04 июня 2003
660

Руслан Хестанов: Перегруппировка сил или о паузе в Эвиане

- Как же мы эдакую тяготу сдвинем?
- Я вас к шатунам привяжу с обеих сторон,
будете колесам помогать.
В.Сорокин, "Голубое сало"

Убедительная военная победа США над Ираком, достигнутый Советом безопасности ООН консенсус относительно послевоенного устройства и примирительная встреча стран большой восьмерки - все, казалось бы, указывает на возможность восстановления мирного тренда во взаимоотношениях ведущих мировых держав. Но именно дипломатическая драматургия встречи в Эвиане на фоне нерешенных глобальных системных проблем делает более правдоподобным мнение о наступлении этапа перегруппировки сил основных игроков перед новой спиралью эскалации противоречий.

Сначала о драматургии Эвиана, которая достаточно прозрачна. Хозяин встречи, президент Франции Ж.Ширак, торжественно провозгласил, что именно проблемы африканского континента будут приоритетными. Как выразилась одна французская газета, Ширак хотел "загрузить Америку проблемами Юга". Поэтому на встречу были приглашены некоторые африканские лидеры, представители стран НЕПАД (Новое партнерство для развития Африки). Достаточно неожиданная повестка дня после бурной конфронтации, связанной с иракской войной.

Джордж Буш приехал с готовым ответом по принципиальному вопросу, предложив 19 млрд. долларов в фонд помощи на борьбу с африканскими эпидемиями. Обратим внимание, что в комментариях по результатам саммита "приоритетный" африканский узел проблем оказался отодвинутым. Но вряд ли Ширак и другие участники встречи именно этот факт могли расценить как неудачу - такой результат был в какой-то степени предусмотрен заложенным сценарием.

Хотя вклад европейцев в фонд помощи Африке оказался значительно скромнее, они не почувствовали себя униженными, поскольку пропагандистская акция французского президента все же была с другим прицелом. И адресатом являлось не только мировое общественное мнение. Усилия Ширака были направлены, прежде всего, на поиск своего рода рычага и аккумуляцию протестной энергии, которая могла бы генерировать мощную оппозицию американской экспансии. В пользу такого заключения говорит тот факт, что, подчеркивая многополярный характер современного мира и потребность в демократических решениях международных проблем, Ширак предложил расширить "клуб исключительных", пригласив в Эвиан Индию, Китай, Бразилию, Мексику, Индонезию, Саудовскую Аравию. Если бы такой расширенный состав участников превратился бы из исключения в правило, свобода маневра США была бы значительно ограничена. Ответ американской стороны на "демократический" демарш прочитывается в спешном отъезде Буша на самую горячую точку планеты - на Ближний Восток. "Восстановив" отношения со "Старой Европой", он дал ей понять, что и в будущем политика США будет определяться исключительно собственными интересами.

С ропотом арабов Бушу не удалось справиться. Да и Шираку пока не удалось рекрутировать новых союзников. Многоходовая политическая игра, которую мы наблюдаем, свидетельствует только о том, что обозначившиеся стороны конфликта активно переходят к этапу строительства широких альянсов. Европейцы в срочном порядке ищут рычаг для поддержки собственных интересов и пытаются сделать своим активом "национально-освободительное движение" - советское и китайское ноу-хау времен холодной войны. Они пытаются даже заслужить доверие со стороны пестрого международного движения так называемых "антиглобалистов", которых французская пресса и телевидение перед саммитом организованно и в унисон стали называть "альтерглобалистами" (altermondialistes), то есть как бы носителями другого представления о глобализации. В этом отчасти просматривается не только легитимация до сих пор маргинального движения, попытка рекрутировать его наиболее умеренное крыло, самоотождествление с набирающим силу движением протеста, но также попытка переадресовать энергию недовольства на другой берег Атлантики.

Вера европейцев в собственные возможности основывается на понимании слабостей США. Как выразилась швейцарская Le Temps, приоритетной заботой американцев является "реконструкция Ирака и внутренний экономический фронт. Для решения первой задачи им нужны друзья и союзники, а для второй - клиенты. В обоих случаях, они не могут действовать в полном одиночестве, и, может быть, именно это позволяет надеяться на наступление более спокойного периода". Осторожная американская дипломатия во французском Эвиане, избегающая прикасаться к болевым точкам, а также готовность оппонентов забыть о главном мотиве второй войны в Персидском заливе - оружии массового уничтожения - указывают на взаимную заинтересованность сторон в паузе. Всем нужна передышка для внутренней консолидации и оценки союзнического потенциала.

Именно в контексте необходимости временного перемирия понятно намерение Ширака приехать осенью в США для участия в работе Генеральной ассамблеи ООН, а в ходе визита, может быть, встретиться с президентом Бушем. Другое проявление "доброй воли" - согласие сторон о том, что французский спецназ, плечом к плечу с американскими коллегами, будет участвовать в миротворческих операциях в Афганистане.

Однако самого отчаянного единодушия требовали призывы к восстановлению доверия к международным финансовым рынкам и валютам. Страны - участники встречи в Эвиане хотя и не приняли совместного коммюнике, но объявили торжественно о своей уверенности, что рынок уже преодолевает дефляционные страхи. Хотя внутри американской администрации до сих пор не было четко определено, что же отвечает национальным интересам - сильный доллар или его девальвация, - Буш все же сделал приятное для японцев и европейцев заявление о том, что остается верным политике сильного доллара. Ведь и те, и другие не желают искать иных, кроме экспорта, источников внутреннего роста. Данная установка если и не свидетельствует о стратегической ошибке американских партнеров по восьмерке, то, по крайней мере, опять же говорит в пользу необходимости паузы для перегруппировки.

Ведь многим стало ясно, во-первых, что ориентация на американский потребительский рынок, когда резервной валютой является доллар, привела к тому, что страны экспортеры финансировали государственный дефицит США. Во-вторых, что американский потребитель, как выражаются сами американцы, при таком порядке гарантированно имел свой бесплатный ланч и потреблял больше, чем производил. В-третьих, что чудо американской производительности оказалось не чем иным, как инвестиционным бумом, который не может длиться вечно. Европейцы и Япония прекрасно понимают, что экономический цикл, связанный с американоцентричным глобальным рынком, близок к своему завершению,1 когда, как пишет Le Monde, "у политиков остается все меньше и меньше средств, чтобы влиять на обменные курсы валют".

Пропагандистский характер экономических заявлений проявляется с особой рельефностью на фоне отчаянных и торопливых попыток отхода от единой резервной валюты - доллара - к выстраиванию региональных монетарных систем. И здесь можно говорить не только о зоне евро, быстро расширяющейся на Восток, но и о параллельных действиях стран Азиатско-тихоокеанского бассейна. Китай, Япония и Южная Корея совместно со странами региона инициировали создание собственных региональных "долговых инструментов", которые должны обеспечить выход из зоны долларовых взаимных расчетов. А ведь в этих странах накоплено около 70 процентов долларовой массы, циркулирующей за пределами США.

Если конспективно отмеченные тенденции распознаны правильно, тогда можно сделать ряд выводов, имеющих практическую политическую значимость. Во-первых, встреча большой восьмерки в Эвиане подтверждает установившиеся движение к разрушению международных институтов, как формальных, так и неформальных. Во-вторых, глобальная монетарная система, отстроенная по неолиберальным доктринами, находится в начальной фазе имплозии, когда резервная валюта теряет свой авторитет, вследствие чего возникнет опасность редукции гомогенного глобального рынка к нескольким региональным, а процессы постепенной и конфликтной регионализации национальных экономик станут набирать обороты. Последнее должно сопровождаться созданием и последующей конкуренцией региональных валют. В-третьих, если склонность США к односторонним чрезвычайным акциям будет усиливаться, то параллельно будет усиливаться тенденция США к самоизоляции на международной арене. В таком случае новый морально-правовой порядок будут скорее всего формировать страны "второго эшелона". Наконец, в-четвертых, квази-прагматическая позиция ориентации на "сильного патрона" чревата опасностью исторической маргинализации, а главное – не обещает существенных преимуществ. Разве что привяжут, как Польшу, к шатунам - колесам помогать.

Примечания:

Вернуться1 Начало американоцентричной монетарной системы Le Monde diplomatique связывает с началом господства неолиберальной экономической доктрины: "С 1975 по 1980 год неолиберализм постепенно вытесняет кейнсианскую модель. Поворотным пунктом стал 1979 год, когда Федеральный резерв США (ФРС) решил агрессивно повысить процентные ставки. С 1980 года борьба с инфляцией становится приоритетом, а апелляция к труду становится платонической, открывается путь к долговому кризису стран третьего мира. Начинается неолиберальная фаза глобализации".

 

http://old.russ.ru/politics/20030604_khest.html

04.06.2003

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован