28 декабря 2009
5195

Ревность - это признак нездоровья

Вышла книга знаменитых фигуристов Натальи Бестемьяновой, Игоря Бобрина и Андрея Букина

Многие поклонники фигурного катания еще со времен советского триумфа спортсменов терялись в догадках: а был ли когда-нибудь Андрей Букин мужем Натальи Бестемьяновой? И если нет, как тогда ее супруг воспринимает то, что жена всю жизнь танцует с другим? Чтобы расставить все точки над i, фигуристы и написали книгу, которую выпустило издательство АСТ. В день презентации с руководителями Театра ледовых миниатюр Натальей Бестемьяновой и Игорем Бобриным побеседовала корреспондент "Недели" Анна Владимирова.

Пара, в которой трое

неделя: Наталья, легко ли писалась книга? Или восстанавливать по кусочкам собственную жизнь не просто?

наталья бестемьянова: В создании книги нам помогал наш друг - отличный журналист, автор нескольких книг Виталий Мелик-Карамов. Он стал нашим литзаписчиком. Встречались мы за чашкой чая, разговаривали, как близкие люди. К тому же Игорь, Андрей и я изначально определили, о чем именно хотим рассказать, так что работа строилась просто и непринужденно.

н: Кто из вас троих был идейным вдохновителем этой литературной затеи?

игорь бобрин: Точно не помню. Но мысль поделиться с поклонниками правдой о себе давно витала в воздухе.

н: Существуют ли мифы о вашей частной жизни, которые вы развенчали в книге?

бестемьянова: Пожалуй, самый главный миф, который живет и по сей день, - то, что мы с Андреем Букиным муж и жена. В книге мы его развенчиваем раз и навсегда! Просто подробно рассказываем о наших реальных семьях. Супруга Андрея - тоже фигуристка, танцевала с ним в паре до меня. Ну а моим мужем уже многие годы является Игорь Бобрин.

н: Игорь, а вам не досаждает, что некоторые до сих пор воспринимают Наталью и Андрея как супругов?

бобрин: Ну я же знаю правду! Так что меня эта ситуация никак не задевает.

Равносторонний треугольник

н: Игорь, как часто журналисты интересовались, ревнуете ли вы супругу к Букину?

бобрин: Практически каждое их интервью начинается с вопроса про ревность к Андрею. На что я все время отвечаю, что восхищаюсь и люблю эту пару - как слаженных, профессиональных танцоров. На льду они абсолютно дополняют и чувствуют друг друга. И мне, как художественному руководителю балета, приятно работать с такими артистами. Какая уж тут ревность!

н: Наталья, а в принципе как вы думаете: ревность в отношениях - признак пылкой любви или отсутствия доверия?

бестемьянова: По-моему, ревность - это признак нездоровья. По крайней мере, в нашей семье именно так: если Игорь меня ревнует, значит, он плохо себя чувствует, неважно спал или переутомился. В любом случае это ненадолго и скоро пройдет.

н: Наталья, поделитесь секретом: как находиться между двумя яркими мужчинами, избегая ревности и недомолвок?..

бестемьянова: Самый главный секрет в том, что рядом со мной не только талантливые, яркие, но и очень умные мужчины. К тому же никаких универсальных рецептов не существует. Я сама выстроила отношения в этом треугольнике. И мне комфортно и интересно.

н: Наталья, кто был лидером в вашей паре с Букиным? А кто лидер в вашем семейном союзе с Игорем Бобриным?

бестемьянова: Я начинала в фигурном катании как одиночница. И пока училась танцам, подстраивалась под Андрея, ведущая роль принадлежала ему. Когда я уже овладела мастерством, началось некое лидерство и с моей стороны. Но по большому счету сила любой пары - в единении. Как в спортивной жизни, так и в семейной...

бобрин: Главная заслуга Наташи в том, что каждый в их паре уверен в своем лидерстве, а это очень важно для мужчины.

Спорный вопрос

н: Игорь, дома вы с Натальей чаще спорите на творческие или бытовые темы? Или не спорите вообще?

бобрин: Ну мы ведь люди, а не роботы! Спорим, конечно, спорим. Причем на самые разные темы...

н: А во время работы над книгой случались споры из-за разного видения же событий?

бестемьянова: Весь смысл нашей книги и заключается в том, чтобы показать собственный взгляд каждого из троих на одни и те же события. Ведь в жизни не бывает, чтобы люди видели происходящее абсолютно одинаково. У каждого свой угол зрения. И это очень хорошо!

н: Насколько откровенной, на ваш взгляд, получилась книга?

бобрин: Ну если раскладывать математически, то на 95% все написано очень откровенно. 5% остались недосказанными из соображений корректности.

бестемьянова: Я тоже была максимально откровенна. То есть настолько, насколько вообще человек может быть открыт, рассказывая о себе кому-либо...

н: Наталья, в книге вы много рассказываете о вашем главном тренере - Татьяне Анатольевне Тарасовой... Можете раскрыть тайну ее великого мастерства - как она "делает" чемпионов?

бестемьянова: Татьяна Анатольевна имеет абсолютно индивидуальный подход к каждому своему подопечному. И любой ее ученик ответит на этот вопрос по-своему. Думаю, в таком персональном отношении к конкретной личности и состоит один из секретов успеха многих учеников Тарасовой.

Шоу продолжается


н: Уже много лет вы с Андреем Букиным работаете в созданном Игорем Бобриным Театре ледовых миниатюр. Как распределяются обязанности между вами?

бестемьянова: Игорь - художественный руководитель театра, я - директор и солистка, Андрей - репетитор и солист. Каждый из нас помогает другому в его деле. Например, при постановке спектаклей мы с Андреем становимся балетмейстерами, в туре Андрей и Игорь помогают мне. А каждый день на спектаклях я и Игорь помогаем Андрею.

н: Ваш театр много гастролирует и, увы, не очень часто выступает в Москве. Почему?

бобрин: Раньше не выступали, потому что катки были заняты всем чем угодно, но не льдом. Выставки, ярмарки, рынки. А теперь наработаны маршруты по всему миру, от которых нельзя отказаться. Однако раз в году мы обязательно стараемся порадовать москвичей выступлениями. Мы очень любим столичную публику!

Отрывки из книги

О любви к поэзии. Игорь:

В школе, как, наверное, в тысячах школ Советского Союза, мы создали свой вокально-инструментальный ансамбль. В нем я считался штатным поэтом. На школьных вечерах пользовалась большой популярностью песня, к которой я дописал еще один куплет. Лирическо-ностальгическая песня с такими словами: "А ты опять сегодня не пришла,/ А я так ждал, надеялся и верил,/ Что зазвонят опять колокола,/ И ты войдешь в распахнутые двери".

Очень известная тогда песня. Я придумал к ней конец. Песня звучала от имени мужчины, а у меня последний куплет был написан уже для девушки: "А я все знала, все пережила/ И не смогла, наверное, решиться,/ Сказать тебе, что звон колоколов/ Мне никогда не снился и не снится".

Тут девочки обычно плакали, а я прославился на всю школу. В общем, "я поэт, зовусь я Цветик, от меня вам всем приветик".

"Мы с тобой расстались, видно, суждено. Знаю, что напрасно жду твое письмо" - эти мои строчки стали гимном сборной команды Советского Союза по фигурному катанию. После того как Леша Уланов заканчивал на гармонике играть (когда мы в автобусе по туру ездили), начинали просить либо эту песню, либо мою вторую - "Лебеди"...

О первой совместной тренировке с Букиным. Наташа:

Меня не покидало ощущение неудобства, что кто-то все время рядом и под него необходимо подстраиваться. Это ощущение осталось как самое сильное от наших первых тренировок. Только и слышала, как Андрей рядом тяжело дышит, и все время думала: "Боже, что же он так задыхается?" Он долго один катался и, наверное, вышел из формы, а я только с соревнований. Андрей стеснялся и старался скрыть усталость. При этом ему приходилось все время мне что-то объяснять. Он говорил и показывал шаги, говорил и показывал позы. Он, наверное, дыхание натренировал за эти дни до полного совершенства.

Через месяц я привыкла, что рядом всегда есть партнер, - и началось счастье. Я все время смеялась. Смеялась как ненормальная. (...) И еще начала поправляться. Другая нагрузка: не нужна такая точность, которую требовали прыжки. Татьяна Анатольевна (Тарасова. - "Неделя") сказала: "Наташа, возьми себя в руки". Я быстро вернула себя в прежний вес, но от стереотипов одиночного катания избавлялась года четыре. Я уже сложившейся фигуристкой попала в танцы, в семнадцать лет, это поздно, и то, что у нас с Андреем получилась пара, - конечно, чудо! И именно потому, что мы работали как звери.

О работе над "Кармен". Андрей:

Мне Тарасова определила три роли: Хозе, Тореадор и Смерть. От третьей я решил отказаться, оставить только две - Хозе и Тореадора, причем предпочтение отдавал первому. Я понимал чувства человека, который любит до беспамятства и которого уже ничего не остановит. Такая любовь называется роковой, и конец ее всегда трагичен. Кармен же обычная женщина, и ведет она себя так, как вела бы себя любая, - это мое мнение. Ревность от бессознательной любви. Когда хоть немного в чувства примешивается расчет или, что называется, здравый смысл, ревности никогда не будет. (...)

А в первой части нес на руках, дышал на нее. Финал "Кармен" для тех давно ушедших лет закономерен. Впрочем, может, и сейчас так бывает... Нет, скорее всего, нет! Нет прежнего романтизма. Сейчас сначала обзаводятся квартирой. Нас в общем-то такими практичными и воспитывают. Не родители - окружение, телевидение, друзья, время. Мы с Ольгой (жена Андрея. - "Неделя") много лет встречались ежедневно, потом наступило затмение. Не знаю, мог ли я убить, но ревновал жутко. И когда началась работа над танцем, неожиданно изнутри поднялись эти прежние чувства".

Анна Владимирова, 27 ноября 2009 г.
www.inedelya.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован