29 сентября 2004
254

Российская оборонная промышленность деградирует

Недавно президент Путин подписал указ об образовании концерна `Авионика` на базе научно-производственного центра `Технокомплекс`, объединяющего ведущих российских разработчиков и производителей радиоэлектронного оборудования для авиации. `Авионика` стала пятым холдингом в оборонно-промышленном комплексе (ОПК) России: ранее были созданы Авиационная холдинговая компания `Сухой`, Корпорация `Тактическое ракетное вооружение`, Концерн ПВО `Алмаз-Антей` и Концерн `Гранит-Электрон`. Создание таких структур ведется в рамках принятой 3 года назад федеральной целевой программы `Реформирование и развитие оборонно-промышленного комплекса (2002-2006 гг.)`. В проекте федерального бюджета на следующий год на ее осуществление предусмотрено выделить 8,4 млрд рублей.

Программа предполагает радикальную реформу ОПК, суть которой – в сосредоточении оборонно-ориентированных производств примерно в 75 крупных вертикально-интегрированных холдингах и вывод из сферы собственно ОПК и, соответственно, сферы государственных интересов порядка 50% предприятий, ранее относившихся к `оборонке`. Многие из них уже `отсечены`, так как не попали в правительственный `Реестр предприятий оборонно-промышленного комплекса`, составленный в ноябре прошлого года. Большинство же из тех 1279, что в этот реестр попали, вошли и в `Перечень стратегических предприятий и акционерных обществ` (518 государственных унитарных предприятий и 546 акционерных обществ), утвержденный указом президента 4 августа с.г., – он на 80% состоит из субъектов хозяйствования ОПК. Государственные активы в `нестратегических` предприятиях подлежат приватизации, а в создаваемых оборонных холдингах государство намерено сохранять за собой не менее 51% уставного капитала. Кстати, во всех отраслях оборонной промышленности государство по-прежнему остается ведущим собственником. В общей сложности на ГУПы и акционерные общества с госучастием приходится 72% предприятий и 80% промышленной продукции ОПК, причем госучастие в АО – это, как правило, больше 25% акций (т.е. как минимум блокирующий пакет) либо право `золотой акции`.

С 1992 г. система государственного управления ОПК перекраивалась семь раз. Последний раз это произошло весной нынешнего года, когда 5 оборонных агентств, курировавшие различные оборонные отрасли, вошли в состав Федерального агентства по промышленности в структуре Минпромэнерго РФ в качестве управлений. Может, это и имеет какое-то отношение к реформированию ОПК, однако заметим, что на первом этапе упомянутой федеральной целевой программы – в 2002-2004 гг. – планировалось создать 40 холдингов. Не за горами уже 2005 г., а таких холдингов, как мы сказали, создано только пять. Не будем вдаваться в причины (одна из них – неготовность нормативно-правовой базы), но реформа явно буксует.

Между тем за внешними успехами оборонной промышленности скрывается ее медленная деградация. И реформа необходима прежде всего для того, чтобы эту тенденцию переломить, в том числе за счет расширения частных инвестиций и перестройки менеджмента. Под деградацией имеется в виду отставание в научно-техническом прогрессе вкупе с моральным и физическим износом основных фондов, а под внешними успехами – высокие темпы роста производства и экспорта, которые в `оборонке` все последние годы превышали показатели по промышленности в целом. Так, в прошлом году рост производства в оборонных отраслях (без учета предприятий атомной промышленности и ремзаводов Минобороны) составил почти 10% против 7% общего промышленного роста в России. В текущем году, по имеющимся прогнозам, прирост в ОПК достигнет 11,3%: выпуск продукции военного назначения увеличится на 9,8% до $10,1 млрд, гражданской продукции – на 12,9% до $7,6 млрд (таким образом, доля гражданской продукции в валовом производстве ОПК поднимется до 43%). Не следует, однако, забывать, что в кризисном 1998 г. объемы производства упали в `оборонке` до 19,2% относительно уровня 1991 г. (в промышленности в целом – до 50,2%), так что высокие показатели последующего развития не должны завораживать.

В условиях резкого сокращения в 90-х годах бюджетного финансирования оборонным предприятиям не оставалось ничего иного, как наращивать экспорт и/или переориентироваться на выпуск гражданской продукции. Более 85% экспортных поставок ОПК занимает продукция военного назначения. Отечественную оборонную промышленность фактически спасли от полного развала Китай и Индия, на которые приходится 80% российского экспорта вооружений и военной техники. В 2003 г. за рубеж было продано оружия на рекордную сумму в $5,4 млрд – это около 59% всего военного производства ОПК.

В последние годы государственный оборонный заказ (ГОЗ) неуклонно растет (в текущем году – 146 млрд руб.), однако не столь быстро, как хотелось бы оборонщикам. Кроме того, порядка 45% ГОЗ направляется на финансирование НИОКР, а остальные средства большей частью идут на модернизацию и ремонт военной техники. Новые вооружения закупаются в мизерных количествах. Государственная программа развития вооружения, военной и специальной техники на 2001-2010 гг. относит начало крупных закупок новой боевой техники для российских Вооруженных Сил на период после 2007 года.

Преимущественное финансирование НИОКР в рамках ГОЗ призвано сохранить способность оборонной промышленности выпускать современные вооружения. По оценкам большинства экспертов, в сфере военных технологий научному сектору российского ОПК в значительной степени удается удерживать передовые, а по ряду направлений и лидирующие позиции в мире, правда, в основном благодаря тем заделам, которые были подготовлены еще в советское время. Вместе с тем, можно встретить и противоположные суждения. Так, в августе с.г. бывший начальник Управления вооружения Минобороны генерал-полковник Анатолий Ситнов обнародовал доклад, согласно которому российский ОПК неспособен производить оружие четвертого и пятого поколений. (С этим утверждением можно поспорить хотя бы применительно к авиации и средствам ПВО.) Главная проблема отечественной оборонной промышленности, по мнению Ситнова, – отсутствие системы контроля качества продукции, вследствие чего выпускается слишком много брака. По данным Военного регистра, только 1% предприятий ОПК имеет международный сертификат качества ISO 9000. За последние несколько лет число рекламаций на продукцию российских оборонных предприятий возросло в 10 раз на внутреннем рынке и в 20 раз на внешнем.

Думается, однако, что проблема падения качества российского оружия связана не только и не столько с отсутствием системы контроля, сколько с экспортной ориентированностью военного производства. Парадоксальным это кажется только на первый взгляд. Выпускаемая боевая техника не стоит на вооружении российской армии – она производится только по разовым экспортным контрактам, не проходит `обкатку` в войсках и не имеет практики боевого применения. Иначе говоря, из процесса разработки новых образцов вооружений полностью исключается крайне важный заключительный, эксплуатационный этап, в ходе которого выявляются и устраняются скрытые дефекты. К тому же, только при серийном производстве можно должным образом наладить техническое обслуживание поставленных вооружений. В итоге – растущие претензии иностранных заказчиков к качеству как самой российской оружейной продукции, так и ее обслуживания, что оборачивается валом официальных рекламаций. Таким образом, отсутствие государственных закупок новых систем вооружений для внутренних нужд фактически подрывает и экспортную базу `оборонки`.

Кроме того, при отсутствии таких закупок значительные производственные мощности ОПК остаются незанятыми. Соответственно, отсутствуют и стимулы для их реновации. Тем временем физическая и моральная изношенность основных фондов в оборонной промышленности вплотную подошла к той черте, за которой разрушение производственного потенциала может принять обвальный характер. Около 80% оборудования имеет возраст старше 15 лет, причем треть – старше 25 лет. Его физический износ составляет по отраслям ОПК 60-80%. Морально устарело три четверти производственных фондов.

Такое положение делает весьма проблематичным использование возможностей ОПК для обновления и нового технологического рывка отечественной промышленности в целом, на что также нацелена программа `Реформирование и развитие оборонно-промышленного комплекса`. Сама по себе эта идея строится на том, что ОПК аккумулирует основную часть национального научно-технического потенциала. На `оборонку` приходится порядка 30% валового производства в машиностроении и 45% машинно-технического экспорта. По удельному же весу в разработке, производстве и экспорте высокотехнологичной и наукоемкой продукции оборонные отрасли занимают доминирующее положение. Они обеспечивают свыше 75% научной продукции России, 100% выпуска авиационной, космической, электронной и оптической техники, 70-90% – по многим другим категориям высокотехнологичной продукции и до 100% – по отдельным видам сложной бытовой техники. Однако на поверку научно-технический потенциал ОПК, который удалось сохранить, позволяет поддерживать современный уровень исследований и разработок в основном собственно в военной сфере, а также в космонавтике и ядерной энергетике.

Безусловно, по целому ряду критических микротехнологий гражданского или двойного назначения научные организации ОПК еще как-то цепляются за передовые рубежи – сюда, в частности, относится информатика и вычислительная техника, микроэлектроника, оптоэлектроника, радиоэлектроника, лазерные технологии, технологии двигательных установок, композиционные материалы, спецхимия и энергонасыщенные материалы, энергетика и энергосбережение, биотехнологии. В то же время всего мировой перечень классификации насчитывает свыше 100 критических микротехнологий, и по большинству из них в России отмечается громадное отставание. К тому же, одно дело – уровень научных разработок, другое – воплощение их в серийном производстве конкретной продукции. С этим у нас, как известно, всегда были проблемы. А при нынешнем состоянии производственных фондов – тем паче.

К примеру, стремительное развитие в России сферы инфокоммуникаций порождает значительный спрос на технику средств связи, объем продаж которой превышает $5 млрд в год. Однако почти вся эта техника – импортная. Отечественные производители, несмотря на свободные мощности, не в состоянии удовлетворить запросы ставшего придирчивым родного потребителя. Отметим, что подавляющее большинство российских предприятий промышленности средств связи, электронной и радиопромышленности относится к ОПК. Эти отрасли курировало бывшее агентство систем управления (РАСУ), причем в прошлом году на подведомственных РАСУ предприятиях производство возросло на 23,4%, но это практически не отразилось на положении на внутреннем рынке. Похожая ситуация наблюдается и в других высокотехнологичных отраслях.

В этих условиях правительство уповает преимущественно на различные формы господдержки высокотехнологичных производств, нежели на структурные реформы и стимулирование конкуренции (скажем, в гражданском авиастроении – на развитие лизинга при сохранении высоких пошлин на импорт авиационной техники). В то же время на ввоз промышленного оборудования предоставляются таможенные льготы. Это ли не красноречивое свидетельство того, что надежды на технологическое перевооружение российской промышленности связываются с заграницей, но никак не с потенциалом собственного ОПК.

Дай-то бог, чтобы к 2007 году, когда и если государство надумает все же перевооружать армию, в `оборонке` остались бы еще не совсем одряхлевшие мощности для решения этой задачи, причем не в ущерб экспорту. И на том надо будет сказать спасибо.

Сергей ЭДУАРДОВ, 29 сентября 2004
www.utro.ruhttp://nvolgatrade.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован