23 марта 2004
1841

Роль и место Совета Европы в европейской системе защиты прав человека.

Если сегодня в состав Европейского Союза входят 15 государств, преимущественно Западной, Центральной Северной Европы, то 1 мая 2004 года туда вступают еще 10 стран Восточной Европы и Южной Европы. Так что, Евросоюз расширяется до 25 государств. В перспективе планируется включить в 2007 году Румынию и Болгарию. Значит, будет 27 государств. В более перспективном плане включение Балканских государств, в первую очередь, государств, входивших в состав бывшей Югославии - Хорватии, Сербии, Боснии, Албании.

Так что, где-то к 2012 году мы можем иметь дело с Союзом, объединяющим порядка 35 государств. То есть, легче будет перечислить те европейские страны, которые туда не входят. Сегодня туда не входят государства, некогда составлявшие СССР. При этом ряд республик, мы знаем, вступает 1 мая 2004 г. Это прибалтийские республики - Латвия, Литва, Эстония. А некоторые бывшие республики СССР, а ныне суверенные государства объявили о своем намерении вступить в ЕС. Это сделала, например, Молдавия. Совсем недавно это сделала и Грузия после того, как был избран новый президент Грузии. Учитывая это, можно прогнозировать, что через некоторое время Европейский Союз будет занимать, чуть ли не всю территорию европейского континента.

Почему я так подробно говорю о Европейском Союзе? Потому что, сейчас он у нас на слуху в связи с активным процессом в урегулировании взаимоотношений (в первую очередь, в экономической сфере) между Российской Федерацией и Европейским Союзом. Европейский Союз до поры до времени пользовался европейской системой защиты прав человека. А европейская система защиты прав человека зародилась в 1950 году, когда была подписана Конвенция о защите фундаментальных прав и свобод человека. Ее еще называют сокращенно Европейской Конвенцией о правах человека. На сегодняшний день это базисный документ, определяющий всю правозащитную европейскую систему.

В чем же отличие этой европейской правовой системы от ООНовской? Дело в том, что ООНовская система защиты прав человека носит, в основном, факультативный характер, то есть необязательный. Мы знаем, что некоторые страны, например США, вообще некоторые Пакты о правах человека не ратифицировали. Другие страны присоединились, но лишь декларативно. Они, видимо, считают, что все это, в общем-то, важно, но на самом деле не является обязательным законом для страны. Вся система защиты прав человека ООН не рассчитана на то, чтобы простые граждане обращались в органы ООН с обычными гражданскими или уголовными исками. То есть, в ООН, в основном, рассматриваются какие-то глобальные социальные проблемы - расовая дискриминация, дискриминация по признаку пола и т. д. А вот система прав человека, созданная по Конвенции 1950 года, как раз направлена на то, чтобы оказывать помощь каждому конкретному гражданину в том случае, если права этого гражданина нарушаются государственными органами. Получается, что одной из сторон по судебному делу должно выступать государство в лице какого-либо органа. И поэтому, если Вы читаете бюллетень Страсбургского суда или просто сообщения в газете о рассматриваемых этим судом делах, Вы знаете, что названия дел звучат примерно так: "Петров против России". Это, конечно, не значит, что Петров подал иск лично против Президента РФ Путина или Премьер-министра РФ Фрадкова. Это говорит о том, что Петров подал жалобу против каких-либо государственных органов. Например, дело "Бурдов против России". Гражданин Бурдов, житель города Шахты Ростовской области, подал жалобу против районных органов соцобеспечения по той простой причине, что ему не выплатили соответствующую компенсацию по состоянию здоровья и инвалидности. Так вот, это дело получило громкий и широкий резонанс. Так, в принципе, называются все дела независимо от того, Россия это, Польша, Украина или какое-то другое государство. При этом ответчиком всегда выступает не конкретный орган власти, а именно государство. Согласно Конвенции ответчиком выступает государство в лице Правительства РФ. Таким образом, Правительство РФ является гарантом исполнения судебного решения, которое будет вынесено в Страсбурге.

В чем смысл этой Конвенции? В ней содержится достаточно точный перечень прав и свобод человека, которые запрещается кому-либо нарушать. Эти права содержатся в статьях 1-18. Несколько прав были впоследствии установлены в Протоколах к Конвенции. На сегодняшний день принято 13 Протоколов к Конвенции, но не все из них вступили в силу. Например, для Российской Федерации не окончательно вступил в силу Протокол No 6 об отмене смертной казни. Этот вопрос носит политический характер. Особенно ожесточенные споры вокруг антитеррористического законодательства: многим людям кажется непонятным, почему по отношению к террористам необходимо отменять смертную казнь. Дискуссия ведется, с того момента, когда был введен мораторий на исполнение смертных приговоров, в соответствии с международными обязательствами России. В общем-то, этот вопрос нужно будет решать, так или иначе. До недавнего времени было 2 государства в Европе (Беларусь не в счет, так как эта страна не член Совета Европы). Два государства не устранили из своего законодательства смертную казнь - это Россия и Турция. Под давлением Совета Европы и с учетом того, что Турция сейчас активно стремится в Евросоюз, в конце прошлого года Турция приняла законодательную поправку, официально отменяющую смертную казнь и заменяющую ее пожизненным заключением.

Хотя мы знаем, что в Турции этот вопрос тоже был очень серьезный, и определенные политические силы были против этого шага. Там тоже высокая степень угроз террористических актов. Турецким апологетам смертной казни казалось, что наличие смертной казни будет неким сдерживающим фактором.

Таким образом, на сегодняшний день Россия остается единственным государством в Европе, где законодательно смертная казнь не отменена. Хотя Президент внес в 2002 году в Госдуму предложение обсудить этот вопрос, пока Госдума ничего конструктивно по этому вопросу не сказала. В прошлом составе Госдуме было сложно что-либо сказать, так как были разные точки зрения. В этом составе Госдумы ситуация более ясная: что скажет "Единая Россия", то и будет. Пока еще, видимо, законодатели не дошли до обсуждения этого важного вопроса.

Протокол No 13 тоже пока не вступил в силу, поскольку его не подписало достаточное количество государств. Они его постепенно подписывают.

Важный Протокол No 11. Он изменил судебную систему в Европе. По Конвенции 1950 года существовало две инстанции - Комиссия по правам человека и Суд. Такая "двухзвенная" была система. Сначала жалобы поступали в Комиссию, а потом из Комиссии, если вопрос не удавалось урегулировать мирным путем, дело передавалось на рассмотрение в Суд.

Суд не был профессиональным, работал сессионно, в общем-то, считалось, что от этого страдает его эффективность. Особенно эффективность начала страдать тогда, когда начали вступать страны Восточной Европы. На фоне активного процесса расширения, с конца 1980-х годов пошел вал обращений в Суд, и система стала сдавать бой.

В 1998 году по Протоколу No 11 была проведена реформа Суда. Суть реформы, не вдаваясь в детали, можно охарактеризовать таким образом. Была упразднена Комиссия по правам человека, а Суд стал профессиональным, постоянно действующим органом. Таким образом, систему упростили, судьи стали больше и дольше работать, увеличился штат секретариата, и на какой-то момент, наверное, это было правильное решение.

Сегодня снова говорят о новой реформе, потому что Суд завален исками и не справляется с массой поступающих жалоб и обращений. Я недавно получил статистику из канцелярии Суда. В ней сказано, что если на сегодняшний день прекратить прием жалоб и просто дать Суду возможность поработать с теми жалобами, которые уже накопились, ему потребуется ни много ни мало 25 лет планомерной работы. Чтобы просто разгрести все те иски, которые накопились к сегодняшнему дню. Поэтому сейчас многие специалисты, эксперты работают над решением этой проблемы. Создан даже Комитет Министров Совета Европы - специальный орган, которому Комиссия готовит предложения по реформированию не только Суда, но и всей правозащитной системы, чтобы повысить их эффективность. Тут есть разные подходы. Я, наверное, на деталях не буду останавливаться. Потому что еще не все до конца решено. Есть три совершенно полярных подхода. Но, тем не менее, сейчас проблема реформирования судебной системы стоит на повестке дня.

Нужно отметить, что до расширения Евросоюза, в Европе действовала одна правозащитная система - система, которая была созданная в рамках Совета Европы. Евросоюз все больше стал задумываться о том, что ему тоже необходимо создать свою систему защиты прав человека. У него есть своя судебная система - Верховный Суд в Люксембурге. Но этот суд, как, и сам Европейский Союз - это организации, которые занимаются гармонизацией экономики, созданием единого экономического хозяйства на территории этих стран. И введение евро был одним из финальных элементов. В Брюсселе находится штаб-квартира Европейской Комиссии, поэтому считается, что главная столица Евросоюза - Брюссель. Столица Совета Европы - Страсбург, а столица Европейского Союза - Брюссель. Так вот, на сегодняшний день брюссельские функционеры посчитали, что Евросоюзу в свете создания Конституции, расширения функций не только в экономической, но и политической сфере, необходимо иметь свою правозащитную систему. С этой целью в 2001 году была принята Хартия основных прав граждан Европейского Союза. Она, может быть, чем-то перекликается, с Конвенцией по правам человека. В нее также входят все наиболее существенные положения ООНовских документов. То есть, она абсорбировала все самое лучшее, современное. Хартия продекларировала большое количество прав граждан. Единственный пока ее минус в том, что отсутствует механизм ее имплементации. Ожидается, что после того как в Испании поменялось Правительство, (Испания была главным противником принятия Конституции в ее нынешнем виде), на следующем саммите Евросоюза могут принять Конституцию. Считается, что в рамках новой Конституции как раз будет создан новый правозащитный механизм. Таким образом, мы можем прийти к тому, что в Европе будут действовать две системы защиты прав человека. С одной стороны, Европейская система защиты прав человека во главе со Страсбургским Судом, с другой стороны, правозащитная система в рамках Евросоюза. 25 государств - это уже больше, чем пол-Европы, если брать в численном выражении. По территории, конечно, одна только Россия перехлестывает сразу всю Европу. Но мы берем показатели экономические, может быть, демографические. Если брать и геоэкономические показатели, то Россия не составляет не только пол-Европы, но даже четверть. Наше население 145 миллионов согласно последней переписи, а количество жителей Евросоюза в ходе расширения может достигнуть 700 с лишним миллионов человек - в 5 раз больше. Кроме того, несравнимы данные экономического роста, экономического потенциала стран. Рост у нас сейчас неплохой, но все относительно, смотря от чего отталкиваться. Мы в сотни раз уступаем по экономическому потенциалу той же объединенной Европе в лице Евросоюза. По территории страна большая, но по экономическому потенциалу мы сильно отстаем от европейцев, и это сразу заметно в нашей повседневной жизни. По тем зарплатам, которые получают граждане нашей страны, по тем социальным пособиям, которые выплачивает государство и по тем пенсиям, которые получают наши пенсионеры. Все это - отражение того, к сожалению, невысокого экономического потенциала.

Вернемся к Конвенции, поскольку она на сегодняшний день - единственно действующий документ. Со временем возникнет проблема, как совместить две правозащитные системы.

В конечном итоге в Европейский Союз могут войти все европейские страны, потому что в перспективе и Украина тоже хочет войти. Она иногда заявляет об этом. Ну, и Беларусь, я думаю, со временем подтянется. По принципу магнита, когда вокруг большого сердечника все аккумулируется. В противном случае даже в экономическом плане странам будет очень тяжело контактировать друг с другом, так как с одной стороны будут жесткие правила Евросоюза, а с другой стороны будут те государства, которых либо не принимают в Евросоюз или каким-то образом вступление в Евросоюз их не удовлетворяют. Это мы, кстати, на сегодняшний день имеем в наших отношениях с Евросоюзом. Пока государства Восточной Европы не вошли в состав, продолжают работать наши с ними соглашения. Войдя в Евросоюз, они сразу же примут все европейское экономическое законодательство. То есть будут совершенно другие взаимоотношения, и это больно ударит по нашим предприятиям, которые имеют торговые отношения с зарубежными партнерами. По некоторым данным этот ущерб может составить в 250-300 миллионов долларов в год. Это приличная цифра для нашей страны. Но, тем не менее, пока на сегодняшний день в Евросоюзе еще нет такой выстроенной и строго очерченной судебной системы, рассчитанной именно на удовлетворение исков граждан. Может быть, мы об этом сможем поговорить в следующем году, когда будет принята Конституция. Тогда нам будет проще обсуждать такие юридически сложные вопросы.

Российская Федерация вошла в состав Совета Европы в 1996 году. 28 февраля 1996 года мы передали Акт о ратификации важнейших документов Совета Европы, в том числе Конвенции, и таким образом вступили в состав Совета Европы. И хотя присоединились мы сразу к Конвенции по правам человека, потребовалась некоторое время для того, чтобы были убраны из нашего законодательства нормы, противоречившие Конвенции о защите прав человека. Это потребовало порядка двух лет, и 5 мая 1998 года Российская Федерация ратифицировала Конвенцию о защите прав человека и официально признала так называемую абсолютную юрисдикцию Европейского суда по правам человека в Страсбурге. Это означает, что сегодня у нас появился еще один орган нашей внутренней судебной системы, но он находится не на территории Российской Федерации, а в Страсбурге.

Благодаря ратификации Российской Федерацией Конвенции российские граждане получили возможность непосредственного и прямого обращения в Страсбургский Суд по правам человека. Есть условия, которые необходимо соблюсти для того, чтобы жалоба была признана приемлемой, чтобы Суд ее принял к рассмотрению. Условия эти достаточно простые. Они в первую очередь связаны с тем, что человек, должен для начала исчерпать средства внутренней судебной защиты. То есть он должен обратиться сначала в нижнюю судебную инстанцию. Это может быть районный или городской суд, в зависимости от места, где проживает гражданин, и потом обжаловать судебное решение в порядке апелляции, если он не согласен с решением суда первой инстанции. После того как из вышестоящей инстанции получен отрицательный ответ, можно обращаться непосредственно в Страсбургский Суд по правам человека. Нашу судебную систему на самом верху венчает Верховный Суд РФ, и до 1999 года считалось, что российские граждане должны исчерпать средства судебной защиты не только в апелляционной инстанции, но и в Верховном Суде РФ как высшей судебной инстанции. Наверняка, Верховный суд РФ может легко обнаружить и устранить какую-либо судебную ошибку, если таковая имела место. Но процессуальное рассмотрение исков от граждан в Верховном Суде с учетом его загруженности занимает времени не меньше, чем в Страсбургском Суде. Процесс подачи жалобы в Верховный Суд может растянуться на несколько лет.

Конвенция по правам человека, была настроена на то, чтобы принимать решение максимально быстро. Поэтому, изучив практику рассмотрения нашим Верховным Судом дел и отметив низкую эффективность этой инстанции, и было принято решение рассматривать дела российских граждан против Российской Федерации. В одном из дел по России, а конкретно в деле "Тумилович против России" Страсбургский Суд вынес определение о том, что для России достаточно считать обращение лишь в две первые названные мною инстанции исчерпанием всех средств национальной защиты. Поэтому мы сейчас пытаемся донести эту информацию до всех граждан или хотя бы до тех, кто обращается к нам за консультацией в Центр или куда-то еще. Потому что не надо обращаться в Верховный Суд, так как это лишняя потеря времени. А временной фактор в данном случае очень важен, потому что есть второй критерий подачи жалобы в Европейский Суд. Необходимо соблюсти шестимесячный срок с момента получения на руки отрицательного решения из апелляционной инстанции. Если вы пропустили шесть месяцев, соответственно, ваша жалоба признается неприемлемой.

Не сразу, наверное, пошли российские иски в Страсбургский суд. Это связано с тем, что в Страсбурге длительное время не могли избрать судью от Российской Федерации. То есть, иски пошли сразу, но не сразу стали приниматься к рассмотрению.

Суд состоит из 45 судей. Каждая страна представлена одним судьей, и по иску гражданина участие национального судьи из его страны всегда обязательно. До тех пор, пока не было судьи от Российской Федерации, такие дела не рассматривались. А судья от России был назначен только в 2001 году. Видите, сколько времени прошло. Судьей назначили Ковлера Анатолия Ивановича. Он доктор, профессор, авторитетный специалист в области судебной системы, в академических кругах известный человек. Сейчас уже он три года работает в Страсбурге. Сегодня я выписал для себя конкретные, самые последние статистические данные по динамике подачи исков в Страсбургский суд. У нас в средствах массовой информации проскальзывает информация о том, что Россия в очередной раз готовится завалить исками Страсбургский Суд. И это всех волнует: дескать, мы завалим, и тогда Суд вообще работать не сможет. Хочу сказать, что мы пока не завалили Суд и по части подачи исков из Российской Федерации в процентном отношении (количество населения на количество поданных исков), мы находимся всего лишь во второй десятке. То есть мы далеки от лидирующих позиций. Ну, вот такая сухая статистика: в 2001 году Суд получил 4 490 обращений, в 2002 году - 4 760, то есть на 300 больше, в 2003 году - 5 338 обращений, то есть еще на 500 больше. Картина в принципе такая - в среднем из Российской Федерации 5 000 исков поступает в год. Это жалобы, которые зарегистрировала канцелярия Суда. То есть те, которые хотя бы написаны понятно, разборчиво, из которых ясно на что человек жалуется.

Дальше наступает этап признания Судом приемлемости жалобы, то есть, Суд определяет, отвечает ли она вышеназванным критериям. Здесь такая статистика. В 2003 году из 5 338 дел, поступивших из Российской Федерации (их еще называют обращения или жалобы) было признано не приемлемыми 3 207. Это где-то порядка 65%, то есть, немного меньше 2/3 дел. Соответственно, оставшиеся 2 131 дело признаны приемлемыми и по ним будет осуществляться стандартное европейское судопроизводство.

Если проанализировать эти цифры, наверное, многим может показаться, что это очень плохо, когда порядка 2/3 исков "непроходные". Тут разные есть моменты. Во-первых, несоблюдение исковых сроков давности - шестимесячного срока. Во-вторых, ситуация, когда человек жалуется не на органы власти, а на какие-то коммерческие структуры (депозит не вернули в банке или зарплату не заплатили). Про подобные иски мы говорили, что они не по существу.

Я надеюсь, что со временем картина в этом плане выправится. Думаю, что с каждым годом будет все больше и больше приемлемых дел из Российской Федерации.

Теперь несколько слов о том, как Суд поработал с жалобами из России. На сегодняшний день, Суд вынес 8 Постановлений, которые мы часто в обиходе называем решениями по искам граждан РФ. Всего лишь 8. Много это или мало? Наверное, если сравнивать со странами-старожилами Совета Европы, немного. Наверное, это действительно не так много с учетом того, что наши граждане уже давно жалуются. Но это такой снежный ком, который будет все время нарастать, и количество решений будет увеличиваться и увеличиваться. Важно отметить, что все решения Суда носят конкретно прикладной характер. То есть они вынесены по конкретной жалобе господина Петрова против государства. Тем не менее, для нашей правовой и судебной системы все решения Суда носят концептуальный характер: именно в них Суд, удовлетворяя жалобу гражданина, находит изъяны и противоречия в нашем законодательстве. Бывают случаи, когда судебная система просто-напросто допустила явную юридическую ошибку. Например, наше законодательство в полном объеме соответствует Конвенции, но, по каким-то причинам какое-то региональное законодательство расходится с международными нормами. Конечно, в этих случаях принимается какое-то решение, и наступает полная реституция, если хотите.

Но в большинстве случаев речь идет все-таки о том, что находятся какие-то дыры в нашем законодательстве, которые пока еще расходятся со стандартами Совета Европы. И это очень важно. На мой взгляд, и судьям и законодателям необходимо очень серьезно изучать каждое из этих решений для того, чтобы принять необходимые меры по устранению этих возможных нарушений. Другие граждане, у которых может возникнуть аналогичная ситуация просто-напросто обратятся по аналогии в суд, и суд, не долго думая, просто проштампует свое решение. Более того, в нашей судебной системе еще не прижилась такая практика, когда решение суда носит прецедентный характер. Постановления Пленума Верховного Суда РФ носят концептуальный характер, обычные решения первой, второй инстанции касаются сути дела и все.

На самом деле нам теперь придется считаться с тем, что решения Европейского Суда по правам человека будут носить прецедентный характер для нас. Потому что любой наш адвокат, который хорошо знает существо этих решений, сможет выступить уже в нашем суде, допустим первой инстанции, и сказать примерно следующее:

- Вот, смотрите, по делу "Бурдов против России" человек добился своих законных прав. Вы что, хотите, чтобы аналогичный иск был запущен в Страсбург и с той же 99 - процентной вероятностью успеха?

Это будет очень серьезное воздействие на суд. Поэтому, как мы говорим, мал золотник да дорог, несмотря на то, что решений всего 8, тем не менее, они могут иметь очень важное концептуальное значение.

Сегодня я в Интернете обнаружил на многих порталах амбициозное заявление о том, что Страсбургский Суд уже затребовал документы по делу ЮКОСа. Я думаю, что подобное заявление - это перебор. Страсбургский Суд может затребовать какие-то документы, но это делается в приватном порядке. И никаким средствам массовой информации об этом не сообщается. И то, при условии, что дело признано приемлемым! Что прошло заседание Комитета из трех судей, и у них были определенные основания полагать, что были допущены какие-то нарушения положений Конвенции. Одно дело направить жалобу в Страсбург с изложением каких-то фактов. И другое дело - когда уже принято решение о приемлемости. Так что, здесь, на мой взгляд, и наши адвокаты и лица, которые за ними стоят, проводят пиар-кампанию.

У нас в последнее время стало очень модным пугать Страсбургским Судом всех, кого не попадя. И прокуратуру пугать, и судебные органы, и органы исполнительной власти. Но, может быть, в ряде случаев это не плохо, когда есть такое пугало, стоящее на защите прав человека. Но, мне кажется, к этому надо относиться с большим уважением. Все-таки, Страсбургский Суд - это не какое-то пугало, а очень серьезная судебная инстанция.

Вот такова картина с жалобами граждан из Российской Федерации.

В Страсбургском Суде исков по Чечне скопилось много - не одна сотня. В большинстве случаев интересы пострадавшей стороны представляют очень крупные зарубежные адвокатские конторы и маститые адвокаты. Поскольку количество дел явно превышает производительность труда, у Суда есть возможность, определять, что является первоочередным делом, а что нет. Но пока "чеченские" дела не попали в разряд первоочередных. Этому есть достаточно простое объяснение. Потому что у Суда до сих пор сохраняется возможность обратиться в Правительство в целях мирного урегулирования спора. Тактика российского Правительства заключается именно в попытках решать вопросы во внесудебном порядке. То есть не доводить их до решения самого Суда. Этим, кстати, можно объяснить такое небольшое количество по России вынесенных решений.

Есть такой термин - "фаза коммуникации" дел российскому Правительству. После того как дело признано приемлемым, после того, как поработали юристы, разобрали все нюансы и на их взгляд дело имеет большие шансы на успех, они направляют информационное письмо, так называемую коммуникацию в Правительство. В том письме говорят о том, что, поступило на рассмотрение в Страсбургский суд такое-то дело, и запрашивают информацию о том, насколько российская сторона готова мирно решить этот вопрос. При Страсбургском суде есть специальный представитель от России - Павел Александрович Лаптев - он назначен Указом Президента. У него есть соответствующий Секретариат. Именно туда поступают все эти коммуникации из Страсбурга. Поскольку Лаптев уполномочен Президентом РФ для работы со Страсбургским судом, его тактика достаточно проста. Если не вооруженным глазом видно, что данная жалоба имеет большие шансы быть удовлетворенной, что негативно для российского государства, тогда они принимают решение удовлетворить жалобу во внесудебном порядке. Российскому Правительству было уже коммуницированно порядка 300 дел. И в большинстве случаев российская сторона решила удовлетворить жалобы. Хорошо это или плохо? Я думаю, что если во главу угла ставить конечный результат для каждого конкретного истца, наверное, это хорошо, что человек без лишних проволочек добивается своего результата. Ведь судопроизводство в Европейском Суде - тоже весьма длительный процесс. По российским делам картина получается совсем не радостная: дела рассматривались до трех лет. В среднем по делам из России получается, что процедура 2-2,5 лет занимает. Естественно, гражданам хочется побыстрее решить вопрос. И если появляется такая возможность разрешить дело в досудебном порядке, то это, на мой взгляд, хорошо. Таким образом, может быть, тушуются какие-то проблемы законодательства, которые требуют решения. Но, что поделаешь? Тактика на сегодняшний день требует решать эти вопросы в досудебном порядке.

Хочу сказать еще пару слов о том, какие суммы присуждает суд и с какими вообще исками имеет дело. По последним "российским" делам, если мне не изменяет память, по делу Ракевич, суд вынес решение о взыскании с России в пользу заявителя 3 000 евро. В каком-то другом деле было 700 евро. Еще в одном деле истец вообще ничего не требовал, кроме восстановления его нарушенного права без денег, без компенсации.

Если, брать иски к другим государствам, то там речь идет о суммах компенсации в 5 - 10 тысяч евро с учетом всех издержек. Бывают, конечно, и выделяющиеся дела. Выделяющиеся дела, в основном, идут по собственности - Протокол No 1 о защите прав собственности. Так вот, самые крупные дела по Кипру связаны с лишением киприотов прав собственности на турецкой части острова. Сейчас вроде бы идет процесс объединения двух республик, но там в последнее время какие-то серьезные препятствия возникли. Вот многие киприоты и обращаются в суд с жалобой на то, что турки экспроприировали их собственность. В паре случаев (особенно, знаменательно было дело Луизиду), суд удостоверил иск к туркам на сумму порядка миллиона евро! Тогда турецкое правительство сразу заохало-заахало, сказало, что это, мол, за средства такие, и что, дескать, такого вообще не может быть. Но в том иске посчитали все: количество лет потраченных на восстановление справедливости, упущенную выгоду и т. д. и т. п. Речь в том иске шла о крупном доме на территории северного Кипра. И Турцию, в итоге, убедили деньги выплатить.

Наши российские граждане часто спрашивают: ну а как заставить платить? Вот, предположим, суд в Страсбурге вынес решение. А как заставить выполнить решение?

Например, я проживаю не в Москве, а в каком-нибудь глухом поселке. Как я уже сказал, гарантом выступает Правительство РФ. Есть такая процедура, когда каждые три месяца на заседании Комитета Министров Совета Европы каждое правительство отчитывается об исполнении решений Суда. Еще не было случаев, чтобы какое-то правительство заявило о том, что оно не будет исполнять решение. Это означало бы, что правительство не хочет сотрудничать с Советом Европы, и автоматически ставится вопрос о приостановлении членства этой страны в СЕ или вообще об ее исключении. На сегодняшний день не было ни одного подобного случая. Не только по Российской Федерации, но и по другим странам, к которым предъявлялись более серьезные иски. Иметь в качестве гаранта Правительство - это, на мой взгляд, уже немало.

Что касается Социальной Хартии, Российская Федерация ее подписала, но пока не ратифицировала. У нас есть составленный МИДом график подготовки изменений в российском законодательстве для ее ратификации. Социальные вопросы связаны с нашей социальной системой: с порядком выплаты пенсий, пособий. Правительство России прямо заявляет, что пока еще на сегодняшний день мы не готовы в полном объеме выполнять положения этой Социальной Хартии.

Она - более серьезный документ по объему, чем Европейская Конвенция по правам человека. Если мы ее ратифицируем сегодня, тогда еще больше будет у нас проблем. Поэтому, мне кажется, что тактика, Российского Правительства правильная: серьезно подготовиться, а не сразу, чтобы иметь постоянные проблемы.

Есть у нас еще одна Конвенция, по которой осуществляется жесткий мониторинг - это "Конвенция о недопущении унижающего достоинства обращений в пенинциарных заведениях". Эту Конвенцию в обиходе мы называем Конвенцией о запрещении пыток. Эта Конвенция, может быть, носит не совсем судебный характер, так как в отношении нее нет судебного механизма.

В отношении этой Конвенции действует лишь мониторинговый механизм. В рамках Конвенции создан специальный Антипыточный комитет, который осуществляет мониторинг нарушений во всех странах-членах. В комитет поступают сигналы о том, что в той или иной тюрьме имеет место вопиющее нарушение прав заключенных - применяются пытки. Тогда сотрудники комитета организуют проверку этой тюрьмы, и если в ходе проверки будут выявлены серьезные упущения, Правительство РФ гарантирует, что выявленные нарушения будут устранены.

Мониторинг российских тюрем осуществляется каждый год по два раза, а то и чаще. В совершенно разных регионах.

Я не затрагиваю вопросы, связанные с пытками, хотя, конечно же, пытки имеют место быть. Я говорю о проблемах опять же экономического характера. Существуют международные стандарты в области содержания людей под стражей. Конечно, наши тюрьмы этим стандартам не соответствуют. Но, я хочу сказать, что в последнее время у нас появились тюрьмы, которые близки к европейским стандартам. Дело в том, что когда у нас проводят мониторинговый выезд, представители комитета всегда ездят туда, где у нас нехорошая ситуация, а потом их возят туда, где хорошо, и показывают то, что удалось сделать. Некоторые тюрьмы (я там тоже бывал) действительно соответствуют высоким, на мой взгляд, но, конечно, не блестящим стандартам. Во всяком случае, там и по части экологии, и по части занятости заключенных в свободное время, по части обращения с ними, по части оснащенности их библиотекой, телевизором и так далее, все очень даже не плохо.

То есть, все признают существование этой экономической проблемы, но в России просто не хватает средств и сил. Ну, что поделаешь... Спасибо за внимание.




Топорнин Николай Борисович
Директор Информационного центра Совета Европы, кандидат юридических наук

23 марта 2004 года

http://www.terralegis.org/terra/lek/lek_33.html
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован