10 июля 2007
775

Руслан Хестанов: Пандемониум

Конспирация больше не нужна

Марк, как далеко Вы продвинулись в исследованиях после публикации в 2004 году своей книги "Постижение террористических сетей"?

В настоящее время в моем распоряжении имеется более 500 биографий и досье активистов движения, которое я называю "глобальным салафистским джихадом". Мои последние исследования сети террористов свидетельствуют прежде всего о трех вещах. Во-первых, в скором времени Западная Европа столкнется с очень непростыми проблемами, связанными с неудачной политикой интеграции мусульманского населения. Особенно это касается Испании. В моей выборке все более заметной становится роль выходцев из Марокко.

Во-вторых, последние исследования показали растущую роль родственных связей в развитии сетевых структур террористов. Например, в Мадриде среди подозреваемых было обнаружено шесть групп, организованных на основе братских кровнородственных связей. Люди мигрируют в другие страны, часто используя родственные отношения: старшие братья помогают младшим обосноваться на Западе. Таким образом, родственные связи играют все более важную роль в мобилизации и рекрутировании в террористические группы.

В-третьих, кроме тех групп, ядро которых составляют образованные и культурные молодые люди, в последнее время наблюдается появление террористических сетей, члены которых гораздо менее образованы. Речь идет о людях, связанных, главным образом, с торговлей наркотиками. Наркодилеры становятся религиозными, но продолжают свою криминальную деятельность. У них большие возможности развития разветвленных и многообразных связей, например, через тюрьму, где они знакомятся с преступниками христианского происхождения, способными раздобыть взрывчатку. Таким образом, все больше марокканцев с более низким уровнем образования включаются в эти исламские группировки, но у них уже нет абсолютно никаких связей с лидерами террористической сети. Эти люди решаются на операции, вдохновляясь в основном публикациями в Интернете.

Эта тенденция вызывает озабоченность, поскольку раньше террористов можно было обнаружить по их связям, теперь же таких связей не существует: просто стихийно группируется компания товарищей, которые спонтанно решают подготовить террористическую операцию. О существовании подобной группы узнают лишь после того, как происходит взрыв. Раньше на них можно было сравнительно просто выйти, скажем, когда террористы отправлялись в Афганистан на специальную подготовку. Теперь у них такой возможности нет, и обнаружить их до теракта очень непросто.

С другой стороны, это также означает, что лидеры террористической сети совсем не контролируют процессы, которые происходят в подполье. И у лидеров движения нет в действительности другого выбора. После теракта они могут подтвердить, что люди проводят эти операции от имени "Аль-Каиды" и в ее интересах. Но если им что-то не понравится или покажется, что ребята зашли слишком далеко, то они также могут заявить: "С ними у нас нет ничего общего".

Но какова сегодня реальная роль руководства?

В настоящее время - исключительно вдохновляющая. Лидеры движения более не играют никакой оперативной роли. Поскольку мы осуществляем мониторинг их коммуникаций, у них почти нет никакой возможности связаться друг с другом. И если руководство решает установить с кем-то контакт, то послание может достичь своего полевого адресата через два-три месяца. Готовить и проводить операции с таким временным лагом практически невозможно.

Но лидеры действительно играют вдохновляющую роль, давая общие указания, формулируя стратегию.

Глобальный джихад уже существует достаточное время, для того чтобы его активисты претерпели некоторую психологическую эволюцию. "Наш" Шамиль Басаев начинал как романтичный Че Гевара, и некоторые российские специалисты говорят, что годы подполья его ожесточили, сделали скорее циничным, нежели воодушевленным.

Говорить о подобной эволюции можно, но следует учитывать несколько моментов. Те группы, которые сегодня создаются как бы от имени "Аль-Каиды", в любой момент могут быть объявлены той же "Аль-Каидой" обыкновенными преступниками. От них всегда можно откреститься как от чужих парней. Эволюция может наблюдаться только у тех, кто уже участвовал в движении. Можно говорить об определенной эволюции группы "Абу-Сайяф" на Филиппинах, которая начала с джихада, а затем перешла к похищению людей с целью наживы. Но теперь, спустя десятилетие криминальной активности, появились признаки ее возвращения к джихаду.

Направление эволюции часто зависит от лидера. Каждая группа имеет свою динамику развития. Сейчас, скажем, группу "Абу-Сайяф" возглавил Каддафи Джанджалани, брат Абу-Разака. После нескольких лет бандитизма он вернул группу к духу ислама. Но у тех групп, которые создаются сегодня, не было времени развиваться. Эволюция наблюдается скорее внутри самой сети. События вроде 11 сентября уже невозможны, поскольку руководство "Аль-Каиды" более не играет решающей роли. Сегодня возможны теракты вроде мадридского, который был осуществлен спонтанно образовавшейся группой дилетантов.

В условиях глобальной полицейской охоты на исламистов, они, видимо, остро чувствуют необходимость конспирации. Не развиваются ли они в смысле профессионализации?

В действительности конспирация им совсем не нужна. Когда члены подобных групп знакомы друг с другом непосредственно, безопасность не составляет проблемы. Они дружат друг с другом и не пойдут на предательство. Перед старой "Аль-Каидой" стояла такая проблема. Ей нужно было прятаться от разведслужб, но новые члены глобального джихада в этом не нуждаются. У них нет никакой профессиональной подготовки, но некоторые из этих любителей могут оказаться довольно изобретательными и талантливыми. Эти группы появились недавно, и если они продолжат свое существование, то, конечно, будет и процесс профессионализации.

Посмотрим, как был совершен теракт в Касабланке. Хотя там было 30 жертв, но операция была организована непрофессионально. В ней участвовало пять групп. Трем группам не удалось ничего сделать, и они подорвали сами себя. И только одной команде все же удалось совершить взрыв в испанском ресторане. Участников было столько же, сколько при атаке на Всемирный торговый центр в Нью-Йорке, но посмотрите какая разница в количестве жертв.

Авангард джихада: Инженеры и женщины

Как Вы могли бы охарактеризовать стиль мышления и образование этих людей?

Многие из них по образованию инженеры. Прежде всего обращает на себя внимание, что люди, изучавшие естественно-научные дисциплины, более религиозны по сравнению с теми, кто изучал социальные дисциплины. И это особенно ярко проявляется в Западной Европе и Северной Америке. Я не имею в виду только мусульман - это верно для представителей всех конфессий. Данное наблюдение, как кажется на первый взгляд, противоречит непосредственному опыту, но оно опирается на факты.

Инженеры обычно плохо знакомы с религиозной литературой и религиозно необразованны. Несмотря на это, они очень чувствительны к любым искажениям религии. Те, кто глубже знаком с религиозной культурой, имеют стойкий иммунитет, а на искажения религиозной догмы реагируют спокойно, просто как на чепуху. Инженеры же очень высокомерны - они претендуют на хорошие навыки чтения, на знание точного значения буквы. Они полагают, что могут лучше других прочитать Коран и игнорировать многовековую традицию его интерпретации. У них нет никакой подготовки в изучении традиционного ислама, поэтому они находятся в определенном противоречии с традицией.

Ошибочно думать, что эти люди хорошо осведомлены в исламской теологии. Хотя Мохаммед Атта и другие участники атаки на Всемирный торговый центр имели хорошее образование, они были совершенно неграмотными в религиозных вопросах.

Последнее время Вы часто обращаете внимание на особую роль женщин в джихаде. С чем это связано? Производились ли уже аресты активисток движения?

Среди женщин до сих пор было мало арестов, но они играют выдающуюся роль в движении. Женщины пока не попадают в сенсационные заголовки, поскольку они еще себя не взрывают. Но именно женщины часто приводят мужчин в то пространство, где те впитывают исламский радикализм. Интересно, что не матери, а сестры и жены играют вдохновляющую роль. Им часто не нравится, чем занимается их супруг или брат - увлечение порнографией, злоупотребление спиртными напитками и прочее - и они знакомят их с людьми более "достойными" и "умеренными".

Кроме того, большую роль в образовании исламистских групп играет брак. Как показывают мои исследования, очень часто жены склоняют своих супругов к осуществлению конкретных террористических операций. Интервью и допросы женщин, состоявших в браке с подорвавшими себя смертниками, меня очень часто поражали. Вы помните того британского парня, который взорвал себя в Тель-Авиве? Так вот, его вдохновили и подвигли к теракту сестры.

Наконец, в восточно-азиатском регионе, в Джамайя Исламия, женщины играют особенно центральную роль. Они являются своего рода критерием, по которому рекрутируются новые члены группы. Если ваша жена не является сестрой или дочерью какого-то члена движения, то вам будет крайне трудно войти в это движение. Вам просто не будут доверять. Женщины, таким образом, образуют определенную невидимую инфраструктуру - параллельную сеть движения. Женщины говорят между собой и всегда в курсе того, что должно произойти, что должен сделать их брат или муж. Женский фактор до сих пор сильно недооценивался в исследованиях.

Представляет ли движение глобального салафистского джихада какую-нибудь опасность для России?

Начиная с войны 1994 года, Чечня рассматривались исламскими боевиками как один из фронтов глобального джихада. Наряду с Филиппинами, Боснией, а теперь и Ираком. Сегодня уже есть достаточно много добровольцев, желающих отправиться воевать в Чечню. Члены гамбургской группы первоначально хотели поехать именно в Чечню, но им сказали, что туда достаточно трудно попасть. После подготовки в Афганистане им предложили операцию в США, тогда они, конечно, забыли о Чечне и совершили атаку 11 сентября.

Как только в конце 90-х годов возобновилась чеченская война, снова появились добровольцы, готовые отправиться в Чечню. Особенно из Саудовской Аравии. Но сегодня этот поток добровольцев почти прекратился. Просто потому, что нам удалось кое-что сделать лучше, чем вашим ребятам. Появился Ирак, который отвлек на себя поток добровольцев. Та группа, которая готовила теракт в Париже против посольства России, была арестована в январе 2003 года, то есть еще до событий в Ираке. В настоящее время, как мне кажется, мусульманские активисты прохладно относятся к Чечне. Если же иракская ситуация наконец-то разрешится, а война в Чечне будет продолжаться, тогда можно ожидать прибытия на юг России большого числа зарубежных волонтеров.

Что Вы можете сказать о базе рекрутирования новых членов движения?

Многие люди приходят из Саудовской Аравии, из Марокко. Я очень беспокоюсь о Западной и Северной Европе, хотя географически эта база гораздо шире: Индонезия, Австралия. Кроме того, в движение приходят люди, обращенные из христианства в ислам. Сейчас, правда, их не так много, как раньше. Происходило это по двум причинам: первая - брак, вторая - религия как мотив избавления от наркотиков. Второй мотив довольно обычен для США и Европы. И вот что характерно. Чтобы избавиться от вредных привычек, вы крайне нуждаетесь в хорошо структурированной, сплоченной и дисциплинированной группе, которая бы давала жесткие указания что делать, а чего не делать. Как правило, такие группы бывают в общинах воинствующего ислама. Более традиционные группы оказываются недостаточно сильными, чтобы отвлечь вас от наркотиков. В моей выборке таких людей примерно 5%, но до 11 сентября таких новообращенных было больше - до 10%.

Насколько враждебно мусульманские иммигранты воспринимают европейскую культуру?

Ненависть прогрессирует. Они часто чувствуют себя исключенными из местного сообщества, что приводит их в исламские микросообщества и группы. Чем дольше эти группы живут, тем более радикальными они становятся. Изначально у отдельного человека нет предрасположенности к террору, но когда такие индивиды собираются в группы, начинают делиться своим негативным опытом, обсуждать быт окружающих европейцев, постепенно формируется коллективная предрасположенность к террористической активности. С образованием более тесных внутригрупповых связей возрастает ощущение изоляции и отчуждения от внешнего мира.

Они всегда воспринимали США лидером западного мира, а, следовательно, своей главной целью. Но теперь, когда США стало очень трудно достать, они обратили свои взоры к странам своего обитания - Испании, Голландии, Великобритании.

В то же время европейские исламисты относятся к мусульманам в исламском мире с некоторым высокомерием. Они считают себя носителями исламского возрождения. Другие мусульмане для них - не настоящие. Настоящие мусульмане - это те, которые заново родились. Эти афганцы - не настоящие мусульмане, поскольку они не знают, как правильно молиться, как правильно питаться и соблюдать гигиену. В "Аль-Каиде", кстати, не было ни одного афганца. И, как мне рассказывал один журналист, их база в Афганистане была совершенно изолирована от местного населения, которое относилось к ним, в свою очередь, как к людям не совсем нормальным.

Происходит столь сильная радикализация террористов, что даже их агрессивные имамы кажутся им излишне миролюбивыми.

Главное - контрпропаганда

Иногда мне кажется, что Ваши идеи с трудом находят понимание в России. "Контртеррористическая операция" в Чечне проводится силами крупных войсковых подразделений, а Вы часто говорите о террористах-любителях, нашедших друг друга, блуждая в Интернете...

Я не надеюсь, что все, что я здесь рассказывал, будет безоговорочно принято. Интернет создал своего рода рынок терроризма. Совсем не нужно сегодня организовывать террористические группы: любители сами знают, что нужно делать.

Я думаю, что сегодня Усама Бен Ладен не играет никакой значительной роли в управлении сетью. Поэтому вряд ли его поимка сыграет какую-то значительную роль. Помните, даже у ваших народовольцев координация была минимальной, но им все равно удавалось убивать высших сановников и даже убить царя. Сейчас при развитии новых систем коммуникаций жесткая система управления не нужна. Интернет реально изменил те принципы, по которым работают террористические организации. Сейчас люди даже влюбляются по Интернету - что уж говорить про джихад. Вы можете встречаться со своими соратниками по террористической группе в чатах, при этом не обязательно даже приезжать в какой-нибудь город. Вы можете создавать виртуальные группы. И этого будет достаточно, чтобы создать условия для проведения некой террористической операции. А отслеживать это почти невозможно. Это же настоящий кошмар для спецслужб. Раньше террористы сходились вместе на конспиративных квартирах. Их можно было всех одновременно арестовать. Сегодня это невозможно.

11 сентября было результатом спланированной сверху операции. Но после этого события была уничтожена практически вся инфраструктура, позволившая совершить теракт. И сегодня событие подобного масштаба повториться уже не может. Мы знаем, что в течение двух лет Бен Ладена уговаривали провести такой теракт. Решение о его проведении приняли в 1998 году. Была проблема с поиском исполнителей. Но тут им очень повезло, когда в Афганистан на базу подготовки приехали четыре члена гамбургской ячейки, которые с радостью согласились участвовать в шахидской операции. Из различных источников мы знаем, что основной целью Бен Ладена был Белый дом. Однако один из террористов, Мохаммед Атта, отказался направить свой самолет на Белый дом, сказав, что попасть в него просто невозможно. Бен Ладен все же настаивал, что основной целью должен стать Белый дом. Он посылал письма по разным каналам связи, но Мохаммед Атта все равно отказался. Бен Ладен хотел, чтобы теракт совпал с визитом Шарона, который был запланирован на июнь 2001 года. Обратите внимание, что, хотя планирование и финансирование операции было централизованным, у исполнителей теракта была огромная степень свободы и самостоятельности. Конкретный исполнитель теракта в течение долгого времени отказывался и в конечном итоге отказался направить самолет на Белый дом.

И остальные теракты в основном проводятся по столь же спонтанным схемам.

Вы думаете, что сеть организаций террористов формировалась столь же спонтанно, как рыночные сети? Может ли подобная модель спонтанной организации стать достоянием не только исламистских, но и других склонных к терроризму групп?

Конечно. Теперь с появлением новых технологий и Интернета вовсе не обязательно иметь командный центр.

Сегодня это происходит именно так. Мы имеем дело в определенном смысле с социальным движением. С 1995 по 2001 годы "Аль-Каида" была способна контролировать связи. За свою базу в Афганистане эта организация платила 30 миллионов долларов мулле Омару. У нее была в некотором смысле монополия на центры подготовки, рекрутирование и финансирование. Террористы, как мы с вами, ленивы и предпочитают попросить у спонсора деньги на операцию, а не добывать их самостоятельно. Теперь вся эта инфраструктура разрушена, а движение превратилось в ансамбль небольших групп.

После опыта войны с испанскими повтанцами Наполеон сказал, что с партизанами можно бороться только их собственными методами. Часто слышна критика, что централизованные структуры вроде ЦРУ или ФСБ не могут организовать адекватный ответ сетевому типу организации террористов.

Подобные государственные структуры способны противостоять таким организациям, но им трудно быстро реагировать на возникающие угрозы. Действительно, хорошо бы изменить структуру контроля и командования, предоставив некоторым структурам больше прав на инициативу.

Вы часто говорите о двух методах борьбы с терроризмом: о мерах безопасности и контрпропаганде. Что может быть противопоставлено идеологии терроризма?

У нас контрпропаганда действует хорошо. Есть "американская мечта" - представление о США как о стране возможностей. Люди в это верят. Конечно, после того, что мы сделали в Ираке и делаем на Ближнем Востоке, многие полагают, что эта идея далека от правды и искренних намерений. Но десять лет назад мы были довольно популярны во всем мире. И даже сегодня, как свидетельствуют опросы, люди в основном любят американцев, хотя многим не нравится американская политика.

В то же время немало молодых людей видит в терроре единственный способ добиться справедливости и правды. Они жаждут создать сообщество, основанное на идеях пророка, используя тот же самый аргумент, который использовали коммунисты. У анархистов были очень схожие идеи и мотивы. Мечта о справедливости и правде всегда одна и та же, но существуют разные модели ее воплощения. И есть люди, которые готовы убивать ради таких моделей. Люди хотят убивать ради положительных идеалов, ради любви, а не ради ненависти. Чтобы выиграть в такой войне, нам нужно заменить их позитивный идеал. Люди высоко ценят свою жизнь, хотя и жертвуют ею. Ведь они не совершают суицид, а жертвуют собой, а это праздник. Для них психологический контекст суицида совершенно другой.

Конечно, мы можем говорить, что людей толкают к террору социальные проблемы, отсутствие возможностей и перспектив. Но главная беда в том, что сегодня к нам, американцам, уже нет прежнего доверия. Это доверие нужно вновь завоевать, и тогда ситуация радикально изменится. Мы сможем снова утверждать "американскую мечту".

Примечательно, что многие из тех, кто в 80-х годах был левым, превратились сегодня в исламистов. Они заменили политическую модель на религиозную. И с теми и с этими утопиями нужно бороться с помощью положительных идеалов.

Вы помните взрыв 1995 года в Оклахоме, который совершил один член правохристианской военизированной группировки? Развитие этого движения по пути террора было приостановлено серией фотографий, которые шокировали даже членов группы. Мужчины с окровавленными младенцами на руках. У террористов было намерение убить нескольких американских чиновников, но никак не младенцев. А там, на втором этаже центра, был расположен уголок для детей, которые и стали жертвами взрыва.

Мне кажется, что Беслан также сильно дискредитировал исламское движение. Об этом можно судить по арабской прессе. Арабская общественность задается вопросом: как мы могли дойти до такого, мы, правоверные мусульмане, добрые и порядочные люди? Многие молодые люди уже никогда не присоединятся к такому движению, можете мне поверить. Я думаю, что организаторы бесланской акции совершили стратегическую ошибку.

Беседу вел Руслан Хестанов

http://www.journal-apologia.ru/rnews.html?id=122

Марк Сейджмен

 

10.07.2007

 

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован