Рыночные особенности патриотизма

 «В твоих сердцах бесчестия отрава,

Ты не мешай упрямым сыновьям

Творить и строить, косная держава!»

(В.Еращенко)

 

Темы Отечества, Малой родины, духовного облика человека и пространства мотиваций его жизнедеятельности постоянно находятся в сфере внимания общественности. Необходимость исследования семантики этого понятия, философии патриотизма и состояния патриотического сознания людей в меняющемся современном  мире вызвана рядом обстоятельств становления российской государственности и практикой международного сотрудничества. Рыночная экономика и монополизация, вносят свои коррективы, и, разумеется, определённым образом меняют отношение людей к жизни.  В каких социальных явлениях проявляются эти изменения? Имеются ли в духовном облике современного человека мотивации к обустройству своей Малой родины, своего Отечества? Эти и другие вопросы, связанные с темой патриотизма, особенностями патриотического сознания в условиях становления рыночных отношений неизбежно актуализируются в сознании гражданина при нарастании внешней угрозы. Ведь то, что мы, мягко выражаясь, называем рыночными отношениями, на самом деле является обыкновенным капитализмом с присущими ему как положительными, так и отрицательными качествами.

Повседневный быт, культурные традиции, вросшие в этническую психологию, порождают чувство этнического единства (чувство психологической комфортности и защищенности в данной местности). В сознании дееспособного человека его возрастные впечатления со временем приобретают характер всеобъемлющей абстракции. «Малая родина» становится символом «родины вообще» - Отечеством. Такое осознание «внешнего» характерно для людей. С этим внешним нас связывает либо психологическое отторжение, либо психологическое единство – общественная природа людей. Линия единства, причастности к общему, более значительному, чем окружающая бытовая среда, обнаруживается в мировосприятии древних этносов. Для убедительности мы приведем строки из одного произведения китайского поэта: «Я люблю эту печальную родную землю, древнюю родную землю/… Эта родная земля/ взрастила возлюбленный мною/ самый горемычный в мире/ и самый древний в мире народ». (Стихотворение «Север» китайского поэта Ай Цин, 1938г.) Не прибегая к излишнему для нашей темы исследованию этнических особенностей, которые, безусловно, имеются и в проявлении патриотизма, попробуем определить природу и место патриотизма как социального явления в современном мире и в России в частности.

Общеизвестно и нет необходимости доказывать изначальную приверженность людей к своему дому, родной среде, местности, населенному пункту своего рождения, родителям и друзьям, воспитателям и учителям, в обществе которых приобретаются привычки, формируются убеждения, формируется личность. Это наша малая родина, наше родное отечество. И более того, с этим первым опытом жизни на малой родине связаны воспоминания комфортности (или дискомфорта, побуждающего к исследованию новых возможностей жизнеутверждения). Это первое заложенное в человеке фундаментальное чувство во все времена было основой народного (вначале этнического) единства. Выход за пределы этого единства с древних времен расценивался как одно из тяжких преступлений. Изменщиков уничтожали: чувство общности пробуждалось в индивиде  путем насилия, через чувство страха, тем самым генетически закреплялось и усиливалось представление о внешней всеобъемлющей, олицетворяющей государство силе, способной карать за отступничество и награждать за службу. Изоляционизм и национализм способствовали закреплению соответствующих запретов в психологии индивидов. Это позволяло диктаторам подменять понятие несвободы понятием народного единства и использовать идею патриотизма для осуществления своих целей. Отдаляясь от реальной почвы, от своей природы, патриотизм превращается в безликую абстракцию, политическое понятие, символическое выражение готовности жертвовать всем ради навязываемых ему политических ценностей. На глубоком человеческом чувстве к родительскому дому строится и добро, и зло. Не была и не является исключением Россия.

При социализме в России с тоталитарной идеологизацией и духовной несвободой патриотизм являлся обязательным условием гражданской состоятельности и мерой гражданской ответственности, социальной и юридической нормой, закрепленной в правовом сознании индивида. Воспитание патриотизма – любви к Отечеству в форме жертвенного отождествления в индивидуальном сознании себя с государством, духовного единства правящей партии и народа – являлось основным требованием в работе всех государственных учреждений от детских садов, школ, вузов, до заводов и колхозов. Задаче программирования сознания людей в духе патриотизма была подчинена наука, литература, искусство. «Нам с тобой поручено до того людей довести, чтобы они, чуть только перед ними хомут поставят, сами бы в этот хомут полезли. …Внутри этих людей нет человека». (Н.Нороков. Мнимые величины). Несогласные с проводимой политикой подвергались медицинскому насилию в психиатрических лечебницах или изгонялись из страны. Таким образом, патриотизм в предыдущий исторический период являлся государственным ресурсом и условием существования экономической и политической системы, кризис и распад которой произошел к концу ХХ века. Эта система нуждалась в героях: на смену религиозно-державному сознанию пришло коммуно-патриотическое с известной символикой и иконостасом. Символичность патриотизма, его абстрактность и оторванность от естественных корней требует адекватной символики, поэтому не удивительно, что смена политического режима влечет и смену патриотической символики. В современной России религиозная символика вновь отождествляется с народной культурой и Отечеством. Вопреки достижениям научной мысли российские рыночные политики гонят народное стадо  в стойло одурманивающей, порабощающей религиозной несвободы. Прямые репрессии, репрессивная экономическая и социальная политика 20-х и 30-х годов, а также репрессивные меры военного патриотизма 40-х годов свидетельствуют о том, что идея патриотизма легко становится инструментом принуждения. «Прекрасны люди, но преступна власть?» (В.Еращенко. Кропоткин на Амуре).

В свете последующих перестроечных явлений общественность осознала недопустимость насилия и принуждения в духовной сфере. Однако задачи сохранения народа, целостности государства и экологической безопасности жизнедеятельности населения придают патриотическому просвещению характер объективной необходимости. Патриотизм народа как проявление его духовного единства, как позитивный отклик на внешние и внутренние политические события обеспечивается всем комплексом культуры социального бытия и остается универсальной основой государственной политики. Понятие «народный патриотизм» имеет высокое нравственное значение. Однако, говоря о естественнонаучном содержании этого явления, важно установить качества личности, восприимчивой к патриотической идее и способной на патриотические поступки, а также воспроизвести те условия, в которых это состояние восприимчивости возможно.

 

За последние несколько веков произошли значительные изменения в организации социума. Из разрозненных изолированных очагов сформировалось общемировое пространство социума: мир становится единым. Патриархальные отношения и традиции исчезли во многих очагах цивилизации, продолжается ликвидация устаревших культурных форм. «Свой дом» (в терминологии М.И.Леденева, 1991г.), являвшийся в патриархальном обществе основой правового порядка, утратил свои системообразующие функции. Его значение в жизни индивида сократилось почти до уровня физиологической потребности вследствие процессов, связанных с развитием систем государственного регулирования и вообще связанных с необратимыми глобальными изменениями в социально-экономической сфере. Многие функции семьи (в том числе воспитание, обучение, трудоустройство) осуществляются вне ее. Можно сказать, происходит инверсия «своего дома». Он во все возрастающем объеме перемещается вовне. Гражданская и личная жизнь все детальнее регламентируется, а отдельная личность превращается в статистическую личность. То есть в социуме создаются условия для наиболее полного проявления закона естественного отбора в борьбе за жизненное пространство (за более комфортные условия жизни). И нравственные ценности предшествующей эпохи претерпевают ломку и переосмысление. В рыночном обществе целесообразность поступков, целесообразность жизнедеятельности превращаются в условия сохранения личности. «Советское бытие приучило каждого обязательно прятать все то, что составляло подлинного его самого и подлинную его жизнь: взгляды, убеждения, мысли, слова, прошлое, ненависть, надежды… человек приучался не ходить прямой дорогой». (Н.Нароков. Мнимые величины.) Рыночное общество освободило человека от необходимости скрывать свою природу. Рыночными становится не только культура, но и нравственность: «будь безразличен ко всему, - поучают людей средства массовой информации, - береги свое здоровье, думай о себе». Рационализм поступков как проявление рыночного сознания обеспечивает преимущества перед иными участниками социального процесса. Поэтому рыночный патриотизм можно характеризовать и как служебный патриотизм, когда создается либо  видимость участия, либо участие «по необходимости» в общественных процессах с гарантированной личной безопасностью. «Служебный» патриотизм – это нормальная реакция человека на неприемлемые для него условия. Можно привести массу примеров воинствующего патриотизма журналистов, вскрывающих «язвы общества», когда это стало безопасным, в противовес трагическим судьбам диссидентов, отстаивающих демократические принципы в опасной политической обстановке. В рыночном «статистическом» обществе независимых субъектов в среде различных категорий населения закономерно образуется групповая солидарность и усовершенствуется институт лоббирования как мера преодоления «демократической бюрократии». Понятие патриотизма в этих группах используется их участниками для достижения односторонних преимуществ. Примером может служить движение воинствующих экологов (среди которых, как обычно в таких демаршах, исчезающе малая часть профессионалов) со своими претензиями, в некоторых случаях препятствующими развитию производственного сектора и омертвляющими значительную долю общественного продукта наряду с церковью.

Невозможно в демократическом обществе привести к «общему знаменателю» патриотические чувства людей без идеологического и правового насилия. Но, что такое состояние вообще возможно, демонстрируют теологические анклавы, в которых высокий уровень патриотизма обеспечивается примитивным уровнем мировоззрения и поддерживается паразитирующим на этом правящим классом. В России уже существуют такие анклавы, и в целом Россия движется в этом направлении.

Расширение коммуникационных возможностей людей на основе научно-технического прогресса, в том числе прогрессирующее этническое смешение расширяют пространство «своего дома». Миграция в иные страны уже не воспринимается личностью в России как необратимый шаг, порывающий все связи с оставленной средой. Тем более, это уже не рассматривается в российском (постсоветском) законодательстве как «измена Родине». Политические меры казни или «выдворения» - лишения гражданства, характерные для тоталитарных режимов, теряют актуальность в рыночных условиях. Тоталитарный коммунистический режим в России практически ликвидирован. Мировым сообществом расшатываются политические конструкции приверженцев тоталитаризма – приверженцев географической и политической изоляции и духовной несвободы. В сознание людей внедряется мысль, что мир движется по пути к широкому взаимодействию «без границ», когда перед участниками международного экономического процесса возникает якобы ответственность за более общие решения, чем решения регионального или государственного уровней. Вместе с тем, в международной политике («расшатывании») все отчетливо прослеживается экономические и политические интересы сопредельных стран, а также США – лидирующих экономик. Здравомыслящие люди понимают, что это естественное состояние монополистического капитализма – империализма. Поэтому государственные решения, несомненно, подвергаются исследованиям с позиций экономических и политических интересов России, как их видят облеченные властью лица (Президент и его ближайшее окружение). Человеку как общественному существу свойственно отождествлять себя с той или иной группой и системой, тем или иным регионом, планетой, галактикой и т.д. В этой связи можно констатировать, каким бы частным или общим ни был уровень осознания личностью себя в окружающем мире, ему соответствует определенный уровень патриотического сознания.

Разумеется, в мире, где действует закон борьбы за жизненное пространство, наряду с позитивными процессами консолидации существуют очаги господства архаичных форм социальной организации. Попытки идеологизации гражданской жизни и религиозного оглупления населения удачно осуществляются на посттоталитарной платформе, подготовленной исторически сложившейся практикой управления, в которой патриотизму отводилась главенствующая роль. Осуществляется подмена культурных достижений, полученных на основе научных знаний, отжившими религиозными традициями и мифическими сюжетами. Населению навязывается психология идолопоклонства, характерная для восточных деспотий и иных тоталитарных режимов. И, разумеется, в таком социальном пространстве реанимируются националистические, великодержавные проявления патриотического сознания, сталкивающие мир к конфронтации. Общеизвестно, что в определенные периоды истории возрастает актуальность патриотизма для отстаивания населением общенародных интересов. При этом существует тонкая грань, за которой патриотизм становится опорой антинародного режима, который во имя верности «Своему дому» призовет защищать ложные ценности, не общенародные, а корпоративные. Об этом не следует забывать. Широкая государственная компания христианизации населения в России уже замечена в мировом сообществе. Глубину и размах этой компании придают в том числе и интересы рыночного общества, в котором сфера действия религиозных конфессий охватывает не только политическое пространство, но и становится одним из секторов экономики.

Все религии и политические идеологии исходят из одного и того же ложного принципа, лживого утверждения, что человеческое счастье – это состояние. Отсюда проистекает и «справедливое» требование «поделить всё на всех поровну». В то же время счастье – это не состояние, а явление, процесс (короткий, продолжительный, не важно, но процесс!) А если процесс, то логично создавать условия для его бытия сегодня, сейчас, а не после, «в загробном мире». Рыночное общество к этому готово. 

Понятие «своего дома» в рыночном обществе определяется представлениями о достатке и успехе. Из социально-экономического инструмента «свой дом» превращается в социально-бытовой элемент, а инструментом становятся способности и качества статистической личности, участвующей в конкурсном отборе на место в жизни. Ориентация семейного и общественного воспитательного процесса на карьерный рост, личный успех выражает идеологию рыночной экономики, двигающей рыночное общество. При этом все без исключения сферы общественного сознания превращаются в соответствующие секторы экономики. Общественные движения милосердия и сострадания, иные общественные институты в рыночном обществе не существуют длительное время без государственной поддержки или вне экономического взаимодействия, поэтому и патриотизм из альтруистического становится рыночным патриотизмом. Разумеется, наряду с расчетом в обществе всегда имеются и добрые, бескорыстные движения души, но такие состояния не характерны для рынка. Рыночный патриотизм, с одной стороны, определяется необходимостью развития региональных рыночных механизмов, обеспечивающих выгоду отечественным бизнесменам и региональной казне и поддерживается региональным правительством.  С другой стороны, рыночный (служебный) патриотизм осознанно проявляется участниками экономического процесса как необходимое условие личного успеха, личной выгоды, как имитация готовности жертвовать малым в награду за безбарьерность бизнеса и государственную поддержку, как имитация лояльности  по отношению к власти, без которой бизнес в России невозможен.  Эта схема вскрывает глубинные корни, питающие побеги взяточничества.

Не следует игнорировать факт, что рыночное общество – это многоуровневая и многоплановая система экономического взаимодействия, в которой духовная сфера является лишь особой формой приложения предпринимательского интереса. В рыночном обществе теряет эффективность идеология гражданской ответственности и опирающаяся на нее форма всеобщей воинской повинности. Армия становится платной, профессиональной, а христианство в России – фактически монополизация духовной сферы при поддержке (по инициативе) установившегося правящего режима в личных интересах религиозных иерархов и сообщества их субдоминантов. Атеизм становится нежелателен, поскольку создаёт научную основу для лишения коммерческой выгоды влиятельного паразитирующего сословия (категории населения) и системы в целом. Дальнейшее развитие ситуации по религиозному сценарию не исключает в недалеком будущем преследование атеистов. При этом существенно возрастает потребность в правовом регулировании общественных отношений в интересах рынка, а вместе с нею и опасность бюрократизации, и религиозной инволюции общества.

Рыночное общество необходимо многослойно в имущественном отношении, и это неравенство не может не сказываться на состоянии нравственности, в т.ч. на отношении различных категорий населения к государственным мерам пропаганды сознательной гражданской ответственности, патриотизма. Разумеется, в какой-то мере идеологические заклинания продолжают действовать на внушаемую часть населения, однако всеобщее патриотическое единство в рыночном обществе может быть достигнуто иными, экономическими мерами, ведь патриотизм становится всего лишь одним из предметов купли-продажи. В то же время, в рыночном обществе велика потребность в идеологической пропаганде (политической рекламе). Наличие оппозиции, противоборство лидирующих политических партий и корпоративных групп нуждается в народной поддержке. Патриотизм населения в этой борьбе одинаково выгоден и коммунистам, и демократам, и националистам, и т.д. «Народный патриотизм» – политическая абстракция для обоснования всенародной поддержки, символ «народной воли», от имени которой, по выражению кн. Кропоткина, могут  проистекать самые бесчеловечные события.

 

В творчестве некоторых хабаровских поэтов (например, В.Еращенко, В.Дыбунов) патриотизм проявляется в неприятии и отрицании навязываемого политического порядка и путей развития государственности, в желании более справедливого мироустройства:

Осознание некомфортности жизни подвигает ущемленные категории населения к патриотическим выступлениям, не всегда согласующимся с линией государственной политики. Снижение уровня патриотического сознания в России – это не следствие «недоосознания», как может показаться на первый взгляд. Это более сложный процесс: государственное управление не позволяет развиться заложенным в человеке патриотическим порывам. Негативный личный опыт приводит к озлоблению (не оттого ли так грязны места общего пользования в России?) Бюрократизация, сковывание инициативы охватывают самые существенные стороны быта. Особенно дико выглядит двусмысленная практика установления превышения уровня самообороны в случаях необходимой защиты своей чести, достоинства и жизни, компания «разоружения» населения, отсутствие закона о неприкосновенности частной собственности; возведение жилья на ранее незанятых, свободных территориях трактуется в отношении гражданина как «незаконный захват территории» и т.д… Поэтому линия на социализацию рыночного общества, гуманизацию и рационализацию государственного управления отвечает задаче снижения социальной напряженности и водворению патриотизма в правовое, общественно безопасное русло. 

Таким образом, в рыночном обществе состояние патриотического движения получает еще более тесную зависимость от государственного заказа. Патриотическое сознание пересекается с рыночным сознанием и это последнее переориентирует жизнедеятельность в практическое русло. По сути, требования государственного патриотизма и требования повседневной жизни составляют неравновесную колебательную систему, находящуюся в постоянном движении. На одной чаше весов вопросы национальной безопасности (в том числе информационной), вопросы государственной целостности, на другой – вопросы международного взаимодействия, глобализация, демократические институты, свобода и безопасность гражданской и личной жизни и т.п. И со всех сторон давят интересы населения, представленного разнообразием личных усилий, многообразием политических и иных гражданских объединений.

В этих условиях режимное государство заинтересовано в сокращении общественных институтов и в их имитации перед лицом мирового сообщества. Но тенденции к всеохватывающему контролю уже не способны остановить духовное перерождение. Концепция карьеризма, эгоцентризма, личного достатка противоречит идее патриотического объединения, в то же время в рыночной форме возможны любые объединения.

Имитация общественной активности не характерна для рыночного общества. Однако в той мере, в какой рыночное сознание и рыночные механизмы вторгаются в духовную сферу и открывают в ней возможности для жизнеобеспечения, духовная сфера превращается в один из секторов экономики со всеми вытекающими последствиями (конкуренцией, лоббированием интересов, имитацией патриотизма и т.д.), о чем уже было сказано.

Некоторые авторы придают чрезмерное значение субъективным, эмоциональным корням (содержанию) патриотизма. Однако в конечном виде все разнообразие проявления патриотических настроений замыкается на государственном заказе: можно выдумать сколько угодно субъективных конструкций, внести в них сколько угодно духовности и чего угодно, а в итоге все окажется весьма правдоподобной и искусной, но безжизненной моделью. В рыночном мире такие усилия останутся без последствий. Жизнь конкретна: это конкретная прагматическая реакция на конкретную ситуацию, созданную материальными силами, подчиняющимися законам материального мира. И это внешнее, давлеющее над людьми, над их природой, над их внутренним миром определяет логику поведения людей, логику осознания ими себя в сообществе себе подобных.  

 

Хабаровск, 2007 г.

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован