28 мая 2002
266

Региональная идеология - региональный политический синтез

Внимание здесь фокусируется на результатах деятельности локальных правящих групп, достигнутых в рамках реализации самопровозглашённых политических приоритетов. То есть, насколько региональные идеологические конструкции и целостности обладают потенциалом политико-экономического синтеза? Синтеза, достаточного для того, чтобы сформулировать сколько-нибудь завершённый тип локальной хозяйственной системы. Критерием регионального политического синтеза определена мера цельности и эффективности проводимой элитами политики. Иными словами, способна ли региональная идеологическая целостность обеспечить кумулятивное приращение факторов продуктивности? Обеспечивает ли законченный характер региональной идеологии столь же законченный характер локальной политико-экономической модели? Поддерживающим условием для этого, как показал анализ в предыдущей главе, служит определённый уровень внутриэлитной интеграции.

Принципиально важной составной частью политики `новых рубежей` К.Илюмжинова стало создание государственной промышленно-финансовой инвестиционной корпорации `Калмыкия`. Она заменила прежнюю совминовскую систему и, по словам госсоветника по политическим вопросам Вячеслава Илюмжинова, должна стать `локомотивом для республики`. Создание корпорации `Калмыкия` стало первым серьёзным шагом к цели, сформулированной Кирсаном Илюмжиновым задолго до избрания президентом: перестройка всего финансово-экономического механизма республики по модели, применённой в своё время в Сингапуре, Южной Корее, Японии. Акционеры корпорации, охватывающей всю республику, должны стать как бы членами одной семьи с общим чувством ответственности и общей заботой о `семейном хозяйстве`. Ключевая идея здесь - объединить граждан республики не столько политическим или национальным, но корпоративным, то есть глубинным экономическим интересом, создать всеобъемлющую систему хозяйствования, при которой вся Калмыкия должна функционировать как одна большая корпорация, обеспечивающая своих работников высокими доходами, имеющими адекватное товарное покрытие.

Некоторые авторы склонны объяснять образование корпорации предпринимательским характером самого президента Калмыкии. Говорят, что, будучи по образованию японистом и имея опыт организации разветвлённой международной корпорации `САН`, он перенял японскую схему `Одна корпорация - одна семья` в виде схемы `Одна республика - одна корпорация`. Подобное утверждение верно лишь отчасти.

Идея единой корпорации, авторство которой принадлежит Илюмжинову, стала для большинства представителей калмыцкой правящей элиты формой экономического и политического вызова центру. Формой выражения умеренного регионального комплекса и неагрессивного политического самоопределения. Выше уже говорилось, что для калмыцкой правящей верхушки актуальной оказалась не ориентация на политические и экономические реформы, проводимые федеральными властями, а выработка опережающего реформаторского стиля. В программе К.Илюмжинова была выдвинута перспектива превращения степной республики в `пионера региональной экономической реформы, первопроходца отработки эффективных институтов и механизмов рыночного регулирования`. В этом плане государство-корпорация должно было открыть иной путь к созданию капиталов, нежели кажущийся неотвратимым для России путь `чёрного передела` собственности. Илюмжинов никогда не питал симпатий к идеям российских младореформаторов, особенно к программе ваучерной приватизации. Ещё в ходе предвыборной кампании он предлагал собрать в Калмыкии все выданные чеки, продать их в Москве за валюту, а вырученные деньги вложить в экономику республики. Позже эта неординарная идея обрела более реальные формы: были аннулированы прежние акты приватизации, проведённых Госкомимуществом республики и учреждена государственная промышленно-инвестиционная корпорация `Калмыкия` с уставным фондом в один миллиард долларов, аккумулировавшая ваучеры едва ли не всего населения республики.

Очевидно также и то, что работа по формированию корпорации могла начаться в поле сильной локальной идеи, в пространстве насыщенного идеологического континуума, в котором присутствует сильная утопическая составляющая. Сама концепция корпорации заключает в себя две ключевые парадигмы:

1. парадигма защиты;

2. парадигма альтернативного прорыва.

Согласно парадигме защиты, в основе создания корпорации лежит принцип региональной самоорганизации. Как заявляют её идеологи, цель корпорации - взять под контроль все республиканские ресурсы и создать рыночную структуру с тем, чтобы `делать из ресурсов деньги, из денег-деньги. И таким путём зарабатывать республике средства на её существование и развитие`. Подобная локальная самоорганизация инициирована республиканской правящей элитой именно как форма защиты - защиты своих собственных прав по распоряжению местными ресурсами от возможных посягательств `экономической и финансовой империи Москвы`. В условиях явного отставания периферии в развитии финансовой системы и насыщенности коммерческими структурами, да ещё на фоне ослабления вертикальных связей, руководство Калмыкии выражало тревогу, что республика может стать жертвой какой-то крупномасштабной финансовой операции, проводимой в Центре. Для защиты республики и её граждан от таких действий и была создана Корпорация как конкурентоспособная рыночная организация. По мнению её председателя В.Болдырева, `подобная корпорация, пусть даже означающая монополизм-это то, что нужно нынешней Калмыкии, да и всей России. Когда началось стихийное развитие рыночной реформы,--продолжал он,--мы оказались перед угрозой расхищения наших природных ресурсов структурами, стоящими близко к различным министерствам и правительственным кругам: посмотрите, что творится в России. Тогда и пришла идея создать корпорацию `Калмыкия` - чтобы легализовать нашу деятельность по распоряжению природными богатствами республики. Чтобы корпорация отчитывалась о своей деятельности, владея и работая`.

Как и в Татарстане, подобная легализация является главной составляющей политической активности местной правящей группы в переходный период. Вытеснение центрального правительства из сферы текущего управления экономикой становится для калмыцкого руководства гарантом реальности прав своего региона.

Согласно парадигме альтернативного прорыва идея корпорации выступает как мобилизационный фактор региональной самоидентификации для всего населения республики. Это своего рода реакция на положение Калмыкии как наиболее отсталого и наименее престижного сообщества, которое оказалось в худших стартовых условиях на пути перехода к рынку. Нынешние власти республики довольно болезненно воспринимают положение своего региона как сырьевого придатка, вынужденного жить за счёт субвенций из Центра. Взвешенные суждения о том, что Калмыкия пытается `преодолеть наследие своего однобокого развития и сама обеспечить себя, но не для того, чтобы отделиться от России, а чтобы уважать себя`, проходят устойчивым рефреном через дискуссии подавляющего большинства представителей калмыцкого политического истеблишмента. Корпорация `Калмыкия` выступает в данном контексте как составляющая модернизаторской парадигмы калмыцкой власти. Само региональное сообщество рассматривается в качестве символа реализации данной идеи, как пространство исторического творчества элиты. В данной ситуации тактика избирательного регионального протекционизма стала для калмыцкой элиты способом защиты своей идентичности во взаимоотношениях с `культурой-донором` (в качестве которой выступает федеральный центр). Концепция корпорации приобрела панойкуменный характер именно в силу подобной ориентации здешнего правящего меньшинства.

Объединённые усилия власти в этом направлении призваны вырвать республику из состояния периферийности, отсталости и зависимости. Характер нынешней политической системы Калмыкии, а также характер установленной `сверхвласти` в ней функционально вытекают из данной модернизаторской стратегии.

По мнению Илюмжинова, только эта `сверхвласть` способна вырвать Калмыкию из состояния субразвития. Сознавая такую ответственность, правящая элита хочет уберечь себя от риска политической нестабильности. Новой калмыцкой элите необходима авторитарно проводимая макроэкономическая политика, политика в императивном и централизованном стиле. Следовательно, требуется политический режим, способный мобилизовать энергию и возможности населения. Об этом свидетельствует та настойчивость, с которой Илюмжинов пытается нейтрализовать все виды политической активности, противоречащие данной цели. Этим объясняется активность элиты, её явно патерналистские мотивации в управлении событиями.

Именно такой тип охранительных реформ призван обеспечить стабильность и социальный мир в республике. Подобная практика в сочетании с политическим оптимизмом К.Илюмжинова должны послужить своего рода `страховым полисом` для потенциальных внешних инвесторов в калмыцкую экономику.

Данный анализ позволяет сделать вывод о том, что строительство республики-корпорации идёт в полном соответствии с характером провозглашённой локальной селективности и идеологического вызова центру. Таким образом, здесь отчётливо просматривается совпадение регионального синдрома в терминах идеологии и хозяйственной мобилизации в терминах экономической политики.

О практических результатах реализации проекта `Республика-корпорация` говорить рано. Тем более, что Указом президента республики корпорация `Калмыкия` в начале 1995 г. была преобразована из государственной структуры в АО и, естественно, из системы государственных органов выпала со всеми вытекающими отсюда последствиями. Имеется в виду, что деятельность её перестала носить публичный характер. Думается, здесь важно другое. Осуществляемая Илюмжиновым радикальная трансформация всей системы властных и экономических отношений в республике, с упором на формирование общереспубликанской корпорации, в определённой мере гарантирует высокую сопротивляемость возможным политическим и силовым действиям извне: реальная власть в регионе останется за теми, кто владеет её природными и материальными богатствами, даже если руководитель Калмыкии будет назначаться из Москвы.

Если говорить о более реальных результатах президентства Илюмжинова, то они в гораздо большей степени, нежели в других рассматриваемых регионах, связаны с внешнеполитическими инициативами. Одна из главных целей новой калмыцкой власти, как отметил Кирсан Илюмжинов,--`избавиться от худших черт провинциализма`. В 1993 г. Калмыкия представляла собой забитую, отсталую республику, стоящую на последнем месте в стране по уровню жизни, по количеству дорог с твёрдым покрытием и т.д. Хотя положение в экономике остаётся очень сложным, за 6 лет местная власть сумела серьёзно заявить о себе с помощью крупных экономических проектов и шахмат.

Шахматы принесли Калмыкии подлинную известность после того, как 26 сентября 1998 г. в Элисте стартовала 33-я всемирная шахматная Олимпиада, на которую съехалось 1200 участников. Гостей из более чем 100 стран мира встретил `Сити-Чесс` - шахматный квартал калмыцкой столицы с особым статусом, построенный по самым современным технологиям. В данной связи необходимо отметить следующую особенность: что бы Калмыкия ни делала - это начинает звучать на всю страну. Возможно, именно благодаря таким усилиям власть республики приобщает своих жителей ко многим крупным экономическим, политическим и культурным событиям, пытаясь преодолеть свою провинциальность и оторванность от `цивилизованного мира`.

Одним из инструментов реализации планов Илюмжинова является офшорная зона - ареал льготного налогообложения, содержащаяся во всех его программных заявлениях. Офшорная зона, введённая в Калмыкии явочным порядком, действительно привлекла около 200 коммерческих компаний.

К числу успехов в экономической области можно отнести формирование основ промышленности, прежде всего перерабатывающей. Построен кожеперерабатывающий завод `Арсчи` - крупнейший на Северном Кавказе, шерстомойная фабрика, республика самостоятельно начала экспортировать икру.
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован