12 октября 2005
328

Руслан Емцов, старший экономист отдела Управления экономикой и борьбы с бедностью по региону Европы и Центральной Азии Всемирного банка


Вопрос: Всемирный банк подготовил второй доклад по оценке уровня бедности в Европе и Центральной Азии. Как изменилась оценка бедности для региона в целом и для России в частности?

Ответ: Первый доклад по оценке уровня бедности по региону Европа и Центральная Азия был опубликован в 2000 г. Он назывался - "Обратить реформы на благо всех и каждого". Однако необходимо учитывать, что последние данные, которые содержались в этом докладе относятся к 1998 г. Это был год кризиса, когда никто не видел перспектив выхода из него и снижения уровня бедности. Большой проблемой в то время было социальное неравенство, которое нарастало год от года. В то время казалось, что возникла пропасть между странами Европы, странами, которые в перспективе должны были вступать в ЕС и странами бывшего СССР.

Нынешний доклад рассматривает период с 1998 по 2003 г. Если посмотреть на данные, то по сравнению с 1998 г произошли удивительные вещи. Благодаря активному выходу из кризиса на всем пространстве бывшего СССР наблюдалось очень сильное снижение бедности за исключением нескольких стран. Оно наблюдалось и в богатых странах и в более бедных, даже тех, кто не проводит активных реформ, таких как Белоруссия. За период с 1998 по 2003 г на пространстве стран бывшего СССР 40 млн человек вышло из состояния бедности. В 1998 г мы оценивали, что в состоянии бедности находится порядка 100 млн человек. Там, где наблюдался самый быстрый экономический рост - в России, Казахстане, Украине - быстрее всего снижался уровень бедности. В то же время в Восточной Европе, где экономический рост замедлился, большого прогресса в снижении уровня бедности нет.

Вопрос: Какова доля бедного населения в России, исходя из данных 2003 г?

Ответ: Те оценки, которые мы получили, достаточно близки к официальным оценкам в России. Во всех странах мы стремились получить доступ к официальным данным, которые используются для оценки бедности. Однако мы старались их сделать максимально сопоставимыми с другими странами. То есть, мы постарались сделать определение бедных и в России и в Румынии и в Таджикистане единым. Сопоставимость была ключевым фактором для нас, поэтому мы использовали за базовый уровень бедность в самой бедной стране на пространстве бывшего СССР - Таджикистане. То есть мы оценили фактически не уровень бедности, который сейчас обсуждается политическими кругами в России, а уровень нищеты, который оценен по расходам 2 долл в день с учетом затрат на отопление и приобретение теплой одежды по паритету покупательной способности 2000 г.

По этой оценке на пике кризиса в 1999 г в России 21 проц населения находился за чертой бедности. К 2002-2003 г количество бедных сократилось до 7-9 проц. Одновременно, мы понимали, что не все страны обеспокоены лишь только той частью населения, которая находится за чертой нищеты, и предложили концепцию экономически уязвимой части населения, чьи ежедневные расходы составляют 4,3 или менее долл в день по паритету покупательной способности 2000 г. Эта часть населения находится над чертой крайней нищеты, но достаточно близко к ней, чтобы небольшое изменение макроэкономической ситуации может привести к тому, что они опустятся под черту бедности. В России около 30 проц населения находится в непосредственной близости от черты крайней бедности.

Вопрос: Что явилось ключевым фактором бедности, кроме собственно экономического роста?

Ответ: С экономической точки зрения выделяются два фактора: экономический рост и изменение неравенства или уровень неравенства. В России уровень неравенства во многом сравнивается через призму исторического наследия. Поэтому неравенство в России и большинстве других стран бывшего СССР воспринимается как крайне высокое. Однако если посмотреть на уровень неравенства в России и в других странах, например, Латинской Америки, Юго-Восточной Азии, то в России уровень неравенства не является крайне высоким. Крайне высокий уровень неравенства наблюдается в Бразилии, где часть населения живет в каменном веке, а часть населения, которая живет в мегаполисах, находится в постиндустриальной экономике. В России такого нет. Здесь люди более или менее имеют доступ к образованию, участвуют в жизни цивилизованного общества. Если оценивать уровень неравенства с исторической перспективы, то он, конечно, увеличился. Но ограниченный уровень неравенства позволил экономическому росту довольно эффективно снижать бедность. В России также существует достаточно динамичный рынок труда. Она является одной из немногих стран региона, где росла реальная заработная плата и занятость довольно большими темпами в сравнении с многими странами Восточной Европы, где занятость не росла.

Вопрос: Каким образом изменилось соотношение уровня благосостояния самого богатого и самого бедного слоев населения России?

Ответ: За исследуемый период с 1998 по 2003 г это соотношение изменилось в достаточно позитивном направлении. Если посмотреть на долю самого бедного населения, то в России она была относительно стабильной. Мы оценивали соотношение доходов 20 проц самого богатого и 20 проц самого бедного населения. Доля самого бедного населения в потреблении в период кризиса снизилась. Доля самых богатых в потреблении несколько увеличилась. Однако это не были фундаментальные изменения. Уже в 1997-1997 гг Россия достигла пика неравенства. К 1999-2000 гг те люди, которые ранее не получали зарплату, пенсии или пособия, или получали их с задержкой, начали получать эти средства в полном объеме и вовремя, что не могло не сказаться на снижении пиков неравенства. Однако это временные факторы и говорить, что и в дальнейшем неравенство будет снижаться за счет увеличения зарплаты и пенсий пока рано. Есть фундаментальные факторы, которые подталкивают к увеличению неравенства. Это не столько накопление богатства среди олигархов, сколько общемировые тенденции как, например, рост доходов наиболее образованной части населения, перераспределение доходов между высокотехнологическими и "отсталыми" отраслями, такими как сельское хозяйство. Пока эти факторы имели слабое влияние, но этот баланс может измениться и в России снова начнет увеличиваться неравенство.

Вопрос: В начале 2004 г президент России Владимир Путин поставил задачу снизить уровень бедности в стране до 10-12 проц за 3 года. Если учитывать, что на тот момент около 30 проц населения получало зарплату ниже прожиточного минимума, то данная задача практически выполнена?

Ответ: Необходимо понять, что брать за точку отсчета. Брать время кризиса за точку отсчета не совсем правильно. Всемирный банк рассматривает уровень бедности не так как определяет в России официальная статистика, которая учитывает малообеспеченные семьи с доходами ниже прожиточного минимума на душу населения. В Росси прожиточные минимум отражает обеспечение функционирования человека как члена общества, а мы считаем как уровень выживания, который отражается чертой нищеты. Однако, если мы сравним уровень нищеты в России в 1997 г, то тогда 10 проц населения было за чертой нищеты, в 2002 - 9 проц. То есть все посткризисные годы - это было возвращение к предкризисному уровню. Реальное снижение бедности начинается с 2002 г. Если взять за точку отсчета 2002 г, то задача снижения уровня бедности вдвое достаточно амбициозна. Сейчас трудно оценить, насколько продолжилось снижение бедности после 2002 г. Основным фактором, который может снизить эффективность экономического роста как инструмента борьбы с бедностью, является нарастание неравенства. Российские статистические органы крайне неохотно предоставляют исходные данные обследований независимым исследователям, которые позволили бы проводить независимые оценки изменения бедности и неравенства. В этом Россия сильно отличается от других стран, особенно от тех, которые стали новыми членами ЕС.

Вопрос: Оценивал ли Всемирный банк влияние фактора бедности на экономический рост?

Ответ: По историческим меркам Россия имела высокий уровень бедности, особенно в период кризиса /1998 г/. Экономический рост, последовавший после кризиса, по историческим меркам был рекордный. Бедность не является хронической, если она не передается из поколения в поколение, когда дети бедных не имеют перспектив и становятся бедными. Такой угрозы распространения бедности через снижение экономического роста в России нет. Это не означает, что этого никогда не будет. Больше всего в этой связи нас беспокоят изменения, происходящие в системе образования. Это касается не только России, а является глобальной тенденцией, особенно для стран бывшего СССР, где снижается качество и стандарты образования. Происходит очень быстрое старение кадров, отсутствует приток новых людей в сферу образования. Именно бедные оказываются в той группе людей, у которых нет ресурсов для поиска хорошей школы или ВУЗа. Это и есть тот механизм, по которому бедность передается по наследству, когда невозможно получить адекватное образование, а, следовательно, невозможно получить и более высокооплачиваемое место работы.

Вопрос: Правительство РФ одобрило проект закона о потребительской корзине, который предполагает увеличение доли потребления "дорогих" продуктов, таких как мясо и овощи с одновременным снижением доли потребления "дешевых" картофеля и хлеба. Это увеличит прожиточный минимум граждан и приведет к увеличению числа бедных в стране. Считает ли вы, что задача снижения бедности в России усложниться или это больше относится к проблемам статистического счета?

Ответ: Это статистический факт. Всемирный банк рассматривал вопросы официальной оценки бедности, других аспектов методологии. Есть некоторые аспекты в методологии подсчета уровня бедности, прожиточного минимума, которые можно было бы улучшить с точки зрения стандартов, принятых в ЕС и других странах. В России уже был такой эксперимент, когда в 1999 г Госкомстат и Министерство труда пересмотрели официальную черту бедности в сторону повышения. Если верить официальным данным, то бедных стало значительно больше в результате кризиса. Скачок был очень большой, и он во многом объяснялся этим статистическим парадоксом. Это затрудняет объективное сопоставление, так как редко публикуются сопоставимые цифры по старой и новым методикам.

Вообще, пересмотр уровня бедности в сторону повышения при общем увеличении жизненного уровня и реальных доходов - вполне закономерный процесс. Многие страны так делают. Если это изменение ведет к увеличению социальных программ - это позитивный процесс. Проблема возникает только тогда, когда на основе несопоставимых цифр пытаются анализировать тенденции. Это надо делать, но для такого анализа необходимо публиковать как минимум две сопоставимые оценки по старой и новой методике.

Вопрос: То есть Россия сама усложняет задачу по снижению уровня бедности?

Ответ: С этой точки зрения да. Хотя для сравнения динамики необходимо оценивать только сопоставимые данные, а не использовать "резиновый метр".

Вопрос: По оценке Всемирного банка в 2002 г в России прожиточный минимум составлял 1056 руб, так как российское правительство оценивало его на уровне 1808 руб в месяц. С чем связаны такие различия?

Ответ: В России задача снижения уровня бедности рассматривается с точки зрения повышения жизненного уровня малообеспеченных или многодетных семьей. Всемирный банк ставил задачей сравнение относительно других стран. В этом была основная задача данного доклада. Показатель бедности зависит от конкретных задач, которые преследуются при измерении бедности. Такие задачи могут ставиться для получения бедными необходимой помощи, работала система жилищно-коммунальных пособий. Эти конкретные задачи решаются точной настройкой того минимума, который используется в социальной политике. Это нужно делать, хотя доходит и до парадоксальных вещей, когда английский парламент каждый год голосованием определяет уровень бедности в стране, то есть определяет, при каком уровне прожиточного минимума гражданин является защищенным и когда ему полагается пособие.

Всемирный банк исходит из того, что предложенный Банком уровень бедности должен использоваться для оценки эффективности экономического роста и влияния его на жизненный уровень. То есть установленный минимальный уровень позволяет отследить, насколько экономический рост позволяет бедным самим выходить из этого состояния. Поэтому важно, чтобы этот уровень был абсолютно минимальным, то есть та черта, за которой само существование подвержено угрозе. Эта черта также должна оставаться неизменной в течение времени, чтобы измерить число группы людей с расходами ниже этой черты.

Вопрос: Какие факторы могут в дальнейшем повлиять на снижение уровня бедности в России?

Ответ: Россия входит в группу стран со средним уровнем дохода. В эту же группу входят Украина, Белоруссия и Казахстан. У этих стран долгосрочные факторы, влияющие на уровень бедности, похожи. Мы сделали попытку оценить изменение уровня бедности в этих странах с учетом макроэкономических прогнозов до 2007 г. В России, несомненно, наблюдается снижение уровня бедности. На скорость этого процесса могут повлиять изменения в системе образования и изменения в системе здравоохранения. Это может привести к возрастанию стоимости минимального набора услуг. То есть то, что раньше предоставлялось бесплатно, теперь будет предоставляться на платной основе. Это, в свою очередь, означает, что начальная черта бедности не может оставаться неизменной. Часть дополнительных доходов, полученных за счет экономического роста, уйдет на поддержание жизненного уровня, который был раньше.

Второй чрезвычайно важный фактор - это задачи по поддержанию огромной инфраструктуры /водоснабжения, жилищного хозяйства и др/. За прошедшие 10-15 лет на ремонт и поддержание этих сетей не тратилось достаточное количество ресурсов. Сейчас эти сети находятся в тяжелом состоянии, которое требует принятия срочных мер. Зачастую эти меры связаны с переводом на самоокупаемость, что означает рост издержек населения на поддержание прежнего уровня жизни. Это может также снизить эффективность экономического роста. То есть получается, что нужны либо более высокие темпы экономического роста, либо нужны реформы социальной сферы и, особенно, системы социальной защиты, какой то буфер для тех, кто не сможет справиться с ростом стоимости жилья, инфраструктурных услуг, образования и здравоохранения.

То есть все эти реформы должны быть очень четко скоординированы, чтобы они не происходили одновременно. Тогда негативный эффект с точки зрения эффективности экономического роста будет как можно меньше. Особенно, если эти реформы будут дополняться адекватными мерами социальной защиты.






http://www.prime-tass.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован