Эксклюзив
Гущин Виктор Викторович
05 апреля 2016
1722

Россия и Путин: совместные поиски будущего

Main %d0%93%d1%83%d1%89%d0%b8%d0%bd 2

    Вот уже полжизни, начиная с 1980-го года я несу на своих плечах тяжкий крест. В тот год специальным решением Секретариата ЦК КПСС меня обрекли практически на «прогностическое служение», сродни монастырскому. Я был направлен в целевую аспирантуру Академии Общественных наук при ЦК КПСС с предписанием: попытаться разработать практическую методику научного прогнозирования политических процессов. В руководстве партии сочли, как мне было сказано, что я являюсь «самой подходящей фигурой для решения этой важнейшей государственной задачи».

     Надо сказать, идея попытаться разработать практическую, методику принятия правильных решений меня очень увлекла. Ведь суть любого научного прогноза, в политике ли, в жизни ли, в любой иной сфере жизни или деятельности, сводится именно к этому: принимая ответственное решение не допускать ошибок. Однако, очень скоро выяснилось, что с таким стремлением не так-то просто вписаться в условия и требования реальной действительности. Люди предпочитают считать правильными только решения, отвечающие их интересам и достижению намеченных целей.

    Вплоть до нашего времени, коммунистический период существования страны я в него включаю, задачу   научного, то есть достоверного, если по-ученому, верифицированного   прогнозирования, как основы для     планирования   текущей или грядущей деятельности, начиная с рядового гражданина вплоть до государства, никто не снимал.  Действительно работоспособное научное прогнозирование, на основе которого принимались бы управленческие решения, властями России на вооружение до сих пор не взято. А вот противоположных примеров хоть отбавляй.

     Во всяком случае конкретных свидетельств, что это не так, лично мне встречать не приходилось. Всё, как правило, заканчивается на уровне проблемных дискуссий. Хотя в принципе убежден: непознаваемых событий, явлений, процессов не существует. Судите сами, по прошествии тех или иных кризисов, даже самых острых и глубоких, которые с завидной регулярностью терзают всю планету, всегда находятся   не только их причины, но и аргументы в пользу   предотвращения нежелательного развития событий.

    Оказывается, такие возможности и прежде лежали практически на поверхности, из них никто не делал секретов. Значит, мы их просто не научились распознавать в нужный момент. Этот изъян по моему глубокому убеждению свидетельствует отнюдь не об ограниченности ума или нехватки знаний. Он указывает на пробелы в методических подходах в оценке разного рода   ситуаций экономических, политических социальных, любых иных, с точки зрения научного прогнозирования их развития. Любые научные открытия как таковые как правило напрямую связаны с появлением новой методики исследований.

    Осознав это достаточно давно, где-то   к рубежу 1991-1993 годов, я все свое прогностическое умение и внимание переключил с событийного на   сугубо научно методологическое, сосредоточенное не на том, что именно произойдет, а почему и каким образом.  На то были свои причины. К этому времени   у меня накопился довольно внушительный творческий багаж успешного практического   прогнозирования, который можно было положить в основу предстоящей работы. 

    Приведу лишь один пример: статью «Объективная логика политического краха Горбачева», опубликованную ранней весной 1991 гола, когда до Августовских событий и распада Советского Союза оставалось еще более полугода. В публикации   шла речь как раз о том, что страна стоит на пороге этих событий, было названо даже имя Г. Янаева, будущего главы ГКЧП. Важнейшая политическая   задача, выпавшая на долю Горбачева, подчеркивал я в тогдашней публикации, состоит в том, чтобы   предотвратить уже набравший обороты разрушительный процесс, иначе он окажется за всё в ответе и объяснял почему именно.

     По всей видимости, мои оценки пятнадцатилетней давности не утратили своего смысла и значения по сей день. Иначе зачем бы «Литературная газета» в прошлом голу вновь воспроизвела мою статью под рубрикой «ПЕРЕСТРОЙКА:30 лет спустя». (См. «ЛГ» № 22, 2015 г.)

    С течение времени мой экспериментальный прогностический багаж изрядно пополнился. Материалов хватило на три прогностических сборника, выходивших через каждые пять лет: «Пророков нет…» (Москва, 1993 г.), «Глас вопиющего…» (1999 г.), «Я знаю Who is m-r Putin & что есть Россия» (Москва, 2005 г.).  Сборники убедительно демонстрировали, что все мои прогнозы сбываются, но вот для методического обоснования сделанных выводов, доказательств явно не хватало. Вплоть до прихода к власти В. Путина.                 

    Дело в том, что в отличии от своих предшественников на президентском посту, М. Горбачева и Б. Ельцина, В. Путин, начиная с 2000 года был всё время на виду, его действия   поддавались не только   наблюдению, но и методологическому осмыслению в пределах всего обозримого периода.   Иными словами, появилась возможность подходить к оценке мотивов и результатов его политической деятельности научно.  Фактически с момента постановки целей, вплоть до их достижения. Или наоборот, несостоятельности.

    А это открывало богатейшие возможности для аналитическо-прогностических экспериментов, чем я и не преминул воспользоваться. В предыдущей книге «УМЕНИЕ ПРЕДВИДЕТЬ.КАК ЭТОМУ НАУЧИТЬСЯ», вышедшей в прошлом году, этому был посвящен целый раздел, под названием «Я взял за правило предугадывать намерения Путина». (стр. 64-101).   

    Именно в таком методологическом контексте появились на свет «в самый притык» к приходу В. Путина в Кремль две принципиально важные как в политическом, так и в научно-прогностическом смысле публикации – «Выборы губернаторов довершат распад России. Мы вновь будем жить в удельных княжествах». ( 28.05. 1999 г.)  и «Отчизна-мать в предвкушении нового мученика. Досужие размышления о политической судьбе В. Путина». ( 12.11.1999 г.). 

     От всех предыдущих прогностических сюжетов названные публикации отличаются авторской провидческой эксклюзивностью: на этот раз расчет строился не на практической реализации прогностической мысли, а на её динамике, методической правильности самого её хода. Поэтому я выбирал для вышеназванных прогнозов аспекты, с авторской точки зрения абсолютно реальные и перспективные, но в восприятии моих коллег абсолютно   бессмысленные, как бы высосанные из пальца. Хотя на самом деле с течением времени всё стало происходить именно так, как «предписывалось».

      В случае с губернаторами, всё подтвердилось достаточно быстро, причем с абсолютной точностью, ровно через пять лет. Суверенные выборы губернаторов, независимые от воли Кремля, были президентским Указом отменены в 2004-ом. Судьба прогностического сюжета с «Отчизной-матерью и новым мучеником» оказалась гораздо сложнее. В нем до сих пор точка не поставлена, хотя всё идет именно к этому.

     Начну с того, что В. Путин в его нынешнем политическом качестве появился на своем посту после десяти лет довольно тяжкого и мало продуктивного демократического реформирования страны, в результате которого в глазах и душах людей прежние заслуги и завоевания были утрачены, а новые так и не обретены. На этой почве в общественном сознании, в массовой психологии   людей   возникла объективная потребность полной замены политических элит. Такие ожидания распространялись и на народные представления о новом лидере страны.

     У меня на эту тему было даже несколько публикаций, в которых я взял на себя смелость, если хотите наглость, утверждать, что в личном плане В. Путину   как Президенту придется для начала сделать только одно: разорвать цепь политической преемственности, отречься от себя прежнего. И только потом, медленно и постепенно, приступить к решению стратегических задач социально-экономического и общественно-политического преображения России.

     Обрисую под этим углом зрения только внешнюю канву произошедших с ним и со страной за минувшие годы перемен: он начинал свою политическую карьеру как демократ из демократов, ближайший друг, единомышленник и сподвижник Анатолия Собчака, преемник Б. Ельцина, благословившего В. Путина на президентский пост, а сегодня в восприятии даже уважаемых мною людей, предстаёт ликвидатором российской демократии, чуть ли ни кандидатом в диктаторы, политическим призраком сталинизма.

        Если не разбираться в подоплеке путинских высказываний и инициатив, они могут выглядеть как антидемократические, хотя на самом деле всё идет в заданном демократией же направлении, но гораздо дальше и быстрее, чем демократия может себе позволить в давно устоявшемся, воспринимаемом в качестве незыблемого стереотипа, представительском формате.  Поэтому скептически, даже враждебно, очень многими была встречена отмена прямых губернаторских выборов, затем усилия Президента, направленные на упрочение исполнительной вертикали, ужесточение требований, связанных с реализацией принципа партийно-политического плюрализма.   

 Тут одно важно понять: В. Путин став Президентом очень многое делал вынужденно, что называется по наитию. С одной стороны, он отнюдь не демиург 2000-ых лет, не царь, не Бог и не герой, с другой, - конечно же не дьявол, ни тиран, ни злоумышленник. Он - жертва, точнее политический мученик. В истории бывают ситуации, когда приходится закрывать амбразуру собственной грудью, а в ней - этой амбразуре – ничего, кроме самой дыры нет. Это не геройский подвиг, а мука. А как еще, прикажите называть необходимость изображать физическое и нравственное напряжение, когда на самом деле ничего подобного не испытываешь!?

 

      Судьба В. Путина в качестве мученика в моем восприятии дала о себе знать сразу же, как только он стал заметной фигурой на российской политической сцене. Пока все мои коллеги в России и за рубежом гадали на тему «Кто вы мистр  Путин?», я уже в ноябре 1999-го, когда  до  президентских  выборов  оставалось еще несколько  месяцев, - по  календарю семь, по факту  три,- в  прогностическом комментарии  «Отчизна-мать  в  предвкушении  нового  мученика» попытался  разобраться и в причинах  его  появления на  президентском посту, а что  еще важнее,  в смысле его  политического предназначения. Вот ключевой фрагмент тогдашней публикации.

 

«Соображения рационализма и так называемого здравого смысла в данном контексте совершенно не работают. Многие вдумчивые аналитики предрекают, причем совершенно справедливо, большую вероятность сюрприза, неожиданного поворота событий. То есть не так чтобы вообще неожиданного, сам-то по себе поворот практически неизбежен. Даже содержание его очевидно: он обязательно приведет не только к смене нынешней власти, но и к полному обновлению политических элит. Загвоздка в том, кто конкретно этот переворот в себе воплотит.

 

Когда разговор переходит в конкретную плоскость, то чаще всего ищут кандидата не в мученики, а в диктаторы. А это коренная ошибка. Сама по себе диктатура, а главное, ее функционирование, - процесс рациональный, прагматический, но для ее установления нужен душевный порыв, сплачивающая идея. Пусть простенькая, но обязательно с мобилизующим потенциалом. Вроде "Ребята, наших бьют". Без нее никак не обойтись. Случись такое, тогда, быть может, и Лебедь вновь взмахнет крылом и, чем черт не шутит, долетит до Кремля. Но пока такой сюжет - всего лишь полет политологической фантазии. Главной предпосылки ее реализации - мученика - еще нет. Во всяком случае, пока. Нужен, ох как нужен России новый царевич Дмитрий.

 

В конце концов, не исключаю, что сама же наша власть о появлении такой жертвы и позаботится. Обязательно ее где-нибудь отыщет, выпестует и нам предъявит. Она не может не прийти к диалектическому пониманию того, что сохранить за собой власть можно только через отрицание ее. При желании нетрудно назвать несколько наиболее вероятных примеров, как такое может случиться. Не делаю этого по двум причинам: во-первых, из опасений быть обвиненным в подстрекательстве; во-вторых, по соображениям политических суеверий. В России сбывается именно то, чего меньше всего хочется. Но без мученика нам все равно не жить, из нынешней общественно-политической смуты не выкарабкаться. На него, горемычного, вся надежда.

 

Выборы1999-го года в Государственную Думу мученика нам еще не предоставят. При всей масштабности парламентской избирательной кампании она все-таки остается политической массовкой. Претендент на терновый венец объявится, скорее всего, ближе к лету, когда политическая атмосфера в стране достигнет максимального накала. Настоящие жертвы приносят только на алтарь власти реальной, а не показушной. Но очертания мученика уже начинают проступать на газетных плащаницах».

 

Уже из этой публикации отчетливо видно, что я уже в 1999-ом   году воспринимал В. Путина не только одновременно кандидатом в президенты России и в мученики, но и указывал, как это видно  из  процитированного  текста, на его функциональное предназначение: найти способ преобразования власти из самодержавия, пронизывающего абсолютно все его формы, вплоть до самых демократических (по Аристотелю самодержавие это политическая   суть любой власти), в народное самоуправление, которое всё по тот же Аристотель превозносил как  идеальную  форму  обеспечения  оптимально правильных решений.

  

Я вряд ли стал бы тревожить имя великого мыслителя, если бы его идея о самоуправлении, не перекочевала в Российскую Конституцию, в которой сказано, что «носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ», а «высшим непосредственным выражением его    воли служит референдум». (См. Конституция РФ, Статья 3, пункт 3). Но ведь референдум это и есть высшая форма самоуправления. Вот только жаль, российскими властями до В. Путина в этом направлении не было сделано ни единого шага.

 

По этой причине, едва В. Путин стал Президентом, весь анализ его государственной и политической деятельности я поставил под контроль факторов, связанных с поиском   перехода от парламентско-президентских форм правления, давно исчерпавших своё функциональное предназначение, к народному   самоуправлению   на уровне, который принято называть государственным.  В результате выяснилась парадоксальная вещь: буквально всю свою работу, все мысли и поступки, начиная с марта 2000-го года и по сей день, даже в мелочах, В. Путин   подчинял решению    ключевой    задачи.

  

Если конкретно, сводящейся к свертыванию дискредитировавшей себя в России представительной   демократии и созданию благоприятных предпосылок для создания механизмов, позволяющих каждому гражданину страны непосредственно участвовать в принятии решений, при которых предстоит жизнь. Сегодня я нисколько не сомневаюсь, что все действия В. Путина по вопросу   самоуправления все минувшие годы были нацелены именно на проведение    референдума.  Итоги проведенных на этот счет исследований легли в основу недавно вышедшей в свет книги «ОТ РОССИИ ДЕПУТАТСКОЙ, К РОССИИ НАРОДНОЙ. Даешь самоуправление здесь и сейчас!». (См. электронную версию на Интернет-сайте www. Viperson. ru.).

 

     Позиция самого В. Путина по этому вопросу наиболее полно была изложена в его ежегодном Послании Федеральному Собранию от 2013 года, где, на мой взгляд, была прямо указана дата, когда такой референдум следовало бы провести – 2014 год. Цитирую: «Сегодня в системе местного самоуправления накопилось немало проблем. Объём ответственности и ресурсы муниципалитетов, к сожалению, и вы это хорошо знаете, не сбалансированы. Отсюда часто неразбериха с полномочиями. Они не только размыты, но и постоянно перекидываются с одного уровня власти на другой: из района в регион, с поселения на район и обратно. Органы местного самоуправления то и дело сотрясают и коррупционные скандалы.

         Районный уровень фактически выхолощен. Его полномочия в сфере образования, здравоохранения, социальной защиты переданы в регионы. Кроме того, местная власть должна быть устроена так – а ведь это самая близкая власть к людям, – чтобы любой гражданин, образно говоря, мог дотянуться до неё рукой. В этой связи обращаюсь к Всероссийскому совету местного самоуправления, Конгрессу муниципальных образований, к губернаторам, членам Федерального Собрания, Правительству Российской Федерации. Давайте посмотрим на эти проблемы ещё раз со всех сторон, чтобы наконец привести ситуацию в соответствие со здравым смыслом, с требованием времени.

         Повторю, считаю важнейшей задачей уточнение общих принципов организации местного самоуправления, развитие сильной, независимой, финансово состоятельной власти. И такую работу мы должны начать и в основном законодательно обеспечить уже в следующем, 2014 году – в год 150-летия знаменитой Земской реформы.

         Кстати, именно развитие земств, местного самоуправления в своё время позволило России совершить рывок, найти грамотные кадры для проведения крупных прогрессивных преобразований. В том числе для аграрной реформы Столыпина и переустройства промышленности в годы Первой мировой войны».

      Вынужден отметить, что выше процитирован далеко не весь сюжет президентского Послания, а только та его часть, которая прямо указывает, что самоуправление категорически нельзя ограничивать местным уровнем, как это сегодня делается повсюду в России, а следует рассматривать как общегосударственную систему принятия решений, пронизывающую всю страну сверху до низу. В прежней России под «земской опекой» находились, как сейчас бы сказали, целые отрасли и сферы жизни – образования, здравоохранения, почтового сообщения и т.д.

      Депутатский корпус, общественное мнение России, представители структур, перечисленных в Послании Президента, насколько могу судить, вообще не откликнулись на призыв В. Путина поставить в 2014 году проблему перехода к самоуправлению во главу угла всей государственной политики. Сделали вид, что такого призыва вообще не было, возможно решив, что события на Украине, общее ухудшение отношений России с США и Объединенной Европой, автоматически сняли перечисленные Президентом задачи и поручения с повестки дня. 

       Легкомысленное, а главное, очень опасное заблуждение. В возникшей ситуации значение перехода к самоуправлению в масштабах всей страны только возросло.   Научное прогнозирование в отличии от прямого ясновидения, пусть самого точного, обладает неоспоримым преимуществом: оно называет не только цель, но и предопределяет перспективы её достижения, которые всегда ставят в зависимость от уровня зрелости условий реализации прогноза.

    Таких уровней пять: случайность, вероятность, тенденция, закономерность, неизбежность. Убежден, и это убеждение опирается на многолетнюю практику целенаправленных   исследований, прогностический уровень перехода России к самоуправлению вышел сегодня на рубеж объективно предопределенной, то есть неизбежной, реализации. С чем согласны далеко не все. Но это пройдет. 

     По себе знаю, как   трудно было понять, в том числе применительно к личности В. Путина, как могло случиться, что страна с энтузиазмом приступившая тридцать лет назад к демократическому реформированию, сегодня оказалась перед необходимостью рассматривать представительную демократию и весь депутатский корпус как главную преграду на пути к самоуправлению. А, следовательно, и к тем благоприятным переменам, которые так ярко обрисовал в своем Послании В. Путин.

       Лично депутатам сочувствую, они тоже своего рода мученики. Работая советником Главного Аналитического управления Госдумы почти 10 лет, имел возможность в этом убедиться. Однако, ничего не поделаешь, любой форме управления приходит конец. Исчерпавшие свой функциональный потенциал ресурсы исчезают, новые, востребованные временем нарождаются.

     Здесь только одно очень важно понять, в чем состоят нетерпимые далее изъяны уходящей системы управления, а в чем, главные преимущества, приходящей ей на смену. В упомянутой чуть выше книге, размещенной на Интернет-сайте Viptrson.ru, я такое сопоставление по мере сил беспристрастно провел. Историческое, политическое, научное. Народное самоуправление победило представительную демократию с явным преимуществом.

 

Попытался   ответить и на вопрос, который в последнее время мне стали задавать всё чаще: как бы, на мой взгляд, мог выглядеть переход к самоуправлению, если бы Россия пошла на этот шаг в нынешней непростой  политической  обстановке? При этом я исхожу из того, что самоуправление отнюдь не чуждый демократии компонент. Исторически она с него начиналась, теперь же, переместившись из исторической плоскости в диалектическую, востребовала его вновь. Но, естественно, в новом организационном и технологическом качестве, в гораздо более грандиозных масштабах.

 

 С точки зрения внутриполитической ситуации такой переход, непременно приведет, на мой взгляд, к рационализации деловых и общественных отношений, к созданию такой системы принятия решений, смысл которых, перечислю очень коротко: 

будет действительно отражать чаяния и интересы реального большинства людей;

приведет к ликвидации давно исчерпавшего свое функциональное предназначение спекулятивно-посреднического депутатского корпуса, на содержание которого уходит в России около 15 процентов Валового Внутреннего Продукта;

обеспечит стремительный взлет гражданской ответственности, активной заинтересованности людей в процветании страны и государства. Иными словами, может возникнуть ситуация, способная на новом витке исторической спирали повторить цивилизационный пример самоуправлявшихся древнегреческих городов-полисов.

 

В результате   мы, из того, что имеем, как минимум ничего не теряем, а приобрести можем многое. При ликвидации в 2004 году   губернаторских   выборов   гораздо больше рисковали.  Сегодня же все нити реального управления страной   в тех самых руках, что находятся, в них и   останутся. Ведь депутатский корпус, так называемые законодатели, никогда в практическом управлении страной участия не принимали и не принимают. Измениться лишь вектор принятия решений. С окольного, посреднического на прямой. Вот только называть   все процедуры придется совсем иначе. 

 

Не Указ Президента, а     Всенародный Референдум, не   Парламент, а Народный Сход, или красивым словом Вече будет называться. В каждой республике, крае, области, городе, поселке свое самоуправление. Как в древнегреческих полисах. Только на площадях собираться не надо.  Объявил   день, даже час   голосования, нажал кнопку оповещения, сигнал на персональный пульт голосования передал, в конце дня получи результаты...Что касается общегосударственных решений то их, как и сейчас, следует оставить в компетенции правительства.  

 

Порядок принятия решений максимально   упростится, на их обсуждении, на внесении поправок, замечаний, предложений   депутаты   наживаться уже   не смогут, процедура их подготовки, как и сама их последующая реализация приблизятся к   реальным   нуждам и заботам граждан страны.  При нынешнем развитии   средств   связи   и коммуникаций   любой вопрос проголосовать можно   за пять минут, по десять штук на дню... Самоуправление, вот   что нужно стране, чтобы на деле, а не на словах   действительно   стать социальным государством.  

 

Теперь о политике внешней. Сейчас США и Западная Европа   из сил выбиваются, чтобы Путина от власти любым способом отстранить.  На всё   готовы пойти, даже войну   развязать, от всего остального мира политически изолировать, самим колоссальные   потери и убытки понести, всё   кругом, с ног на голову поставить, что   успеют и смогут «переколпаковать и выколпаковать».

 

Если Путин будет продолжать с Западом по либерально-демократическим правилам   во   взаимных    санкциях и в поисках «несимметричных ответов» состязаться, а такая  опасность  существует,  наверняка  проиграет…Как  бы  Путин  не  изощрялся,  на  внешнеполитической   арене    ему  совокупный   Запад  не  победить. Там по своим собственным правилам играют. 

 

Путину   надо США и Европу    любой ценой   чем-то    всерьёз озадачить, «огорошить» какими-то неординарными действиями внутри страны.  Западу, вроде бы, ничем не угрожающие, чтобы Вашингтон, Париж, Бонн, Брюссель и Лондон   начали голову ломать: «К   чему бы это?  Как прикажите понимать?».

 

Надо   впечатление создать, что страна, во главе с Президентом, а главное, по его инициативе, на 180   градусов   свой   стратегический   курс   меняют, с внешнеполитического   на   внутренний. Теперь всей России придется с головой во внутренние проблемы погружаться. Тут уж не до Украины, не до Европы, не до Штатов, не до Обамы с   Меркель, тут бы   со   своими   делами    управиться.  И тогда, вовсе даже    не исключаю, все бросятся вновь России   помогать, как   при   Горбачеве   и   Ельцине, а не санкциями шпынять, как сейчас.

 

Западный цивилизованный Мир от себя самого, от   собственных амбиций, экономических и политических, от своей собственной «политики антироссийских санкций устал». От этого в конечном итоге всегда устают. Сейчас США и Западная Европа   из сил выбиваются, чтобы Путина от власти любым способом отстранить. Не понимая, что   тем самым его позиции только укрепляют.

  

 А тут вдруг В. Путину взять    бы   и заявить: да, не кипятитесь вы, ребята!  Я сам ухожу, мы на другую систему управления страной переходим, давно назревшую, гораздо более эффективную и жизнеспособную.   А я лично    переквалифицируюсь из президента в мудреца-надомника, в российского Ден Сяопутина, в   пожизненные   лидеры Общероссийского Народного   Фронта    подамся…

 

Вряд ли при таком повороте событий   кто-то из западных лидеров захочет ссорится с   целым народом. Ведь переход к самоуправлению неизбежно приведет к перераспределению, как полномочий, так и ответственности.  Угрожать   разного рода санкциями, включая военные, всему народу и всей стране, вряд ли кто станет.  Себе дороже.  Хочешь -  не хочешь, а при таких   условиях западный    антипутинский   агрессивно-санкционный   пузырь    непременно   лопнет, как детский   воздушный шарик, напоровшийся на канцелярскую кнопку...

 

Не заявят же Обама и НАТО, что их российский народ не устраивает, точно также   как   нынешний   Путин. Во всём мире на смех подымут. И, наоборот, разумные люди   воспримут действия Путина и России как вдохновляющий пример, которого давно все ждут… Почему с интересом не поглядеть как сам народ будет со своей страной управляться. Вдруг   получится.  Тогда люди, быть может, и на свою жизнь, и на   весь мир иначе взглянут... 

 

Вот был бы фурор!  На мой экспертный   взгляд, для такого «прогностического этюда» все необходимы предпосылки в стране   давно сложились.  Кто сомневается, рекомендую перечитать раздел книги под названием «В основе самоуправления – объективная логика жизни». (См. «От России депутатской…» стр. 55- 110.), а прочитав еще раз убедитесь, что   Программу   действий по переходу России к самоуправлению никто никому не навязывает.

 

Жизнь сама в этом направлении движется.  Уже   не   один год. Если по календарю, от   публикации    сюжета об «Отчизне-матери   и грядущем мученике» считать, скоро, совершеннолетие   стукнет…Да что там Программа!  Переход к самоуправлению Конституцией России нам и нашим потомкам   на всю   оставшуюся жизнь завещан…Так в чем же дело?!.  Даешь самоуправление уже сейчас! Тем более, что для перехода к нему, как отмечал В. Вернадский, еще в начале прошлого века, а затем повторял всю жизнь, ничего не надо кроме осознания самой необходимости такого шага.

Именно  так  всё и  произойдет, но  вовсе  не  потому, что  это  предписал быть может самый  прозорливый российский  ученый.Система самоуправления обладает уникальным  признаком  неотвратимо реализуемой идеи.Оно воплощает  собой  максимально  возможный  мобилизационный  потенциал созидательных устремлений личности.

Виктор ГУЩИН политолог, публицист,

 автор книги «УМЕНИЕ ПРЕДВИДЕТЬ. КАК ЭТОМУ НАУЧИТЬСЯ».


  

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован