20 декабря 2001
110

РИСТАЛИЩА ТАЛЛАХА



ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ

Дж.ЛЛОРД

РИСТАЛИЩА ТАЛЛАХА




1

Реальность - ярче, сложнее и... страшнее любых, самых изощренных
человеческих фантазий.
Так думал Ричард Блейд, сотрудник секретного подразделения Британской
разведки МI6А, выходя из небольшого уютного кинотеатра в самом сердце
Лондона. Хваленый фильм не вдохновил опытного странника по чужим мирам,
более того - не принес никаких чувств, кроме раздражающей скуки и и тоски
по настоящим мирам. Живым, реальным мирам, где пахнет плотью и страданием,
где оружие, будь то меч, пистолет, или бластер поднимают не для того,
чтобы стращать, а чтобы убивать. Насмерть. Навсегда. Не убьешь ты - убьют
тебя, старая как жизнь истина, которую напрочь забывают создатели таких
вот фильмов.
Тоска по иным мирам... Последнее время Блейд частенько задумывался
над странным вопросом - а где он гость? В тех удивительных, порой поистине
жутких странах, куда его на несколько месяцев забрасывает судьба и
компьютер, созданный гением лорда Лейтона, или на родной Земле, где он
отдыхает между экспедициями?
Что у него здесь есть кроме двух стариков, о которых он вспоминает
иногда в чужих, далеких мирах, да представительниц прекрасного пола,
меняющихся со стремительностью цветных картинок калейдоскопа из смутных
детских воспоминаний? Кроме недвижимости в виде родового поместья в
Ковентри, уютного коттеджа в Дорсете на берегу Ла Манша, шикарных
пятикомнатных апартаментов в столице с любовно подобранной библиотекой и
коллекцией холодного оружия, да солидного счета в банке. Да ничего - лишь
долг и вера. И память о преждевременно и столь трагически ушедших из жизни
в нелепой автокатастрофе родителях. Блейд не продал родительский особняк,
но и не посещал его. После гибели родителей вряд ли он был в доме своего
детства больше десяти раз... Может, рвануть в Ковентри, побродить по
пустым комнатам?.. Идея умерла, едва родившись.
Сердце его давно бьется трепетно, радуясь жизни, лишь за гранью
родной реальности, в `Измерениях Икс`, как называет их его светлость лорд
Лейтон.
До чего же различны и непохожи эти миры - от ледяного кошмара
Берглиона до загадочных лесов Талзаны. Или лесов Альбы, куда он попал,
впервые усевшись под колпак в кресло Лейтона. В памяти почти не
сохранилось ничего, первый эксперимент был не самым удачным, да и не
предполагал тогда его светлость, что забросит Блейда в `Измерение Икс`,
хотел гений подземелий Тауэра сделать из Блейда тоже гения. Гения
информации - вливая в голову разведчика компьютерные библиотеки... Лишь
сладкое имя Талин, да большая черная жемчужина, надежно спрятанная
Лейтоном в каком-нибудь недоступном сейфе, остались от первой экспедиции в
мир Альбы... И тем не менее Альба для него реальнее чем... чем... Блейд
даже мысленно побоялся закончить фразу.
Реальнее, чем иллюзорный мир только что просмотренной картины!
В прошлом году прогремел на экранах страны фантастический фильм,
поставленный Джоном Бурменом. Каким-то бесшабашным ветром в кои-то веки в
кинотеатр занесло Дж., непосредственного начальника Блейда. Мир `Зардоса`
буквально поразил воображение бывалого генерала, и всю весну он донимал
Блейда, чтобы тот посмотрел фильм и поведал: не похожа ли хоть чуть-чуть
фантастическая страна фильма на какой-либо мир `Измерения Икс`? Уж больно
Дж. было любопытно - часами слушая записи рассказов Блейда он пытался и не
мог представить воочию что-либо, отличное от привычного мира с его
туманами и проблемами.
Вот, Блейд сходил, посмотрел по просьбе Дж., насколько похожа страна
фильма на какую-либо из виденных им стран... Непохожа. Реальность - ярче,
сложнее... Впрочем, это уже говорилось. Но общее все же есть: кровь,
кровь, кровь. Без этого невозможно достижение цели, похоже, ни в одном
мире - в вымышленном или в реальном.
Нет, фильм не годится даже бледной тенью ни к одной из виденным
Блейдом стран. К тому же, Ричарду не нравился актер, снявшийся в главной
роли - когда-то Блейд посмотрел пару фильмов, где этот исполнитель играл
Джеймса Бонда, коллегу Ричарда из отдела МI4. Сам Ричард не был знаком с
Бондом, что было невозможно и, собственно, необходимости в том не было
никакой. Но если коллега такой в действительности, как изображен в
фильмах, то непонятно почему он до сих пор держится в разведке. Нет, ясно
конечно, что содержание фильмов выдумано от первых кадров и вплоть до
финальных, но кто-то где-то говорил, что Бонд самолично консультирует
киношников... Да уж... Слава не по заслугам.
Блейд замедлил шаги - его что гложет зависть? Никогда это чувство не
числилось в реестре его достоинств и недостатков. И нечему, по большому,
счету завидовать, он, полковник Ричард Блейд, в рекламе не нуждается. Кто
его знает, ценит значительно выше прославленного коллеги. А в число
немногочисленных посвященных входит премьер-министр и, возможно, даже
сама...
Блейд случайно встретился взглядом с высокой девушкой в розовом
пушистом свитере, плотно облегающем высокую грудь, и в модной короткой
юбочке, не скрывающей аппетитных икр. Перед сеансом Блейд посторонился,
вежливо пропуская девушку вперед, и вот сейчас он увидел в ее голубых
глазах невысказанный вопрос: `Не желает ли высокий красивый джентльмен в
дорогом костюме пригласить прекрасную леди на ужин с возможным
продолжением?`
Лет пять назад, какое лет пять назад - на прошлой неделе, или даже
вчера, Блейд не задумывался бы над своим решением. Но сейчас он скользнул
взглядом дальше, к своей машине до которой оставалось не более ста ярдов,
словно и не заметил немой вопрос.
Стареет? - вдруг подумал Блейд. Совсем скоро начнет отсчитываться
пятый десяток. Зенит жизни. Самый расцвет. Впрочем, вполне вероятно, что
зенит его жизни миновал лет двадцать назад и разведчик погибнет в
ближайшей экспедиции. Никто пока не может сказать, куда забросит Блейда
компьютер его светлости Лорда Лейтона.
Пока не может, потому что работы в этом направлении ведутся и по
непоколебимому убеждению Блейда для скрюченного семидесятилетнего горбуна
нет ничего невозможного, требуется лишь время и средства... Средства... Об
этом лучше тоже не думать - как говориться, будет день и будет пища.
Следующая экспедиция назначена на понедельник, сегодня суббота, зачем
обременять голову завтрашними проблемами, не лучше ли провести предстоящий
вечер достойно?
Блейд мельком оглянулся на девушку в розовом свитере. Она смотрела
ему вслед. Не часто она видела в реальной жизни таких мужчин - лишь в
мелькании схваток и ослепительных улыбок на лживом полотнище экрана.
Молодая, красивая, восторженная... Блейд прислушался к внутренним
ощущениям. Ни одна струна не запела привычно, желание не наполняло тело...
Неужели действительно стареет? Тело его сильно и гибко, как прежде, он
способен выдержать бой на мечах или на кулаках с пятком, а то и с десятком
противников, он не запыхавшись пробежит несколько миль, запросто ударом
ноги или руки свалит средних размеров дерево, вполне может обойтись без
сна несколько суток и в состоянии обслужить за одну ночь не менее восьми
красавиц... От старых ран лишь кое-где остались едва заметные шрамы,
напоминая о былых приключениях. А загадочный золотой шар, на который
натолкнулся Блейд в кратковременном путешествии при испытании первого
телепортатора Старины Тилли, омолодил его тело лет на пять и шрамы все
залечил, как не было. Другое дело, что потом несколько новых добавилось...
Но Блейд лишь мог любоваться ими и вспоминать - других ощущений шрамы не
дарили. Он силен, он здоров, он готов в бой!.. Но вот уже не бьется
учащенно сердце при виде очередной стройной смазливой пассии - не первый
ли признак надвигающейся старости?
И тут же ответил сам себе - нет. Только сейчас понял Блейд, что перед
глазами стоит заключительная сцена этого нелепого до бреда фильма: два
держащихся за руки скелета людей, которые предпочли удалиться от мира ради
любви, ради продолжения рода, а не уничтожения жизни...
А у него нет ни жены, ни детей и, по всей видимости, никогда не
будет. Специфика избранной профессии. Но Блейд тут же высоко поднял голову
- ему ничего стесняться даже самого себя. В невообразимой дали `Измерений
Икс`, в безнравственной и таинственной Меотиде правит юный царь
воинственных амазонок под опекой гордой и одновременно такой нежной
каштановокудрой Гралии - его пятилетний сын; растет ребенок у милой
Зулькии - будущий владыка страны Тарн; и наверняка от него есть отпрыски
еще у многих женщин, имен которых он уже не помнит, в далеких и таких
разных странах. В странах `Измерений Икс`.
Какое-то чувство подсказывало Блейду, что на Земле у него детей нет.
Была женщина от которой он мечтал бы иметь ребенка, но растворилась,
исчезла для него навсегда, стала недоступней самого диковинного и
невозможного мира. Она вышла замуж за другого - солидного,
респектабельного, скучного, который не исчезает неизвестно куда и всегда
вдруг на несколько месяцев, чтобы затем так же вдруг появиться с едва
зажившими ранами на теле... Зоэ Коривалл... Теперь уже не Коривалл, и,
наверное, мало напоминает ту девушку, которую он так страстно любил и...
любит до сих пор?
Забавная мысль - в каждом мире ему дано познать любовь, но лишь
однажды. Значит, на Земле ему больше не дано любить?
Бред - проклятый и нелепый фильм, после него всякие глупости в голову
лезут. Надо же было снять такой абсурд, это ж умудриться только! И надо же
было придти в его трезвую и рациональную голову таким еще более абсурдным
мыслям!..
Нет второй Зоэ он не найдет!
Он не чувствует в себе желания? Блейд оглянулся на все еще стоявшую
красавицу. А почему нет, собственно? Он улыбнулся незнакомке, теряющей
последнюю надежду познакомиться с мужчиной ее мечты, и увидел, как она аж
вся встрепенулась...
Послезавтра он отправиться в чужой мир на поиски очередной и
страстной любви, которая смягчит ужас неизбежной крови. А пока он в
тысячный раз попробует на Земле - вдруг эта красавица в розовым свитере
окажется для него полноценной заменой милой и безвозвратно утерянной Зоэ?


Ричард Блейд затянулся последний раз, вздохнул и затушил почти целую
сигарету в видавшей виды пепельнице в форме башмачка какого-то сказочного
персонажа. За час до экзамена учебник не выучишь если не притрагивался к
нему раньше. На целый месяц не накуришься, а шанс, что он попадет в мир,
где о табачных изделиях слыхом не слыхивали (а тем более о качественных
сигаретах) был достаточно высок. Опытный искатель приключений, неутомимый
исследователь диковинных миров и уникальный подопытный кролик (второго
такого не смотря на все усилия не нашлось) медленно развязал галстук и
принялся не спеша расстегивать накрахмаленную рубашку.
У дверей небольшой каморки, специально предназначенной для подготовки
Блейда к свиданию с бездушными щупальцами-контактами агрегата лорда
Лейтона, стоял Дж., пришедший напутствовать своего подопечного в путь. В
руках начальник отдела МI6А держал склянку с мазью, предохраняющей тело
Блейда от ожогов в местах, где к нему присосутся электроды.
- Будь осторожен, Ричард, - сказал Дж. - И возвращайся из своего
непостижимого мира. Помни, что тебя здесь любят и ждут.
- Кто? - спросил Блейд.
Он думал о своем. Все выходные Блейд провел с Иннессой - девушкой в
розовом свитере, с которой он познакомился в кинотеатре. У него не было к
ней претензий, только... Только на роль второй Зоэ она явно не годилась.
Час назад он высадил ее из машины, послав прощальный поцелуй. Она, правда,
не знала, что поцелуй прощальный и ждет, что Ричард ей позвонит. Блажен,
кто верует, он уже забыл продиктованные ею цифры.
- Я, - с укоризной сказал Дж. - Я жду твоего возвращения и волнуюсь
за твою жизнь не только потому, что я твой начальник.
- Да, я знаю. Извините. - Блейд взял у Дж. склянку и привычным
движением стал втирать в тело мазь. - Но разве лорд Лейтон уже изобрел
нечто такое, что я могу не откликнуться на зов? - усмехнулся разведчик,
переводя все в шутку.
- К счастью нет. И я надеюсь, не изобретет.
Дж. посторонился и Блейд вышел в компьютерный зал. Редкий случай,
когда Дж. провожает своего подопечного в неизвестность - третий или
четвертый раз всего. Но сегодня есть повод, лорд Лейтон опробует
усовершенствованную модель телепортатора и - главный предмет любопытства
Дж. - новую приемную камеру Сынка Ти (как прозвал ученый телепортатор
ТЛ-2).
Блейд прошел к креслу чудо-агрегата. Голым он возрождается в
неизвестности, погибнув в очередной раз. Четырнадцать раз он умирал в
кресле лорда Лейтона и без тени страха идет на это вновь.
Его светлость заметил появление Блейда, но не оторвался от созерцания
многочисленных приборов, в показаниях которых разбирался, пожалуй, он один
на всей Земле.
- Готов? - буркнул Лейтон через плечо. Он явно был в скверном
расположении духа, но причиной раздражения был не Блейд. Возможно, ученому
опять отказали в дополнительном финансировании (тайный фонд
премьер-министра был не безразмерным и не мог в полной мере удовлетворить
постоянно растущие аппетиты научного руководителя эксперимента под кодовым
названием `Измерение Икс`); возможно ему испортил с утра пораньше
настроение один из ассистентов, которых его светлость считал бестолочами и
непроходимыми тупицами всех поголовно; может быть, он не спал три ночи
кряду, увлекшись решением какой-либо наисложнейшей проблемы, к
путешествиям Блейда ни малейшего отношения не имеющей; возможно,
разболелся горб - последствие перенесенного в детстве полиомиелита; а
может быть, просто вместо сахара насыпал себе в кофе соли, выпил и только
потом заметил.
- Готов, сэр, - ответил Блейд, подумав, что Лейтон мог бы быть и
подружелюбнее к человеку, которого ради подтверждения своих научных
изысканий отправляет в неизвестность. На верную непереносимую боль -
точно. Но Ричард давно привык к манерам профессора. Лорд Лейтон - гений, а
у гениев свои собственные представления о вежливости.
Блейд прошел к ставшему за предыдущие четырнадцать путешествий
привычным креслу с нависшим над ним конусом коммуникатора и иронично
отрапортовал:
- Исследователь `Измерений Икс` Ричард Блейд готов умереть от
страшной боли, чтобы возродиться по ту сторону Чистилища.
Его светлость оторвался наконец от датчиков и повернулся к
разведчику.
- Ричард, а разве я вам еще не говорил?
- Что?
- Модель телепортатора значительно усовершенствована. И, в частности,
должна понижаться сопротивляемость при переходе. Боли теперь, при переходе
в `Измерение Икс` быть не должно. Во всяком случае у тебя, - Лейтон
улыбнулся каким-то своим мыслям: наверно, очередное изобретение стоило ему
немало бессонных ночей. - Собственно, проверить усовершенствование ты и
должен в этом эксперименте, это задание номер два.
Задание номер один было испытание телепортатора второго поколения.
Блейд уже отправлялся в очередной мир под опекой Сынка Ти - и оказался в
чужой стране в облике восьмимесячного младенца (к счастью ненадолго, иначе
бы он сейчас здесь не стоял). Совершив подобное чудо, Сынок Ти отказался
работать по прямому своему предназначению (оправлять из `Измерения Икс`
гостинцы для его светлости) и потому был отправлен на доработку.
- К боли я привык, как к неизбежному аксессуару ваших экспериментов,
- сказал Блейд. - Вы бы лучше придумали что-нибудь такое, чтобы я там
оказался не голым, а, скажем, с Магнумом в руке. А еще лучше с
шестиствольным скорострельным пулеметом и ящиком зарядов к нему.
- Ты не прав, Ричард, - сказал неожиданно Дж. - Если переход пройдет
совершенно безболезненно для тебя, то появиться надежда, что для других он
не будет смертельным. Так что отнесись к этому серьезно.
- Я всегда серьезен, сэр, - отчеканил разведчик, покорно подставляя
тело под электроды профессора, которые тот ловко прикреплял к кистям рук,
к груди, к вискам. - Но право же обратный аналог Старине Тилу не помешал
бы и вашим новым разведчикам.
- Пока ты справлялся и голыми руками, - проворчал Лейтон и по его
тону Блейд понял, что горбун думал на эту тему.
- Справлялся, - подтвердил Блейд. - Но когда-нибудь могу и не
справиться. В каждом мире из тех, что мне удалось с вашей помощью повидать
действует один закон: не убьешь ты - убьют тебя.
- Ну, может быть в том мире, куда тебя забросит компьютер сейчас,
этот закон не будет главным, - постарался подбодрить Дж.
- Вряд ли, - улыбнулся Блейд. - Во всяком случае, я буду очень
удивлен. Очень.
- Но надеяться увидеть мир без насилия все равно надо, - убежденно
заявил шеф отдела МI6А. Старый разведчик скорее успокаивал себя - он
относился к Ричарду как к родному сыну и нервничал, перед очередной
экспедицией подопечного в `Измерение Икс`.
- `Надежда умирает последней`, - сказал один комментатор в финале
кубка Мира по футболу при счете три-ноль в пользу противника за две минуты
до конца матча, - ответил Блейд. Он не верил в реальность мира без насилия
- может быть, в кино и есть такие, но...
Лорд Лейтон хмыкнул при этих словах Блейда.
- Кстати, сэр, о Сынке Ти. - Блейд серьезно заговорил о насущном. -
Вы уверены, что я не окажусь в этот раз опять ребенком. Или к тому же
женского полу - что было бы совсем некстати.
Лорд Лейтон нахмурился и запихал в оттопыренный халат кармана моток
липкой ленты. Руководитель эдинбургского филиала Макдан, разрабатывающей
телепортатор для доставки предметов из `Измерения Икс` просто невозможен.
`Работаем - отвечает, - работаем.` И как результат - Блейд отправляется в
экспедицию, когда на устройство (его светлость кинул быстрый сердитый
взгляд на огромную приемную камеру) нельзя положиться. Но и тянуть с
очередной экспедицией больше некуда: Блейд вернулся в декабре, сейчас май,
премьер-министр требует отдачи от вложенных в проект миллионов. Да и
проверить новые изобретения хочется до зуда в ладонях. Если выкладки
подтвердятся (а они должны, просто обязаны подтвердиться) - сотни опытных
разведчиков отправятся за необычными артефактами, за трофеями, за новыми
идеями и технологиями... Лейтон мечтательно закрыл глаза. Он будет
отправлять в день по десять агентов, (подготовить их - забота Дж.), и
тогда уж премьер-министр будет доволен. А это означает новые субсидии,
воплощенные в аппаратуру замыслы... Эх, мечты, мечты... Работать надо!
- Ричард, - сказал профессор, - телепортатор функционирует
безукоризненно. Должен функционировать безукоризненно. Во всяком случае,
так утверждает Макдан. - Профессор подошел к рубильнику и по пути
вспомнил: - Если тебе будет угрожать гибель, пошли записку или любой
предмет, кроме оружия, вымазанный в крови - я тебя вытащу оттуда.
- Слушаюсь, сэр. Счастливо оставаться.
- Доброго пути, Дик, - улыбнулся Дж. Шеф волновался куда больше
Блейда - у висков выступили капельки пота. - Сегодня боли не будет. И
используй для защиты Сынка Ти. Приемная камера впечатляет, поздравляю,
ваша светлость.
Дж., пока Блейд готовился к путешествию, самым внимательным образом
рассмотрел видимую часть компьютера. Ничего, конечно, он не понял, но окно
с пуленепробиваемым стеклом, выходящее в специально выбитую в породе
пещеру, рассмотрел. В новой приемной камере (думать не хочется на тему,
сколько она стоила) поместилось бы не менее пяти танков. А стены не
пробила бы и стомиллиметровая пушка прямой наводкой. Одной из полезных
особенностей телепортатора, как показала практика, была возможность для
Блейда отправлять подальше от себя не только дорогие трофеи, но и
малоценные каменные-железные предметы, летящие ему в голову... Пусть
теперь отправляет - стены выдержат, а лорд Лейтон, довольно потирая руки,
оприходует и утащит в лабиринт своих лабораторий все, что угодно - от
костяной сломанной иглы или дубины дикаря, до абсолютно непонятного
назначения предметов.
- Да, - подтвердил Лейтон гордо слова Дж. и взялся за громоздкий
рычаг. - Камера вроде не очень плоха. - И не стерпел, похвастался: - С
помощью шести телекамер я в своем кабинете разгляжу во всех подробностях
даже муху, попавшую туда. - Он повернулся к Блейду. - Ну, закрой глаза и
когда откроешь вновь увидишь солнце иного мира. И забудь про былую боль,
надейся на Сынка Ти!
Лейтон легким движением руки отправил разведчика в неведомое.
Блейд одновременно с этим движением закрыл глаза, доверившись его
светлости.
И тут же конус коммуникатора, увеличившись в весе на несколько тысяч
тонн рухнул разведчику на голову. Глаза словно взорвались миллионами
огненных струй, причем все эти обжигающие лучи устремились внутрь - в
мозг. Так больно не было еще никогда. Грохот от провала изобретения его
светлости раздирал Блейду внутренности, проклятые электроды, прикрепленные
по всему телу, превратились в ненасытно-прожорливых вампиров, миллионами
острых зубов крушащими его плоть.
Блейд умирал.
Умирал уже в пятнадцатый раз. Но сейчас у него не было уверенности,
что он выкарабкается из этого обжигающего безумия.



2

Боль исчезала долго. Очень долго. Невероятно долго - часы, сутки,
месяцы, годы, а может и еще дольше. Блейд лежал на чем-то твердом и
холодном и боялся пошевелиться или даже открыть глаза, чтобы не
потревожить боль: уходит - и пусть уходит. Что-то мелкое и острое
впивалось в спину и Блейд не мог понять: остатки ли это прежней боли от
перехода, либо уже боль местного происхождения.
Тишина давила уши. Но это было лучше, чем он услышал бы крики
нападающих, свист летящих камней, копий, стрел, пуль или молний бластеров.
Разведчик `Измерения Икс` лежал в новом чужом мире - на спине, широко
раскинув руки и закрыв глаза. Ни один звук не доносился до него. Блейд
приходил в себя после кошмара перерождения и, вспоминая легкомысленное
напутствие лорда Лейтона, думал: все ли подобающие по такому случаю
эпитеты в адрес его светлости он употребил, или какие-либо наиболее
изощренные запамятовал?
Но, самое смешное, одно из важных (то есть из двух) заданий данной
экспедиции выполнено. Отрицательный результат - тоже результат. Что
случилось бы с бедолагой, которого ненасытный экспериментатор усадил бы
под идиотский колпак компьютера? Да только пепел бы разлетелся по
подземному залу!
Но теперь перед Блейдом в полный рост вставала задача номер три:
сообщить об этом сокрушительном фиаско его светлости. Для этого надо
всего-лишь-навсего выжить и вернуться.
Ричард Блейд сел и открыл глаза.
Ничего не изменилось - со всех сторон разведчика обволакивала густая
чернота. Даже стало еще чернее, ибо когда глаза были закрыты пред
мысленным взором Блейдом кружились голубоватые светляки, умирающие
наследники прожитой боли.
Блейд встал, в кромешной тьме вытянул вперед руку и сделал осторожный
шаг. Рука наткнулась на холодную стену. Он подошел вплотную и ощупал ее.
Стена оказалась ровной, из какого-то шершавого на ощупь камня, возможно
гранита. Или известняка, в темноте не определить. Разведчик, медленно ведя
левой ладонью по стене, двинулся направо. И через несколько шагов обо
что-то споткнулся.
Ричард сел и пошарил руками. Пальцы натолкнулись на круглый, легкий
предмет. Через несколько секунд изучения сомнений не осталось: он держал в
руках череп. Человеческий череп, отшлифованный временем, лучше любого
ювелира.
Весело начинается очередная экспедиция. Не успел придти - и сразу
попал в темницу! Еще один эпитет в адрес лорда Лейтона непроизвольно
всплыл из подсознания.
Служба есть служба, никогда не рано проверить на что он может
рассчитывать. Ментальное усилие - и тяжесть неприятной находки исчезла из
рук. Сынок Ти действительно работает безукоризненно. Что ж, его светлость
совсем не так уж заслужил те слова, что выплыли из подсознания, жизнь
продолжается. Блейд с удовольствием представил, как Лейтон ломает сейчас
голову глядя в монитор - что может означать сей странный, зловещий
сувенир. Намек? Блейд усмехнулся. И вернулся к первоочередным задачам -
следовало находить выход. В прямом и в переносном значении слова.
Через минуту размышлений, опытный разведчик обратил внимание, что уж
больно свеж воздух, и он вроде бы даже заметил легкое дуновение ветерка.
Последнее, впрочем, ему могло показаться. Но воздух действительно чересчур
чист для мрачной подземной темницы. А может быть, он попал в каземат
каких-нибудь сверхразвитых инопланетян, вроде менелов, паллатов или
палланов, с которыми его величество случай уже сводил Блейда? Или
каких-либо других гуманоидов, стоящих на не менее высокой (несравненно
выше землян) ступени развития? Все могло быть.
Блейд аккуратно (насколько это было возможно в полной темноте)
переступил обезглавленный им скелет и двинулся дальше в надежде найти
выход из темницы. Пусть запертый. Но тогда уже можно будет что-то
предпринять. Например, стучать в дверь пока не откроют и требовать
объяснений. Не убили когда он был без сознания, значит его пленителям есть
о чем говорить с ним, значит есть шансы, значит будем бороться! И не в
таких ситуациях бывали...
Медленно переступая вперед Блейд подумал, что в просторную его
запихнули клетку. И снова нога наткнулась на очередное препятствие.
Нескольких прикосновений хватило опытному путешественнику, чтобы понять:
это был тот же самый скелет. Ричард обошел вокруг какого-то круглого
строения, возможно, очень толстой колонны, возможно, какого-либо
экзотического алтаря или жертвенника, возможно... все возможно. Он вытянул
руку вверх, привстал на цепочки - сплошной равнодушный камень...
Блейд коснулся лопатками стены и бесстрашно пошел вперед. Сидеть
сложа руке не его натуре. Он сделал шестнадцать шагов и уже занес ногу для
следующего шага в черноту темницы, как какое-то чутье, вековой инстинкт,
спасавший разведчика в самых невероятных ситуациях, заставил замереть.
Ричард постоял секунду с вытянутой вперед ногой, успокаиваясь, и приставил
ногу обратно. Присел и пощупал пол перед собой. Так и есть, в нескольких
футов от него была яма - стена отвесно уходила вниз. Наверное, колодец, на
усеянном копьями дне которого, нашли смерть сотни несчастных.
Блейд лег и вытянул вниз руку. Как и предполагал, до дна он не
дотянулся, лишь нащупал в отвесной стене неширокую, почти прямоугольную
впадину, идущую параллельно краю колодца - около дюйма шириной и примерно
столько же глубиной. Разведчик встал на колени. Держась рукой за край
обрыва, он опять же двинулся вправо. Через несколько минут неудобного
продвижения гусиным шагом, у него закрались смутные подозрения. Через
четверть часа подозрения перешли в уверенность. Он встал и пошел
перпендикулярно от обрыва. Через пятнадцать шагов его рука нащупала уже
знакомую стену круглого сооружения.
Блейд в задумчивости поскреб чисто выскобленный подбородок. Что бы
все это значило?
Неожиданно самым окраинным слухом разведчик уловил далекий птичий
крик. Блейд вздрогнул. Не в темнице находился он - на чистом воздухе.
Блейд коснулся грудью холодной стены, чтобы унять забившееся сердце.
Не в подземелье стоит кромешный мрак - он потерял во время перехода
зрение. Он ослеп!
Блейд сел на каменный пол, прислонившись спиной к стене. Такого
подвоха от проклятого компьютера он не ожидал. Однажды он пришел в мир
`Измерения Икс` младенцем, неоднократно он попадал прямо с порога под
стрелы, дротики, топоры и мечи. Но такой подлости он никак не предполагал
- куда ж он теперь-то, слепой!
Ох уж этот лорд Лейтон, отец родной, благодетель, Петр святой с
ключами от преисподней! Ради своих поганых экспериментов и, так
называемых, усовершенствований готов превратить Блейда в... Слов выразить
всю глубину возмущения не находилось.
Но Ричард Блейд не был бы одним из лучших агентов британской
разведки, если позволял бы себе долго предаваться справедливому гневу. Об
унынии и опускании рук речи даже не заходило. Блейд восстановил дыхание и
резонно предположил, что лучшим выходом из создавшегося положения сейчас
будет сон. Организм еще утомлен после неожиданно тяжелого перерождения и,
вполне возможно, что во время сна зрение восстановиться. В вероятность
потери зрения на всю жизнь он не верил - тогда действительно лучший выход
очертя голову измерить глубину пропасти, таящейся за обрывом.
На холодном камне было не сладко. Но Блейд давно привык к таким
жестким условиям - в Берглионе, например, было гораздо хуже. Через
тридцать секунд отважный покоритель неизведанных `Измерений Икс` спал
чутким профессиональным сном. Готовый в любую секунду вскочить и вслепую
наносить удары неожиданным противникам. Но, положив руку на грудь, можно
было признаться - вероятность нападения кого-бы то ни было, кроме разве
что безжизненного скелета, на этом пятачке была равна вероятности, что
когда-нибудь Блейд обретет бессмертие и проживет тысячу лет.


Проснулся Блейд от ярких солнечных лучей, пробившихся к сознанию
сквозь закрытые веки.
Первой мыслью было облегчение. То ли он действительно поступил мудро,
решив восстановить зрение во сне, то ли он вообще напрасно серчал на гений
лорда Лейтона, а просто ночи в этом мире такие темные - без намека на
звезды, либо луну.
Разведчик вскочил на ноги и сделал несколько упражнений, чтобы
согреться и размять затекшие мышцы. А заодно осмотреться.
Он находился на круглой и плоской площадке, тонувшей средь
ослепительной небесной голубизны. Посредине, на безукоризненно ровном
постаменте высотой около четырех ярдов возвышался странный величавый
монумент. У подножия постамента покоился в молитвенной позе скелет,
которого вчера Блейд лишил одной из самых важных деталей. Исследователь
отошел к самому краю площадки, чтобы рассмотреть изваяние. Огромная длань,
поджав все пальцы, кроме указательного, тыкала в бесконечное небо.
Символ... чего? Могущества, Мудрости, Вечности?
В желудке засосало тоскливо и Блейд вспомнил, что неплохо было бы
подумать о хлебе насущном. Он понял, что оттягивать неизбежное
бессмысленно и, вздохнув, повернулся к обрыву.
Зрелище, представшее его глазам, другими словами, как величественное
и прекрасное назвать было бы невозможно. Аж дух захватило у опытного
разведчика от открывшейся панорамы.
Он находился на колонноподобной скале. Подобные торчащие вверх унылые
скалы-пальцы Блейду доводилось видеть в сердце Кордильер. Но высота
скалы... Блейд прикинул на глаз - около мили, совершенно непреодолимое
расстояние, стены отвесны и безжалостны...
Но внизу - какая красота! Идиллический остров посреди бескрайнего и
такого ласкового на вид океана. Остров был почти правильной круглой формы
диаметром миль в пятнадцать, утопающий в зелени, и почти весь застроенный
сооружениями, сверху кажущимися прекрасными и недоступными. Значит -
остров обитаемый. На западном берегу Блейд увидел порт и множество
парусных кораблей, с такой высоты они казались игрушечными...
Блейд долго смотрел вниз. Очень долго. Красота... Близок локоть да не
укусишь. С одной стороны недоступного подножия - райский остров, другую
сторону отвесной скалы омывает бескрайний океанский простор...
Но и другого выхода, как спускаться в головокружительную глубину нет.
Не ждать же здесь, пока его светлость лорд Лейтон удосужиться забрать
своего посланца обратно, в подземелья Тауэра, в Лондон, в привычную земную
жизнь...


Прежде чем приступить к неизбежному, Ричард Блейд тщательно
обследовал обрыв по всему диаметру. Несколько вопросов всплыли в голове:
кто мог воздвигнуть на этом забытом Богом пятачке столь величественный
монумент? Как доставили его сюда, вертолетом что ли? Но парусники далеко
внизу отчетливо говорили об уровне местной цивилизации. Или это следы
деятельности менелов, паллатов или кого-то еще в века столь древние, что
местные жители их и вспомнить не могут? Но это вопрос абстрактный, второго
плана так сказать. А вот из этого ли ряда скелет, молитвенно сложивший
руки у бессловесного указующего перста, или он забрался сюда сам, да
спуститься духу не хватило?
Осмотр подтвердил умозаключение Блейда: то углубление, что он нащупал
еще ночью не было природного происхождения. На расстоянии около полутора
футов друг от друга вниз по стороне, противоположной берегу океана,
убегала череда таких вот углублений, длиной не более ярда. По таким
лестницам спускаться еще не приходилось. Но мало ли что приходиться делать
в первый раз?!
Спускался долго, вниз стараясь не смотреть, хотя страхом высоты
никогда не страдал. Однообразный красно-коричневый цвет скалы раздражал.
Пальцы начало сводить после часа монотонного перебирания ступеней -
расстояние между ними было не совсем под его рост, приходилось частить.
Камень был крепок - этим ступеням, вырубленным неизвестно кем и неизвестно
как было невесть сколько лет, но они не крошились, не зарастали всякой
дрянью.
Когда Блейду уже начало казаться, что задача выбрана не по плечу,
слева он заметил небольшую площадку. Совсем крохотную, но на ней он встал
на обе ступни и пальцам рук тоже дал отдохнуть. Удалось даже сесть, свесив
в пропасть ноги и подумать о вечном, прикрыв глаза. Когда пальцы вновь
приобрели способность сгибаться и разгибаться, он продолжил путь вниз,
мысленно отметив столь вовремя подвернувшийся отдых самыми теплыми
словами.
Через тридцать или сорок ступеней разведчик пожалел, что так быстро
покинул пусть ненадежное, но все же убежище. Хищная птица с черным
оперением и белой каймой вокруг шеи, с размахом крыл не менее трех ярдов
начала выписывать неподалеку равномерные круги.
Намерения птицы не оставляли сомнений - она прицеливалась.
Блейд через плечо наблюдал за нею, лихорадочно решая: двигаться ли
обратно вверх, к площадке, на которой можно встать и принять бой лицом
или... Руки и ноги автоматически передвигали тело вниз.
Наконец летающий хищник решился и молча, без боевого клекота
устремился на прилепившуюся к скале добычу. Может это был не хищник вовсе,
а зазевавшийся хранитель священного монумента наверху, решивший отомстить
осквернителю? Блейд этого так никогда и не узнал.
Как только птица приблизилась, он выкинул резко вперед правую руку
(пальцы левой словно вросли в выбоину скалы) и успел-таки схватить (иначе
и быть не могло) птицу за горло. Ни мгновенья не медля, он чуть изменил
направление полета воздушного бандита и голова птицы (породу Блейд не
рассмотрел, да и не знаток он в этом вопросе) встретилась со скалой. Скала
оказалась крепче.
Блейд разжал пальцы и несколько десятков фунтов аппетитного птичьего
мяса рухнули вниз. Блейд не стал провожать взглядом несостоявшийся завтрак
- даже при его силе в таком положении ему было бы трофей не удержать. И
тут же подумал об упущенной возможности порадовать лорда Лейтона - оно
движение мысли и дичь оказалась бы в подземельях профессора. Да...
Следовало торопиться, если он хотел добраться вниз по ступенькам
самостоятельно, а не со скоростью свободного падения при помощи собратьев
пернатого налетчика.
Когда он увидел вторую площадку, точную копию первой, Блейд не
удивился - вовремя, пальцы отказывались служить хозяину. Те кто строил эту
бессмысленную лестницу обладали больным воображением, безусловно, но
мыслили практично. На этот раз он отдыхал чуть дольше. И осмотрелся. Он
смог различить внизу крохотные фигурки людей, которые явно наблюдали за
ним. Ждали. Интересно с ключами от своего города или с приготовленным
топором палача. За кого принимали они его? За безумца, за посланца Богов?
Каждому ответу своем время. Блейд продолжил свой сумасшедший путь,
утомительный даже для него.


Глаза боятся - руки делают, всему на свете приходит конец, даже
бесконечному пути вниз.
Когда разведчик спрыгнул на землю, солнце уже переваливало на вторую
половину пути. Внизу Блейда несомненно ждали. Ждали безумца, рискнувшего
совершить столь странное паломничество к священному монументу. На него
смотрели с любопытством - враждебности на лицах разведчик не разглядел.
Блейд взглянул на свои скрюченные пальцы и подумал: восстановят ли они
когда-нибудь после такой гимнастики свою гибкость. Бросил взгляд наверх и
не поверил - если бы вчера ему кто-либо сказал бы, что он сможет
спуститься по такой, с позволения сказать, лестнице, он покрутил бы
пальцем у виска. Конечно, высота скалы, которой здесь по всей видимости
поклонялись, была не миля - сверху расстояние всегда кажется намного
большим - но все же...
Блейд стоял, обнаженный, под взглядами не менее трех-четырех сотен
людей. Он гордо распрямил плечи, он представлял в этом мире великую
державу и ее высочество королеву Елизавету Вторую. Люди молчали, никто не
переговаривался, слышен был лишь шум прибоя.
Навстречу Блейду вышел начинающий седеть и с изрядной лысиной мужчина
в длинном голубом одеянии, скрывающим ноги до самых ступней.
- Ты совершил подвиг, который в нашем столетии еще не смог повторить
ни один состязатель. Ты повторил великие подвиги легендарных героев
Харраха и Маррета, прославленных в веках. Надеюсь Мудрость Мира принесет
тебе удачу, которую ты просил у Священного Камня. И своим бесстрашием ты
поистине заслужил наше уважение. Мы желаем тебе и твоему секстету победы в
Великом Празднике Десятилетия. От имени жителей Таллаха прими заслуженное
тобой красное одеяние лидера и вооружение Харраха.
Вперед вышла смазливая черноволосая девушка в светлой одежде с
большим вырезом на груди, открывающим аппетитную ложбину меж двух плотных,
сочных холмов и снизу едва прикрывающей бедра. (Блейд мысленно назвал ее
платье туникой). Девушка была босиком. Она едва скрывала любопытство, с
которым рассматривала нагое тело Блейда. Подойдя к герою, черноволосая
красотка встала перед ним на колено и протянула длинный алый плащ, что-то
вроде такой же, как на ней туники, штаны, башмаки и что-то еще, вроде
переплетения ткани, лент и ремней. Вторая девушка в таких же ярких и
чистых одеждах держала на вытянутых руках короткий и широкий, блестящий в
лучах солнца, меч с массивной рукоятью, который покоился на овальном
легком щите из тусклого металла. На щите лежали так же ножны и ремень с
множеством тренчиков, на которых висели кинжалы (как минимум - три,
отметил Блейд) и другие металлические предметы пока неясных функций -
после разглядит.
- Благодарю вас, - с достоинством произнес разведчик, обращаясь ко
всем присутствующим и взял подарок.
Люди собравшиеся вокруг скалы зарукоплескали. Все словно стряхнули
ритуальное напряжение, заговорили, заулыбались. Облачаясь, разведчик
случайно встретился взглядом со старцем в темно-синем одеянии, схожим по

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован