10 сентября 2004
117

Россия после терактов: что будет дальше?

Сможет ли нынешняя власть эффективно бороться с террором, будут ли задействованы для этого ресурсы гражданского общества, какие действия следует предпринимать в сложившейся ситуации? Эти вопросы ведущие эксперты нашей страны обсудили в ходе заседания клуба `Гражданские дебаты` 8 сентября. Заседание клуба, состоявшееся при поддержке ИА `Росбалт`, было посвящено анализу последствий осенне-летней террористической атаки и выработке рекомендаций для осуществления необходимых действий на ближайшую перспективу. Что говорили эксперты?

Сергей Марков, директор Института политических исследований:
-Начало политического сезона совпало с беспрецедентной по своей жестокости террористической акцией в новейшей истории России. 3 сентября может войти в историю как российское 11 сентября.

- Мы видим, что граждане не уверены в том, что государство способно выполнять свою основную обязанность - обеспечивать безопасность граждан. Сейчас у власти есть возможность получить поддержку народа для решительных действий, и если это все выльется в убогие митинги, то это будет упущенные возможности и грандиозное разочарование. Возможно стремительное падение поддержки власти обществом и сползание государственных институтов в кризис. Большая часть российского политического класса не понимает этого.

- Прежде всего, нельзя не сказать о том беспрецедентном уровне лжи, которую допустила власть в эти дни. Нельзя обращаться за поддержкой к обществу и при этом лгать этому обществу. Очень странно вел и ведет себя парламент. По сути, не как парламент, а как чиновники, которые боятся высказывать свое мнение. Гражданская политическая позиция парламентским путем высказана не была. Власть реагирует на события бюрократическим способом. Организовали митинг, советским образом пригнали туда людей, но не было главного - не было политических деятелей, которые обратились бы к людям. То есть, митинг не достиг своей цели.

Виталий Третьяков, генеральный директор ЗАО `Независимая издательская группа НИГ`:

- После 3 сентября Россия имеет моральное право на любые действия по ограждению своих людей от этой войны, в том числе, на самые суровые. И наши юристы должны не воззвания подписывать, а подготовить необходимую правовую базу для применения этих суровых мер.

- Сегодня Кавказ - это стратегически важный для России регион. И тот, кто поджигает Кавказ - это принципиальный враг России. Если масштабно запылает Кавказ, то России целой не быть.

- Никто не может учить Россию более умной политике на Кавказе, чем Россия сама может выработать. Потому что никто не знает Кавказ лучше нас. Но нам самим надо эту политику выработать. Одно из главных препятствий для этого - местные `отцы народов`, главы субъектов федерации. Весь их опыт направлен на поддержание личной власти, больше ни для чего их опыт непригоден.

- В интересах гражданского общества надо предпринять целый ряд мер. Должен быть введен институт парламентских расследований. Надо прекратить деполитизацию российского телевидения, которое обезоруживает российское общество. Нужно вернуть политику на российские телеканалы.

- Данное событие в пропагандистских целях нужно назвать российским Холокостом, или Бесланским холокостом. Это определение может способствовать пробуждению благоприятных чувств на Западе к нам, которые уже пробудила трагедия.

Владимир Рыжков, член комитета ГД по делам Федерации и региональной политике, независимый депутат:

- Я не вижу причин для того, чтобы Россия применяла вооруженную силу для обеспечения безопасности своих граждан не только в своих границах, но и за пределами нашей страны.

- Не была создана действенная комиссия по расследованию трагедии в театральном центре на Дубровке. В результате ответы на вопросы, заданные обществом после `Норд-Оста`, получены не были. Это и то, как террористы смогли доставить в театральный центр оружие заранее, как они могли свободно передвигаться по Москве, что конкретно было сделано для спасения заложников после применения отравляющих веществ? В результате того, что 2 года назад парламент не взял на себя ответственность за расследование теракта, ответы мы не получили, ответственные не понесли наказание, а в обществе осталось недоверие и недовольство властью.

- Я уже говорил с представителями большинства фракций по поводу создания парламентской комиссии специально для расследования летне-осенних терактов. Настало время, когда парламент обязан это сделать. Если парламент создаст специальную комиссию, которая совместно с правоохранительными органами раскроет обстоятельства совершения терактов и предложит систему мер, тогда можно будет выделить миллиарды на борьбу с терроризмом и обеспечение безопасности страны. Просто нужно знать, что будет сделано, на что выделять деньги.

- На ближайшем заседании Госдумы будет вынесено на рассмотрение постановление об утверждении парламентской комиссии по расследованию терактов. Я считаю, что это может стать первым шагом к обеспечению общественного контроля над правоохранительными органами, над безопасностью страны. Это может стать не разовым действием, а национальным проектом.

Алексей Пушков, автор и ведущий программы `Постскриптум`, член президиума Совета по внешней и оборонной политике:

- Обеспечить международную поддержку России по чеченской проблеме не получится. Надо осознавать невозможность интернационализации проблемы Чечни. Это приведет к фактическому отделению Чечни от России, поскольку те из местного руководства, которые готовы на сотрудничество с федеральным центром, охотно пойдут на сотрудничество и с международными организациями. В результате международного признания руководство Чечни фактически обретет новую легитимность. А отделение Чечни будет развиваться по косовскому сценарию. А это уже станет началом распада РФ. В Югославии все заканчивалось Косово, а у нас все может начаться Чечней. Дезинтеграция федерации приведет к концу России как независимого государства. Как только мы обратимся к международному сообществу для решения внутренних проблем, это будет концом независимого государства. Надеюсь, что обращение в Совбез ООН - это исключительный и последний шаг в эту сторону. В Югославии это закончилось президентом Милошевичем на скамье подсудимых трибунала в Гааге.

Сергей Абакумов, председатель правления независимой организации `Гражданское общество` и национального фонда `Общественное признание`:

- Существует Совет Безопасности, главная задача которого с одной стороны - разработка системы национальной безопасности, с другой стороны - немедленное реагирование на кризисные ситуации. Но там помимо представителей силовых структур, которые по определению должны в нем быть, нет представителей гражданского общества. Эта структура сейчас, в связи последними событиями, будет пересматриваться, и наша задача - проявить гражданское мужество и добиться того, чтобы интересы общества были в ней представлены.

Элла Памфилова, председатель Комиссии по правам человека при Президенте РФ

- Прежде чем говорить о консолидации гражданского общества, обществу надо дать понять, что его инициативы будут востребованы, что к нему будут прислушиваться. Я глубоко сомневаюсь в способности государственных и общественных институтов сделать так, чтобы душевный честный порыв не был опошлен.



Анатолий Адамишин, президент ассоциации Евро-Атлантического сотрудничества:



- Линия на сотрудничество с Западом, в первую очередь, с США, в Антитеррористической Коалиции, которая была взята после 11 сентября, должна быть продолжена, несмотря на непоследовательность нашего партнера. Нам нужны союзники. В одиночку мы эту войну не выиграем, а ставка в этой войне - судьба России.



Илья Ройтман, лидер Объединенного демократического центра:

- Во время телеобращения мы увидели растерянного человека. Президента страны. который не знает, что сказать обществу. Кризис власти очевиден.

- Израиль и Соединенные Штаты неотступно преследуют террористов по всему миру, карая их за пролитую кровь своих граждан. Но при этом в этих странах нет усиления силовых структур настолько, что это могло бы ограничивать права граждан. Нужно ужесточать меры против террористов, но делать это с умом, используя опыт США и Израиля. Нужно сделать так, чтобы организаторам этих терактов было ясно, что произойдет с ними.



Максим Дианов, директор Института региональных проблем:



- Во-первых, власть не знает, что делать, а во-вторых, она не знает, что не надо делать. Это первое, что приходит на ум. Единственное решение здесь - это вернуть политику на телевидение. И тогда можно будет выбирать из предложений оппозиционных политиков, переделывать и объявлять идею своей. В выступлении Путина ничего кроме эмоций не было, никакой конкретики, никаких предложений у Путина как раз не было.



Андрей Бабушкин, председатель правозащитной организации Комитет `За гражданское права`:



- Наша сегодняшняя властная элита на заинтересована в реальной борьбе с терроризмом. Во-первых, в борьбе с терроризмом увидели ту самую долгожданную национальную идею, которую так долго искали. Во-вторых, это повод для завинчивания гаек. Уже в Москве ужесточаются правила регистрации. А спецслужбы получат более широкий доступ к бюджетным средствам. Как только в обществе появляется сила, которая в моральном, психологическом и материальном плане заинтересована в борьбе с терроризмом, эта борьба будет вечной.

2004-09-09

http://www.iamik.ruhttp://nvolgatrade.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован