12 декабря 2005
629

`Реформа науки без диалога невозможна`, - считают ученые

В минувшую пятницу, в подмосковном центре академии наук Пущино прошла встреча Министра образования Российской Федерации Андрея Фурсенко с учеными.

Небольшой подмосковный городок Пущино, по красноречивому выражению одного из участников встречи, слывет среди ученых своеобразной Меккой биологии, биотехнологии и генной инженерии. Выбор местом проведения встречи именно этого научного центра не случаен - город уникален с точки зрения развития сети научных учреждений: здесь работают 9 институтов и 2 университета.


Встреча состоялась в институте фундаментальных проблем биологии. Приезд министра - большое событие! На удивление, при входе в конференц-зал столпотворения не было. Не было пропускного контроля, который бы грудью защищал приступы, ведущие к арене действий. Несмотря на то, что зал был полон, аншлага не было. Его отсутствие компенсировалось значимостью фигур собравшихся. Помимо руководства ВУЗов на встрече присутствовали представители администрации: министр промышленности Правительства Московской области Владимир Козырев, глава г. Пущино Анатолий Афанаскин, председатель местного Совета депутатов Вячеслав Лазарев.

Выбор места встречи действительно оказался не случаен: казалось, сами стены аудитории конференц-зала безмолвно подсказывали, что же ей, науке родимой, еще нужно. Скромный интерьер зала, давно не менявшаяся мебель, акустическая система, которая выдержала нагрузку лишь во время вступительного слова министра, да и то не до конца. Впоследствии микрофон пришлось отключить. Степенный возраст основной массы присутствующих рисовал печальные перспективы омоложения научных кадров. Что и говорить, проблемы академической науки были налицо, даже более: они проступали на ее лице.


Открывая встречу вступительным словом, Министр образования Андрей Фурсенко сказал о цели своего визита: "Главная причина моего приезда сюда была связана с проблемой неудовлетворенности и учеными, и обществом, и бизнесом, и властью, неудовлетворенность наукой и образованием". Отметив, что страх перемен присущ всем, но бездеятельность хуже всего: "Ничего не предпринимать сегодня гораздо опаснее, чем предпринимать какие-то шаги...", министр постарался предупредить возможные вопросы на тему приватизации науки: "Несколько моментов, о которых всегда спрашивают, и на которые я всегда отвечаю. Первый - никогда ни в одном документы, ни в одном моем выступлении не было предложения приватизации науки. Второе - ни в одном моем выступлении не было предложения о разрушении Академии наук. Не потому, что я считаю Академию наук идеальной структурой, а потому, что я считал и считаю, что в обозримом будущем нет системы, которая (несмотря на все проблемы, существующие в Академии наук) могла бы даже сравниться с Академией наук... Третье - любые изменения в части науки должны происходить с участием или по возможности с подачи научного сообщества ...". В конце своего выступления Андрей Фурсенко пояснил, что приехал отстаивать свои позиции в рамках открытого спора.

Присутствующие оценили приглашение, и страсти закипели.

Один из участников поинтересовался: Академия наук эффектная система, но мы тратим на нее меньше, чем на Западе. Стоит ли реформировать науку, которой 280 лет? Может быть, стоит развивать инфраструктуру и привлекать бизнес? Министр ответил, что за свою историю наша наука претерпевала разные периоды с точки зрения управления и финансирования, а ее сегодняшнее состояние выглядит закостенелым и неэффективным, и вряд ли кто доволен результатами последних 15 лет, ведь за этот период практически ничего не менялось. А изменять, конечно, что-то стоит.


Следующий выступающий, почему-то вместо вопроса стал докладывать, насколько успешно институт справляется с трудностями, с решением многих проблем абсолютно самостоятельно. Министр кивал, надеясь, возможно, этим ускорить процесс. Сидящий рядом со мной пожилой мужчина с досадой прошептал: "не то говорит, опять начал свое гнуть".

Гораздо большее оживление среди собравшихся вызвал вопрос омоложения научных кадров.

Генрих Иваницкий, директор института теоретической и экспериментальной биофизики, вышел к доске и, как студентам на лекции, нарисовал график тенденции вымирания научных кадров. Но и, не нарисуй он схему, достаточно было окинуть взором собравшихся коллег, чтобы понять: молодость не задерживается в храме науки. По мнению ученого, нужно срочно решать эту проблему. Чем можно удержать молодежь? "Заработной платой и жильем", - прокомментировал степенный мой сосед. Но и этого мало, отозвался Лев Овчинников, директор Института белка, надо задерживать не силой, а условиями. Квартира не так важна, как условия. Научное оборудование устарело, нет необходимых реактивов, современные методики не могут применяться в такой обстановке. Когда ученые едут в командировки, они в рюкзаке везут химреактивы. Поэтому, продолжает г-н Овчинников, в нашей науке средний возраст выбит, все за границей - стажеры и аспиранты. Сегодня молодой ученый защищает диссертацию, а у него месяц назад билет куплен в Америку. Все это знают, а мер не предпринимают. Это самое страшное. Возвращается очень мало. Нужны срочные реформы.

Подхватил тему Евгений Пермяков, директор Института биологического приборостроения, назвав настоящий момент в науке критическим. Если ничего не делать, то, наверное, лет через семь фундаментальной науки не будет по естественным причинам, - умрут те, кто может учить молодежь. Как оказалось в последствии, это вопрос волновал многих. Уже после встречи, когда я поинтересовалась мнением проректора по науке Пущинского университета Михаил Вайнштейн по поводу визита министра, он только дал мне в руки два листа с таблицами: "Я Вам передам статистику за последние четыре года трудоустройства выпускников магистратуры и аспирантуры Пущинского университета. У нас менее 20% в сумме тех, кто уехал за рубеж, и тех, о трудоустройстве которых у нас нет сведений, львиная доля остается в стране, но они, к сожалению, вынуждены уходить из маленького академгородка, потому что у нас нет жилья". Вручив мне это на ходу, так быстро, что я даже не успела спросить: "А почему вы эти бумаги не передали министру? Или хотя бы не озвучили?"


Вопросов поначалу было не много. Может быть, присутствие высоких гостей смущало ученых. К середине встречи зал несколько оживился. Возможно, сказалась легкая усталость, или министр сумел снять напряжение и расположить к себе ученых мужей, предпочитая использовать в обращении термин "товарищи". Легкий гул, который то затихал, то вновь нарушая обстановку сосредоточенности и тишины, сохранялся на протяжении всей встречи. Обсуждение проходило сразу в нескольких местах: напрямую с министром и попутно - между учеными в микрогруппах, которые возникали в разных местах конференц-зала. При чем под конец встречи стало создаваться впечатление, что на местах процесс обсуждения идет активнее.

Министр согласился, действительно, власть запаздывает с реформой. По сути, наша наука стала резервуаром интеллектуального сырья для других стран. Взращивая молодых ученых, наша страна не предоставляет им возможности для реализации своих знаний и получения соответствующего заработка. И они уезжают на Запад. Поскольку сверхресурсов для решения этих проблем у нас нет, то вопрос ставить нужно не о том, менять науку или нет, а о том, что и как изменить в этой системе. И конечно, считает министр, это должно решаться с подачи ученых. Очень важна их поддержка. Нельзя назвать нашу науку суперэффективной. Это оценивается не с позиций финансирования, а с позиций вклада в науку. По мнению академика Алфимова, на котрого сослался Фурсенко, полноценно участвуют в производстве знаний 50% ученых. Остальные или не стремятся, или вообще неконкурентоспособны.

Что касается социальной проблемы, по мнению г-на Фурсенко, она складывается из многих составляющих: отсутствия предпринимательской культуры, неумения внедрять результаты в жизнь. "В этом случае, - подсказали из зала, - абсолютно правильна логика технопарка: есть бизнес, и есть наука". К сожалению, добавил министр, у нас до сих пор понятие "бизнес" ассоциируется со словом "нечестность". Да и сами деятели науки скрытны: если у них что-либо получается, они молчат, как рыбы. Конечно, нужны знания, чтобы продвинуть свою продукцию на рынок. В связи с этим в правительстве зреет идея создания сети бизнес-школ для ученых.

Такая поддержка государства очень кстати, считает Сергей Феофанов, зам. Директора института биоорганической химии по научно-технологическим вопросам: "Я много лет проработал в ГНЦ ВБ "Вектор", в Новосибирске. Моя деятельность направлена на инновационную составляющую: доведение разработок, производимых как нашей лабораторией, так и другими, до промышленности, до состояния внедрения. У меня есть достаточно большой опыт общения с западными компаниями, некоторые вещи мы пытались создавать вместе с ними. Но, к сожалению, всё это отрицательный опыт, потому что за мной, как я теперь понимаю, не стояло государство. Я действовал в качестве инициативного лица, не был защищен в известной степени, поэтому всё заканчивалось, как правило, тем, что переманивались сотрудники, знающие технологии". В ответ на предложение реформировать одновременно с наукой и промышленность, как основного заказчика, министр буквально простонал: "Товарищи, промышленность вся частная уже, а наука стоит на месте. В отношении науки такой процесс невозможен, система не может работать в частном виде".

При этом министр добавил, что у госорганов есть желание получить объективную экспертную оценку того, что уже наработано учеными. К сожалению, заметил он, довольно часто этому встречается противодействие со стороны научного сообщества.

Не удивило благородное собрание предложение закрепить за городом статус наукограда. Оказалось, что у министра на этот вопрос несколько иная точка зрения: высокое звание наукограда не может решить всех проблем. В настоящее время в России насчитывается около 100 подобных центров. Но кроме вывески ничего нет: ни денег, ни налоговых льгот. Ведь создание бизнес-плана еще не означает, что все это будет. Кто-то из зала бросил реплику: "Если уж умирать, то лучше со статусом". Ведь Пущино один такой во всем мире!

Встреча подходила к завершению, а вопросов оставалось еще много. И даже высказанные, они оставались без ответа. Небольшая дискуссия, возникшая в самом конце, показала, насколько проблемы науки одинаково болезненны и для ученых, и для их министра. Представители науки спешили задать вопрос или озвучить свои предложения. Прозвучал вопрос: есть ли у министерства предложения по налогообложению? Но на их высказывания уже просто не было времени.

На некоторые вопросы министр не смог или не пожелал ответить, пожаловался в конце встречи один из деятелей науки: "На словах все хорошо, приветствуется, но хорошего финансирования нет, чтобы остановить людей от отъезда. Понятно, что институты разные, нужно проводить анализ, нужно оценивать, нужно концентрировать средства, но почему-то никто не хочет обсуждать бюджет. Я не знаю, кому верить, я - человек простой внизу - слышу самые разные оценки по поводу того, какая доля ВВП идет на науку в нашей стране. Одно официальное мнение из министерства, которое высказывалось на встрече с профсоюзами, что больше 1%, другое, что 0,35-0,37%. Я задал вопрос министру, почему такие разночтения и какая цифра верна - ответа не получил. Было сказано лишь, что денег в стране нет. Я спросил, какая цифра ВВП идет на науку, но вновь не получил никакого ответа. Фурсенко обиделся и спросил: "Задаете мне вопрос как ученику?".

Таких и подобных им вопросов было много, особенно, пожалуй, невысказанных... Закончилась встреча, ушел уставший министр, но обсуждение продолжалось в кулуарах и за стенами здания. Люди не спешили расходиться. Наверное, проблема не в том, что мало было времени для обсуждения проблем, просто этих проблем скопилось слишком много. Главное, положено начало диалогу. Раз началось обсуждение, значит, и процесс перемен не за горами. Свидетельством тому и стала подобная встреча.



На вопрос, насколько важны такие встречи, участники мероприятия сказали следующее:

Сергей ФЕОФАНОВ, заместитель директора филиала Института биоорганической химии им. М.М.Шемякина и Ю.А.Овчинникова по научно-технологическим вопросам

Я считаю, что этот визит очень своевременный, но очень короткий, потому что вопросов слишком много. Но то, что он направлен на попытку состыковать интерес научных коллективов с той позицией Министерства образования и науки, которую оно отстаивает, очень правильно. По большому счету реформирование науки всегда должно начинаться с таких встреч, возможно, они должны носить еще более разносторонний характер. Я считаю это очень полезным и очень важным, потому что, во-первых, министр будет знать нашу позицию, нашу озабоченность и именно те вопросы, которые наиболее нас мучают, и, может, какие-то вещи мы подскажем министру для решений, какие-то варианты решений. Вопрос реформирования науки очень сложный вопрос, сложнее, чем промышленность, но это нужно делать обязательно в связке с промышленностью.

Генрих ИВАНИЦКИЙ, директор Института теоретической и экспериментальной биофизики

Визиты всегда полезны, потому что это обмен мнениями, из которого может что-нибудь и родится, а может и ничего не родится. Будущее покажет.

Анатолий АФАНАСКИН, глава г. Пущино

Я думаю, что приезд министра эффективен. Раз он приехал в наш город, тем более, что впервые увидел наш прекрасный биологический центр, польза от этого уже есть. Я был удовлетворен тем, что министр сказал, что он будет лоббировать и помогать нашему городу в присвоении ему статуса наукограда. Для меня это очень важно и я только в этом вижу перспективы развития нашего города, как и для науки. Ведь ученый сегодня - человек, который 8-10 часов проводит в стенах института, а остальное время он такой же житель города. Поэтому каждому ученому хотелось бы иметь чисто убранную улицу, много цветов, чтобы была горячая и холодная вода и многое-многое другое для того, чтобы он лучше думал и для того, чтобы все новые и новые наукоемкие технологии были в нашем городе. Присвоение статуса наукограда поможет решить многие проблемы. Я только в этом вижу перспективы развития.

Владимир КОЗЫРЕВ, министр промышленности правительства Московской области

Я считаю сегодняшнюю дискуссию полезной. Вопрос, который обсуждался, по своей сути очень сложный для принятия решений, сложный для отработки механизма, как изменить структуру деятельности академической науки на территории Российской Федерации, чтобы чувствовать эффективность плодов ее труда. Сегодня Андрей Александрович Фурсенко в аудитории с представителями академической науки открыто обсуждал эту тему для того, чтобы, услышав некоторые мнения, поправки и предложения, выработать единую позицию по реформированию академической науки. Я считаю это очень полезным, потому что в кулуарах бюрократической системы - в среде чиновников - такой большой задачи не решить. Только общаясь непосредственно с ученым сообществом, можно определиться по контурам и механизмам более эффективного принятия решений на территории РФ. Я считаю, что на сегодняшний день для нас является неординарным событием, что Фурсенко Андрей Александрович встречается в Пущино - подмосковном центре Академии наук. Московская область это особое территориальное образование, субъект ее находится в трети научных центров Академии наук (Троицк и Черноголовка дополнительно) у нас достаточно мощная прикладная наука представлена в системе оборонной и гражданской отраслей. Я считаю, что вопросы реформирования в фундаментальных исследованиях науки - вопрос, который касается истории и развития субъекта федерации Московской области. Для нас очень важно, чтобы Минобразования науки выработало достаточно конструктивное решение, которое будет полезно и эффективно развиваться на территории Московской области.

Валерий КУДЕЯРОВ, директор Института физико-химический и биологический проблем почвоведения

Конечно, любой диалог полезен. Правда, из-за недостаточности времени разговор разошелся на отдельные частности. К сожалению, не была обсуждена основная проблема - помощь науке. Наука сейчас нуждается не столько в реформировании, сколько в помощи. Это основное. Какие меры государство хочет предложить для помощи науке, как мы можем в таких условиях генерировать знания. Этого, к сожалению, не было обсуждено.

Евгений ПЕРМЯКОВ, директор Института биологического приборостроения

Встреча, конечно, полезна, люди узнают, что хочет министерство. Я надеюсь, что министерство тоже будет учитывать мнение научного сообщества. Сейчас нужно принимать очень срочные меры, о чем было правильно сказано. Совершенно правильно было сказано, что нужна помощь науке. Не знаю, как насчет реформирования, но для нас это будет сводиться к сокращению научных сотрудников, потому что было сказано, что больше денег никто не даст. Естественно, есть какое-то количество балласта, но в любом случае это очень болезненный процесс. На мой взгляд, нужно пытаться повысить зарплату научным сотрудникам, решать жилищную проблему. Нужно строить служебное жилье, по крайней мере, в Пущино и наладить систему переаттестации. Это позволит освободиться от балласта. Вот три вещи, которые необходимо делать.

Евгений ФЕСЕНКО, директор Института биофизики клетки

Я думаю, что эти встречи надо было начать раньше. Лучше поздно, чем никогда и я думаю, что эти встречи помогут выработать, по крайней мере, позицию в отношении Академии наук. Я не берусь рассуждать обо всей науке в целом, которая в значительной степени развалена во многих местах России. Мне кажется, что остался один адрес, который работает почти также как и в далекие времена. Он содержит всего 50 тыс. научных сотрудников - это небольшое воинство, которое нужно было бы сохранить в целях дальнейшего развития страны. Если это удастся, если реформа будет этому способствовать (а я думаю, может способствовать), если мы будем рассуждать, что делать с Академией наук, если мы решили, что нужно что-то делать, то тогда в России фундаментальная наука останется как часть культуры. Если этого не удастся сделать, то мы потеряем эту часть культуры, а возобновление ее потребует лет пятидесяти, если мы начнем все сначала. Конечно, обсуждать это надо, и встреча полезная, я в этом уверен. Кроме того, несмотря на весь негатив, который выходит на министра, я слышал тот фрагмент, который был на правительстве, понимаю, что он был единственным, кто защищал интересы фундаментальной науки и Академии наук. Не уверен, что если бы его там не было, а были бы только Греф и Кудрин, получилось бы что-нибудь хорошее. А сейчас есть некоторая надежда. У нас идут перемены к лучшему. Если не будет этих хорошо продуманных перемен, вообще институты "умрут" в связи с тем, что не будет притока молодых кадров.

Михаил ВАЙНШТЕЙН, проректор по науке Пущинского университета

Нужны ли эти встречи и насколько они результативны, мы увидим со временем, сейчас трудно сказать.

Евгений ОРЕШКИН, начальник отдела Федерального агентства по науке и инновациям РФ

Поскольку я чиновник, у меня мнение только официальное, приближенное к тому, что сказал министр. Насчет оценки, раз министр решил здесь побывать, значит, все правильно и это на самом деле важно со всех точек зрения. Очень важно, что люди сумели, хотя времени было мало, задать вопросы. Это и есть та самая обратная связь. Я думаю, что есть некая удовлетворенность у людей из Пущино - ученых и административного аппарата, то что их слушают и то, что на них обращают внимание, то что их проблема является не только их проблемой. Для меня это очевидно. Пущино - очень важный системообразующий город, который имеет потенциал не сравнимый с потенциалами многих районов России. Мы готовим соответствующие документы, чтобы Пущино присвоили статус наукограда.

Лев ОВЧИННИКОВ, директор Института белка

Я являюсь депутатом г. Пущино, поэтому я к этому не безразличен. Я 41 год живу в Пущино. Из них 27 провел в академических институтах. Такие встречи важны и нужны, если говорить коротко. Даже общение не только с министром, но общение между собой, встречи, высказывание общих положений, которые должны улучшить жизнь научной среды и города в целом. Это обязательно. Единственное, было мало времени, и не дали всем желающим высказаться. Был диалог, но не было дискуссии, не было камерной обстановки, которая бывает, и в которой он приехал побеседовать. Вопрос очень важный для Центра. Это бывает не часто, но любая такая встреча приводит к тем или иным результатам. На мнение министра эта встреча повлияет, а он влиятельный человек.

13.07.2005

www.strf.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован