17 декабря 2002
2022

Русский хлеб: глядя из Лондона

НЕЧАСТО россияне занимают ведущие посты в мировой бизнес-элите.
Недавно Леонид Чешинский, президент одной из крупнейших в России
продовольственных компаний, избран председателем Международного
совета по зерну. Событие само по себе чрезвычайное: россиянин
оказывается на таком посту впервые. Мы дали время Леониду
Степановичу освоиться в его новом кабинете в Лондоне, и вот
пришли с поздравлениями, пусть несколько запоздалыми, и с
вопросами. А их много, как никогда. Россия справилась с задачей
выращивать хлеб. Но, похоже, еще не научилась его продавать.
Леонид Чешинский смотрит на эти проблемы несколько иначе, чем
российские чиновники, хотя бы потому, что из Лондона...
- Леонид Степанович, получит ли Россия какие-то выгоды от того,
что Международный совет возглавил россиянин?
- Россия не может получить от этого ни выгод, ни преимуществ.
Международный совет по зерну - организация не коммерческая по
определению. Давайте не будем меркантильны, пусть и в столь
меркантильное время. Факт избрания на этот пост представителя
России - это скорее признание нашей страны как страны с рыночной
экономикой и уважение к ней как к одной из главных
зернопроизводящих держав.
Справка "РГ".
В 1934 году заключено первое международное соглашение о торговле
пшеницей. В 1942 году создан Международный совет по пшенице, в
1995 году переименован в Международный совет по зерну.
Предвижу вопрос о целях и задачах совета. Крупными мазками - это
обсуждение тенденций и перспектив на мировом зерновом рынке. К
примеру, после так называемого "мирового продовольственного
кризиса" было решено предоставлять ежегодно 10 миллионов тонн
зерна в качестве продовольственной помощи. А еще совет
отслеживает вопросы корректировки посевных площадей, наблюдает
за осуществлением Конвенции о торговле зерном и делает многое
другое.
- А тем временем в России получен еще один рекордный урожай.
Вместе с ним возникли большие проблемы.
- Давайте для начала определимся в терминологии. Урожай далеко
не рекордный. Были у России времена получше, собирали и более
100 миллионов тонн.
Справка "РГ".
Урожай в России (в составе СССР) составлял в миллионах тонн:
1973 год - 121,5, 1978 год - 127,4, 1990 год - 116,7, 1992 год -
106,9. В 2002 году - чуть меньше 90.
До 1992 года только на корм скоту, на производство мяса птицы и
яйца мы использовали по 70 миллионов тонн зерна. При этом в
страну практически не завозились мясо и мясные изделия. Так что,
какие рекорды?
Другое дело, что в 2002 году собрано столько зерна, что
образовались излишки. Причина - отсутствие внутреннего
потребителя, а это для страны явление новое.
- Тем не менее последние 2-3 года Россия не ввозит чужое зерно,
а в благословенные времена колоссальных урожаев, в 1970-е,
ввозила.
- Да, импорт России сегодня не нужен: просто некого кормить.
- И потому, что нет у нас своего животноводства, мы вывозим
зерно за рубеж, верно?
- После долгих лет, даже десятилетий, на протяжении которых
каждую осень слышны были горькие сетования - вот, опять хлеб
закупаем, эти излишки зерна, которые страна может продавать за
рубеж, и греют самолюбие соотечественников. Но замечу:
собственно бюджет страны от экспорта практически ничего не
имеет. Стоит только чуть глубже заглянуть в этот процесс,
начиная от продажи зерна крестьянами посредникам и дальше по
цепочке, как все становится ясно. Скажем так: не те финансовые
ветры дуют пока на наших просторах.
Впрочем, и наши порты не в состоянии обеспечить стабильный
экспорт. Они "заточены" не на отгрузку зерна "туда", а на его
прием "оттуда". СССР закупал в год до 43 миллионов тонн фуража.
Сегодня Новороссийский порт может экспортировать от 1,3 до 1,8
миллиона тонн. Перевозки по железной дороге недешевы, хотя
Минсельхозу удалось убедить железнодорожников дать зерновикам 20-
процентную скидку.
Скажу больше, на мой взгляд, Россия не является в перспективе
экспортирующей зерно страной. Я надеюсь и даже глубоко верю, что
будет восстановлено все-таки поголовье скота и птицы, будут
созданы условия для того, чтобы мы смогли производить конечный
продукт - мясо, а не получать его из-за рубежа втридорога. Такая
позиция четко прослеживается и у руководства Минсельхоза.
- Ну а пока урожай никак не сказался на поголовье скота - везем
зерно за кордон. По вашим наблюдениям, там его ждут?
- Теоретически объем экспорта может составить 7 миллионов тонн.
Несколько расширились возможности по перевалке зерна за счет
мелких фирм. Тем более что сейчас практикуется особый способ
загрузки судов: вагон краном поднимают, переворачивают и ссыпают
зерно прямо в трюм судна.
Конъюнктура на международном рынке такова, что наше зерно
остается привлекательным даже с учетом высоких транспортных и
перегрузочных издержек, которые образуются, если отгружать его
через эстонский порт "Мууга". В Европу нам пробиться трудновато,
поскольку зерновой запас у стран ЕС более чем достаточный (18
миллионов тонн) и недавно опять вырос более чем на 3 миллиона
тонн. А вот, скажем, за экспорт в такие страны, как Египет,
Алжир, Израиль, Кипр, можно побороться.
Но конкуренция предстоит жестокая прежде всего с Украиной. И вот
почему. Себестоимость производства зерна в Украине гораздо ниже,
чем у нас. Второе - у них очень короткие "транспортные плечи" по
доставке зерна в порты. Одно дело - нам везти с Алтая до
Новороссийска, другое дело - от Харькова до Одессы. Третье - в
Украине есть порты с самыми высокими перевалочными возможностями.
- Не охладеют ли крестьяне в будущем году к зерну, не сократят
ли посевные площади, увидев, как тяжело его продать?
- Я убежден, что произойдет все с точностью до наоборот.
Посевные площади будут расширяться. Уверен, что мы с вами станем
свидетелями, как они достигнут уровня десятилетней давности - 62
миллионов гектаров. Растет число желающих вкладывать деньги в
производство зерна, иначе говоря, растет число инвесторов. Ну а
если появятся деньги, то и объемы производства зерна будут
возрастать.
- В Правительстве иной раз раздаются голоса, что выращивать
зерно - нерентабельно. Отчего же бизнес в этот сектор пошел?
- При правильной организации процесса производства зерна нужно и
можно получать до 300 процентов прибыли. Другого такого бизнеса
я не знаю. В хорошем хозяйстве производство тонны зерна стоит от
800 рублей до тысячи, а реальная цена на него на мировом рынке -
в пределах 115 долларов. Считайте сами.
- Кризис мнимого перепроизводства показал: мы не умеем
прогнозировать собственный урожай. Отсюда убытки. Кто в России
занимается такими прогнозами? Если никто, может, стоит создать
особую организацию?
- Так ведь она есть. И называется Минсельхоз. Но одно дело,
когда мы прогнозируем исходя из реалий сегодняшнего дня, другое,
когда управляем этим процессом. Это разные вещи.
Конечно, необходимо управлять АПК так, как, скажем, в США. Что
мешает? Посмотрите на строку в бюджете, где говорится о сельском
хозяйстве, и сразу станет ясно, есть ли возможность управлять
этим процессом даже у такого талантливого человека, как нынешний
министр Гордеев. Прогнозировать можно, управлять сложно.
Справка "РГ"
Государственная поддержка зернового производства составляет
(долларов на гектар): США -200, ЕС - 800, Финляндия - 1200,
Норвегия - 3500. В России - 12,5.

Александр Гаврилюк
"Российская газета" 17.12.2002
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован