07 сентября 2004
95

РОССИЯ ГОТОВА К ПЕРЕХОДУ НА ВОЕННУЮ ЭКОНОМИКУ

Для этого потребуется полгода
За несколько минут до теракта в Беслане министр обороны РФ Сергей Иванов говорит о том, что России `объявлена война, где противник не виден и нет линии фронта`. После захвата заложников с подобным заявлением выступает и Верховный главнокомандующий страны Владимир Путин: `Мы имеем дело с прямой интервенцией международного террора против России. С тотальной, жестокой, полномасштабной войной, которая вновь и вновь уносит жизни наших соотечественников`. Столь недвусмысленные фразы высшего руководства страны заставляют задуматься о том, насколько Россия готова к войне, в частности, в экономическом плане. Своими размышлениями по этому поводу с `НГ` поделился депутат Госдумы доктор экономических наук Сергей Глазьев.

-Как вы относитесь к последним заявлениям министра обороны и президента страны? Считаете ли вы, что российская экономика готова к войне?

- Военное положение для России означает переход к мобилизации всех ресурсов, а следовательно, к введению механизма прямого управления промышленными предприятиями, вовлеченными в оборонно-промышленный комплекс на основе расконсервации и активизации резервных мощностей. Однако в данном случае об этих мерах скорее всего говорить не приходится, поскольку речь идет, скорее, не об отражении военного внешнего нападения, а об укреплении системы национальной безопасности, которой сегодня угрожают внутренние и международные террористы. Для борьбы же с организованной преступностью и террором не нужно мобилизовывать экономику. В первую же очередь следует заняться модернизацией технологического оснащения наших спецслужб. Технологии, необходимые для этого, у нас имеются, в частности газовые анализаторы, технологии слежения, технологии оповещения. То есть речь здесь идет о крупномасштабной модернизации всей системы информационного обеспечения национальной безопасности.

- Какие средства потребуются для этой модернизации? Достаточно ли для этого, по-вашему, увеличения на треть расходов на национальную оборону и безопасность, заложенных в бюджете на 2005 год?

- Конечно, модернизация системы обеспечения национальной безопасности потребует определенных средств, однако я убежден, что это вполне по силам России. Что же касается расходов на оборону и безопасность, заложенных в бюджете, их должно хватить при условии, что заказы будут размещены оптимальным образом и все будет идти по целевой программе, а не так, как обычно у нас верстаются расходы, - на основании сложившихся связей и отношений. Уже сейчас у нас есть технологическая возможность в крупных городах в течение года-двух развернуть систему быстрого информационного обеспечения деятельности правоохранительных органов. В Москве во многих округах стоят камеры слежения, но не хватает технологий по обнаружению взрывчатых веществ, средств радионаблюдения и агентуры. Последнее - самое главное. Из-за отсутствия отлаженной системы сбора информации и агентурной сети мы все время оказываемся застигнутыми врасплох: крупномасштабные акции террористов, в которые вовлечены сотни людей, каким-то образом проходят мимо внимания спецслужб... Я хочу сказать, что нам необходимо развивать аналитические, информационные и разведывательные функции, что, конечно, требует затрат, но не таких больших, как технологическая модернизация.

- Можно ли говорить о том, что повышение требований к прозрачности структуры владельцев крупных компаний, а также к прозрачности банков является одним из признаков милитаризации экономики?

- Вряд ли. Прозрачность финансовых потоков в нашей стране вне зависимости от объявленного или необъявленного военного положения вообще оставляет желать лучшего. Огромное количество `черного нала`, который бродит по нашей стране между разными финансовыми структурами и обслуживает организованную преступность, создает очень мутную среду, в которой невозможно проводить контроль за легальностью финансовых потоков. Если мы сумеем внедрить современные финансовые технологии, которые предполагают на 99% безналичное денежное обращение, и сумеем наладить систему контроля, которая позволит выявлять механизмы и операции по финансированию организованных преступных групп, это будет уже пол-успеха. Понятно ведь, что террористическая деятельность требует очень крупных финансовых затрат, у нас же органы финансового контроля практически отсутствуют.

- Поможет ли в этом плане введение новой статьи в банковское законодательство касательно финансирования терроризма?

- Вряд ли. Дело не в законе, а в общей технологии организации банковского дела. Формально банки у нас соответствуют нормам банковского надзора, принятого в мире, но реально все попытки ограничить хождение `черного нала` и усилить контроль за крупными сделками, совершаемыми в наличной форме, пока успеха не имели. Иногда они предпринимались, но потом под давлением криминальных структур отменялись их лоббистами в Госдуме.

- За какой промежуток времени экономику России можно будет поставить на военные рельсы?

- В нашем конкретном случае на это потребуется минимум полгода. Бороться с терроризмом при помощи авиации, ракет и атомных бомб невозможно. Значит, нужно подключать средства слежения. То есть речь идет в первую очередь о подъеме электронной промышленности, о восстановлении систем наблюдения и управления боевыми действиями и силовыми операциями на современной технологической основе. Привлечение этих отраслей потребует программы модернизации. Для этого будет необходимо увеличение ассигнований на разработку современных информационных технологий, их закупку и повышение требований к управлению государственными агентствами, которые отвечают сегодня за оборонную промышленность. Если правильно разработать все необходимые для этого программы, на все про все потребуется как раз полгода.

Евлалия Самедова
материалы: Независимая Газетаhttp://nvolgatrade.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован