20 декабря 2001
154

РУСЬ ОКАЯННАЯ



ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ

Сергей Норка.
Русь окаянная.


Н 828 Русь окаянная. - М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2000. - 543 с. - (Армагеддон). ISВN
5-224-01516-2

`Русь окаянная` - новая книга автора, известного широкой публике под
псевдонимом Сергей Норка, - пожалуй, - самое мрачное пророчество уходящего
века. Одна из ее частей, `Инквизитор`, после опубликования в 1996 году
стала настоящей сенсацией и до сих пор пользуется бешеной популярностью в
политических кругах России и Европы. Сегодня автор, великолепно владеющий
жанром политической фантастики, предлагает читателю нетривиальный ход:
самому провести грань между нашей реальностью и вымыслом, весьма на нее
похожим.

ББК84(2Рос-Рус)6

ISВN 5-224-01516-2

Издательство `ОЛМА-ПРЕСС`, 2000

ВСТУПЛЕНИЕ

В ходе многочисленных бесед и дискуссий с читателями, среди которых были и
крупные политологи, и политические деятели, и военные чины, автору пришлось
столкнуться с интересным феноменом восприятия романа `Инквизитор`
единственного ранее издававшегося произведения из тех, что вошли в новую
книгу `Русь окаянная`. Большинство читателей были склонны считать его не
художественным произведением, а политическим прогнозом, вынесенным на суд
широкой общественности в форме романа.

Та легкость, с которой даже `подкованные` во всех смыслах люди принимали
фантазии автора за реальные события, настораживает. К примеру, многие
читатели решили, что появление В. В. Путина на политической арене и есть
пришествие мессии, той самой Темной Лошадки, описанное в `Инквизиторе`.
Масла в огонь подливали СМИ, начавшие в один голос стращать население
тоталитаризмом, диктатурой, реваншем спецслужб и т. д.

Предвосхитив эти события, автор в новой книге `Русь окаянная` предложил
читателю поразмышлять над тремя важными вопросами: неизбежна ли диктатура
(авторитаризм) в России, какую опасность она представляет и является ли
преемник Ельцина кандидатом в диктаторы.

Большей части населения нынешней России с детства известно, что диктатура,
за исключением диктатуры пролетариата, это плохо. А теперь попробуйте
разобраться, кому и чем она угрожает?

Да, сегодня в России, наверное, самые демократические законы и самая
демократическая Конституция. Но как заставить их работать в интересах
общества? Может быть, возродить политработу: раз в месяц загонять господ
потаниных и березовских на семинары, где разъяснять им, что такое
демократия? Какую альтернативу диктатуре может предложить нынешний
демократ, пугающий нас тоталитаризмом? Тем более, что Путин, скорее всего,
является лишь предтечей диктатора, чья миссия - доказать, что без самых
жестоких методов изменить что-либо в нашем государстве уже давно нельзя,
можно лишь, как Топтыгин из сказки Салтыкова-Щедрина, `воробушка съесть`.

Словом, эта книга ставит перед внимательным и вдумчивым читателем множество
вопросов, без решения которых невозможно ни экономическое, ни духовное
развитие нашего государства. При этом автор постарался предоставить
читателю максимальную свободу в поисках ответов. Ответов, от которых будет
зависеть наше будущее...

РУСЬ ОКАЯННАЯ. ПРОЛОГ

Он в задумчивости шагал по огромному кабинету, сжимая в правой руке
незажженную трубку, катализатор его мыслительного процесса, бывший
обязательным атрибутом на всех картинах, отображавших вождя в бытовой
обстановке. Мягкие кавказские сапоги неслышно ступали по ковру, слегка
поскрипывая. Сталин не любил топота сапог, который напоминал ему то жуткое
время, когда он был рядовым пехотного полка царской армии. Бравые унтеры,
цвет любой армии, за несколько месяцев превращавшие любого деревенского
лабуха в бравого солдата и защитника отечества, спасовали перед бывшим
семинаристом, отказавшись от мысли обучить его строевому искусству и
окружив его стеной презрения и насмешек. Военные не знали этого и в
присутствии вождя старались блеснуть выправкой, вытянуться в струнку и как
можно громче щелкнуть каблуками. В их понимании это должно было выражать
преданность и Советской власти вообще, и лично ему, Сталину. Генералы
Красной Армии не догадывались, что вызывают скрытое раздражение генсека в
отличие от генералов НКВД, ступавших по паркету мягко и неслышно, словно
кошки.

Он ходил взад и вперед, стараясь упорядочить полученную за последнее время
информацию о положении дел в стране и в партии, хозяином которых он себя
ощущал. В особых папках, доступ к которым имел он один, лежали
информационные документы из НКВД, Партконтроля ЦК, СВРа (Советской военной
разведки), а также письма старых партийцев, не понимавших, что происходит и
за что они в свое время гремели кандалами на царской каторге.

Положение дел не радовало. Страна незаметно оказалась во власти новой
криминальной буржуазии, нэпманов, которые скупили на корню всю
государственную машину, партийный аппарат и уже подобрались к святая святых
- вооруженному отряду партии, чекистам. То тут, то там проскальзывала
информация о связях чекистских руководителей низшего и среднего звена с
финансовыми воротилами и `акулами коммерции`. Иностранные концессии
фактически превратились в механизм перекачки на Запад российского сырья, а
вырученные барыши уверенно оседали на европейских счетах `лучших
представителей рабочего класса` из Торгсина, Совмина, обкомов и горкомов.

`Золотой телец` оказался сильнее ленинских идей. Новая экономическая
политика, которую, скрепя сердце, ввел основатель партии (идеологами и
практиками которой стали примазавшиеся к партии чуждые элементы типа Рыкова
и `Коли Балаболкина`), оживила торговлю и ремесло, но начисто исключила
индустриализацию. Тот самый хребет, на котором должно было вырасти
государство нового типа. Вот уже семь лет прошло после окончания
гражданской войны, а она фактически все еще продолжается. Со стрельбой и
военнопленными. Террор не прекращается и носит уже не классовый характер.
Страна в кольце врагов. Не поднимется индустрия, не создастся военная
промышленность - сомнут. Посадят марионеточных правителей и превратят
страну в сырьевой придаток. Где взять людей? Где взять деньги?

Он взял с письменного стола красную папку, развязал тесемки и вынул
несколько листков бумаги. Это был список, принесенный несколько часов назад
Ягодой. Стал читать:

Каменев - 40 млн. швейцарских франков в `Креди Свисс`, 100 млн. франков в
`Париба`, 700 млн. марок в `Дойче банк`;

Бухарин - 80 млн. фунтов в `Вестминстер бэнк`, 60 млн. франков в `Креди
Свисс`;

Рудзутак - 200 млн. марок в `Дойче банк`, 30 млн. фунтов в `Вестминстер
бэнк`...

Фамилии, цифры. Цифры, фамилии. Список насчитывал несколько тысяч фамилий.
Перерожденцы. Ворюги.

`Железный Феликс` дважды выезжал в Швейцарию якобы для поправки здоровья.
Вот оно, его здоровье! Семьдесят миллионов швейцарских франков! Хитрый лис
Менжинский сумел раскопать документы и представить генсеку. Жесткий
разговор вызвал сердечный приступ у `солдата революции`. Валялся в ногах,
обещал все вернуть. А накануне съезда взял и помер. Уплыли денежки, а
`светлый образ` накрепко поселился на Лубянке. Нет, так действовать нельзя.

Внутри кипела ярость. Он схватил тяжелую бронзовую пепельницу и грохнул ее
об пол, но ярость не утихала. Ну, погодите! Вот они, деньги на
строительство социалистической индустрии. Перед его глазами замелькали
заводы и фабрики, боевые корабли и самолеты. Танки... Он опять зашагал по
кабинету, затем остановился и задержался взглядом на портрете основателя
партии и государства. До чего ж трезво мыслил! Не верил никому. Да, деньги
есть. И деньги немалые. А люди? Весь партийно-хозяйственный аппарат
обуржуазился, а точнее, превратился в обыкновенных взяточников и
казнокрадов. Уголовные дела начинать нельзя. Получится подрыв идеологии,
ведь это покажет массам, что деньги все же сильнее марксистской теории. А
значит, нужно переводить все в плоскость идеологической борьбы. Были
взяточники, стали троцкисты. Или вредители. Во-во, `вредители` самый
подходящий термин.

Голову словно сдавило стальными тисками. Он нажал кнопку, и в кабинет
неслышно вошел помощник. `Власика и машину`, - коротко бросил ему генсек.

Сидя в машине, которая, выехав из Спасских ворот, тут же свернула на мост и
покатила по Большой Ордынке, он тупо смотрел на коротко стриженный затылок
начальника охраны. С усилием оторвавшись от этого зрелища, Сталин начал
разглядывать мелькающие за окном улицы.

Август 1918 года выдался холодным. Дождь, сопровождаемый промозглым ветром,
лил как из ведра. Толпа штатских, спотыкаясь о булыжники, понуро брела под
конвоем разношерстной охраны, одетой в полувоенное обмундирование.
`Шевелись, - орал белобрысый мужичонка в кожаной куртке, с маузером через
плечо. - Попили народной кровушки, теперь и ответ держать. У, контра!` Мат
охранников перемешивался с всхлипываниями и стонами серой толпы.

Сталин приказал шоферу остановить машину и пальцем поманил белобрысого.
Верный Власик соскочил с заднего сиденья и встал за спиной, положив правую
руку на, деревянную коробку с маузером. Белобрысый жестом остановил толпу и
подбежал к машине, холуйским чутьем узнав большое начальство.

- Кто такие? - спросил Сталин, откашлявшись и вытерев пот со лба.

- Телигенты. Контра, - с готовностью доложил белобрысый.

Изо всех сил борясь с подступающим приступом лихорадки и дикой головной
болью, Сталин спросил, заранее зная ответ:

- Куда их?

- В расход. Куды ж ишо? - радостно изумился белобрысый.

Отодвинув конвоира тыльной стороной ладони, он подошел к толпе. Позади
тенью следовал Власик. Взгляд пробежал по лицам обреченных на смерть
`телигентов`, в глазах которых были мольба и надежда, и остановился на
стройном высоком мужчине, одетом в костюм-тройку. Он резко выделялся на
фоне остальных кандидатов в покойники: темно-карие глаза смотрели спокойно
и даже как-то равнодушно. Но это равнодушие не было прострацией смертника.
Скорее, уверенностью в том, что его судьба не подлежит коррекции ходящими
по земле.

Как завороженный смотрел он на незнакомца, пытаясь отыскать в нем хотя бы
легкий признак страха или вообще каких-либо эмоций. Но тщетно. На миг ему
показалось, что на него смотрит Христос, готовый взойти на Голгофу и
выполнить свою миссию. Он тряхнул головой, пытаясь сбросить наваждение, и
спросил: `Вы что, не боитесь смерти?` Незнакомец не ответил и только чуть
заметно качнул головой. `Вы врач?` - сам не зная почему, спросил вождь.
Незнакомец опять не ответил, а только вытянул руку в сторону его головы, и
боль внезапно исчезла, словно улетучилась. Стало легко и приятно. Проделав
эту манипуляцию, странный смертник равнодушно отвернулся.

Сталин кивнул Власику, а сам резко развернулся на каблуках и направился к
автомобилю, услышав, как за спиной зычный окрик его верного охранника
`давай в машину`, решил участь теперь уже бывшего смертника.

Водитель притормозил возле Марфа-Мариинской обители и, медленно проехав еще
метров пятьдесят, остановил машину. `Приехали`, - каким-то свистящим
голосом сказал Власик, разворачиваясь всем туловищем назад.

Был уже третий час ночи. Ордынку тускло освещали фонари. Сталин вышел из
машины в накинутой на плечи шинели и неторопливо направился к подъезду
старинного четырехэтажного дома с одиноко светящимся окном. Туда же
цепочкой устремились охранники ехавшие в двух других машинах. Это была
личная гвардия генсека, не подчинявшаяся никому, кроме Власика. Беззвучно
проникнув в подъезд, они рассредоточились по этажам, а двое встали у
деревянной резной двери, на которой висела потускневшая медная табличка,
свидетельствовавшая о том, что в квартире проживал только один человек,
доктор медицины.

Тяжело опираясь на перила, генсек поднялся на третий этаж и постучал в
дверь, которая тут же распахнулась. На пороге, приветливо улыбаясь, стоял
человек, одетый в безукоризненный костюм-тройку. Его густая черная и
аккуратно подстриженная борода резко выделялась на фоне белоснежной
рубашки.

После восьми ударов в дверь охранники отвернулись. Они никогда не видели
человека, жившего в этой таинственной квартире, куда по ночам раз или два в
месяц (а иногда и чаще) приезжал великий вождь. Они догадывались, что это
самая страшная государственная тайна, к которой не допущен никто.

ЧАСТЬ I. БАЛАНСИР

Глава 1. ОТВЕРЖЕННЫЕ

Политический выбор между ворами и палачами (третьего выбора Россия не знала
никогда) в экономике сводится к негласному общественному договору между
властью и народом. В лучшие времена власть сама ворует и дает воровать
населению. В худшие ворует единолично.

Известия, 10 августа 1999 г.

`Демократическая революция` 1991 года застала меня в должности командира
мотострелкового полка, дислоцировавшегося на территории Прибалтийского
военного округа. Собственно говоря, командиром я еще не был, а только
исполнял обязанности, но представление на должность уже было отослано в
Главное управление кадров Министерства обороны. Мне светило досрочное
присвоение звания подполковника и перевод в Москву, поскольку прежний
командир, полковник Власов, переведенный в Генштаб на генеральскую
должность, везде тянул меня за собой вот уже десять лет. Получая новое
назначение, он ухитрялся в течение года сплавить в академию или на
повышение большинство новых подчиненных и перетащить к себе старых, в числе
которых я занимал особое место, так как стал `власовцем` еще в бытность его
командиром роты.

Утром девятнадцатого августа, сразу после того, как по радио объявили о
введении на территории СССР чрезвычайного положения, я построил полк и
произнес пространную речь. из которой личному составу было совершенно
непонятно, что произошло в нашей стране, но было ясно одно: нужно
продолжать выполнять свои непосредственные обязанности, постараться
избежать контактов с населением города Вентспилса в котором располагался
штаб полка, и воздержаться на время от политических разговоров. Сам я был
ни за `красных`, ни за `белых` и, читая газеты, мало вникал в суть
разногласий между стойкими партийцами и так называемыми демократами. Тем не
менее мне, как и всем остальным, было ясно, что `баржа дала течь` и что
несколько толстых тетрадок с конспектами классиков марксизма-ленинизма,
которые я, матерясь от злости, успел составить за пятнадцать лет
безупречной службы, скоро отправятся в помойку.

Мне было интересно наблюдать за изменениями в поведении политработников.
Одни резко притихли и читали солдатам лекции со скучными выражениями лиц,
на которых без труда читалось: `Братцы, мне весь этот маразм осточертел
больше, чем вам, но... служба`. Другие явно фрондировали. Третьи по мере
`развития демократических процессов` становились все более и более
агрессивными. В том числе и мой замполит.

Вечером 19 августа он в сопровождении особиста пришел ко мне домой и
положил на стол бумагу, которую собирался отправить по ВЧ в Государственный
комитет по чрезвычайному положению. Бумага заверяла ГКЧП в полной поддержке
его политики всем личным составом полка и была уже подписана им и
начальником штаба, однако первой подписью значилась моя.

Это была явная инициатива, так как никаких команд сверху не поступало. Я
долго колебался, но инстинкт военного, бездумно принимающего любой маразм
вышестоящего командования (а в членах ГКЧП, как вы помните, был и министр
обороны), сработал четко. Я подписал эту бумагу, и через двадцать минут она
ушла в Москву.

О том, что делалось в столице, мы узнавали от `вражьих голосов`, которые
офицеры, уже не таясь, слушали на рабочих местах. Замполит метался по
батальонам в попытках навести политический порядок, но, после того как два
комбата в довольно грубой форме послали его очень далеко, скис и не выходил
из своего кабинета до самого подавления путча. Я же понял одну истину: тот
политический маразм, в состоянии которого каждого из нас держали со
школьной скамьи, переполнил всеобщую чашу терпения. Своих начальников
младшие офицеры ненавидели гораздо сильнее, чем внешнего врага. Как
выразился в моем. присутствии один молодой лейтенант, `НАТО далеко, а свои
мудаки каждый день рядом`.

В начале сентября в полк прибыла комиссия из Главного управления кадров в
составе двух полковников, которые проинформировали меня о том, что я уволен
из рядов вооруженных сил `за дискредитацию звания офицера`. Такая же участь
постигла замполита и начальника штаба. Особист, как и положено `солдатам
партии`, отделался легким испугом.

Оказавшись за бортом, я даже не пытался связаться с Власовым, чтобы не
`подставлять` его перед новой властью. Начиналась новая жизнь, которую я
принял безоговорочно и даже с каким-то облегчением.

Через несколько дней, лежа на верхней полке в купе поезда Рига - Москва, я
напряженно думал о том, что же мне делать дальше. Возраст уже солидный:
тридцать пять. Образование чисто военное, то есть никакое. Ничего не умею,
кроме как командовать подразделениями. Помощи ждать неоткуда. Из
родственников - только две старые тетки, которых и видел-то раза два-три в
жизни. Хорошо хоть, семьей не обзавелся.

Тот факт, что я не женился, имел объяснение, о котором знал только я. В
1973 году, еще курсантом-второкурсником, я серьезно повредил позвоночник.

Это произошло в транспортном самолете, когда я летел на летние каникулы
домой. Не достав билет на обычный рейс, я шатался по аэропорту до тех пор,
пока в буфете не познакомился с летчиками. Они должны были лететь в Москву
на своем Ан-12 и, увидев мою жалкую физиономию, пожалели `салагу`. `Не
горюй, служивый, - сказал командир. - До Чкаловской подбросим, а там на
электричке поедешь прямо на Ярославский вокзал`. Этот полет, как оказалось,
определил мою дальнейшую судьбу.

Очутившись в кабине самолета, я с любопытством принялся рассматривать
сложную аппаратуру и весь полет так и простоял за спинкой кресла первого
пилота, который охотно объяснял мне сущность всех манипуляций и назначение
приборов. Роковой для меня оказалась ошибка штурмана, который неправильно
просчитал условия посадки, в результате чего пилот на несколько секунд
раньше положенного времени выключил двигатели, и самолет грохнулся на
взлетно-посадочную полосу с высоты нескольких метров. Ничего страшного не
произошло, за исключением того, что я упал на пол, сильно ударившись спиной
о железный порог. Боль была ужасной, но я стоически поднялся на ноги и даже
пробовал шутить.

Скрутило меня уже дома. Провалявшись почти весь отпуск на диване, я за три
дня до отъезда попросил мать устроить мне консультацию у специалиста.
Обращаться в военную поликлинику мне не хотелось, потому что карьера
офицера напрямую зависела от состояния здоровья (я и в дальнейшем тщательно
скрывал эту травму от командования и даже ухитрился пройти медкомиссию в
академию, со скрежетом зубов выполнив программу физподготовки).

Пожилой невропатолог, муж маминой подруги, долго исследовал мои рефлексы, а
затем направил на рентген. Поизучав несколько минут снимок моего
позвоночника, он попросил мать выйти, чтобы поговорить со мной `как мужчина
с мужчиной`.

- Ты военный, будущий офицер, - сказал он, пристально глядя мне в глаза.
Что ты хочешь услышать?

- Давайте правду, - сказал я, замирая от страха. Богатое воображение уже
рисовало мне судьбу Николая Островского (но без литературной известности,
разумеется).

- Травма серьезная, и последствия я тебе предсказать не берусь, так как
позвоночник штука капризная и, по-моему, изученная еще меньше, чем головной
мозг. Возможен паралич через несколько лет. Ну а то что мужиком скоро
перестанешь быть, это наверняка.

- Что же мне делать? - спросил я, изо всех сил стараясь выглядеть мужчиной.

- Не знаю, что и посоветовать. На Бога надейся. В Бога веруешь?

Я отрицательно покачал головой.

- Напрасно.

С тех пор я жил в ожидании неизбежного. Женщин старательно избегал, что
было, в общем-то, нетрудно, так как особой тяги к ним я не чувствовал и до
травмы. Однокурсники даже прозвали меня стоиком. Позвоночник время от
времени давал о себе знать, но не сильно, и я, окончив училище, начал жизнь
офицера со всеми ее прелестями, именуемыми `тяготами и лишениями военной
службы`. Теперь же впереди замаячила новая жизнь, причем тяготы и лишения
просматривались серьезные.

Моими попутчиками оказались такие же, как я, офицеры. Точнее, не такие, а
еще действующие, получившие новые назначения в разные концы Союза.
Завязавшаяся в купе беседа, естественно, была на старую русскую тему
`пропала Россия`. Я рассеянно слушал жаркий спор моих попутчиков, время от
времени лениво высказывая свое мнение и кидая скептические реплики.

Один из них, наиболее ожесточенный, сказал мне, когда мы вышли покурить в
тамбур: `Я сейчас увольняюсь. Не как ты, я рапорт подал полгода назад. Ты в
Москве осядешь?` И, получив утвердительный ответ, предложил: `Я тоже
москвич. Давай сейчас осмотримся, а потом созвонимся где-нибудь через пару
месяцев. Эти шмаркачи (он пренебрежительно кивнул в сторону нашего купе)
дальше своего носа ничего не видят. А ты мне сразу приглянулся`. Мы
обменялись телефонами и отправились спать.

На следующее утро я вошел в доставшуюся мне в наследство от отца крошечную
холостяцкую квартиру, в которую он ухитрился прописать меня, еще когда я
был курсантом. Нам тогда помогло то, что в ЖЭКе не отличали солдата от
курсанта, и для них я выглядел отслужившим положенный срок бойцом,
вернувшимся домой после демобилизации.

В квартире все было так, как и десять лет назад, когда я последний раз
заходил к отцу. Тогда мы просидели весь вечер вдвоем, обсуждая дальнейшие
перспективы моей службы и его гражданской жизни. Перед выходом в отставку
он получил дачный участок и собирался построить зимний домик, чтобы
поселиться на природе. Он даже показывал мне эскизы домика, искренне
огорчаясь моему равнодушию. А через неделю умер от обширного инфаркта на
этом самом дачном участке. Приехав на похороны, я так и не смог пойти туда
где еще неделю назад слушал его полные юношеского оптимизма планы на
будущее.

На оформление документов в военкомате и получение паспорта ушли две недели,
которые я провел лежа на диване, бездумно глядя в телевизор и читая газеты.
Жрать в Москве, кроме хлеба и плавленых сырков, было нечего, но страна была
полна надежд на то, что самое страшное уже позади и теперь всех ждет новая
буржуазная жизнь с колбасным изобилием и равными возможностями.

Получив наконец паспорт и военный билет (в военкомате начальник отделения,
курирующего офицеров запаса, взглянув на статью, по которой я был уволен,
вопросительно посмотрел мне в лицо и выразительно щелкнул себя по горлу, на
что я утвердительно кивнул головой, и он тут же выразил свое полное
понимание и сочувствие), я приступил к поискам работы.

Первым местом работы стал кооператив `Улыбка`, который занимался ремонтом
квартир. Я исправно клеил обои и красил потолки, пока мой напарник Дима
(кандидат физико-математических наук) клал плитку. Мы проработали два
месяца, после чего учредители кооператива тихо исчезли, по рассеянности
забыв выдать нам зарплату за последний месяц.

Дима, интеллигентно выругавшись, устроился в другой кооператив, который был
создан на базе пельменной, а я превратился в безработного нового образца.
Время от времени я выполнял кое-какую работу, сшибая мелкие суммы денег.
Вынужденная диета не слишком благотворно действовала на мои нервы, а тот
факт, что я за время `безупречной службы` как-то не удосужился обзавестись
верхней зимней одеждой, высвечивал перспективу проходить предстоящую зиму в
шинели со споротыми погонами, поскольку одежда, оставшаяся мне от отца,
была великовата.

В тот вечер, когда я в сто первый раз просматривал записную книжку,
выискивая фамилию кого-нибудь, способного помочь мне с трудоустройством,
раздался телефонный звонок. Это был Валентин Постников, подполковник, с
которым мы ехали в одном купе и обменялись телефонами. Беседа длилась
довольно долго, и я чувствовал, что он прощупывает меня со всех сторон. В
конце концов он попросил меня немедленно приехать к нему для серьезного
разговора, поскольку на следующий день он уезжал далеко и надолго.

Впустив меня в прихожую своей коммунальной квартиры, где ему принадлежала
одна комната, Постников по-братски обнял меня, что, видимо, означало полное
доверие. Я огляделся. Стены длинного коридора украшали плакаты `Битлз`,
жестяное корыто и всевозможные шкафчики, запертые на висячие замки, что
свидетельствовало о сложных отношениях обитателей этой `вороньей слободки`.
Из кухни доносился разговор соседок, где-то раздавался детский визг, в
крайней каморке гремела музыка. Сильно пахло жареным луком.

Постников провел меня в свою крохотную комнатку, где на обеденном столе уже
стояла бутылка водки, а на тарелках лежала нехитрая закуска. У стены стояли
два чемодана, уже, видимо, собранные.

Первую рюмку опрокинули не чокаясь, как на поминках. Я положил на кусок
черного хлеба круг вареной колбасы, которую не ел уже полгода, и откусил
здоровый кусок, стараясь, впрочем, не показывать, что голод не такое уж
редкое явление в стране победившей демократии.

- Ну, так еще раз. Что намерен делать? Чем заниматься? - спросил Постников,
как-то жестко глядя мне в глаза.

- Не знаю, - пожав плечами, ответил я. - Я же уже говорил.
Потыкался-помыкался и пришел к выводу, что на хрен никому не нужен. Да все
мы здесь никому не нужны.

- Это верно, - жестко сказал Постников, наливая еще по одной. - В этой
стране мы на хрен никому не нужны. Ты хоть понимаешь, что происходит? В
какое дерьмо нас всех столкнули?

- Честно говоря, весьма слабо, - сказал я, намазывая новый бутерброд.

Я действительно слабо ориентировался в обстановке. С одной стороны, мысль о
том, что уже не надо ходить на политсеминары и переписывать ленинский
маразм в толстые тетради, грела душу. С другой стороны, было совершенно
очевидно, что страна попала в чьи-то руки и как эти руки обойдутся с
такими, как я, было неясно.

- Так вот. Запомни, мы присутствуем при очередном историческом грабеже
России. Этот грабеж готовился не один год и будет длиться не один год.
Пройдет много лет, прежде чем грабители трансформируются. Вернее, не они, а
их детки. А до тех пор пока грабеж будет продолжаться, тем, кто в нем не
участвует, придется туго. Выживут далеко не все. Впереди обнищание большей
части населения, превратившейся в балласт, и дикий беспредел, в котором
перед такими, как мы с тобой, поставлена дилемма: либо вымирать, как
динозавры, либо подаваться в бандиты. Ты балласт. Ты обречен на жалкое
существование.

- Знаешь, - перебил я его, - если ты меня позвал, чтобы мордой по столу
повозить, то не стоило. И так настроение постоянно как у висельника. А если
дело предложить хочешь, то говори прямо. Без предварительной политлекции.
Только учти, что в бандиты я пока не гожусь.

- Я тебя позвал, чтобы помочь. Так же, как помогли мне. А говорю тебе все
это только для того, чтобы ты понял, что нас загнали в мышеловку и что
выжить мы можем только в том случае, если отбросим к... матери все красивые
идеи об Отечестве, которыми нас потчевали в училище.

- А мы их уже выбросили. Партия, социализм и прочий идиотизм у меня,
например, давно не вызывают благоговения.

- А Родина?

- Я считаю себя патриотом. Валя.

Постников горько усмехнулся, затем, не приглашая меня присоединиться, взял
стакан, наполнил его почти до краев водкой и залпом выпил.

- А я? Я офицер в четвертом поколении. Понимаешь? Мой прадед, полный
Георгиевский кавалер, за личное мужество в 1915 году был государем
императором произведен в офицеры. Дед, любимец Сталина, после
Сталинградской битвы в тридцать шесть лет генералом стал. И седым как лунь.
Отец сорок календарных лет в армии верой и правдой оттрубил. А я из России
уезжаю, потому что она меня предала. И тебя. И всех нас.

Последние слова Постников уже не произносил, а выкрикивал. И тут я заметил,
что он плачет. То есть даже не плачет, просто по его двухдневной щетине
текут слезы, а лицо искажено гримасой. Вид сильного и волевого человека,
утирающего слезы, действовал настолько угнетающе, что я подавил желание
вступить в спор и виновато замолчал. У меня было такое ощущение, как будто
Постникова предал я, а не Россия. Наконец он справился с истерикой и
заговорил спокойным деловым голосом:

- Итак, ты понял, что здесь никому не нужен. Но есть страна, которой мы
нужны. Очень нужны. И которая готова нас принять и платить нормальные
деньги за ратный труд.

- Ты предлагаешь податься в `Дикие гуси`? Или Иностранный легион?

Он отрицательно покачал головой:

- Я уезжаю к Саддаму. У него сейчас очень туго с офицерскими кадрами. Две
войны выбили половину командного состава. Сейчас его представители носятся
по всему Союзу и вербуют наших офицеров на должности инструкторов и в
кадровый состав иракской армии. Присоединяйся к нам. Инструктору платят две
тысячи долларов в месяц плюс двадцать тысяч по окончании контракта. Если
займешь должность в кадрах, то гораздо больше. Я еду на должность
начальника штаба танковой бригады. Пять тысяч в месяц. Это в мирное время.
В военное ставки удваиваются.

- На какой срок подписывается контракт?

- На два года и на пять лет.

- Ты на сколько подмахнул?

- Я на пять. Да я вообще не собираюсь возвращаться в этот гадюшник. Ну так
что?

- Согласен, - сказал я. - Куда и когда прибыть?

- Тебе позвонят. Скажут, что от меня.

Мы простились без эмоций. Постников просто протянул мне руку и сказал:

- До встречи в Багдаде.

По дороге домой, сидя в метро, я впервые в жизни с любопытством разглядывал
случайных попутчиков.

Люди поражали мрачностью. Ни одного веселого или хотя бы обыденного лица.
За пару месяцев демократии люди устали больше, чем за долгие годы
тоталитаризма. Я понимал, что все они - уже отработанный материал. Шлак.
Балласт в новой государственной системе...

Решив пройтись перед сном, я вышел на `Проспекте Маркса` и пересек Красную
площадь. Моросил дождь, и площадь была безлюдна. Все, как и прежде. Часовые
у Мавзолея. Четко печатая шаг, от Спасских ворот идет смена караула.
Куранты бьют полночь.

Я подошел к памятнику Минину и Пожарскому. Закурил и посмотрел на
пьедестал. Крупными буквами на камне было написано: `Смотри-ка, князь,
какая мразь в Кремле Московском завелась!`

А может быть, Постников преувеличивает? Может быть, не все так мрачно?
Конечно, слабо верится в то, что бывший секретарь Свердловского обкома КПСС
способен вытащить Россию из дерьма, но с народа хотя бы сняли намордник.
Через несколько лет, если нынешняя власть не создаст ничего путного, ее
просто не изберут по новой. Хотя, с другой стороны, общеизвестно, что в
политических баталиях побеждают самые безнравственные. А добровольно власть
в России еще никто никогда не отдавал. Придя домой, я еще долго размышлял
над будущим.

Мне позвонили через три дня. Незнакомый голос с ярко выраженным южным
акцентом сообщил мне, что звонит от Постникова, и предложил встретиться.
Местом встречи был назначен кооперативный ресторан `Лозанна` на Пятницкой.

Ровно в семь вечера я подошел к ресторану и огляделся. На площадке,
огороженной забором из красного кирпича, стояли несколько иномарок. У входа
торчали два мордоворота с тупыми, но любезными физиономиями, которые
поинтересовались, заказан ли для меня столик. Молча кивнув, я прошел в зал.
В полумраке играла спокойная музыка, на сцене в луче прожектора извивались
в каком-то восточном танце две девицы, одетые в купальники. Одиноко
сидевший за столиком у стены смуглолицый полный мужчина помахал мне рукой и
указал на стул. Я подошел и сел, не говоря ни слова.

- Очень рад познакомиться. Меня зовут Джафар, - представился толстяк. И,
протянув мне меню, гостеприимно добавил: - Заказывайте.

Обилие блюд поражало. Я, немного поколебавшись, выбрал мясное ассорти и
салат из креветок.

- А что будем пить? - спросил Джафар.

- Все равно, - равнодушно сказал я.

- Тогда, если не возражаете, возьмем коньяку.

Я кивком головы выразил полное согласие.

- Итак, - заговорил толстяк, когда официант, поставив на стол коньяк и
закуску, удалился, - вы из газет и телевидения знаете, в каком мы оказались
положении после того, как наши союзники нас предали.

- Вы имеете в виду нас? - спросил я несколько вызывающим тоном.

- Не только вас, но и ряд арабских стран, которые не только не оказали нам
помощь в войне с американцами, но и допустили изоляцию Ирака. Все это может
очень печально кончиться. Очень печально.

- Для кого? - полюбопытствовал я.

- Для вас и для нас. Вы проиграли войну с Западом. Результат - нарушение
геостратегического баланса. Во что это выльется, остается только гадать.

- Мы проиграли войну, потому что нас предали. Наши же собственные
руководители.

- Я ведь окончил Академию имени Фрунзе, - сказал толстяк, усмехнувшись. И
изучал диалектический материализм. Так вот, мне кажется, что вы путаете
причину и следствие.

- Не понял. Я всегда был слаб в философии.

- Вы проиграли не потому, что вас предали. Вас предали, как только стало
ясно, что вы проиграли. Вас задавили долларом и высокими технологиями. В
третьей мировой войне, которая закончилась пару месяцев назад, главным
оружием были не пушки и танки. И даже не ракеты с ядерными боеголовками,
как полагали ваши вожди, а финансы, высокие технологии и мировой рынок.
Этого никак не могли понять ваши выжившие из ума на почве марксизма
руководители, чего нельзя сказать, например, о китайских вождях.

- Вы хотите сказать, что мы отстали от Запада в области высоких технологий?

- Это еще полбеды. Вы не поняли, что исход сражения решается в наше время
не на поле боя, а на поле рынка. И угодили в ловушку, которую вам устроили
американцы. Все вбухивали средства в вооружение. Результат - отставание от
США сначала в экономике, ну а потом, как следствие, и в области вооружения.
Ведь там, где американцы на производство оружия тратили доллар, вы тратили
восемь. Вы издохли, не добежав до финиша.

- Мне трудно судить об этом. Я простой офицер.

Толстяк одобрительно кивнул головой.

- Не самая плохая профессия. Итак, вы готовы отправиться в нашу страну и
служить в наших войсках?

- Готов, раз пришел на встречу с вами.

- В качестве кого вы хотели бы служить?

- А что вы можете предложить?

- Должность командира мотопехотной бригады. Оклад пять тысяч долларов при
полном содержании и премия тридцать тысяч по окончании службы. В случае
войны или военных действий все удваивается. Если захотите продлить контракт
или вообще принять наше гражданство, пожалуйста.

- Ещ╟ что?

- Должность советника командира дивизии. Оклад и условия те же.

- Еще?

- Преподавателя тактики и оперативного искусства на высших офицерских
курсах. Оклад две тысячи в месяц и премия двадцать тысяч. Остальные условия
те же.

- Должность советника меня устраивает, - сказал я, немного подумав.

- Отлично.

Джафар терпеливо подождал, пока я доем, затем подозвал официанта,
расплатился долларами, встал и кивком головы пригласил следовать за ним. Мы
вышли из ресторана, перешли на другую сторону Пятницкой и вошли в офис, над
входом в который висели вывески на английском и арабском языках. Это было
представительство иракской авиакомпании. Араб, сидевший за письменным
столом, увидев Джафара, вскочил и вытянулся по стойке `смирно`. Я мысленно
оценил хорошую строевую подготовку иракских офицеров. Мой спутник не
обратил на него никакого внимания и прошел в другое помещение, где за
столами сидели еще два араба. Один тут же вскочил, а второй, не вставая,
сделал приветственный жест. Разговор пошел по-арабски и длился минут пять,
после чего Джафар попрощался со мной, крепко пожав руку, и ушел.

- Меня зовут Хашим, - приветливо сказал клерк `Иракиэарвэйз`. - Сейчас мы
вас сфотографируем для загранпаспорта. Все формальности с вашим МИДом мы
берем на себя.

- Это будет непросто. Я ведь всего два месяца как уволился из армии и в
течение шести лет буду невыездным.

- Не волнуйтесь. Мы готовы заплатить за то, чтобы для вас сделали
исключение. До сих пор никаких проблем с МИДом по вопросу об отъезде ваших
бывших офицеров у нас не было.

Слово `бывший` резануло слух. Хашим заметил это.

- Что-нибудь не так? - вежливо спросил он.

- Офицер не может быть бывшим. Он либо есть, либо его нет. Запомните это,
если сами носите погоны.

- Запомню, - серьезно и даже с каким-то уважением сказал араб. - Мы сделаем
вам паспорт и визу в Сирию. Из Сирии мы переправим вас в Ирак.

Глава 2. НАМЕСТНИКИ БОГОВ

Истинная вина Хуссейна, Каддафи и Милошевича перед мировым сообществом не в
том, что они установили диктаторские режимы и грубо попирают права
человека, а в том, что они не желают принять новый мировой порядок.
Американский диктат.

Автор

Я лежал в своей комнате в двухэтажной вилле со странным названием `Масбах`
и скрипел зубами от боли в позвоночнике.

Спустя месяц после разговора с Джафаром, который оказался офицером иракской
военной разведки и работал в Москве на должности помощника военного атташе,
меня переправили в Дамаск. Оттуда я переехал в Хомс, где провел неделю в
задрипанном гостиничном номере без кондиционера (благо жара уже спала), а
затем темной ночью на грузовике пересек сирийско-иракскую границу.
Путешествие прошло без приключений, и я поселился на вилле `Масбах`, где
жили еще шесть бывших русских офицеров, два болгарина и немец. Я служил в
мотопехотной дивизии, отличившейся в войне с Израилем в 1973-м и в войне с
США в 1990-м.

После `Бури в пустыне`, как американцы назвали свою операцию по вышибанию
иракской армии из Кувейта, дивизия была сильно ослаблена (треть личного
состава была выбита), и ее командир, мой непосредственный начальник,
полковник Данун усиленно занимался ее укомплектованием. Будучи официально
советником Дануна, я фактически выполнял обязанности начальника штаба,
место которого было свободно.

Штаб дивизии помещался в большом военном лагере Таджи в сорока километрах
от Багдада. Рабочий день начинался в восемь утра и заканчивался в час дня.
Я выезжал в семь утра из дома и возвращался в два. Данун предупредил меня,
что от прогулок по городу следует воздерживаться, во всяком случае не
удаляться от центра, поскольку Багдад наполнен курдскими террористами. Тем
не менее я сходил на сук (так арабы называют базар), который находился в
районе одной из самых старых улиц под названием Рашид. Несмотря на то что
Ирак был в глухой осаде (международные экономические санкции изолировали
страну от внешнего мира), на суку можно было купить все, что угодно. И
многие торговцы говорили по-русски не хуже меня. Глаза разбегались от
изобилия товаров. Золотые ряды, серебряные, керамика, ткани.

Мои размышления прервал Володя Мартынов, живший в соседней комнате,
советник командира зенитно-ракетной бригады. Он вошел в комнату без стука,
остановился в дверях и, поизучав мое зеленое от боли лицо, спросил:

- Может быть, врача вызвать?

Я отрицательно покачал головой и поднялся.

- Пойду прогуляюсь.

Была пятница (у арабов выходной), и улицы были безлюдны. Я шел в трущобы на
другой берег Тигра. Целью прогулки были наркотики. Когда я неделю назад на
суку спрашивал у торговцев этот товар, они в испуге от меня отшатывались.
Позже, беседуя с лейтенантом Сади, адъютантом Дануна, я затронул этот
вопрос и получил объяснение. Оказывается, торговцев наркотиками в Ираке не
судили. Попавшийся на распространении этого товара араб или иностранец
доставлялся в ближайший участок полиции, расстреливался во дворе, после
чего полиция составляла протокол, а труп увозился за город и закапывался.
Поэтому гашиш или опиум можно было достать только в трущобах, куда полиция
никогда не забредала.

Когда я переходил мост, ведущий к району бедноты, скрутило так, что
вынужден был присесть возле перил. Редкие прохожие отворачивались и
ускоряли шаг. Наконец, сконцентрировав все силы, я побрел дальше. Сади
утверждал, что в этом районе нет нужды искать торговцев наркотой. Они сами
подойдут и предложат. Я бродил по узким улочкам. Расстояние между домами
было не более двух метров. Если зажмут с двух сторон, мало не покажется. Из
домов доносились женские крики, арабская музыка и молитвы. Внезапно в
глазах начало темнеть. Я опустился на тротуар, прислонившись спиной к
стене, и сознание покинуло меня.

Так прошло несколько часов. Время от времени сознание возвращалось, и я
видел, как проходившие мимо оборванцы лениво перешагивали через мое тело,
распростершееся поперек тротуара от одного дома до другого. От боли
хотелось орать благим матом, но не было сил. Я закрыл глаза и стал мысленно
молить Бога, чтобы поскорее умереть.

Внезапно я услышал незнакомую, явно не арабскую речь, и кто-то легонько
тронул меня за плечо. С неимоверным усилием я поднял голову и разлепил

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован