13 ноября 2006
856

Русская ядерная торпеда должна была смыть волной пол-Америки

Андрей Сахаров предложил "смыть Америку" волной

Первые успешные испытания атомных бомб вдохновили советских физиков из закрытого города, скрывавшегося в глухих лесах на юге Горьковской области. Этот город не значился на географических картах. Редкие паломники, помнившие о земле и чудесах Серафима Саровского, перехватывались на дальних подступах и тут же сопровождались в обратный путь.

О том, что в исчезнувшем городе, который к тому времени стали устно именовать Арзамасом-16, велись работы по созданию атомного оружия, знали, но вслух об этом говорить было не принято.

Вдохновленные физики сыпали на далекий казахстанский полигон все новые бомбы, но уже возникла проблема доставки их к месту расположения противника. Во время "холодной войны" никто не сомневался, что таким противником для нас являлась Америка.
Самолет Т-4, скопированный с американской летающей крепости В-29, был тихоходен и легко уязвим для реактивных истребителей. Да и долететь до берегов Америки этот самолет мог только с промежуточной посадкой. Экипажи, которые должны были доставить бомбы, прекрасно знали, что билет у них в один конец. Единственное, что они могли сделать для своего спасения, покинуть свои самолеты и приземлиться с парашютом, скажем, в Мексике.

А между тем десятки американских стратегических бомбардировщиков, базировавшихся в Турции, Японии, Западной Европе и Пакистане, барражировали у границ СССР с ядерными бомбами на борту. "Холодная война" оборачивалась явно не в пользу Советского Союза, взятого в ядерные клещи.

Надо было разжимать эту смертельную хватку. Тут, как нельзя кстати и прозвучали предложения молодого ученого из Арзамаса-16 Андрея Дмитриевича Сахарова. Он предложил сосредоточить внимание не на бомбах, а на торпедах. Подводные лодки оставались неуязвимы и прорыв их к берегам Америки был реален. Взрыв торпеды в 100 Мт мог вызвать волну, которая смывала все с побережья. А на берег выбрасывались подводные лодки, авианосцы, рушились порты, морские базы. Заодно с ними гибли, правда, и города...

Работы над созданием суперторпеды велись втайне от... командования флотом. Сталин боялся утечки информации и перекрыл все доступы морскому начальству к особо секретному проекту.

В июне 1954 года высшее командование флота увидело сработанную суперторпеду Т-15 калибра 1550 мм с термоядерным зарядом и пришло в ужас. Адмиралы в один голос сказали, что военные моряки привыкли бороться с вооруженным противником в открытом бою и для них отвратительна сама мысль о массовом убийстве людей, живших вблизи портов, которые будут уничтожаться ядерными торпедами.

Адмиралов поддержали топографы и географы. Они дали заключение, что рельеф дна у восточного побережья США существенно ослабит энергию волны. Этот довод убедил тогдашнего главу государства Никиту Сергеевича Хрущева, и он с сожалением, но расстался с идеей суперторпеды, оставив флоту параллельно разрабатываемую Т-5 калибра 533 мм

"Разрешите начать следствие!"

К этому времени американцы уже провели атомные эксперименты над своим флотом. Французский адмирал Пьер Баржо по этому поводу писал: "Выводы, сделанные на основании результатов испытаний атомных бомб в Бикини в 1946 году, скорее успокоили, чем встревожили американский флот... Сам корабль является укрытием, а море обеспечивает ему эффективную защиту... Море позволяет кораблю выжить".

Советский флот такого опыта не имел, поэтому работы над ядерной торпедой шли в авральном порядке. Пока на Семипалатинском полигоне шли испытания ядерного заряда, готовился другой полигон - морской. Первоначально планировалось испытать торпеду на морском полигоне Кольского полуострова, но с этим предложением не согласился Главком ВМФ Н. Кузнецов. Он понимал, что одним испытанием дело не закончится. И тогда подыскали место для полигона на архипелаге Новой Земли, выселив оттуда ненцев и русских поморов.

Между тем на Семипалатинском полигоне не все шло гладко. Самый первый опытный заряд не сработал. Взрыв обычной взрывчатки не вызвал цепной реакции. Вот как продолжение этой ситуации описывает в своих воспоминаниях один из членов комиссии, академик Евгений Аркадьевич Негин: "После поездки к месту несостоявшегося атомного взрыва Курчатова, Малышева, Зернова, Харитона и других участников мы собрались в каземате и стали спокойно разбираться в причинах отказа. Вдруг появляется некий полковник госбезопасности. В фуражке, начищенный, с иголочки. Козырнул и обращается к В.А. Малышеву, нашему министру: "Товарищ министр! Если я правильно понимаю, произошел отказ?"- "Правильно понимаете". - " Разрешите начать следствие?" Нам всем как-то нехорошо стало".

Кто знает, как бы после этой неудачи сложились судьбы ученых и что бы "накопал" щеголеватый полковник, будь жив куратор атомных проектов Лаврентий Берия. Но он был уже расстрелян как враг народа, и это позволило руководителю Комиссии Игорю Васильевичу Курчатову сказать, что "отрицательный результат вполне допустим при экспериментальной отработке заряда".

Параллельно с испытаниями заряда, шла доводка самой торпеды. И здесь не все складывалось благополучно. Первые 15 выстрелов произвели на озере Иссык-Куль. В четырех было зафиксировано преждевременное срабатывание гидроакустического замыкателя, а это - взрыв. У торпеды обнаружился важный недостаток - нестабильный ход по глубине. После доработок, испытания продолжили на Ладожском озере: из 6 выстрелов всего одна неудача.

21 сентября 1955 года в 8 часов утра на Новой Земле был произведен первый в Советском Союзе подводный ядерный взрыв. Но это была еще не торпеда. Атомщики пока не смогли втиснуть в нее ядерное устройство, поэтому заряд опустили под воду на тросе с буксирного судна.

Один из очевидцев взрыва описывает его так: "Вначале мы увидели вспышку в воде и почувствовали легкое сотрясение почвы. Раздался негромкий хлопок, поверхность над местом взрыва закипела, вспучилась, и тут же стал подниматься водяной столб, внутри которого горящие газы образовали ярко светящийся стержень. Буквально через мгновение на его вершине образовалась шапка, а от ее подножия во все стороны пошли большие волны. Еще три-четыре секунды этот мощный водяной столб растет, а затем обрушивается, а образовавшееся из паров белое облако начинает двигаться по ветру. В месте выхода султана рождаются все новые высокие волны. Поднявшийся столб воды полностью закрыл от нас испытываемые корабли, и как ударная волна воздействовала на них, видно не было".

Буксир, с которого был спущен заряд, испарился. Эсминцы "Реут" и "Грозный", находившиеся в эпицентре взрыва, мгновенно затонули. Меньше всего досталось подводным лодкам. Их подняли и быстро привели в порядок.
Комиссия ожидала большего эффекта, а тут сделала вывод, что если бы субмарина атаковала конвой, то, в лучшем случае, потопила бы одно судно или один корабль. Однако работа над торпедой Т-5 шла полным ходом - и ее уже нельзя было остановить.

Ко времени этого испытания в СССР было уже произведено двадцать взрывов ядерных устройств на Семипалатинском и один на Тоцком полигонах. В США к этому времени - сорок четыре взрыва в воздухе, восемнадцать на земле, два под водой и еще два под землей. Великобритания произвела один надводный взрыв. Таковым был ядерный марафон мировых сверхдержав, который в 1955 году только набирал свой темп.

Они были первыми

Программа испытаний на Новой Земле в 1957 году предусматривала выстрел торпед с атомной боеголовкой. На всякий случай их отнесли на конец года. Определили подводную лодку, с которой будет произведен выстрел. Ею стала серийная лодка С-144 (613 проект), которая четыре года назад сошла со стапелей завода "Красное Сормово" и находилась в составе Северного флота. Командовал лодкой капитан 1 ранга Григорий Васильевич Лазарев. Состав экипажа пополнили опытными подводниками, и он приступил к тренировкам.

Государственная комиссия во главе с заместителем Главкома ВМФ адмиралом Н.Е Басистым определила порядок испытаний. Для начала с лодки должны были сделать три пристрелочных выстрела торпедами с обычной взрывчаткой, а затем уже шел выстрел атомной. Лодка выходила в горловину залива, стреляла по цели, разворачивалась и полным ходом скрывалась за мысом. Этот маневр довели до автоматизма.

К сожалению, произошел сбой, который едва не стал причиной отмены испытаний. Один пристрелочный выстрел был неудачным. Первый заместитель Главкома ВМФ адмирал А.Г.Головко настаивал на доработке торпеды. Однако большинство членов комиссии настояло на продолжении стрельб.

10 октября 1957 года в 10 часов утра подводная лодка С-144 подошла к горловине губы Черной. Выстрел атомной торпедой производился с перископной глубины. У торпедного аппарата стоял командир минно-торпедной боевой части капитан-лейтенант Всеволод Борисович Бессонов. Подводная лодка, как и планировалось, благополучно укрылась за скалистым мысом.

Огромного, вставшего из воды султана, как два года назад, не было. Глубина взрыва была почти в три раза больше. Над поверхностью акватории поднялась огромная светящаяся гора. Когда она осела, недосчитались двух эсминцев, трех подводных лодок и пары тральщиков, исполнявших роль "подопытных кроликов".
Государственная комиссия испытания одобрила и торпеда Т-5 была принята на вооружение. За проведенную стрельбу атомной торпедой капитан 1 ранга Г.Лазарев был награжден орденом Ленина, а капитан-лейтенант В.Бессонов - орденом Красного Знамени.

Лодка С-144 продолжала служить на флоте, но след ее затерялся. Она была переоборудована в подводный радиоэлектронный разведчик и засекречена.


13.11.06
www.annews.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован