраны явятся не нужными; вследствие чего потратятся зря народные деньги.

Исходя из нижеизложенного материала – анализа Красной книги (2014) под редакцией председателя редакционной коллегии – министра МПР РБ И.Р. Хадыева, зам. председателя редакционной коллегии – зам. министра МПР РБ И.Р. Яхина и ответственного редактора Б.М. Чичкова, можно констатировать, что в разделах «Рыбы», «Амфибии», «Рептилии», «Птицы» и «Млекопитающие» (кроме отряда Рукокрылые) не только нет новой информации, но в большом количестве присутствует дезинформация.

Составители очерков этих разделов отнеслись к своей работе халатно; что, наряду с отсутствием у них знаний о состоянии животных (о которых они писали) на территории Башкирии, превращает данный труд не только в никому не нужную макулатуру, но и в дезинформационный источник, направленный на подрыв природоохранной деятельности  Республики Башкортостан и страны в целом.

К разделу «Беспозвоночные» также много нареканий со стороны зоологов Республики Башкортостан, которые ежегодно исследуют животный мир региона. Например, в очерке «Медицинская пиявка» составитель В.Н. Ольшванг оперирует информацией по распространению вида, ссылаясь на публикацию башкирских зоологов за 1995 г.! В то же время данные о не нахождении этого животного в XXI в. (отчёт башкирских зоологов об этом находится в МПР РБ) данный автор игнорировал; а может ему было некогда читать отчёты местных профессионалов. Своих данных у составителя В.Н. Ольшванг нет. На каких основаниях ему поручили работу над этим очерком и за что заплатили ему деньги – так же непонятно.

Наш совет правительству Республики Башкортостан – чтобы избежать в дальнейшем выбрасывание бюджетных денег «на ветер» (и так уже 1,5 млн. потратили зря – имеется в виду сама публикация книги и зарплата составителям очерков), эту книгу следует уничтожить и приступить к созданию другой, которая будет отражать действительность.

 

РЕЦЕНЗИЯ НА РАЗДЕЛ «ЗЕМНОВОДНЫЕ»

КРАСНОЙ КНИГИ РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН (2014)

под рук. Б.М. ЧИЧКОВА

 

Валуев В.А.

Институт экологической экспертизы и биоинформационных технологий

Республика Башкортостан, 450571, Уфимский район, сан. Юматово,

ул. Парковая, д. 36.

E-mail: ValuyevVA@mail.ru

 

При анализе очерков о земноводных Башкирии (составитель Н.М. Самойлова) в глаза бросается не только незнание автора состояния этих животных на территории республики, но и географии самой территории.

Так, в очерке «Гребенчатый тритон» составитель указывает, что данный вид зарегистрирован в 8 административных районах РБ. На представленной карте с границами административных районов действительно представлено 8 красных кружков – как надо полагать, мест регистрации гребенчатого тритона. Однако, на карте ни в Белорецком, ни в Благовещенском районах места встреч не указаны; что показывает на неосведомлённость составителя в географии республики. Тут же возникают вопросы: 1) откуда составитель взял данные о нахождении гребенчатого тритона в Белорецком и Благовещенском районах, если в ссылках об этом ничего не говорится; 2) как составитель очерков для Красной книги может дать что-либо полезное в информационном плане, если он не знает сам, где находится? Если такая ситуация не обескураживает руководство МПР РБ, то это означает, что составителем Красной книги Республики Башкортостан может быть любой человек не имеющий понятия ни о животном мире республики, ни о том, где она находится. В сущности, как показывает дальнейший анализ данной Красной книги – так оно и есть.

В этом же очерке составитель в подразделе «Принятые и необходимые меры охраны» даёт рекомендацию: «запрет хозяйственного использования заселённых видом водоёмов, сокращения в них численности хищных рыб». Здесь составитель противоречит сам себе – если сокращать численность хищных рыб, то это следует, как нам видится, делать с помощью отлова (не отравлять же водоём!). А отлов рыбы – есть не что иное, как хозяйственное использование. Если же уничтожать хищных рыб, то следует уничтожать и птиц, питающихся земноводными – цапель, выпей и т.п. и млекопитающих – выдру, норок и других, которые могут поймать тритона в мелкой луже и на суше. Как же тогда согласовать уничтожение животных в ООПТ, в которых водится гребенчатый тритон? Данные рекомендации указывают на формальный подход Н.М. Самойловой к доверенной ей задаче создания Красной книги РБ.

В подразделе «Численность …» составитель сообщает: «Современных данных по численности нет. Причины снижения численности – загрязнение водных биотопов, изменение среды обитания, хищничество интродуцированных рыб, отлов любителями».

Разберём, правду ли сообщает Н.М. Самойлова?

1. «Современных данных по численности нет».

Если у составителя этих данных нет, то на каких основаниях он указывает на снижение численности?

2. Если составитель понятия не имеет о географическом расположении даже административных районов республики, то, на каком основании зиждется утверждение: «загрязнение водных биотопов»? Разве был проведён составителем анализ загрязнения хоть одного водоёма?

3. На каком основании Н.М. Самойлова утверждает: «..изменение среды обитания»? То, что она ни разу не была ни на одном из мест обитания гребенчатого тритона, ясно из представленного списка «Источники информации». Так как же она может рассуждать о динамике – изменилась ли среда обитания или нет? Опять же возникает вопрос – если изменилась, то за какой срок и кто, и как может это подтвердить?

4. Составитель очерка утверждает, что причиной снижения численности гребенчатого тритона является «хищничество интродуцированных рыб». У читателя возникают вполне обоснованные сомнения.

Во-первых, из приведённого выше ясно, что у составителя нет никаких данных о том, каких хищных рыб интродуцировали в водоёмы восьми перечисленных им районов РБ, когда и в каком количестве.

Во-вторых, неужели «местные – не интродуцированные» хищники не поедают гребенчатого тритона? Если это так, то на чём это их поведение основывается? На дружбе?

5. Н.М. Самойлова утверждает, что причиной снижения численности гребенчатого тритона является и «отлов любителями».

Опять возникают сомнения в правильности приводимого довода. На каком основании составитель очерка это утверждает? Она знает количество выловленных любителями гребенчатых тритонов (причём в каждом из 8 районов)? Вряд ли. Если подразумевается, что любители знают больше местообитаний этого животного, чем составитель очерка, то следовало бы им составлять этот очерк, а не Н.М. Самойловой. Кстати, если данное предположение верно, то это большой минус МПР РБ, как руководству, не способному создать компетентный коллектив.

 В очерке «Травяная лягушка» составитель (Н.М. Самойлова) сообщает о районах РБ, где встречен данный вид, и показывает на карте места находок. Следует отметить, что все места, где была встречена эта лягушка, Н.М. Самойлова позаимствовала из публикации В.Ф. Хабибуллина. Причём опять же, как и в очерке про гребнистого тритона, проходит халатная неаккуратность. Например, составитель указывает на обитание травяной лягушки в Иглинском районе, а на карте это не отмечено. Составитель, ссылаясь на работу В.Ф. Хабибуллина, указывает, что травяная лягушка встречена в Баймакском, Зилаирском и Учалинском районах, что не верно, т.к. этот автор, наоборот, указывает, что в этих районах данная амфибия не найдена.

Точки находок на карте Н.М. Самойловой и В.Ф. Хабибуллина не совпадают, что говорит о том, что Н.М. Самойлова созидала карту по принципу «истина где-то недалеко».

Как и у В.Ф. Хабибуллина, ни на карте, ни в подразделе «Распространение» Н.М. Самойловой нет указания на встречу данного вида на северо-востоке республики; хотя это опубликовано ни на какой-то конференции, а в сборнике «Редкие и исчезающие виды животных и растений Республики Башкортостан» издающийся с 2009 г. Уж выпуски этого-то сборника составитель Красной книги Башкирии должен был смотреть в первую очередь; а Н.М. Самойлова о нём и не подозревает. Вот ещё один огромный минус использования знаний «не местных» специалистов.

Составитель очерка утверждает, что: «Редкость обусловлена… большим количеством врагов». Видимо, Н.М. Самойлова не знает, что у остромордой лягушки на территории Башкирии врагов никак не меньше. Поэтому данную причину следует отклонить.

Другие причины редкости травяной лягушки:

1. «изменение и загрязнение местообитаний» - нельзя принимать во внимание, т.к. прежде чем это утверждать, необходимо иметь данные по состоянию этих местообитаний как в настоящее время, так и в предыдущее.

2. «гибелью на дорогах» - также не является доводом, т.к. по причине редкости этого вида и удалённости его от автомагистралей процент гибели от машин должен быть мизерный.

3. «отловом и уничтожением людьми» - рассматриваться в принципе не может, т.к. в Башкирии, по крайней мере, население не страдает маниакальной агрессивностью к травяной лягушке; оно также не использует данный вид в пищу. Поэтому специально отлавливать травяных лягушек с целью их уничтожения – могут только «залётные специалисты».

Призыв составителя в подразделе «Принятые и необходимые меры охраны»: «Необходимы дополнительные исследования для уточнения мест обитания ..» несколько опоздал. К этому взывал ещё 10 лет назад В.Ф. Хабибуллин. Вот как раз с 2004 г. по 2014 г. – это и было время на «дополнительные исследования», которые должен был провести составитель очерка.

Очень несостоятельно выглядит довод, что лимитирующим фактором является «расположение популяции на восточной границе ареала вида». Видимо, составитель по-своему понимает значение слова «лимитирующий». Если же Н.М. Самойлова разумеет под ним понятие «ограничение», то тогда какие она собирается принять меры охраны по устранению этого фактора?

В очерке «Прудовая лягушка» составитель (Н.М. Самойлова) также оперирует чужими данными, причём из них только одна работа (Зарипова и др., 2014) посвящена состоянию этого вида в Башкирии за последние 10 лет. Однако и тут имеется «нестыковка», т.к. эта работа посвящена земноводным только городских территорий. Собственных исследований у составителя очерка нет. Данных ни своих, ни чужих – у неё тоже нет. То, что составитель утверждает, что причиной снижения численности является: «сооружение бетонированных вертикальных набережных на берегах прудов и озёр» говорит о том, что автор этого очерка даже понятия не имеет о состоянии мест обитания прудовой лягушки в Башкирии. Где она видела вертикальные бетонные набережные, остаётся только догадываться.

В подразделе «Численность …» составитель сознаётся, что об этом ничего не знает; и это ей не мешает ей утверждать о происходящем снижении численности!

Касательно убеждения составителя: «Причины снижения численности: осушение и разрушение водоёмов», – лишнее доказательство полного незнания ситуации с прудовой лягушкой в Башкирии. Какой водоём, где обитали прудовые лягушки, разрушили? И каким образом происходило это разрушение?

Что означает утверждение составителя: «Бессмысленное уничтожение человеком»? Следует здесь отметить, что не каждый зоолог отличит прудовую лягушку от озёрной; как же их отличает друг от друга население республики, для того, чтобы «бессмысленно» их уничтожать?

Что касается утверждения составителя о гибели прудовой лягушки под машинами, то следует заметить, что автор данной рецензии проехал по дорогам республики не одну тысячу километров – и ни разу не видел задавленной прудовой лягушки. Где данную информацию почерпнула составитель очерка? И стоит ли ей доверять?

Рекомендация составителя очерка по необходимым мерам охраны –«Пропаганда охраны вида» шокирует специалиста. Ведь, чтобы отличить прудовую лягушку от озёрной, – её следует, –  поймать. Вот такой способ охраны! Не лучше ли тогда не охранять – меньше лягушек помрут от инфаркта во время их ловли.

Исходя из вышеизложенного, можно констатировать, что Самойлова Н.М. (составитель очерков) отнеслась к своей работе халатно. Она даже не смогла правильно переписать уже имеющиеся данные. Собственных данных у неё нет. Поэтому представленный ею труд следовало бы уничтожить, чтобы он не дезинформировал ни МПР РБ и РФ, ни правительство РБ и РФ, ни граждан страны, ни мировую общественность.

 

РЕЦЕНЗИЯ

НА РАЗДЕЛ «ПТИЦЫ»

КРАСНОЙ КНИГИ РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН (2014)

под рук. Б.М. ЧИЧКОВА

 

Валуев В.А.

Институт экологической экспертизы и биоинформационных технологий

Республика Башкортостан, 450571, Уфимский район, сан. Юматово,

ул. Парковая, д. 36.

E-mail: ValuyevVA@mail.ru

 

При написании рецензий принято сначала похвалить автора (-ров) рецензируемой работы. Не будем менять этого, и сразу похвалим тех, кто честно подвизался на данном поприще – т.е. художников и полиграфистов. А теперь посмотрим, кто и как создавал и оценивал очерки птиц. Начнём с последнего – единственным членом редакционной коллегии – орнитологом – является В.В. Тарасов (кбн, ИЭРЖУр отд. РАН), специалист, ни разу не работавший в Башкирии и не имеющий ни одной статьи о птицах республики. Каким образом он мог редактировать – непонятно. Рецензентов орнитологов нет – отсюда и те ошибки, которыми пестрит данное издание.

Что касается самих составителей очерков Красной книги (в дальнейшем КК) про птиц, то они даже не имеют представления о таких понятиях как пролётный и залётный вид. Например, кречета, малого лебедя и стерха они включили в список залётных видов. Встаёт вопрос, если птицы, пересекающие какую-либо территорию с зимовки на гнездование и обратно, относятся к залётным, то является ли тогда в их понятии термин «пролётный» синонимом понятия «залётный»? Даже не специалисту понятно, что эти два понятия разные: «залётный» - случайно залетевший, а «пролётный» регулярно пролетающий. Т.к. у всех авторов этого издания высшее образование, то нельзя допустить, что это им не известно. Тогда остаётся одно объяснение допущенных ими ошибок – они понятия не имеют о  том, над чем трудились.

Чтобы не быть голословным разберём приложения и несколько очерков этой книги. Начнём с меньшего – с приложения № 3 «Список залётных видов».

Известно, что кречет довольно регулярно отмечается на весеннем и осеннем пролётах на территории РБ. Южная граница его кочёвок достигает южных границ Казахстана. Если кречета считать залётным видом Башкирии, то, следуя логике, в эту категорию следует внести зимняка, свиристеля и щура. Малый лебедь и стерх посещают территорию РБ во время своих осенних и весенних миграций, как, например, вальдшнеп или кулик-воробей. Что же, и эти виды (вальдшнепа и кулика-воробья) теперь следует относить к залётным?

Почему орлана-долгохвоста, которого наблюдали в РБ вместе с молодыми особями, включили в список залётных видов, а курганника и белощёкую крачку, потомство которых никто не видел, включили в список КК (курганник) и в аннотированный перечень (АП) видов нуждающихся в особом внимании (белощёкая крачка)?

Непонятны критерии, которыми руководствовались авторы, перетасовывая виды по приложениям и включая их в список КК. Например, стерха объявили залётным видом, а краснозобую казарку, которая также редко регистрировалась в РБ, включили в список КК. Если краснозобую казарку включили в список КК, то на каком основании из него исключили малого лебедя?

Почему розовый и кудрявый пеликаны, чуть ли не каждый год, регистрирующиеся в РБ занесены в список залётных видов, а дрофа, которую наблюдали здесь лишь в середине XIX в. – в список КК?

Почему обыкновенного осоеда, который встречается почти по всей Башкирии внесли в список КК, а мохноногого сыча и ястребиную сову в АП?

Почему лебедь-кликун, не гнездящийся в РБ и зарегистрированный здесь лишь несколько раз включён в КК, а серый гусь, практически исчезнувший с гнездования, исключён? Почему огаря, распространившегося почти по всей территории РБ  оставили в КК, а серую куропатку исключили? Ведь и непосвящённому понятно, что через год-два последняя останется лишь в вольерном хозяйстве; т.к. на одну серую куропатку в Башкирии приходится минимум 40 охотников.

Если сапсана, который встречается повсеместно в горах Башкирии и, в последние годы, расширяющий своё распространение в равнинные ландшафты, оставили в КК  только из-за того, что этот вид внесён в КК РФ (как мы предполагаем), то, на каком основании исключили из КК РБ золотистую ржанку? Ведь она тоже, как и сапсан, внесена в КК РФ.

Зачем ремеза и горихвостку-чернушку внесли в АП нуждающихся в особом внимании видов, ведь эти виды и без их охраны расселились по всей Башкирии?

Удивительно, почему длинноносый крохаль, которого за последние 100 лет видели лишь несколько раз, попал в одно приложение с седым дятлом, который на территории РБ исчисляется тысячами особей?

Не меньшего удивления заслуживает и то, что авторами в список КК внесена бородатая неясыть, за последние 20 лет окупировшая Южный Урал; а практически исчезнувшая серая неясыть внесена лишь в АП.

Одно то, что серощёкая поганка исключена из КК РБ указывает на неосведомлённость авторов о состоянии авифауны республики. Эти птицы практически исчезли с территории Башкирии – за последние 5 лет не встречено ни одной особи.

На чём основывались авторы КК РБ когда исключали большого крохаля? Эта птица осталась, в основном, на горных реках, и в последнее время испытывают тягчайший пресс, как от туристов, так и от охотников, т.к. приуроченность этого вида к руслам рек, делает её лёгкой добычей.

 

Удивителен и подход к написанию Красной книги РБ. Очерки пишут те люди, которые практически никогда не занимались авифаунистическим исследованием Башкирии. Из местных орнитологов в разработке КК участвовали лишь два человека – Алексеев В.Н. изучает птиц Уральского заповедника, Торгашов О.А. – нац. парка «Башкирия». Гащек В.А. и Чичкова А.С. посещали Башкирию единично лишь в нескольких точках; Тарасов В.В. вообще в Башкирии не работал. Вот эти специалисты и написали Красную книгу Республики Башкортостан! По большому счёту очерки о птицах данной книги основаны не на знаниях авторов их написавших, а на информации опубликованных работ исследователей Республики Башкортостан.

Ниже кратко разберём очерки о птицах.

А.С. Чичкова, в очерке о лебеде-кликуне указывает, что на территории РБ гнездится 30-50 особей. Откуда она это взяла? Нет ни одной публикации, где указывалось бы о гнездовании кликуна в РБ с конца XIX века. А то, что Захаров В.Д. указывает на гнездование этих лебедей, означает нахождение этих мест на территории Челябинской области. Как видно, А.С. Чичкова даже не поняла, на что и зачем ссылалась. В том же очерке она указывает, что кликун отмечается на пролёте по всей территории РБ, за исключением северо-восточной части, ссылаясь на 7 источников (Ильичёв, Фомин, 1988; Красная книга Башкирской АССР; Алексеев, 2009; Габбасова и др., 2009; Полежанкина и др., 2009; Подмарёв, 2010; Фоминых, 2010; Баккалова, 2012). Но ни в одной из перечисленных работ нет указания на отсутствие кликуна в северо-восточных районах РБ.

В очерке о краснозобой казарке В.А. Гашек и А.С. Чичкова с ссылкой на Бакалову (2012) указывают: «Ежегодно на пролёте встречаются группы по 7-12 особей на р. Белой в заповеднике «Шульган-Таш». В последнее десятилетие пролётные пути сместились ниже по пойме реки на сопредельную территорию». Возникает уместный вопрос – если в заповеднике эти птицы встречаются ежегодно, то это означает, что они пролетают там каждый год. Как же тогда согласуется с этим утверждение авторов, что в последнее десятилетие казарки там не встречаются? Тут уж надо было авторам держаться чего-либо одного – или пролетают или не пролетают. Так же удивительна и ссылка на «сопредельную территорию». Хотелось бы подробнее узнать о площади этой территории – от границ заповедника до ближайшей деревни? До соседнего района? В этом же очерке авторы указывают: «На территории республики во время миграций отмечается нерегулярно» - как же так, ведь несколькими строками выше они утверждали, что эти птицы встречаются ежегодно!

Очерк о белоглазом нырке продолжает традицию удивления читателей: «В настоящее время в низовьях р. Белой в период осеннего пролёта очень редок [3]». Ссылка [3] – означает работу В.Д. Ильичёва и В.Е. Фомина за 1988 г., в которой говорится об экспедициях 1974-75 гг. Поэтому «настоящее время» г-жи А.С. Чичковой никак не согласуется с «2014 годом», как ни как – прошло почти полвека.

В очерке о турпане А.С. Чичкова указывает: «Гнездящиеся птицы встречены…в августе на оз. Каряжное (есть сомнения в правильности определения вида) и в 2003 г. на оз. Бол. Елань». Из всех литературных источников представленных в данном очерке А.С. Чичковой, про авифауну озёр Каряжное  и Бол. Елань опубликовано лишь у В.А. Валуева. Почему же в одном случае у А.С. Чичковой возникло сомнение в правильности определения, а во втором – нет? На каком основании возникло это недоверие? Чем руководствовалась А.С. Чичкова, обдумывая свои сомнения? Вряд ли она и сейчас сможет на это ответить. В любом случае, при написании очерка следовало бы определится в истинности – ведь найти эл. адрес В.А. Валуева проблемы для авторов КК не должно было составить – они же видели статьи, в которых указывается его E-mail; к тому же его телефон знают и зам. председателя редакционной коллегии и сотрудники отдела ООПТ МПР РБ и др. участники написания этой книги. А вот на вопрос, почему А.С. Чичкова взялась за написание очерков тех птиц, о которых у неё нет собственной информации, хотелось бы узнать ответ.

Ещё более удивления вызывают тандемы соавторов, которые изучали авифауну Башкирии лишь один месяц, да и то по работам других людей. Например, авторы очерка о скопе В.В. Тарасов и А.С. Чичкова пишут: « За последние 120 лет на территории произошло значительное снижение численности скопы». Посмотрим, на каком основании они это утверждают. Абзацем выше эти авторы, ссылаясь на данные П.П. Сушкина, указывают: «В Башкирии в конце XIX в. …везде была редка». Так как же можно утверждать, что произошло «значительное снижение численности»? Далее авторы указывают, ссылаясь на работу Н.М. Лоскутовой и Л.А. Едрёнгкиной (1989), что в междуречье Нугуша и Белой гнездились 8-10 пар скопы. Вот он результат, который получается от работы людей не только не владеющих материалом, но даже не пытающихся хоть мало-мальски его освоить. Дело в том, что расстояние это составляет менее 150 км. Так разве 1 пара скопы на 15 км это редкость для такой хищной птицы!? Да это – перенаселение вида; в таком случае их следует отлавливать и расселять!! А как понимать предложение: «Отдельные особи отмечались почти на всей территории РБ»!? Это как понимать? Три-четыре особи размазались по территории республики?

В разделе «Численность, ..» авторы указывают: «Наблюдается конкурентное вытеснение скопы орланами». Следует заметить, что утверждение весьма безосновательное. По данным самих же авторов (вернее по данным В.А. Валуева и В.Д. Захарова, на которых авторы ссылаются), орлана-белохвоста в Башкирии с начала XXI в. насчитывается 30-40 пар. Если бы они внимательно почитали П.П. Сушкина (1897) или В.А. Валуева (2008), то узнали бы, что этого хищника П.П. Сушкин (1897) встречал каждый день во время своего путешествия по Уфимской губернии. Следовательно, к XXI в. этот орлан практически исчез с территории РБ (если сопоставить численность XIX и XXI вв.), а скопа осталась таким же редким видом каким и была. Тогда как же можно говорить о том, что белохвост явился причиной снижения численности скопы? Данное утверждение В.В. Тарасова и А.С. Чичковой указывает также и на то, что они не знакомы с биологией обоих видов – орлан хватает рыбу  с поверхности воды, а скопа – ныряет за ней, погружаясь полностью в воду. Таким образом, орлан никак не может конкурировать со скопой.

В очерке про обыкновенного осоеда, авторы (В.В. Тарасов, А.С. Чичкова) ссылаясь на С.В. Кирикова (1952) утверждают, что этот вид в начале XX в. был обычен. Вопиющая дезинформация, С.В. Кириков в этой книге указывает, что он видел осоеда всего лишь два раза – в 1937 и 1938 годах! Далее авторы указывают: «В настоящее время сведений о его гнездовании нет». Очень прискорбно, что руководство МПР РБ выкинуло деньги на ветер, поручив создание Красной книги таким специалистам. А вот у нас эти сведения имеются, т.к. мы изучаем животный мир республики – осоед гнездится и в Уфе, и в Уфимском и рядом расположенных районах; можно сказать, почти по всей территории РБ.

Эти же авторы учат, что осоед изредка потребляет лягушек. Опять же не знание биологии вида – осоеды их не просто любят, а очень любят. Временами амфибии являются их основной пищей. Об этом знали и 200 лет назад. Так, П.С. Паллас пишет: «По причине множества здесь водящихся ящериц, и малых жабами питающихся ястребов (Falco apivorus), птицу сию сходнее бы назвать ящеричным ястребом (F. lacertarius) нежели пчелиным, потому что я, зоб его ничем не находил более наполненным, как только ящерицами и жабами».

Утверждение, авторов, что лимитирующим фактором является вырубка старых деревьев, просто смехотворно. Если они исходят от того, что старые деревья или должны быть выше не старых, или подразумевают наличие пустот в стволе, то следует им подсказать, что, высота дерева не имеет для этого вида никакого значения, т.к. осоеды не гнездятся на верхушках; а дупла для них тоже не интересны, т.к. они не строят в них гнёзда.

Удивительное халатное отношение к своей работе показывают в своём очерке о степной луне те же В.В. Тарасов и А.С. Чичкова. Они, ссылаясь на В.Д. Ильичёва и В.Е. Фомина (1988), утверждают, что в 1970-х гг. этот хищник продолжал встречаться чаще, чем полевой и луговой луни. На самом деле такое утверждение не соответствует действительности, т.к. В.Д. Ильичёв и В.Е. Фомин (1988) сообщают, что степного луня они видели только 2 раза; в то время как лугового – 3, а полевого – 4 раза.

В очерке о курганнике В.В. Тарасов и А.С. Чичкова опять показывают свою некомпетентность в области познания биологии птиц. Их утверждение, что лимитирующими факторами является разорение гнёзд этого хищника воронами и грачами – просто шокирует. Так и хочется задать вопрос, каким же образом защищает свои гнёзда канюк, который в 1,5-2 раза мельче курганника? Ведь ему не мешают вороны и грачи поддерживать численность до 20 тыс. особей и более?

В очерке о змееяде, В.В. Тарасов и А.С. Чичкова утверждают, что низкая численность этого вида обусловлена большой его осторожностью. Нам трудно с этим согласится, т.к. чем более осторожна птица, тем легче ей выжить. А информация их о том, что лимитирующим фактором является низкая численность змей просто шокирует. Да будет известно этим «исследователям Республики Башкортостан», что только одних обыкновенных ужей (не считая других змей, ящериц и мышевидных грызунов), только в одном Уфимском районе столько, что хватит прокормить тысячу змееядов. Было бы лучшим вариантом, если бы эти авторы сначала исследовали кормовую базу данного вида, а потом уже бы выкладывали свои данные, а не дезинформировали общество и сотрудников МПР РБ. Хотя, судя по всему, последним это и не интересно.

Очерк про степного орла даже и разбирать не хочется. Как, в здравом уме, залётный вид (каким считают эту птицу авторы очерка В.В. Тарасов и А.С. Чичкова) можно внести в список Красной книги, а не в приложение № 3 «Список залётных видов..»?

А что стоит их утверждение: «Много гнёзд гибнет при сжигании старых скирд соломы, на которых селятся до 20% орлов»?? Вот это компетентность!! Вот это сообразительность!! Только, что утверждали, что вид залётный, а уже говорят о гибели многих гнёзд! Уважаемые, В.В. Тарасов и А.С. Чичкова, так степной орёл, гнездящийся или залётный вид? И что в вашем понятии означает слово «много»? Если вы подразумеваете под этим «более двух», например «3», то 100% - это уже 15 найденных вами в Башкирии гнёзд степного орла. Причём данная статистика, будет интересна и для министерства сельского хозяйства, ведь если «3 скирды» – это «много», то, сколько всего в республике старых скирд? А если «3 скирды» это всё-таки ничтожное количество, по сравнению со всеми скирдами республики, то, сколько же степных орлов гнездится на её территории?

Эти же авторы указывают, что: «Велика гибель от электрошока на опорах ЛЭП». Было бы уместно сообщить конкретную цифру – 1, 10, 100 особей? Какая из них является для авторов «великой»? Где в Башкирии они нашли под ЛЭП хотя бы одного степного орла?

В очерке о большом подорлике В.В. Тарасов и А.С. Чичкова опубликовали сенсацию; оказывается у этого вида основная добыча – водяная полёвка!! Ни один из известных исследователей, через чьи руки прошли не один десяток этих орлов (Дементьев, Сушкин, Раде, Тачановский, Скалон, Эверсманн, Сомов, Штегман и др.) вообще не упоминают о водяных полёвках в питании этих орлов. Интересно, сколько больших подорликов вскрыли авторы данного очерка?

Не менее интересно и утверждение авторов о том, что лимитирующими факторами являются: «..распашка пойменных лугов или их зарастание вследствие прекращения сенокоса и выпаса». Закономерен вопрос – как же жили большие подорлики, когда человек не занимался скотоводством?

В очерке про могильника также всюду «сквозит» незнание авторами (В.В. Тарасов, А.С. Чичкова) материала. Они утверждают, что могильник в РБ в горах не встречается, хотя, в той книге, на которую они ссылаются (Валуев В.А., «Экология птиц Башкортостана») чёрным по белому написано – в горах гнездится 30-40 пар этих хищников. Далее они утверждают, что эти орлы питаются, в первую очередь, сусликами. Если бы они подбирали бы биологический материал под гнёздами этих птиц в Башкирии, то знали бы, что основной корм – это грачи.

Утверждение авторов о том, что лимитирующим фактором является дефицит гнездовых биотопов, не лезет ни в какие рамки. Это уже само собой доказывает, что авторы не знают ни биологии вида, ни природу Башкирии; т.к. минимум 30% территории республики есть не что иное, как тот самый пресловутый гнездовой биотоп. Снова и снова сквозят стандартные и безосновательные утверждения, например: «Негативно воздействует…вырубка высокоствольных деревьев». Да этим орлам безразлично, на каком дереве вить гнездо; по крайней мере, в Башкирии. Опять же: «гибель птиц на ЛЭП». Откуда эти данные? Кто в Башкирии находил могильника под ЛЭП?

А что стоит их призыв к ужесточению контроля над контрабандой живых птиц? Кому могильники нужны? Они же не являются охотничьими птицами. Сколько известно авторам случаев вывоза могильников из Башкирии? На каком основании они стремятся загрузить законодателей лишней работой?

В очерке про беркута авторы (В.В. Тарасов, А.С. Чичкова) утверждают, что на состояние популяции негативно влияет: а) «отсутствие приемлемых мест для гнездования богатых потенциальной добычей» и б) «оптимальных для охоты обширных открытых территорий». Было бы интересно узнать, что имеют в виду авторы под «приемлемыми местами гнездования», а также узнать, какие территории в Башкирии «богаты потенциальной добычей». Ну а то, что авторы считают, что в республике нет «обширных открытых территорий», видимо сказывается недостаточное «ужесточение контроля» сотрудников МПР РБ над качеством этой писанины.

В очерке про орлана-белохвоста авторы (В.В. Тарасов, А.С. Чичкова) утверждают: «В питании преобладает рыба, чаще заморная и снулая». Неужели авторы не знают, что «заморной» рыбой называется та, которая обессиливает от кислородного голодания подо льдом; причём это случается в феврале-марте? Так как же эту заморную рыбу можно считать преобладающим кормом в течение календарного года?

Опять же, никаких свои данных о численности птиц авторы не приводят. А это означает то, что они с этим видом в Башкирии никогда не сталкивались.

В очерке про балобана авторы (В.В. Тарасов, А.С. Чичкова) и противоречат сами себе, и показывают незнание материала. Так, они сообщают: «Вид в очень небольшом количестве сохранился местами в степях». Так как же абзацем выше они утверждают, что: «В настоящее время регистрируются только пролётные особи»?

Далее эти же авторы указывают: «На территории Башкортостана возможны единичные гнездовые находки». Следовательно, авторы не знают о существовании хотя бы одного гнезда. Следующее предложение авторов гласит: «Основной негативный фактор – незаконный отлов и вывоз..».  Так как же авторы очерка, не имея данных о нахождении в Башкирии ни одного гнезда балобана, смеют утверждать, что отлов является ОСНОВНЫМ негативным фактором. Поразительно, насколько авторы чувствовали себя безнаказанно при написании таких умозаключений? Создаётся впечатление, что они вообще не думали о том, что писали и были уверены, что им, чтобы они не написали, – всё равно заплатят. Неужели в МПР РБ имеет место коррупция?

Далее В.В. Тарасов и А.С. Чичкова указывают: « Численность и плодовитость зависят от наличия удобных для гнездования скальных образований». Разве в Башкирии мало скальных образований? А разве балобану обязательно нужны скалы? Ведь С.В. Кириков (1952), на которого же и ссылаются авторы, сообщает, что он нашёл гнездо на дереве, в маленькой сосновой рощице среди степей.

В очерке про степную пустельгу авторы (В.В. Тарасов, А.С. Чичкова) сообщают: «Мелкий сокол .. с широким закруглённым хвостом». Одно это предложение показывает, что степную пустельгу эти «исследователи динамики птиц Башкортостана» не видали ни разу, т.к. у этой птицы хвост ступенчатый, как у сороки.

Удивительные «познания» показывают авторы (Б.М. Чичков, А.С. Чичкова) в очерке про красавку. Мало того, что у них «достоверных данных о численности в РБ нет», эти авторы утверждают, что отрицательными факторами для этих птиц в Башкирии являются вытаптывание гнёзд скотом и беспокойство. И это они говорят о виде распространяющимся по республике! Можно было понять это их высказывание, если бы наблюдалось сокращение вида, но в данном случае…

Далее не легче: « В последнее время красавки в качестве гнездовых биотопов используют различные посевы, что благотворно отразилось на состоянии вида», сообщают они, ссылаясь на В.К. Рябицева. По этому поводу следует заметить:

- во-первых, В.К. Рябицев никогда не был в Башкирии, поэтому ссылаться на него, всё равно как на Петра Порошенко;

- во-вторых, как можно говорить о «благотворном отражении», если вид самостоятельно расселяется в естественных условиях;

- в третьих, кто и в каких посевах в Башкирии видел гнёзда красавок?

Если речь идёт о других регионах, то авторам следовало писать Красную книгу тех регионов, а не РБ.

Ну а принятые меры охраны в Башкирии вообще сбивают здравомыслящего человека с толку: «Содержится в питомнике Окского гос. заповедника». Это что означает? То, что МПР РБ там содержит красавок, чтобы они не исчезли из Башкирии?

Дрофу авторы очерка (Б.М. Чичков, А.С. Чичкова) включили в Красную книгу лишь на том, что «В РБ изредка отмечаются залёты»! Вот это рассудительность! Вот это специалисты! Ведь если зарегистрирован залёт вида, то его следует поместить в приложение «Залётные виды»!

Кречетку  авторы очерка (В.А. Гашек, А.С. Чичкова) включили в Красную книгу, также основываясь «на редких залётах». Ну, так и хочется снова и снова спрашивать, уважаемые дамы и господа, почему залётные виды вы помещаете в основной список Красной книги, а не в приложение № 3 «Список залётных видов птиц»?

Строчкой ниже, авторы указывают: «Основные причины сокращения численности вида – распашка целинных степей». Такое впечатление, что один автор писал чётные строки, а другой нечётные. Как можно говорить о том, что причиной сокращения вида является распашка земель, если вид – ЗАЛЁТНЫЙ! К тому же, если речь идёт о сокращении вида, уместно было бы показать хотя бы средние показатели динамики численности; например, 10 лет назад «Z», а в настоящее время – «на F% меньше». Если таких данных нет, то как можно утверждать, что происходит сокращение вида? Такие заявления подпадают под понятие «научная недобросовестность», т.е. человек не дорожит своей профессиональной репутацией.

Интересен и анализ авторами цитируемых ими публикаций. Так, они указывают, что В.А. Валуев (2007) утверждает, что «с 1970 гг. этот вид никто не встречал, однако, есть данные, что одиночная особь кречетки встречена 23 мая 2010 г.».

Поясняем авторам причину не стыковки – Валуев А.А. опубликовал свои данные в 2007 г. и не мог знать, что увидит Артемьев А.И. в 2010 г. Поэтому слово «однако», здесь не только не уместно, но оно является дезинформирующим.

Шилоклювку авторы ((В.А. Гашек, А.С. Чичкова) считают залётным видом (раздел «Распространение»). Так почему же она помещена в основной список Красной книги, а не в приложение № 3 «Список залётных видов птиц»?

В разделе «Численность …» авторы указывают, что численность этого кулика не превышает нескольких десятков особей. Причём, строкой ниже они сообщают о том, что в республике этот вид гнездится. Вот такой разброс мыслей и мнений. Видимо, разделы авторы писали порознь; а тот, кто принимал материал, не понимал значение слов – «гнездящийся» и «залётный».

В очерке о кулике-сороке авторы (Б.М. Чичков, А.С. Чичкова) указывают, что: «наибольшая численность наблюдается в северо-восточной части региона». А в следующем предложении сознаются, что количество гнездящихся пар им не известно. Возникают вопросы:

 – если неизвестно, сколько всего гнездится куликов, то на каком основании утверждается, что в северо-восточной части их больше?

- почему авторы ссылаются на данные В.А. Валуева (2005а), ведь в этой статье, последний прямо указывает, что его наблюдения относятся к периоду 1983-2004 гг.; а задача авторов настоящей Красной книги – выявление численности вида с 2004 по 2014 гг.

Следующая строка сообщает нам такую информацию от авторов очерка: «Негативно влияют ограниченность гнездовых стаций..». Судя по данному заявлению, читатель понимает, что авторы всё же имеют данные о числе гнездовых стаций и их протяжённости. Тогда почему же на этой же строке, авторы отрицают это и притворяются, что не владеют информацией о численности кулика-сороки?

Очерк о большом кроншнепе составители (Б.М. Чичков, А.С. Чичкова). Наглость, плагиат и компиляция авторов просто поражают. Ниже приводим 11 из 14 строк текста составителей раздела «Распространение», в котором курсивом выделен текст из книги В.А. Валуева «Экология птиц Башкортостана (2008)», жирным – то, что составители очерка (Б.М. Чичков, А.С. Чичкова) удалили из текста В.А. Валуева; шрифт Times New Roman – собственный текст авторов – Б.М. Чичкова и А.С. Чичковой: «В XX в. на гнездовье большой кроншнеп встречался С.В. Кирикову [4] (1952) к западу от оз. Толкас, а в апреле 1938 и 1939 гг. на пролёте на хр. Шайтан-тау. В.Г. Ершову (1965) эти кулики встречались только на весеннем и осеннем пролёте в окрестностях оз. Большие Учалы. Весной 1964 г. стайка из 15 птиц наблюдалась там же студентом В.Г. Боевым (Ершов, 1965). Из этих птиц две оставались там же в июле.  В мае 1963-67 гг. пролётные стаи до 40 особей встречал М.Г. Баянов там же [5]. В.Д. Ильичёвым и В.Е. Фоминым [6] (1988) большой кроншнеп найден в Предуралье только в пойме р. Дёмы в Бижбулякском районе, а в степной части Южного Урала – в нижнем течении р. Касмарки и в районе с. Исянгулово; в Зауралье они этот вид считали редким.

В разделе «Численность…» составители указывают, ссылаясь на В.К. Рябицева (2008), что: «Значительную негативную роль играет браконьерство». Видимо авторы даже не удосужились спросить В.К. Рябицева, был ли он хоть раз в Башкирии. А им следовало бы знать, прежде, чем ссылаться на него – что он в Башкирию никогда не приезжал. Так откуда он может знать о браконьерстве в Башкирии? Руководство МПР РБ ему сообщило об этом?

Удивительную способность к анализу показывают составители (Б.М. Чичков, А.С. Чичкова) в очерке про среднего кроншнепа. Так, в разделе «Численность …» они указывают: «По-видимому, в Башкортостане гнездится не более 3-5 пар [4]». Цифра «4» - это ссылка на работу В.Д. Захарова «Птицы Южного Урала». Они видимо, не удосужились познакомиться с местами исследований этого учёного. А он прямо указывает (стр. 14-17), что из 39 мест его учётов, только 4 находятся в Башкирии; причём в трёх из них он был только по одному разу. Так как же авторы догадались экстраполировать такие данные на всю Башкирию? Чего стоят такие данные, преподносимые Б.М. Чичковым и его компанией как истина в последней инстанции руководству Республики Башкортостан?

В этом же разделе авторы утверждают, что южный подвид среднего кроншнепа питается семенами. Интересно, смогут ли они ответить на вопрос, откуда у них эти данные? Кто вскрывал особей данного подвида на территории республики и когда?

В очерке про степную тиркушку авторы (В.А. Гашек, А.С. Чичкова) указывают: «Причины снижения численности вида – распашка степей».

Наше мнение и вопрос по этому утверждению:

- данное утверждение не верно, т.к., по крайней мере, в Башкирии, а именно о её территории идёт речь, степная тиркушка предпочитает пашни целинным степям; в этом можно убедиться, приехав в республику.

- о каком сокращении вида может идти речь, если он, наоборот, расселяется по территории республики?

В очерке «Черноголовый хохотун» составители (Б.М. Чичков, А.С. Чичкова) в разделе «Распространение» показывают ту ценность, какую они представляют как исполнители заказов: «По данным А.Ф. Маматова [3], 1-2 пары гнездятся с 1990-х годов на оз. Карагайлы Учалинского района, на озерах Чебаркуль, Талкас и др. В 2010 году на оз. Суртанды найдена колония из 50 пар с молодыми на крыле и на оз. Мулдаккуль встречено 25-30 взрослых и молодых особей [4-8, 12]».

Приводим расшифровку этих ссылок, указанных авторами:

4. Ильичёв, Фомин, 1988;

5. Фоминых, 2007;

6. Отчёт…, 2012;

7. Данные составителей;

8. Гайсина, 2010;

12. Валуев, 2006а.

 

Проведём теперь краткий анализ, представленной читателю Б.М. Чичковым и А.С. Чичковой информации. Не составляет труда убедиться, что данные А.Ф. Маматова о черноголовом хохотуне заканчиваются первым предложением. Второе (оно и последнее) предложение указывает на находку на двух озёрах Абзелиловского района двух колоний этой чайки. Причём на авторство претендуют 6 ссылок. Одну можно убрать сразу, т.к. нам точно известно, что информацию о Мулдаккульской колонии опубликовала Г.А. Гайсина, причём 2 раза – в 2010 и 2012 гг., а не только в 2010 г. как указывают составители.

Таким образом, на находку колонии в 2010 г. на оз. Суртанды осталось 5 претендентов. Т.е.,  четыре ссылки являются «левыми», так сказать «взятыми с потолка». Вот оно качество работы составителей Красной книги 2014 года. Но, попробуем, всё же разобраться, хотя бы в том, какие работы к этой колонии не имеют к этому очерку никакого отношения.  Итак, В.Д. Ильичёв и В.Е. Фомин тут не причём однозначно, т.к. их исследования проходили здесь в 1974 г. М.А. Фоминых в Зауралье никогда не был. «Отчёт …, 2012» – отчитывается за северо-запад республики. В.А. Валуев (2006а) сообщает: «Нам черноголовый хохотун встретился 13 июня 2005 г. на оз. Сев. Улянды. На следующий день его там не было, но над оз. Малое Улянды (4 км на С-С-В от оз. С. Улянды) летала одна особь этого вида (возможно, это была та же самая особь)».

Следовательно, колонию на оз. Суртанды наблюдали только составители очерка. Зачем нужно было ссылаться на работы, которые к очерку никакого отношения не имеют? А ведь это есть ни что иное, как дезинформация.

Далее, в разделе «Численность» авторы сообщают, ссылаясь Красную книгу РФ, что численность черноголового хохотуна меняется по годам. Видимо, составители забыли, о какой территории их попросили написать. К тому же, Г.А. Гайсина прямо указывает, что на оз. Мулдаккуль и в 2010, и в 2012 гг. изменения в численности не обнаружено.

В следующем предложении: «Существующая на озёрах популяция, насчитывающая 100-150 гнездящихся пар [11], осуществляет кочёвки в пределах данного региона» опять является дезинформацией, т.к. «11» это данные В.Д. Захарова по Южному Уралу, в основном по Челябинской области. А на местах гнездования черноголового хохотуна в РБ – крупных озёрах этот учёный не был. Поэтому данная информация В.Д. Захарова относится именно к Челябинской области, а не к Башкирии.

В очерке «Малая крачка» авторы (В.А. Гашек, А.С. Чичкова) указывают: «Численность гнездящихся крачек в РБ варьирует в разные годы от 2-4 до нескольких десятков пар». Удивительно, как ссылаясь на работы исследователей, которые приводят сведения о гнездовании в Башкирии до 2000 особей, авторы очерка утверждают, что их гнездится  всего несколько десятков. Ведь если авторы пренебрегают данными тех, на кого ссылаются, то зачем их помещать в раздел «Источники информации»?

И каким образом, авторы очерка могут утверждать, что в определённые годы на территории РБ бывает не более 4 пар? Это по принципу «если я видел лишь 4 пары, значит, больше в республике этих птиц нет? Чья же это методика учёта птиц? Кто её автор?

Здесь же В.А. Гашек и А.С. Чичкова указывают, что: «основными причинами снижения численности являются..». О каком снижении численности идёт речь? Ведь сами же авторы предложением выше указывают на постоянную крайнее низкую численность вида – ПОСТОЯННО СТАБИЛЬНОЕ, а не «постоянно снижающуюся». А вот данные тех, кто на протяжении 30 лет проводит учёты по Башкирии:

а) В 1982 — 1990 гг. малая крачка являлась очень редкой птицей Предуралья. В настоящее время (2006 г.) численность её осталась на прежнем уровне (Валуев, 2006).

б) Во время весеннего пролёта на территории республики бывает до 700 особей (0.005), в репродуктивный период численность её увеличивается более чем в 2 раза — до 1800 птиц (Валуев, 2006).

в) Во время весеннего пролёта на территории республики пролетает 3-4 тыс. особей (0,036). В репродуктивный период её численность немного ниже (0,02). В августе этих птиц мы не встречали (Валуев, 2008).

Как видно в 2007-2008 гг. весенняя миграция возросла, хотя гнездящихся пар осталось практически столько же. О каком же снижении численности идёт речь? Но советовать составителям Красной книги быть внимательными при составлении правительственных документов уже поздно.

В очерке «Сизоворонка» составители (В.А. Гашек, А.С. Чичкова) остаются верными себе. Они считают этот вид залётным и гнездящимся одновременно. Видимо, серьёзно относиться к этим людям нельзя. В сущности это подтверждает и их утверждение, что угрозу этим птицам может представлять вырубка дуплистых деревьев. Они оказываются, не знают, что сизоворонке всё равно, есть дуплистые деревья, или нет их. Т.к. эти птицы успешно устраивают гнёзда и в расселинах скал, и в норах, и в обрывах, и в зданиях и т.п.   

В очерке «Удод» составители (В.А. Гашек, А.С. Чичкова) в разделе «Численность…» указывают: «Малочисленный вид». По всей видимости, чётких категорий авторы Красной книги не имеют. А если это так, то труд их бесполезен, т.к. это есть ни что иное, как безинформационный источник, т.е. колодезь без воды. Если удода включили в список Красной книги на том только основании, что он малочисленный, то почему исключили серого гуся, гоголя, лутка, серую куропатку и др. подобных им? Ведь они тоже малочисленны! Или, по мнению, составителей, уже многочисленны?

Дальнейшие работы этих авторов рассматривать смысла нет.

Что же скажем про работы башкирских коллег, которые согласились работать с аферистами от науки прилегающих к республике территорий?

В очерке «Филин» автор В.Н. Алексеев указывает, ссылаясь на В.Д. Захарова (2006),  что численность «для всего Южного Урала составляет 700-1000 особей». Во-первых, непонятно почему автор очерка занимает место непонятной информацией, т.к. доля территории Башкирии в том Ю. Урале, который исследовал В.Д. Захаров занимает весьма малую часть. Поэтому такая информация никак не говорит о том, сколько же филинов в Башкирии; а сам автор, видимо, этого не знает.

Далее автор утверждает, что: «Уничтожение свойственных для обитания вида биотопов, резкое увеличение рекреационной нагрузки на природные объекты …. негативно влияют на состояние популяции».

Разберём, насколько верно данное утверждение.

- Во-первых. «Свойственных для обитания филина биотопов» человек разрушить ещё очень долго не сможет, т.к. филин – в любом биотопе, как рыба в воде – будь то это глухие леса, то ли пустыни и степи, то ли сельские угодья и города.

- Во-вторых, непонятно, как человек, работающий в заповеднике, где нет и не рекреационной нагрузки, и не филинов, может винить «рекреационную нагрузку».

- В-третьих. Не мешало бы, человеку, выполняющему правительственный заказ разбираться хотя бы в арифметике. Площадь РБ составляет 143600 км². Разделим на 1000 (особей филинов) = 1 филин на 143,6 км²; т.е. квадрат со сторонами 12 км. Т.е. расстояние от одного до другого филина всего 12 км. Что же это за территория, и трудно ли найти на ней филина? По-моему, даже начинающий орнитолог знает, что голос этой птицы слышен и за 3-4 км. Таким образом, одну птицу слышно на площади минимум 28 км². Да при такой плотности филина в республике, он был бы сродни петуху на подворье. А ведь регистрация этого хищника в Предуралье и Зауралье республики – единична.

В очерке «Бородатая неясыть» составитель (В.Н. Алексеев) указывает: «В последнее десятилетие наблюдается устойчивая тенденция увеличения количества визуальных встреч». Тогда почему он внёс данный вид в категорию «Редкий вид»? При такой ситуации составителю следовало бы внести этот вид в категорию № 5 «Восстанавливаемые и восстанавливающиеся виды».

Вообще непонятно, зачем птицу и без помощи человека расселившуюся за 20 лет по всей территории республики, вносить в Красную книгу? А предложение автора об изготовлении искусственных гнёзд, мягко говоря, вызывает улыбку. Зачем это нужно? Ведь и без этого птица успешно расселилась – от северных границ республики до южных.

В очерке про большую белую куропатку составитель (В.Н. Алексеев) в разделе «Численность …» сообщает: «Однако по результатам ЗМУ в 2008 г. в Хайбуллинском р-не численность составила 2000 особей [4]». Цифра «4» – это ссылка на статью В.А. Валуева «Изменение орнитофауны Маканского водохранилища». В этой статье говорится о весенне-летнем периоде; причём никаких цифр по обилию видов не приводится».

В этом же разделе автор указывает, что в настоящее время численность белой куропатки восстанавливается. Тогда почему он внёс данный вид в категорию «подвид, популяция которого находится под угрозой исчезновения»? Не логичнее ли было внести его в категорию № 5 «Восстанавливаемые и восстанавливающиеся»?

В разделе «Распространение» автор ссылается на зимние учёты: «В период 2004-2010 гг. регулярно регистрировалась во время ЗМУ в Абзелиловском, Баймакском, Хабуллинском р-нах, в 2004 г. отмечена в Учалинском, а в 2009-2010 в Зилаирском р-нах [7]». Цифра «7» – ссылка на источник «Данные ЗМУ по учёту 2004-2010 гг.». Однако в списке литературы Красной книги данный источник отсутствует.

Следует обратить внимание руководства республики и на тот факт, что вид численностью 2000 особей только в одном районе (а по данным В.Д. Захарова, на которого сплошь и рядом ссылаются составители данной Красной книги, составляет на Ю. Урале 9 тыс. птиц), чиновники МПР РБ решили внести в список КК; а серого гуся, численность которого, в настоящее время, вряд ли превышает сотню гнездящихся особей, они исключили из Красной книги. То же касается и относительно серой куропатки, численность которой на всей территории РБ, примерно такая же как белой куропатки в одном лишь (по сведению составителя очерка) в Хайбуллинском районе. Чем руководствуются составители этой Красной книги – непонятно.

Удивительно выглядит заявление автора: «Осенью и зимой едят концевые побеги и почки различных кустарников и молодых деревьев [9]». Цифра «9» - ссылка на данные составителя. Оказывается В.Н. Алексеев (а вместе с ним и те, кто принимал его очерк, до сих пор не знают, что об этом ещё более 60 лет назад писал А.В. Михеев в томе № 4 «Птицы Советского Союза» (1952). Поэтому лавры первооткрывателя В.Н. Алексееву придётся отложить.

 

 

РЕЗЮМЕ

НА СОСТАВИТЕЛЕЙ РАЗДЕЛА «ПТИЦЫ»

КРАСНОЙ КНИГИ РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН

ТОМ 2. 2014 г.

(отв. редактор Б.М. Чичков)

 

  1. Согласно предоставленных в очерках ссылок на используемые литературные источники, собственных данных у составителей нет (табл. 1).

Таблица 1.

Анализ качества собственного научного потенциала

составителей Красной книги Республики Башкортостан

том 2, 2014 г.;

на основе их собственных работ, используемых в написании очерков.

 

Ф.И.О.

Кол-во очерков

Кол-во ссылок на собственные публикации

Кол-во собственных публикаций авторов, на которые они ссылались
в своих очерках

Алексеев В.Н.

4

4

2

Гашек В.А.

14

0

0

Тарасов В.В.

12

0

0

Торгашов О.А.

1

1

1

Чичков Б.М.

8

2

0,5

Чичкова А.С.

36

6

0,5

 

Таким образом, из 36 очерков о птицах РБ, составители использовали лишь 4 свои статьи. Причём на четырёх пришлых авторов (Гашек, В.А., Тарасов В.В., Чичков Б.М. и Чичкова А.С.) приходится лишь только 1 статья, написанная совместно Чичковыми в 2013 г.! У двоих составителей собственных наблюдений вовсе нет.

2. Почти в каждом очерке, авторы в разделах «Краткое описание» и «Распространение» ссылаются на В.К. Рябицева. С таким же успехом можно было ссылаться на того, кто сослался на В.К. Рябицева; например, на Багдалова М.А., который, в свою очередь, сослался на Рябицева К.В. Это показывает, что авторы не знакомы с первоисточниками и работают лишь с тем, что под рукой.

3. Форма изложения материала авторами не продумана. Даже одни и те же авторы разные очерки пишут по-разному. Например, В.А. Гашек, А.С. Чичкова в очерке про кречетку, раздел «Численность, лимитирующие факторы и угрозы» начинают с сообщения о том, сколько особей этого вида находится в России; а в очерке про стрепета таких данных не приводят. Другая пара авторов (Б.М. Чичков, А.С. Чичкова) в этот раздел, в очерке о красавке, включает сообщение о том, какие гнездовые биотопы выбирает птица; а численность не приводят ни в РБ, ни в России.

4. Формат преподнесения информации, когда в конце абзаца, в которым сообщаются данные различных исследователей, в скобках указываются сразу все ссылки (на представленную в абзаце информацию), особенно когда среди ссылок имеется такие как «данные составителей», обескураживает. Единственное объяснение этому –  старание скрыть от читателя отсутствие у составителей собственных данных. Пойди, разберись в таком случае, какая из информаций кому принадлежит.

5. Не понятно, чем руководствовались авторы, сравнивая показания В.А. Валуева, приводящего данные о территории Республики Башкортостан, с данными В.Д. Захарова, приводящего сведения о территории Челябинской области и лишь малой части Башкирии. А если такое сравнение могли принять министр МПР РБ И.Р. Хадыев, зам. министра МПР РБ И.Р. Яхин и начальник отдела работы с ООПТ РБ Э.М. Курбанаева, отвечающие именно за животный мир Башкирии (а не сопредельных территорий), то руководству РБ следует дать задание соответствующим органам (например, психологам и юристам) о выяснении причины, такого странного поведения руководства МПР РБ?

6. Данную Красную книгу составители должны были писать, основываясь на своих собственных исследованиях с 2004 по 2014 гг.; и именно на основе своих исследований проводить анализ, в какую сторону направлена динамика вида. Если у них этих данных нет, то теряется смысл написания ими самой Красной книги.

7. В создании очерков кругом присутствует плагиат и компиляция.

8. При написании очерков составители относились к работе крайне халатно и безответственно, предоставляя читателю не достоверные данные, а дезинформацию.

9. Большинство ссылок в очерках не несут никакой информации, т.к. авторы ставили их скопом в конце абзаца; из-за чего невозможно разобраться к какой информации относятся та или иная ссылка.

10. В очерках допускались ссылки, не имеющие к представленной информации никакого отношения; и, наоборот, некоторую информацию в очерках, составители, не указывая настоящих авторов, автоматически приписывали себе.

11. Описание некоторых видов показывают, что составители очерка понятия не имеют о том виде, о котором они пишут.

12. Составители оперируют сведениями биологии птиц, не относящихся к условиям республики, что снижает ценность информации до нулевой отметки.

13. Красная книга не соответствует своему предназначению, т.к. с одной стороны, в списке КК присутствуют залётные виды; с другой стороны, в Аннотированный перечень внесены виды, которые находятся на грани исчезновения. Нет критериев отбора видов для внесения их в список КК или исключения из него.

14. В одних и тех же очерках авторы предоставляют противоречивые данные.

15. В подразделах «Принятые и необходимые меры охраны» говорится о принятых мерах. На самом деле никаких мер нигде не принималось. Например, в очерке о скопе авторы утверждают, что созданы охранные зоны вокруг гнёзд скопы в радиусе 200-300 м. Во-первых, вряд ли авторы знают, где находится хоть одно гнездо этой птицы; во-вторых, вряд ли существует хоть один приказ МПР РБ, в котором указано на создание охранной зоны хоть у одного гнезда (можно и не говорить о не существовании аншлагов, систематических осмотров егерями территорий этих гнёзд, проведения разъяснительной работы; тем более регламентирования гидрорежима водоёмов и т.п. охранных мер, о которых указывается в очерке). Иными словами – данный подраздел является дезинформацией.

 

Подводя итоги анализа раздела «Птицы» Красной книги под редакцией И.Р. Хадыева, И.Р. Яхина и Б.М. Чичкова (2014) можно сказать, что руководство МПР РБ потратило деньги на ветер, и поздравить всех врагов Российской Федерации с удачным завершением их подрывной деятельности.

 

 

РЕЦЕНЗИЯ

НА РАЗДЕЛ «МЛЕКОПИТАЮЩИЕ»

КРАСНОЙ КНИГИ РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН (2014)

под рук. Б.М. ЧИЧКОВА

 

Валуев В.А.

Институт экологической экспертизы и биоинформационных технологий

Республика Башкортостан, 450571, Уфимский район, сан. Юматово,

ул. Парковая, д. 36.

E-mail: ValuyevVA@mail.ru

 

В разделе № 6 «Млекопитающие» единственно достоверная информация имеется в очерках В.П. Снитько по отряду Рукокрылые. Этот составитель сам работал на территории РБ, о чём говорят его работы, приведённые в его очерках. Единственный минус – отсутствие полного исследования территории РБ на протяжении последних 10 лет. Отсюда и фрагментарность информации о состоянии представителей отряда Рукокрылые на территории Башкирии. Но это, следует отнести к недочётам в работе руководства МПР РБ, т.к. если бы оно направляла деньги именно на то, на что они были выделены правительством (имеется в виду изучение фауны республики), то исследования В.П. Снитько охватили бы территорию Башкирии полностью.

 

Что касается работы Н.Е. Колчевой, то, к сожалению, следует признать, что приведённые ею данные не имеют никакой новой информации. То, что она побывала на юге Зианчуринского района не даёт ей морального права говорить о состоянии млекопитающих всей Башкирии. А т.к. Красная книга является юридическим документом, то предоставленную этим составителем информацию можно расценить как подлог. Но попробуем найти хоть какую-то полезную информацию о состоянии хотя бы только тех млекопитающих, которые приведены в её очерках.

В очерке «Ушастый ёж» составитель Н.Е. Колчева в источниках информации приводит 5 работ других авторов (собственных данных у неё нет), которые были изданы в 1965, 1989, 1995, 1999 и 2002 годах. Из них только в «Животном мире Башкортостана» говорится о состоянии животных республики. Причём относительно ушастого ежа в этой книге указано: «может быть встречен в южных районах республики». Таким образом, Н.Е. Колчева никаких сведений по данному виду в Красную книгу РБ не внесла. А если учитывать, что никто не видел ушастого ежа в Башкирии, то возникает вопрос, на каком основании составитель внёс этот вид в Красную книгу?

В очерке «Русская выхухоль» составитель Н.Е. Колчева в информационных источниках указывает 6 работ, из которых только 3 (Отчёт…, 2004; Животный мир Башкортостана, 1995; Красная книга Республики Башкортостан, 2007) относятся к Башкирии. Причём, в Красной книге (2007) указывается на численность в 1960 г., в «Животный мир Башкортостана» сообщается, что изредка поступает информация о выхухоле из Дюртюлинского и Илишевского районов, но кто и когда сообщил об этом зверьке сведений нет. А это настораживает, т.к. сведения о таком редком животном должны были сохраниться, и если бы егерь, например, Иванов И.И. обнаружил бы выхухоля, то в архиве обязательно сохранилась бы информация об этом. В «Отчёте.., 2004» сведений о нахождении выхухоля нет.

Поэтому непонятно, на каком основании составителем очерка этот зверёк включён в КК РБ, если информация исчерпывается данными 50-летней давности?

Предположение составителя о том, что сокращение численности выхухоли связано с конкуренцией ондатры и бобра – просто обескураживает. Бобр питается древесиной, а ондатра – водорослями. И если ондатра и поедает в каком-то количестве  моллюсков, то конкуренцией это назвать нельзя, т.к. выхухоль имеет более обширный «мясной» рацион, отличный от такового ондатры; а водорослей в озёрах столько, что они могут прокормить тысячи зверьков.

Вторая причина снижения численности выхухоля, которую приводит составитель – вырубка пойменных лесов – к местам, куда был выпущен зверёк, никак не относится. Это составитель знала бы, если бы выехала туда хотя бы один раз.

Так же не имеет под собой никакого основания третья, приводимая составителем причина сокращения численности – резкие колебания уровня воды. Уже более 20 лет прошло, как озёра, где были выпущены  зверьки, не заливаются в половодье из-за построенной дамбы. Это говорит о том, что составитель не был в местах выпуска выхухоля.

 

Рис. 1. Фрагмент из «Отчёта…, 2004».

 

То, что составитель очерка Н.Е. Колчева ссылается на «Отчёт…, 2004» говорит о том, что она не изучала его внимательно, а лишь бегло просмотрела, иначе бы увидела, что в этой работе, призванной собрать сведения по состоянию выхухоля в Башкирии, приведены данные об ондатре (рис. 1), что говорит о том, что авторы «Отчёта…, 2004» занимались компиляцией, причём практически не думая о том, что «слизывают» из других источников.

То, что Н.Е. Колчева ссылалась на «Отчёт…, 2004» говорит и о том, что она имеет такие же познания о состоянии животного мира РБ, как и авторы «Отчёта…, 2004» – т.е. неправильные и неполные. Например, о красноносом нырке и осоеде там говорится как о пролётных видах, а о серебристой чайке, как гнездящемся виде; что указывает на отсутствие знаний авторов, как о биологии, так и  распространении животных населяющих Башкирию.  Поэтому ссылаться на данный документ всё равно, как на книги фантастов.

 

В очерке «Малая (степная) пищуха» составитель (Н.Е. Колчева) также оперирует источниками, сведения в которых относятся к XX веку. Ссылаясь на «Животный мир Башкортостана» (1995) Н.Е. Колчева сообщает: «В местах обитания оставляет кучки помёта». Что можно сказать по этому поводу? С одной стороны, составителю присущ очень тонкий нюх на существенные детали, которые она выделяет из имеющихся у неё информационных источников; с другой, – данные сведения являются дезинформацией, т.к. помёт может говорить о наличие и др. видов животных.

Из очерка можно понять, что у составителя имеются свои данные лишь о юго-западной части Зианчуринского района. Возникает вопрос, как с такой информацией можно браться за создание труда над животным миром всей территории Башкирии?

Составитель указывает: «В РБ численность невелика: конкретные данные отсутствуют». Не понятно, неужели в случае отсутствия сведений о виде, его следует считать малочисленным? А как же тогда быть с полевым воробьём, данные о котором также отсутствуют? 

Указывание Н.Е. Колчевой на то что: «Очевидные угрозы – нерегулируемый интенсивный выпас скота и распашка каменистых степей», говорит о многом, например, что составитель не знает ни истиной причины, ни ситуации в сельском хозяйстве Башкирии. Иначе бы она знала, что остатки колхозов и совхозов не могут справиться и с теми площадями, которые обрабатывали в прошлом веке. О какой дополнительной распашке, притом каменистых степей, может идти речь? А если и говорил С.В. Кириков о нерегулируемом интенсивном выпасе, то об этом помнят лишь немногие аксакалы.

В очерке «Обыкновенная летяга» составитель (Н.Е. Колчева) снова ссылается на источники, сведения в которых относятся к XX веку. Единственный документ, увидевший свет после 2004 г. работа Е.В. Кулебякиной (2010). Но в ней говорится о территории Восточной Феноскандии (видимо Н.Е. Колчева перепутала Карелию с Башкирией). Красную книгу Республики Башкортостан (2007) можно не брать в расчёт, т.к. там всё слово в слово переписано из Красной книги Республики Башкортостан (2004). Что касается «Отчёта.., 2005», то ссылаться на него нельзя, т.к. его авторы в одном месте указывают на невозможность учёта летяги в тёплое время года из-за её скрытности (приводя данные Башкирского заповедника, где с 1961 по 1984 гг, её вообще не встречали), а в другом оперируют данными И.В. Карякина, который утверждает, что летяга встречается в это время через каждые 2 км (рис. 2).

 

Рис. 2. Лимитирующие факторы по Н.Е. Колчевой (2014).

 

Не надо быть семь пядей во лбу, чтобы понять о несовместимости этих информаций – одна из них явная ложь. Так зачем же нужен тогда такой анализ? За что авторы отчёта получили деньги?

Утверждение Н.Е. Колчевой о том, что главная угроза для летяги – выборочная рубка дуплистых деревьев и охота капканами, обывателя очень удивляет. Неужели в заповедниках рубят лес и проводят охоты?

Очень некрасиво выглядит перетасовка источников информации; это раньше дискредитировало учёного (жаль, что эти времена прошли, открыв дорогу аферистам от науки). Так, Н.Е. Колчева утверждает, что предложение: «Ориентировочная численность в республике – 5-6 тыс. особей [4]» принадлежит авторам «Отчёта…, 2005»; в то время как последние привели эти данные, ссылаясь на И.В. Карякина (рис. 3). Это указывает на халатное отношение Н.Е. Колчевой к своей работе над Красной книгой РБ (2014) даже на уровне работы с литературой, не говоря уже о полевых исследованиях.

Следует отметить, что учёные России ещё в начале сего века призвали не верить данным И.В. Карякина http://www.bio.vsu.ru/oriolus/obr.html.

 

Рис. 3. Фрагмент из «Отчёта.., 2005».

 

В работе над очерком «Садовая соня» прослеживается то же отсутствие достоверной информации. Из 11 проработанных составителем (Н.Е. Колчевой) источников информации, только в одном рассматривается время от 2004 по 2009 гг.; в остальных данные о XX веке. Однако рецензия зоологов БашГУ на этот отчёт, представленный МПР РБ указывает на недопустимость использования  этого «труда» в каких-либо научных целях; тем более в создании Красной книги.

Почему Н.Е. Колчеву не удивило, что в отчёте описанию только биологии садовой сони, причём, по данным А.Э. Арапетьянц (1983), а не по данным авторов отчёта, посвящено треть всего объёма отчёта?

Почему составителя очерка не насторожило то, что авторы «Отчёта, 2009» утверждают, что садовая соня: 1) является ОБЫЧНЫМ видом Мелеузовского и Бурзянского районов; 2) что численность вида ЯВНО недооценивается и занижается; 3) что численность садовой сони ДОВОЛЬНО высока,  и всё это на фоне признания самих авторов отчёта, что они обнаружили этого зверька в Башкирии ТОЛЬКО на территории заповедника «Шульган-Таш»?

При анализе очерка создаётся впечатление, что его составитель вообще не понимал, о чём писал. Так, Н.Е. Колчина утверждает: «На территории России распределена не равномерно, численность обнаруживает явную тенденцию к снижению [9]». Цифра «9» - это ссылка на «Отчёт…, 2009», который сдали Б.М. Чичков и А.С. Ширпужева (в дальнейшем Чичкова) руководству МПР РБ. В этом отчёте Б.М. Чичков и А.С. Ширпужева прямо указывают, что они были только в 13 районах (из 54) Башкирии. Так на каком же основании Н.Е. Колчина отводит им роль исследователей всей территории России?

Утверждение Н.Е. Колчиной, что: « В числе ограничивающих факторов – дефицит …скальных выступов», может претендовать на премию в конкурсе «У кого меньше всего знаний об Уральских горах».

При выяснении, что же нового вносит в исследование садовой сони сам составитель очерка – Н.Е. Колчина? Выясняется – ни-че-го.

 

В очерке «Большой тушканчик» составитель (Н.Е. Колчина) приводит 13 источников информации, из которых ни один не рассматривает период 2004-2014 годов. Непонятно, почему в данном очерке составитель не пользовался отчётами для МПР РБ сотрудников БашГУ? Или руководство МПР РБ утаило эти отчёты от составителей Красной книги (2014)?

Попробуем без эмоций разобраться с тем, что составитель предоставила в этом очерке. Итак, Н.Е. Колчина утверждает: «Живёт там, где другие грызуны не могут существовать». А на карте Башкирии показывает россыпь точек, где по её мнению живёт большой тушканчик. Так как же это понимать, в данных местах республики другие грызуны не обитают?

Далее составитель сообщает: «В РБ повсеместно немногочислен. Конкретных данных нет». Позвольте, предложение о немногочисленности и есть «конкретные данные», которые указывают на повсеместную немногочисленность.

Хотелось бы узнать, что под словом «повсеместно» подразумевает Н.Е. Колчина. В орфографических словарях это слово обозначает – «по всем местам»; синоним – «везде». Следовательно, по Н.Е. Колчевой, большой тушканчик обитает в каждом районе Башкирии. Тогда почему же имеется лишь одно упоминание о встрече этого видав Предуралье за последние 50 лет?

А как понимать предложение составителя: «Численность ограничивают антропогенная трансформация местообитаний и нерегламентированное применение пестицидов в сельском хозяйстве» с утверждением «Живёт там, где другие грызуны не могут существовать»? Неужели другие грызуны не могут существовать на возделываемых землях республики?

В очерке «Европейская норка» составитель (Н.Е. Колчева) ссылается на 18 источников, из которых только 4 опубликованы после 2004 г. Причём, ссылка на Туманова (2009) отсутствует в списке литературы Красной книге, поэтому не понятно на что ссылалась составитель. Д.В. Скуматов (2005) писал о состоянии норки в России, а не в РБ; причём пользовался сведениями XX века. В Красной книге РБ (2007) переписаны данные этой же книги 2004 г. выпуска. Иными словами опять отсутствие информации о состоянии вида с 2004 по 2014 гг.

Ссылаясь на чьи-либо данные, Н.Е. Колчева даже не удосужилась их проанализировать. Так, она утверждает, что «Более современные данные указывают на распространение (перечисляет 8 районов РБ) [7,8]». Цифра «7» - ссылка на «Животный мир Башкортостана» (1995), где говорится, что европейская норка без ОСТАТКА вытеснена американской. Цифра «8» - ссылка на «Красную книгу РБ» (2007), где составитель А.В. Едрёнкин, указывая эти районы, ссылается на данные М.П. Розанова (1953) и А.В. Бурзянцева и Л.А. Едрёнкиной – составителей раздела «Класс млекопитающие или звери» «Животный мир Башкортостана» (1995). Понятно, что сведения М.П. Розанова никак нельзя назвать «более современными», как указала Н.Е. Колчева, а ссылка на «Животный мир Башкортостана» (1995) отправляет нас к сведениям, что европейская норка без ОСТАТКА вытеснена американской норкой. Вот такой запутанный кроссворд предложила решать министерству и всей общественности Н.Е. Колчева. Как его будут разгадывать сотрудники МПР РБ, у которых по их словам нет времени отвечать на письма граждан, - неизвестно.

Утверждение, что лимитирующим фактором является исчезновение рыбы, не согласуется с вышеприведённым утверждением составителя, что основу питания норки составляют  мышевидные грызуны и земноводные (рыба поставлена ей только на третье место в питании этого зверька).

Также, указание на то, что лимитирующим фактором для европейской норки является чрезмерный промысел, мягко говоря, указывает на то, что Н.Е. Колчева была чрезмерно перегружена работой и взялась за создание очерков для Красной книги, только из-за жалости к Б.М. Чичкову, у которого «горел срок» сдачи этого никому не нужного (будем называть вещи своими именами) «труда».

Иными словами, собственных данных у Н.Е. Колчевой нет, а с данными других авторов она окончательно запуталась. Поэтому информацию любезно ею предоставленной об европейской норке к пользованию принимать нельзя.

В очерке «Речная выдра» составитель (Н.Е. Колчева) также не использует собственных данных (надо понимать – за их отсутствием) и переписывает то, что уже опубликовано. Составитель утверждает, что численность выдры в Башкирии составляет 100-120 особей. А тремя строчками ниже указывает, что на 10 км русла реки приходится 1-2 выдры. Простой арифметическое действие поможет читателю выявить протяжённость рек Республики Башкортостан – максимум 1 тыс. км. Как же так говорят, что длина только одной р. Белая без притоков составляет 1430 км?

В подразделе «…меры охраны» составитель утверждает, что: «Необходимы запрет промысла и..». А разве в Башкирии открыт промысел на занесённое в Красную книгу животное?

Утверждение составителя: «В целом состояние популяции выдры в РБ можно оценить как сравнительно благополучное» сбивает пользователя Красной книгой с толку. Как можно популяцию зверька, у которого на 2500 км² приходится лишь одна пара – считать благополучной? Разве 1 пара выдры на 240 рек республики – это благополучие?

В очерке о марале, составитель (Н.Е. Колчева) утверждает, что этот олень «к началу XX в. был истреблён неумеренной охотой». Следует указать, что данное утверждение не имеет под собой никаких оснований, т.к. Э.А. Эверсманн указывает на нахождение этого оленя на Урале лишь по находке одной пары рогов. А С.В. Кириков (1952) свой очерк о марале начинает с того, что этого оленя завезли в Башкирию в январе 1941 г. из Алтайского края.

Совершено не имеет смысла утверждение составителя: «Природный враг оленя – волк: на его долю приходится от 42% до 65,7% смертности маралов от естественных причин [8, 13]». Что хотела здесь сказать составитель не понятно, то ли, что волк это и есть естественная причина смертности марала, то ли, что волк поедает оленей, погибших от естественных причин.

Утверждение Н.Е. Колчевой: «Гибнут животные и от бескормицы в многоснежные морозные зимы [13, 14]» показывает, что составитель далека от понимания темы.  Во-первых, ссылка на «Красную книгу РБ» [13] не правомочна, т.к. там указывается, что маралы погибают от истощения в глубокоснежные зимы; температура воздуха как лимитирующий фактор не приводится. Понятно, что составитель переписала это предложение из книги «Животный мир Башкортостана» (1995), авторы которой, пользуясь работой Н.М. Гордиюка (1983), не указали её в списке литературы, хотя и сослались на неё. Их ошибку автоматически перенесла в свой очерк и Н.Е. Колчева.

 

Таким образом, можно констатировать, что ничего нового в информации о млекопитающих, кроме представителей отряда Рукокрылые – нет. Это и понятно, т.к. человек всю свою жизнь изучавший мышей и полёвок вне территории Башкирии, не может дать никакой новой информации о состоянии зверей РБ.

Какое наказание должны получить руководитель ООО «Уральская экологическая компания» за найм такого специалиста при составлении законодательного документа республики, и руководители МПР РБ за принятие такой информации – дело компетентных органов.

Наше мнение – раздел «Млекопитающие», кроме отряда Рукокрылые – следует переделать.

 

 

КОММЕНТАРИИ К КРАСНОЙ КНИГЕ

РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН – ТОМ 2, 2014 год.

 

Хабибуллин В.Ф.

Башкирский государственный университет

Республика Башкортостан, 450074, Уфа, ул. Заки Валиди, д. 32.

E-mail: herpetology@mail.ru

 

В конце 2014 г. издан второй том  Красной книги Республики Башкортостан (животные). Книга отпечатана на качественной бумаге, ярко иллюстрирована; больше по формату и объемнее предыдущей. Опечаток и технических ошибок мало (напр., стр. 223; различные варианты написания фамилии Линнея).

Из достоинств, если это можно назвать достоинством – более подробная карта (с указанием границ административных районов), картирование мест обитания в виде сплошной заливки для некоторых видов. В целом неплохо написан раздел «Беспозвоночные», особенно очерки по чешуекрылым. Свежий взгляд «со стороны» позволяет по-новому взглянуть на ситуацию и внести полезные изменения; приведены новые данные (при упоминании личных сообщений желательно указывать даты).

Из недостатков укажем следующее.

1.     Для обозначения мест встреч видов с неустановленным размножением лучше использовать красный цвет, для подтвержденных – зеленый, а не наоборот.

2.     Предисловие написано формально, не приведены критерии, которыми руководствовались составители при включении видов в Красную книгу или исключении из нее; на каком основании менялся (или не менялся) природоохранный статус видов.

3.     Не указано, кто переводил названия видов на башкирский язык.

4.     Не назван человек, написавший предисловие.

5.     При упоминании личных сообщений не указываются даты.

6.     Как насмешку можно воспринимать упоминание о «многолетнем труде специалистов» ООО «Уральская экологическая компания», результат которого выражен в одной-единственной публикации.

 

Включение некоторых видов в Красную книгу по находке единственного экземпляра является преждевременным. Трудности практического различения неспециалистами голубянок, перламутровок и сенниц делает их распознавание и охрану практически невозможным.

Большинство очерков не добавили новых точек находок видов к известным на 2004 г. данным. Публикации составителей можно пересчитать по пальцам.

До сих пор считалось неоспоримым, что писать очерки для региональных Красных книг должны специалисты, знающие местный материал, активно работающие в регионе. Подбор же составителей Б.М. Чичковым неубедителен. МПР РБ впервые создало «прецедент неоспоримости» для создания Красной книги республики. Иными словами, руководство МПР РБ открыло дверь аферистам от науки, и закрыло её перед учёными республики.

Отметим некоторые нормативные нестыковки.

1) В Приложении I  в качестве «основных законодательных и нормативных правовых актов по охране редких и исчезающих видов животных в Республике Башкортостан» указывается Постановление Кабинета Министров Республики Башкортостан от 30 мая 2002 года № 172 «О редких и находящихся под угрозой исчезновения видах животных и растений, занесённых в Красную книгу Республики Башкортостан». На самом деле это Постановление имеет отношение только к Красной книге 2004 г., а не к изданию 2014 г.

2) Новое издание Красной книги подписано в печать 26.11.2014 г., т.е. до того, как был утвержден обновленный перечень (список) объектов животного мира, занесенных в Красную книгу РБ (постановление Правительства Республики Башкортостан от 18 декабря 2014 г № 598 "О внесении изменений в постановление Кабинета Министров Республики Башкортостан от 30 мая 2002 года N 172»).

3) Ведомственный приказ Минэкологии РБ (о животных, нуждающихся во внимании) издан раньше Постановления Правительства РБ (перечень видов, включенных в Красную книгу), а не наоборот.

 

Резюме:

Для «ответственного» редактора издания Б.М. Чичкова создание Красной книги (2014) –  способ заработать, очередная «халтура» (Валуев, 2010); поддержав которую, рецензенты подставили под сомнение свою профессиональную репутацию.

Руководство МПР РБ в своих финансовых решениях не опирается на мнение учёных республики; чем сводит к нулю охранную значимость Красной книги РБ (см. публикацию в Общественной электронной газете (http://i-gazeta.com/news/article_32577.html).

Порядочные специалисты в соседних регионах сохранились. Например, такие учёные, как В.Д. Захаров, А.В. Лагунов (Челябинская область), А.В. Давыгора (Оренбургская область), В.К. Рябицев (Свердловская область) отказались участвовать в этом мероприятии.

К сожалению, не все учёные Башкирии сплотились вокруг истины – двое (кандидат биологических наук В.Н. Алексеев и педагог дополнительного образования О.А. Торгашов) решили ради мизерной выгоды измарать свою репутацию.

Основная же ответственность лежит на заказчике: Министерству природопользования и экологии Республики Башкортостан главное – отрапортовать, что Красная книга издана, содержание же ее для чиновников безразлично. Подобный спрос порождает предприимчивых дельцов от науки, умеющих осваивать бюджетные деньги, не считаясь с научной этикой и общественной моралью.

Проигрывают же от этого все граждане – общество получает малограмотную компиляцию вместо Красной книги (и, по аналогии: дороги, по которым невозможно ездить; ракеты, которые падают при запуске и т.п.). Можно сказать, что жителям Башкортостана досталась не Красная, а «серо-буро-малиновая» книга с красочными картинками, но некачественным содержанием.

 

Возможный выход из создавшейся ситуации: переутвердить перечень (список) объектов животного мира, занесенных в Красную книгу Республики Башкортостан и переиздать саму книгу.

 

Литература:

Постановление Кабинета Министров Республики Башкортостан от 30 мая 2002 года №172 «О редких и находящихся под угрозой исчезновения видах животных и растений, занесённых в Красную книгу Республики Башкортостан».

Постановление Правительства Республики Башкортостан от 18 декабря 2014 №598 «О внесении изменений в постановление Кабинета Министров Республики Башкортостан от 30 мая 2002 года N 172».

Приказ Министерства природопользования и экологии Республики Башкортостан от 21 ноября 2014 г. №488п «Об утверждении аннотированного перечня таксонов и популяций объектов животного мира, нуждающихся в особом внимании к их состоянию в природной среде, и списке залетных видов птиц, занесенных в Красную книгу Российской Федерации и отмеченных на территории Республики Башкортостан».

Валуев В.А. Рецензия на отчет НИР «Обновление данных по ведению государственного кадастра редких и исчезающих видов животных республики Башкортостан» том I и том II. Уфа, 2010 (рукопись).

Красная книга Республики Башкортостан. Т. 3. Животные / Под ред. М. Г. Баянова. — Уфа: Башкортостан, 2004. - 180 с.

Открытое письмо специалистов-зоологов Рустэму Хамитову от 20 ноября 2014 года в Общественной электронной газете  (http://i-gazeta.com/news/article_32577.html).

 

 

 

 

 

РЕЦЕНЗИЯ НА РАЗДЕЛ «ПРЕСМЫКАЮЩИЕСЯ»

КРАСНОЙ КНИГИ РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН (2014)

 

Хабибуллин В.Ф.

Башкирский государственный университет

Республика Башкортостан, 450074, Уфа, ул. Заки Валиди, д. 32.

E-mail: herpetology@mail.ru

 

Раздел 4 «Пресмыкающиеся» содержит очерки о шести видах. Объем раздела (количество внесенных видов) и природоохранный статус видов по сравнению с предыдущим изданием (2004 года) совершенно не изменены.

Достоинства очерков: более подробная основа картосхем (с указанием границ административных районов.

По отдельным очеркам отмечу явные недостатки. Многие предложения очерков скопированы из предыдущего издания Красной книги. На изображениях водяного ужа и узорчатого полоза не прорисован характерный рисунок на голове.

Очерк по болотной черепахе. Длина карапакса болотной черепахи в 350 мм – преувеличена; сухожильную связку между карапаксом и пластроном сложно назвать эластичной. Точки на карте не соответствуют описанию распространения болотной черепахи в тексте.

Для степной гадюки ошибочно приведены как «южные» районы ее распространения: Бирский, Кармаскалинский, Кушнаренковский.

Основной недостаток очерков – отсутствие новой информации по сравнению с изданием 2004 года; не учтены публикации зоологов БашГУ и БГПУ последних лет.

Составитель очерков не приводит собственных данных по описываемым видам; нам неизвестны ее работы по редким видам животных Башкортостана.

Я лично знаком с Натальей Михайловной как с хорошим специалистом, и мне остается только сожалеть о сложившейся некрасивой ситуации вокруг Красной книги. В такой ситуации было бы честнее отказаться от участия в столь «сомнительно обставленном» проекте.

Литература:

Красная книга Республики Башкортостан. Т. 3. Животные / Под ред. М. Г. Баянова. — Уфа: Башкортостан, 2004. - 180 с.

Красная книга Республики Башкортостан: в 2 т. Т.2: Животные. Уфа: Информреклама, 2014. 244 с.

 

 

КОММЕНТАРИЙ К РАЗДЕЛУ «РЫБЫ»

КРАСНОЙ КНИГИ РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН (2014)

 

Шевченко А.М., Биккинин Р.Ф.

Башкирский государственный университет

450074 Башкортостан, г. Уфа, ул. З. Валиди, 32

amsh84@yandex.ru, bikkininrf@rambler.ru

 

Ведение Красных книг является одной из важных мер, направленных на сохранение окружающей природной среды и осуществление мониторинга состояния природных ресурсов в условиях непрерывного антропогенного воздействия.

В 2014 году вышло в свет новое издание Красной книги Республики Башкортостан. Как общий плюс нового издания Красной книги в целом следует отметить то, что в каждом повидовом очерке приводятся данные о статусе вида в Красных книгах соседних с Башкортостаном регионов. Сохранено также упоминание о статусе в Красной книге РФ и Красном списке МСОП. Более подробно, нежели в предыдущей редакции, даётся описание видов, их биологии и распространения, более подробно указываются места встреч, расписываются меры охраны. Книга также иллюстрирована качественными, интересными и красивыми фотографиями.

Раздел «Рыбы» включает те же 7 видов, что и в прошлом издании. Однако в повидовых очерках нами отмечаются некоторые неточности и несоответствия, заслуживающие пристального внимания. Рассмотрим их более подробно.

  1. Русский осётр. В разделе «Распространение» очерка о русском осетре указывается: «В настоящее время отдельные случаи вылова осетра отмечены в нижнем течении р. Белой (до г. Бирск) и р. Уфы (до с. Красная Горка)». Непонятно, во-первых, какое именно «настоящее время» имеется в виду, во-вторых, где и когда конкретно рыбы были встречены? Не указана ссылка (чьи это данные). Судя по всему, эта информация позаимствована из предыдущего издания Красной книги (2004 г.) и преподнесена в несколько изменённом виде. Для сравнения, цитата из Красной книги РБ 2004 года: «В РБ предполагается обитание осетра в нижнем течении рек Белой (до г. Бирска) и Уфы (до с. Красная Горка)». Ключевое слово здесь – «предполагается». Предложения очень похожи, однако получается, что в новой редакции эти данные выдаются уже за достоверно известные (см. цитату выше), но без ссылки. Между тем до сих пор достоверные научные сведения, подтверждающие факт обитания русского осетра в водах Башкортостана в период с конца 20 в. и далее, отсутствуют. Новое издание Красной книги также не располагает новыми сведениями по русскому осетру.
  2. Стерлядь. Написано: «Численность вида в нашей стране за последние 50 лет снизилась почти в 100 раз». Считаем, что здесь необходима ссылка, но она не указана.

Далее сказано: «В РБ стерлядь обитает в р. Белой (до г. Мелеуза) и крупных притоках: р.р. Сим, Уршак, Уфа, Дёма». Указывая эти сведения, автор ссылается на Атлас пресноводных рыб России 2002 г. В данном источнике эта информация отсутствует. Об обитании стерляди в перечисленных реках сообщается в предыдущем издании Красной книги РБ, где эти сведения были указаны Р.Ф. Биккининым.

В разделе «численность, лимитирующие факторы и угрозы» указывается: «В последние годы в РБ наблюдается увеличение численности стерляди в р. Белая». После этих слов вновь приведена некорректная ссылка на ранее упоминавшийся атлас. К тому же вновь возникает вопрос: о каких «последних» годах идёт речь, если приводится ссылка на издание 2002 года?

  1. Обыкновенный таймень. Приводятся некоторые новые данные о встречах тайменя в некоторых реках республики, однако, помимо ссылок на работы авторов, занимавшихся зоологическими исследованиями на территории Башкортостана (Валуев, 2011; Нурмухаметов, 2012), вновь фигурирует ссылка на Атлас пресноводных рыб России 2002 года, где сведений по РБ нет.
  2. Ручьевая форель. По сравнению с предыдущим изданием Красной книги, изменен статус вида со 2-й категории на 4-ю. Обоснование такого решения не приводится.

Следует отметить указание некоторых новых данных о форели в Башкортостане, однако, в сведениях о распространении вида имеется ошибка. Сообщается, что в РБ форель обитает в реках восточного склона Урала и Зауралья, хотя тут же перечисляются реки, относящиеся не только к восточному склону, но и к западному. В предыдущем издании Красной книги также фигурировали данные о встречах форели в реках, не относящихся к восточному склону Южного Урала.

Раздел «Численность, лимитирующие факторы и угрозы» практически дословно повторяет аналогичный раздел очерка о форели в предыдущем издании Красной книги РБ.

  1. Хариус. У этого вида также изменена категория со 2-й на 4-ю, в то же время указывается, что «…В последние годы численность резко сократилась».
  2. Русская быстрянка. Приводятся некоторые данные о новых встречах быстрянки по данным составителя, а также статье А.Г. Яковлева и Т.И. Яковлевой (2013). В данных о численности указывается, что: «Является обычным видом для ряда горных чистых рек РБ. Русская быстрянка хорошо известна местному населению», – со ссылкой, что это «данные составителя». Однако в предыдущем издании Красной книги РБ (2007) имеется аналогичная информация со ссылкой на Красную книгу БАССР (1987), а также данные Дьяченко И.П.
  3. Обыкновенный подкаменщик. Приводится два новых местонахождения подкаменщика со ссылкой на данные составителя и сообщение А.Е. Артюхина и А.М. Шевченко (2013).

В описании вида есть несоответствие: «В возрасте 2 – 3 лет достигает длины 5 – 6 см и массы 2 – 3 г. Половозрелым становится в возрасте 4 лет при длине тела около 4 см». Во-первых, подкаменщик длиной 5 – 6 см должен весить не 2 – 3 г, а больше. Во-вторых, для более старшего возраста в описании почему-то указана меньшая длина. Имеет место явное несоответствие темпа линейного роста и фактического возраста рыб.

 

Подводя краткий итог, следует отметить, что значительная часть информации взята из атласа пресноводных рыб России (2002), а также предыдущего издания Красной книги РБ без особых изменений текста. Обращает на себя внимание наличие некоторых неточностей в описании биологии видов (подкаменщик), распространения (русский осётр, форель), а также некорректных ссылок на литературные источники, не содержащие информации по обсуждаемой теме. К сожалению, приводится очень мало новых сведений, при этом ссылки имеются только на работы других авторов, исследовавших территорию Башкортостана, все же остальные сведения фигурируют как данные составителя. Также заслуживает внимания тот факт, что во всём разделе по рыбам практически полностью отсутствуют ссылки на работы ихтиологов БашГУ И.П. Дьяченко и Р.Ф. Биккинина, занимавшихся исследованиями состояния ихтиокомплексов республики на протяжении последних десятилетий. Имеется только одна ссылка на работу И.П. Дьяченко (1984) в очерке о таймене. Очевидно, раздел мог бы быть более полным при использовании материалов исследований указанных авторов.

 

Литература:

Артюхин А.Е., Шевченко А.М. О нахождении обыкновенного подкаменщика в нижнем течении р. Уфа. // Материалы ведения Красной книги Республики Башкортостан.  – Уфа: РИО БашГУ, 2013. Вып. V. – С. 7 – 8.

Атлас пресноводных рыб России: В 2 т. Т. 1. / под ред. Ю.С. Решетникова. – М.: Наука, 2002. – 379 с.

Берг Л.С. Рыбы пресных вод СССР и сопредельных стран. Ч. 1. – М.-Л.: АН СССР, 1948. – 446 с.

Берг Л.С. Рыбы пресных вод СССР и сопредельных стран. Ч. 2. – М.-Л.: АН СССР, 19489. – 462 с.

Биккинин Р.Ф. Ихтиофауна Республики Башкортостан. // Фауна и флора Республики Башкортостан: проблемы их изучения и охраны. – Уфа, 1999. – С. 45 – 50.

Биккинин Р.Ф., Дьяченко И.П. Возможности рыбохозяйственного освоения водохранилищ на реках горного типа. // Актуальные проблемы водохранилищ. – Борок, 2002. – С. 45 – 47.

Валуев В.А. О статусе обыкновенного тайменя, европейского хариуса и ручьевой форели в Башкортостане. // Редкие и исчезающие виды животных и растений Республики Башкортостан: Материалы ведения Красной книги Республики Башкортостан за 2011 год. Вып. III. / отв. ред. В.А. Валуев. – Уфа: РИЦ БашГУ, 2011. – С. 12 – 14.

Дьяченко И.П. Проблема состояния редких видов рыб Башкирии. // Фауна и экология животных УАССР и прилежащих районов. Сборник научных трудов. – Ижевск, 1984. – С. 39 – 48.

Дьяченко И.П. Класс Костные рыбы // Животный мир Башкортостана. 2-е изд., перераб. и доп. / Под ред. проф. М.Г. Баянова и проф. Е.В. Кучерова. – Уфа: Китап, 1995. – С. 200 – 2011.

Дьяченко И.П., Биккинин Р.Ф. Рыбы Башкирии // Экология водоёмов Башкирии / Под ред. д.б.н., проф. Б.М. Миркина. – Уфа, Гилем, 1998. – С. 34 – 135.

Красная книга Башкирской АССР. Редкие растения и животные. Проблемы их охраны. – Уфа: Башкнигоиздат, 1987. – 212 с.

Красная книга Республики Башкортостан (объединённый том) / Под. ред. А.А. Фаухутдинова. – Уфа: Полипак, 2007. – 528 с.

Красная книга Республики Башкортостан: в 2 т. Т. 2: Животные. – 2-е изд., доп. и перераб. – Уфа: Информреклама, 2014. – 244 с.

Нурмухаметов И.М. Фауна Национального парка «Башкирия»: динамика численности, интродуценты, угрожаемые виды. // Вопросы изучения биологического разнообразия и геологических памятников природы охраняемых природных территорий Южного Урала: сб. науч. тр. Вып. 4 / под ред. Б.М. Миркина, Н.М. Сайфуллиной. – Уфа: Информреклама, 2012. – С. 156 – 162.

Яковлев А.Г., Яковлева Т.И. Новые точки отловов обыкновенной быстрянки Alburnoides bipunctatus (Bloch, 1782) в Южном Предуралье и на Южном Урале. // Материалы ведения Красной книги Республики Башкортостан.  – Уфа: РИО БашГУ, 2013. Вып. V. – С. 8 – 10.

 

 

УДК 598.112.6

 

ДОПОЛНЕНИЕ К МАТЕРИАЛАМ ПО РАСПРОСТРАНЕНИЮ ЛОМКОЙ ВЕРЕТЕНИЦЫ В РЕСПУБЛИКЕ БАШКОРТОСТАН

 

Байгильдин И.З.*, Шевченко А.М.**

*Биолог, выпускник биол. фак-та БашГУ

Башкортостан, г. Мелеуз, ул. Матросова, д. 19, кв. 11.

E-mail: parana82@mail.ru

**Ассистент каф. ФЧиЗ БашГУ

450074 Башкортостан, г. Уфа, ул. З. Валиди, 32.

E-mail: amsh84@yandex.ru

 

Ломкая веретеница Anguis fragilis Linnaeus, 1758 распространена в пределах Башкортостана в лесных и лесостепных районах и занесена в красную книгу Республики Башкортостан под 3-ей категорией – редкий вид с невысокой численностью и распространённый на значительной территории (Хабибуллин, 2007).

Данные об одной находке данного вида ящериц в Ишимбайском районе РБ уже публиковались нами ранее (Романов, Шевченко, 2013). Считаем необходимым сообщить также некоторые, ранее не опубликованные данные о встречах ломкой веретеницы на территории республики. Одна встреча произошла 4 июля 2009 г. в Мелеузовском районе, на территории Национального парка «Башкирия». 2 особи были замечены в лесу рядом с пещерой Кутук-4. Длина тела – около 30 см. Ниже приводим несколько фотоснимков:

 

 

 

 

Также этот вид нередко попадался нам в пойме р. Белой в окрестностях спортивно-оздоровительного лагеря «Нагаево» при БашГУ (Октябрьский р-н ГО г. Уфа, окрестности с. Нагаево), в частности: в июне 2003 г. – 1 особь, в июне 2013 г. и начале июля 2014 г. – по 2 особи. Все встречи происходили в пойменном лесу на лесной тропе. Длина встреченных ящериц была около 30 см.

В указанных точках веретеница встречалась и ранее. Так, в конце 90-х годов XX в. она регистрировалась в окрестностях д. Нагаево, а также пещеры Сумган, что находится неподалёку от пещеры Кутук-4 (Хабибуллин, 2001). Таким образом, наши данные подтверждают, что ломкая веретеница продолжает жить в этих местообитаниях.

 

Литература:

Романов А.А., Шевченко А.М. Встреча веретеницы ломкой в Ишимбайском районе РБ // Редкие и исчезающие виды животных и растений Республики Башкортостан: материалы ведения Красной книги Республики Башкортостан за 2013 год. Вып. V / отв. ред. В.А. Валуев. Уфа: РИЦ БашГУ, 2013. С. 12.

Хабибуллин В.Ф. Веретеница ломкая // Красная книга Республики Башкортостан (объединенный том) / Под ред. А.А. Фаухутдинова. Уфа, Полипак, 2007. С. 420.

Хабибуллин В.Ф. Фауна пресмыкающихся Республики Башкортостан. Уфа: Изд. Башкирск. ун-та, 2001. 128 с.

 

 

УДК 599.735.31

 

ВСТРЕЧА МАРАЛА В МЕЛЕУЗОВСКОМ РАЙОНЕ РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН

 

Байгильдин И.З.*, Шевченко А.М.**

*Биолог, выпускник биол. фак-та БашГУ

Башкортостан, г. Мелеуз, ул. Матросова, д. 19, кв. 11.

E-mail: parana82@mail.ru

**Башкирский государственный университет

450074 Башкортостан, г. Уфа, ул. З. Валиди, 32.

E-mail: amsh84@yandex.ru

 

Марал Cervus elaphus sibiricus Severtzov, 1873 был акклиматизирован в Республике Башкортостан. Местная его популяция имеет малую численность и распространена на ограниченной территории, в связи с чем данный подвид внесен под 3-ей категорией в Красную книгу РБ. Как известно, за последние десятилетия численность его в республике катастрофически сократилась, к настоящему времени ареал представляет собой фрагментарные очаги (Гордиюк, 2007). Ранее о встрече марала в 1992 году в новом для него местообитании, расположенном на 100 км южнее южной границы ареала вида, описанного в литературных источниках, сообщалось В.А. Валуевым (2014).

Обитание марала на территории Национального парка «Башкирия» в Мелеузовском районе РБ отмечалось И.М. Нурмухаметовым (2010) без описания и указания мест встреч. Следует сообщить об одной встрече марала на указанной территории, данные о которой ранее не публиковались. 8 октября 2006 г. 2 особи – самка с детенышем –  были встречены на берегу ручья Ташлуй в мешкообразной долине Ташлы-Ой, что находится на территории Национального парка «Башкирия». Олени паслись возле заброшенной лесной избушки, при приближении к ним поспешно скрылись из вида.

 

Литература:

Валуев В.А. К распространению марала Cervus elaphus Sever. В Башкирии // Редкие и исчезающие виды животных и растений Республики Башкортостан: материалы ведения красной книги Республики Башкортостан за 2014 год. Вып. VI / отв. ред. В.А. Валуев. Уфа: РИЦ БашГУ, 2014. С. 27.

Гордиюк Н.М. Марал Cervus elaphus sibiricus Severtzov, 1873 // Красная книга Республики Башкортостан (объединенный том) / Под ред. А.А. Фаухутдинова. Уфа, Полипак, 2007. С. 491.

Нурмухаметов И.М. Ведение Красной книги на территории Национального парка «Башкирия». // Редкие и исчезающие виды животных и растений Республики Башкортостан: материалы ведения красной книги Республики Башкортостан за 2010 г. Уфа: РИЦ БашГУ, 2010. Вып. II С. 26 – 33.

СОДЕРЖАНИЕ

Рецензии на Красную книгу Республики Башкортостан (2014)

 

От редактор . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

 

Валуев В.А.

Рецензия на раздел «Земноводные» Красной книги Республики Башкортостан (2014) под рук. Б.М. Чичкова . . . . . . . . . . . . . . . . .

 

Валуев В.А.

Рецензия на раздел «Птицы» Красной книги Республики Башкортостан (2014) под рук. Б.М. Чичкова . . . . . . . . . . . . . . . . .

 

 

3

 

 

 

4

 

 

 

9

Валуев В.А.

Рецензия на раздел «Млекопитающие» Красной книги Республики Башкортостан (2014) под рук. Б.М. Чичкова . . . . . .  .

 

 

29

Хабибуллин В.Ф.

Комментарии к Красной книге Республики Башкортостан – том 2, 2014 год . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 

 

Хабибуллин В.Ф.

Рецензия на раздел «Пресмыкающиеся» Красной книги Республики Башкортостан (2014) . . .. . . . . . .  . . . . . . . . . . . . . . . . . .

 

Шевченко А.М., Биккинин Р.Ф.

Комментарий к разделу «Рыбы» Красной книги Республики Башкортостан (2014) . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

 

38

 

 

 

42

 

 

 

43

 

 

Статьи о редких видах животных Республики Башкортостан

 

 

 

Байгильдин И.З., Шевченко А.М.

Дополнение к материалам по распространению ломкой веретеницы в Республике Башкортостан  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

 

Байгильдин И.З., Шевченко А.М.

Встреча марала в Мелеузовском районе Республики

Башкортостан . . . . .. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  . . … .. . . . . . .

 

47

 

 

 

50

 

 

Научное издание

 

 

 

РЕДКИЕ И ИСЧЕЗАЮЩИЕ

ВИДЫ ЖИВОТНЫХ И РАСТЕНИЙ

РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН

 

Материалы ведения Красной книги

Республики Башкортостан

за 2015 год (июнь)

 

Сборник статей

 

Выпуск VIII

 

 

Редактор Д.В. Зинатуллина

Корректор А.И. Николаева

 

Лицензия на издательскую деятельность

ЛР № 021319 от 05.01.99 г.

 

Подписано в печать 14.07.2015 г. Формат 60x84/16.

Усл.печ.л. 2,99. Уч.-изд.л. 3,12.

Тираж 50 экз. Изд. № 121. Заказ 39н.

 

Редакционно-издательский центр

Башкирского государственного университета

450076, РБ, г. Уфа, ул. З. Валиди, 32.

 

Отпечатано на множительном участке

Башкирского государственного университета

450076, РБ, г. Уфа, ул. З. Валиди, 32.

 

 

 

 

 

 

Документы

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован