Русский Разум в созидании будущего

Современный социум застыл на краю исторической пропасти, гибельный провал которой был обозначен вспышкой на рубеже ХХ-XXI веков Третьей Мировой войны, гибридной по тактическим средствам и нацеленной на универсализацию законов жизнедеятельности этнокультурных сообществ Запада и Востока, Юга и Севера. Поводом для развязывания полномасштабных боевых действий стал взрыв 11 сентября 2001 года Башен-Близнецов в Нью-Йорке, осуществленный, будто бы, исламскими «террористами» и вызвавший военные операции США и их союзников против народов исламского мира в Афганистане, Ираке, Ливии, Сирии. Продолжением наступательной стратегии стран Запада по утверждению своей власти в глобальном социуме должно стать разрушение во втором десятилетии нового века России как суверенного центра консолидации народов Северной цивилизации, а завершением всего процесса будет подавление уже в третьем десятилетии Китая как социально-политического ядра в жизнедеятельности народов Восточной цивилизации.

Ныне мировое сообщество приблизилось к роковому рубежу военного столкновения ядерных держав. Для предотвращения гибели человечества необходимо подчинить практическую жизнь современного социума созидательным императивам всемирного Разума, утверждающим соразмерную целостность бытия. В обостряющейся ныне борьбе цивилизаций за лидерство в глобальном социуме победителем станет та общественная система, которая будет руководствоваться внутренне единой и максимально полной, целостной научно-философской картиной мира. Этот разумный образ полноты бытия  должен быть «гуманистическим» по историческому смыслу и способным выразить внутреннее согласие между законами объективного мира и нравственными приоритетами религиозных доктрин буддизма, ислама, христианства по утверждению в жизни людей идеалов «свободы», «равенства», «братства». Таким образом, постижение «универсальной целостности» окружающего мира становится ныне генеральной проблемой в исторической судьбе как современного социума, так и постсоветской России.

Наибольшей трагедией русского народа в новейший период его исторической жизни стало крушение в конце ХХ столетия советской державы, обозначившее социально-политический раскол русского этнического массива на региональные популяции российских великороссов, украинских малороссов и вполне самобытных белорусов. Если украинцы в погоне за личным благополучием устремились на Запад, а россияне в поисках надежной опоры двинулись на Восток, то белорусы пока еще не определились в своем общекультурном выборе, поддерживая в основном идею солидарности русских масс в созидании совместного будущего. Наблюдаемое ныне «идейное» расщепление русского этноса по разным цивилизационным мирам будет означать его гибель как самобытного духовного существа, утратившего созидательную силу в поддержании своей «евразийской» идентичности.

Процесс глобализации мирового сообщества наглядно показал жизненные пределы евразийской доктрины российского социума, требуя от русского самосознания перехода от логики циклического освоения идей Запада и Востока к проектированию собственного «пути» в утверждении будущего Истощение жизненных ресурсов «евразийской стратегии» общероссийской исторической практики отчетливо просматривается в регулярном сокращении временных отрезков устойчивого стремления русских масс идти то на Запад, то на Восток. Предпоследний разворот российского общества на Запад был связан с распадом в 1991 году СССР и социально закреплен разгоном 4 октября 1993 года Съезда народных депутатов и Верховного Совета РФ, а также принятием в декабре того же года новой Конституции страны. Ознаменованный данными событиями прозападный цикл в жизни постсоветской России продолжался до февральских событий в Киеве 2014 года и охватывает в итоге 21 год (2014–1993=21). Советский период российской истории, выразивший ее «восточный уклон», длился 74 года (1991–1917=74). Если исключить годы гражданской войны и период НЭПа (1921 – 1928), то получим интервал в 63 года (1991–1928=63). Следовательно, если мы разделим время «советской эпохи» на годы «прозападной ориентации» РФ, то обнаружим трехкратное сокращение длительности геополитического цикла(63:21=3).

Обратимся для уточнения нашего обобщения к истории императорской России. Царь Петр провозгласил Россию империей в 1721 году: следовательно, имперский период охватывает около 200 лет (1917–1721=196). Общая динамика российской исторической практики сохраняет в своих геополитических разворотах тенденцию к трехкратному сжатию своей длительности (196:63=3,1). Проверим еще раз данную тенденцию на основе соотнесения имперского интервала российской истории с длительностью «восточной ориентации» древнерусского общества, обозначенной в своих началах монгольским разгромом русских княжеств в походах 1237–1238 и 1239–1240 годов (1721–1238=483). Общая тенденция к трехкратному сокращению временного цикла сохраняется и здесь (483:196=2,46). Отсюда можно сделать прогноз, что очередной кризис российской идентичности может разразиться уже через 7–8 ближайших лет (21:3=7 или же 21:2,5=8), т. е. произойдет в начале третьего десятилетия этого века (2014+7=2021 или 2014+8=2022).

Ныне постсоветская РФ на практике повторяет в максимально сжатом виде весь предшествующий путь исторического развития российского социума, заостряя внимание россиян на проблеме выхода из нравственного тупика своей исторической практики. Современная РФ, сделав в 90-е годы попытку идти вслед США по пути социально-экономического «либерализма» и гражданского индивидуализма, наткнулась на угрозу разрушения федеративной целостности со стороны национальных республик, исповедующих духовную традицию как основу собственной социальной идентичности. Реальная опасность распада федеративной целостности страны заставила Кремль существенно усилить в 0-е годы нового века роль государственного управлении в жизни российского общества, возрождая исторический опыт Восточной цивилизации в нравственном единении правителя и народных масс и сближаясь в идеологическом плане с «семейно-патерналистской» стратегией современного Китая. Таким образом, постсоветская РФ была вынуждена силой обстоятельств на практике руководствоваться «евразийской концепцией» социально-исторического процесса, наглядно запечатленной в духовном облике основных региональных объединений русского этноса в лице великороссов и малороссов.

Если восточная традиция сформировала «коллективистский» характер великороссов, то западная «либеральная» парадигма определила «индивидуалистский» жизненный настрой малороссов как выражения максимальной свободы, взаимной независимости индивидов, действующих под влиянием сугубо личных интересов. Однако подобная идейная разнонаправленность нравственных установок великороссов и малороссов в управлении общественной практикой переросла ныне в этнокультурный раскол Русского мира, угрожая ему близкой гибелью.

Историческая жизнь Русского мира первых двух десятилетий нового века показала вооруженным конфликтом на юго-востоке Украины коренное расхождение «восточных», коллективистских» настроений великороссов в утверждении общества «государственного патернализма» и «прозападных» нравственных увлечений малороссов в утверждении общества «социального индивидуализма» и «личностного волюнтаризма». Кто же сможет соединить эти два разнонаправленных потока русской жизни, скрестив в общероссийском социально-историческом пространстве личную волю и коллективную сплоченность русского люда, выразив всю мощь его духовных способностей в осуществлении исторической практики? Таким социальным средоточием созидательных потенциалов русского духа может быть лишь обладатель полноты «творческой энергии» русского народа, нацеленный на укрепление коллективной воли людей «логической силой» мышления и направляемый в своей практической деятельности целостным настроем научно-философского разума. Этим практическим выразителем полноты творческой энергии русского народа должен стать белорусский, то есть «чисто русский» этнос, еще не сказавший своего заветного слова в отечественной истории, но в полной мере доказавший в годы Великой Отечественной войны собственную приверженность идеалам общерусского дела.

Именно Минск должен ныне обеспечить практическую генерализацию творческих потенциалов русского разума в развертывании глобальных параметров мирового сообщества. Белорусский народ как «чисто русский» субъект общероссийской исторической практики должен примирить и нравственно сплотить в совместном социальном усилии «общегражданский», самоотверженный настрой великороссов и раскрепощенный, «вольный» дух малороссов. Другого Спасителя Русского мира от саморазрушения просто нет: будем надеяться на созидательную концептуальную силу Белорусского Интеллекта в созидании достойного будущего.

 

Гореликов Л.А. – д.ф.н., профессор, академик Ноосферной общественной академии наук

01.03.2018.

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован