29 января 2007
3611

Русская Православная Церковь не возродится без Старообрядчества Так считает Александр Дугин

- Александр Гельевич, нам известно о Вашем глубоком интересе и пристальном внимании к Старой Вере.

- Я бы не называл это только интересом. Сегодня я являюсь старообрядцем-единоверцем. Старообрядчество - это моя повседневная обрядовая жизнь. Мало того, я убежден в истинности русского Старообрядчества как исконной вере народа.

- Как вы пришли к Старообрядчеству?

- Мои родители были советскими людьми. Естественно, когда-то до революции мои предки исповедовали православие. Но в советское время православная традиция была утеряна.

В конце 70-ых годов я стал традиционалистом. С точки зрения традиционализма современность является пародией на мир старины - мир традиции. Так, начался мой долгий период духовных исканий, и в 1987 году я воцерковился в лоне РПЦ МП. Но с начала 90-ых я снова стал чувствовать дискомфорт, находясь в структуре "никонианской" Церкви.

- Тогда Вы обратили свой взор на Старообрядчество?

- Несколько не так. Большое впечатление на меня в свое время произвела книга Зеньковского "Русское старообрядчество". Однако меня долго отпугивало прохладное отношение старообрядцев к легитимной власти Империи, династии Романовых. В трагическом августе 1991 года я остро переживал падение Советской Империи, и книга Зеньковского была прочитана другими глазами.

Стало ясно, что момент десакрализации власти произошел не в 17 году, а в 17 веке. Результатом переосмысления стала моя статья "Яко не исполнилось число звериное", которая декларировала историческую правоту русского старообрядчества.

Вскоре состоялось мое знакомство со старообрядцами. В начале 90-ых годов я читал лекции в МГУ и после одной из них ко мне подошли представители одного из старообрядческих течений. Оказалось, они тоже с интересом следят за моим творчеством. Так я познакомился со Старой Верой. Сначала через них, потом самостоятельно узнавал главных фигурантов, начетчиков и наставников.

В конце концов, Единоверие стало той духовной нишей, что полностью интегрировала меня в Старую Веру. Теперь Старообрядчество - это моя обрядовая и духовная жизнь. Я выполняю обряды, регулярно посещаю службы, пою в церкви на крылосе и не мыслю себя вне Старообрядчества.

- Почему Вы выбрали именно Единоверие в лоне РПЦ, ведь есть собственно старообрядческие деноминации?

- Мне так близки все староверы, что, только оставаясь в Единоверии, я могу объять их всех.

- Парадоксальная позиция...

- Может быть, но Единоверие - процесс, ведущий из новообрядчества в Старую Веру. Единоверие сегодня поменяло свою функцию. Когда-то оно было призвано уводить людей из Старообрядчества, но сейчас это не так. Единоверие можно сравнить с движением от Руси Православной к Древней Московской Сверхправославной Руси. И при всей жесткости в обрядовых практиках, в моментах нравственности и морали, старообрядцы оказываются более терпимы, чем "никонианская" Церковь. Старообрядчество как бы говорит тебе - исполняй, но живи своим умом.

При этом я воздерживаюсь от полемики, какое из направлений Старой Веры лучше.

- Что такое русское Старообрядчество сегодня? Каково его значение для России?

- Старая Вера - это традиционализм, перенесенный на русскую Землю. Староверы - соль русского народа. Они сохранили самые глубинные, сущностные черты. Без возрождения Старообрядчества, без взращивания, пусть иногда искусственного, тех ростков Старой Веры, что есть в России нельзя говорить о Руси Православной. Другими словами, Россия не возродится без Церкви, а Церковь не возродится без Старообрядчества.

Это самая крайняя позиция в возрождении Русского народа как Богоносного. Я убежден, что невозможно возрождение Руси без освоения дораскольной Традиции.

- Благодарю за беседу!

сентябрь 2006
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован