Эксклюзив
27 августа 2012
8213

С.А. Кимельман: Антисоциальная экономика пользования национальным богатством

В нашей стране создана уникальная экономика разграбления и истребления национального богатства без его воспроизводства. Эта уникальная экономическая система хозяйствования названа нами экономикой пользования. Ниже раскрываются характерные черты природо-истребительской и государственно-грабительской антисоциальной экономики пользования. Но сперва определимся с основными понятиями, используемыми нами.
Экономика пользования - это такая система хозяйствования, в основе которой лежит пользование объектами национального богатства страны в интересах узкого круга лиц, представляющих высшую федеральную и региональную (губернаторскую) власть, высшие чины (чиновничество) федерального и регионального правительства, высший федеральный и региональный криминалитет, сросшийся с властями и чиновничеством.
Экономическое толкование термина "национальное богатство" носит неоднозначный характер, в особенности это относится к составным частям (элементам, компонентам) национального богатства и порядку их экономической оценки. По методологии статистического агентства Европейского союза национальное богатство представляет собой совокупную стоимость всех активов (нефинансовых и финансовых) в рыночных ценах. В состав финансовых активов включаются валюта, монетарное золото, ценные бумаги и т.п. Нефинансовые активы подразделяют на производственные (основные фонды, включая незавершенное строительство, материальные оборотные средства, ценности, домашнее имущество и т.п.) и непроизводственные, которые, в свою очередь, делятся на материальные (природные ресурсы - земельные, минерально-сырьевые, лесные, водные, биоресурсы и др.) и нематериальные (патенты, лицензии и т.п.).
Росстат в настоящее время приводит в своих статистических ежегодниках сведения о стоимости национального богатства по большинству перечисленных элементов, кроме стоимости национального богатства природных ресурсов. Однако природно-ресурсное национальное богатство, в частности национальное богатство недр, в десятки, а порой и в сотни раз превышает учитываемые активы. Поскольку природно-ресурсные объекты являются государственной собственностью и по Гражданскому кодексу РФ относятся к недвижимости, то они должны быть оценены по их кадастровой стоимости и занесены в реестр государственной недвижимости. Но однако это преднамеренно не делается, так как противоречит устоям укоренившейся в России экономики пользования.
Попытаемся фрагментарно в общих чертах охарактеризовать собственно экономику пользования. Оговоримся, что детальное описание экономики пользования - это предмет нескольких объёмных статей, может быть, целой теоретической монографии. В настоящей публикации приводятся только отдельные важнейшие аспекты, необходимые для понимания антисоциальной сущности экономики пользования. Перечислим их:
Первый. Экономика пользования лежит в основе перераспределения доходов, порождаемых национальным богатством, в пользу властей, олигархов, чиновников и криминалитета.
Второй. Экономика пользования нарушает рыночное начало создания капиталов, которые зарабатываются трудом и умом, то есть реальными делами.
Третий. В экономике пользования преобладают нерыночные, незаработанные доходы, порождаемые, во-первых, природной рентой (горной, лесной и т.п.), во-вторых, дивидендами на "огромные" пакеты акций (до 70-100%).
Четвертый. В экономике пользования выделяется поименно узкая группа "владельцев" и "хозяев" компаний, которыми являются физические или юридические (как правило, офшорные) лица.
Пятый. В экономику пользования превосходно вписалось крупное чиновничество, выдающее государственные лицензии (разрешения) на право пользования природно-ресурсными объектами.
Шестой. В экономике пользования вольготно чувствуют себя преступные сообщества, наживающиеся на получении дани и крышевании "незаконного" пользования.
Седьмой. Экономика пользования подкреплена законодательством, которое сориентировано на выдачу властями и правительством государственных лицензий на право пользования объектами национального богатства.
Восьмой. Началом экономики пользования можно считать чековую приватизацию, реализовавшую и закрепившую право частной собственности, которая проведена в интересах власти и назначенных ею хозяев и владельцев компаний.
Девятый. В экономику пользования хорошо вписывается пресловутый закон N 941, по которому раздаются в пользование госбюджетные средства. При этом установлены негласные правила отката, доходящего даже до 95%.
Десятый. В экономике пользования по существу исчезла грань между государственной и частной формами собственности в крупных, сверхкрупных, олигопольных и монопольных компаниях.
Одиннадцатый. В экономику пользования втиснули пенсионную систему, социальное страхование от несчастных случаев и обязательное медицинское страхование, которые законодательно сочетаются с основными установками экономики пользования.
Кратко поясним обозначенные выше тезисы.

О ренте
Если под рентой понимать незаработанный доход, то можно выделить пять видов ренты:
1) природно-ресурсная рента (горная, земельная, лесная, водная), объективно образующаяся при эксплуатации природных объектов в силу природных различий этих объектов, когда при одних и тех же затратах труда и финансовых средств достигаются разные производственные результаты;
2) мировая экспортно-ценовая рента, возникающая при экспорте продукции в силу различия цен на внутренних и внешних рынках;
3) монопольно-региональная ценовая рента, возникающая вследствие различия региональных цен внутри России в силу региональной монополизации права пользования;
4) чиновничья рента, её также называют административной рентой, представляющая собой "откаты" за предоставление права пользования объектами национального богатства; часто эту ренту получают близкие родственники чиновников (жёны и дети);
5) криминальная рента - незаработанный доход, который получает преступное сообщество за крышевание "пользователей".
Собственно природная и ценовая рента - это основа основ жизни стран, наделённых большим природно-ресурсным потенциалом. Остальные виды ренты являются частью природной и ценовой ренты. От соотношения размеров этих видов ренты зависит политико-экономический строй государства. Сегодня авторитарный антисоциальный политический строй в России институционально соответствует экономике пользования, при которой преобладающая часть природной ренты является кормушкой для всех государственных групп пользования.

О "владельцах"
Как правило, владельцы компаний "обладают" крупными (от 25 до 100%) пакетами акций в ОАО. Это российское ноу-хау. За рубежом в развитых странах в крупных компаниях практически не встречаются такие "владельцы" и "хозяева".
По существу почти все российские владельцы и хозяева - это не настоящие собственники, а наёмные менеджеры, которым эти пакеты "подарены" для пользования в интересах властей, которые и "наняли" этих менеджеров. Они (наёмные менеджеры) понимают свою роль в экономике пользования. Они должны делиться, так как с ними всегда могут разорвать "контракт" и либо посадить на нары, либо разрешить убежать за рубеж. На этот последний случай им нужна "соломка" - активы за рубежом. Поэтому "пользователи" не склонны вкладывать доходы от пользования внутри России. Многие "пользователи" уже давно обосновались в лондонах и парижах, иногда прилетая в России на своих самолётах и со своей охраной посмотреть на свои объекты пользования. Основная часть "пользователей" понимает, что они временщики в Росси, что народ их вынужденно терпит, хотя и ненавидит. Но терпение может лопнуть...

О приватизации
Началом экономики пользования стала чековая приватизация, которой в этом году исполнилось 20 лет. Печальный юбилей. Вполне резонно директор Института экономики РАН Руслан Гинберг назвал ваучерную приватизацию в России "самой грандиозной аферой века" (Российская газета", 16.08.2012 г.). Российские приватизационные чеки были безличными, безымянными в отличие от других стран, где они были именными. В России началась повальная скупка чеков руководителями предприятий и специально созданными сетями чековых инвестиционных фондов, которые уже в 1994 г. приказали долго жить.
Материальная база экономики пользования расширялась по мере проведения залоговых аукционов, законодательной приватизации конца 90-х годов прошлого столетия, продолжающейся с небольшими модификациями до сих пор. Одновременно с приватизацией были задействованы механизмы передела собственности, банкротства и рейдерского захвата, поощряемого и проводящегося под присмотром и с участием государства. Законодательно была провозглашена государственная собственность на природно-ресурсные объекты и передача их в пользование через разветвленную систему лицензирования. Получи лицензию - и пользуйся себе на здоровье, не забывая о здоровье тех, кто выдал лицензию и тех, кто может её отобрать без суда и следствия.
О негативной стороне приватизации сегодня много пишут и говорят, но при этом призывают признать итоги приватизации, так как она проводилась в поле действующего тогда законодательства. И в этом есть своя правда и своя правота.
Но возникает один вопрос. Нам твердили и продолжают твердить, что частная собственность более эффективна, чем государственная. Но почему же более 60% эффективных в советское время государственных предприятий, переданных в результате приватизации частным собственникам, оказались неэффективными, обанкротились и прекратили свое существование? Неужели целью приватизации было разрушение громадного количества промышленных предприятий руками новых более "эффективных" частных собственников?
Рассуждая об итогах приватизации и создания частной собственности в России, аналитики, как правило, обходят стороной проблему создания новых частных предприятий среднего и малого бизнеса. Этот процесс как бы исключили из обоймы приватизационных итогов. В нулевые годы много говорили о возрождении среднего и малого предпринимательства. Но узкий круг крупных "пользователей" прочно обосновался в экономике пользования и не допускает средний и малый бизнес к получению соответствующих лицензий.

О форме собственности
В экономике пользования создана особая "пользовательская" собственность.
Во всём мире государственная форма собственности рассматривается как собственность гражданского общества, то есть как национальная собственность, находящаяся в распоряжении государства, выражающего волеизъявление гражданского общества. Но в России государственная собственность оторвана от народа.
Во всём мире частная собственность принадлежит всем акционерам, в том числе миноритарным, которые совместно владеют и распоряжаются своей собственностью. В России же крупная частная собственность "подарена" властями наёмным "владельцам".
Таким образом, в современной России государственная и частная формы собственности практически не отличаются друг от друга и находятся в исключительном владении, пользовании и распоряжении федеральной и региональной власти. В экономике пользования власть и собственность неотделимы и представляют собой единое целое. Недаром сегодняшние собственники борются и, что скрывать, добиваются передачи "своей" собственности по наследству своей семье, своим детям.

О пенсионной системе и налогах на зарплату
Наряду с плоским (явно нерыночным), долгое время неизменным и, якобы, низким подоходным налогом (13%), установлен огромный единый социальный налог (ЕСН), равный 30% с 2012 г. (в 2011 г. он составлял 34%). В итоге налоговая нагрузка на зарплату на самом деле сейчас составляет 43% (47% в 2011 г.), что является явным ограблением граждан нашей страны.
ЕСН законодательно называется страховыми взносами. Так вот с 2012 г. страховые взносы в Пенсионный фонд РФ составляют 22%, из них для лиц моложе 1967 г. страховая часть - 16% и накопительная - 6%. Накапливаем уже долго, более 10 лет, накопили 1,64 трлн. руб. (по состоянию на 01.04.2012 г.). А сейчас "трудовое" министерство предлагает ликвидировать накопительную часть. Пускай, мол, сами граждане накапливают себе пенсии.
Страховая часть пенсии для лиц старше 1966 г. делится на солидарную (6%) и индивидуальную (16%). При этом оказывается, что денег, отнимаемых у "стариков", даже не хватает на их пенсии, что государство дотирует Пенсионный фонд, но его накопительная часть является неприкасаемой. Не понятно, кто конкретно пользуется накопительной частью, не лежит же она в сейфах Пенсионного фонда РФ.
***
Анализируя экономику пользования, можно понять, почему в богатейшем по природным национальным ресурсам государстве народ живёт крайне бедно, подавляющая масса пенсионеров еле-еле сводит концы с концами, почему у нас двадцатипроцентная безработица и засилье нелегальных иммигрантов, с которыми страна безуспешно борется уже много лет - а реальная безработица растёт, нелегальная миграция множится.
В чем причина российской отсталости? Почему щедро одаренная природными богатствами страна занимает в мировых рейтингах низшие места по большинству показателей социально-экономического развития?
Попробуем кратко ответить на эти вопросы на примере развития геологической науки, минерально-сырьевой базы (МСБ) страны, добычи, обработки, переработки, реализации и потребления минерального сырья и продуктов его передела или, короче, минерально-сырьевого сектора экономики России.
Господствующие тенденции методологических аспектов экономики пользования наиболее ярко проявляются в экономике недропользования.
В России в 1992 г. законом "О недрах" было установлено административное право недропользования, реализуемое путём выдачи государственных лицензий на право пользования участком недр, в том числе на право добычи полезных ископаемых. То есть изначально были заложены главенствующие основы экономики пользования недрами на базе государственных административных разрешений в виде лицензий. Получил лицензию - можешь пользоваться, добывать полезные ископаемые, продавать их либо за рубежом, либо у себя в стране. В подавляющем большинстве развитых добывающих стран принято договорное право пользования недрами на основе договоров в виде соглашений о разделе продукции (СРП), но Россия отказалась от общепринятой договорной практики в пользу административного права. Хотя в начале 90-х годов прошлого века по сахалинским нефтегазовым объектам было подписано три СРП, а в 1995 г. был принят закон "О СРП", подводящий законодательную базу под уже существующие проекты, но в дальнейшем закон "О СРП" применения в России не нашёл.
Недропользование до сих пор не стало рыночным. Эта сфера развивается, игнорируя экономические законы. В системе недропользования до сих пор отсутствуют основы рыночной экономики и, в первую очередь, конкурентное начало. В России не сформированы рыночные институты, регулирующие цены на внутрироссийское потребление минерального сырья, нет биржи минерального сырья. Действовавшие в СССР институты геологического изучения недр, воспроизводства МСБ, добычи и обработки полезных ископаемых сохранились до сих пор, хотя и находятся в угнетенном состоянии. А вот стройная система планирования (Госплан СССР) ликвидирована.
В геологии сегодня научная катастрофа и моральная деградация. Реального воспроизводства МСБ нет. Новых крупных открытий месторождений полезных ископаемых нет. МСБ стремительно истощается, но, к сожалению, по многим видам полезных ископаемых и в первую очередь по углеводородам, драгоценным и цветным металлам, твёрдым горючим полезным ископаемым (уголь) созданной в СССР МСБ можно пользоваться еще десятки лет. За эти годы потери (кадры, технологическое и научное отставание) в геологической науке и производственной геологии станут необратимыми.
Автор много лет выполнял научно-прикладные исследования для отдела геологии Госплана СССР. Поэтому не понаслышке знает, насколько стройной и успешной была система финансирования и функционирования, доходности и эффективности минерально-сырьевого сектора экономики СССР, насколько эта система органически вписывалась и подталкивала (стимулировала) развитие тяжелой индустрии и оборонного комплекса страны. Плодами стройной советской системы минерально-сырьевого комплекса рыночная Россия пользуется уже более 20 лет. Но сегодня, когда переходный период 90-х годов прошлого столетия и стагнационно-разрушительный период нулевых годов ХХI века пройдены, производительные силы вошли в острое противоречие с социально-производственными отношениями, в первую очередь в минерально-сырьевом секторе экономики России, который стал обслуживать не свою страну, а зарубежье, которым руководят мировые финансовые силы и российское "пользовательское" чиновничье-олигархическое сословие, которое уже российским-то нельзя называть, так как их богатство, их финансы, их семьи и житейские базы вне России.
Соответственно под это сословие сконструирована довольно стройная система пользования плодами минерально-сырьевого сектора экономики России. Здесь уместно отметить, что в СССР не был в употреблении термин "недропользование". Однако теперь этот термин используется очень часто. Он объединяет геологическое изучение недр, воспроизводство МСБ, эксплуатацию месторождений, добычу полезных ископаемых, их обогащение, первичную обработку и даже продажу минерального сырья. Как видно, этот термин выражает существо функционирования минерально-сырьевого сектора России, которым только лишь пользуются. Надо отдать должное, что система пользования недрами умело сконструирована властями под диктовку олигархов для совместного обогащения узкого круга чиновничье-олигархического сословия. Систему лицензирования успешно преобразовали под интересы президента и правительства. По существу преобладает бесконкурсная раздача лицензий на право пользования участками недр (вдумайтесь, что и здесь в основе пользование богатством недр) своим людям, своим компаниям - это стало нормой.
Но эта, созданная властями под себя, система недропользования растлевает всю экономическую жизнь России. Если бы недропользование не находилось бы на острие экономического развития, если бы оно не предопределяло будущее России и российского народа - это было бы полбеды. Но недропользование сегодня и наверняка еще много лет завтра - это лицо российской экономики и гражданского общества, так как нет никакого другого сектора экономики, который приносил бы столько доходов в российскую бюджетную систему и на офшорные счета чиновничье-олигархического сословия. Вот эту вторую часть надо отвадить от недропользовательской кормушки. Простых решений здесь нет, нужны системные последовательные преобразования сверху до низу.
***
Двадцать лет господства экономики пользования уже дали свои ужасные для России плоды. В первую очередь, это разрушение реального сектора экономики.
Основа мировой экономики - это промышленно-индустриальный сектор. Но в России он на 60 (а может быть, на все 80) процентов остановлен.
Я живу в ранее промышленном районе метро "Автозаводская". ЗИЛ, где работало 100 тыс. человек, остановлен. Около одной тысячи оставшихся на нем работников делают запчасти для неуклюжих "бычков". Шинный завод еле дышит. Первый (ранее основной в стране) подшипниковый завод вспоминают разве что в связи с убойно-газовым "Норд-остом" в гигантском клубе ГПЗ на Дубровке. Завод "Динамо" и его многоэтажный НИИ пустуют. Никак не приладят под выпуск хотя бы чего-нибудь многочисленные огромные цеха АЗЛК. Этот список промышленного опустошения автозаводского района Москвы можно продолжить. Но надо ли?
Экономика 140 миллионной России не сможет жить на импортном потреблении - она должна сама что-то производить. Экспортно-сырьевая ориентация - это потеря национальной экономики и национальной безопасности. Мировые развитые страны прочно посадили Россию на нефтегазовый крючок...
Истинное положение дел в стране прикрывается многочисленными обещаниями. Как правило, их реализация отодвинута на 2015-2020 гг. Время есть. За 8 лет, даже за 3 года многое может измениться. Можно будет и "забыть" об обещаниях, можно передать по наследству новым "рулевым".
Правда, некоторые обещания сбываются. Вот подняли за 2011 год два раза пенсию. На телевидение и в газеты выпустили бабушек благодарить президента и правительство за отеческую заботу.
Вот и экс-президент Д.А. Медведев, переведенный в премьер-министры, вдруг тоже решил по примеру экс-премьера поднять пенсии и не на какие-то 5-10%, а в полтора раза к 2015 г. Почти три года взял для этого. Но есть закон об обязательном росте пенсии по уровню инфляции. А инфляции для ВВП составляет 15-20%. Умножим на три и получится не повышение, а понижение пенсии. Можно взять другую годовую инфляцию, которую обещает правительство, равную 5-6% - но зачем, если в условиях кризиса мировой экономики обещанная инфляция не более чем иллюзорно красивая цифра.
И так во всём. Планируется увеличение в бюджете фонда воспроизводства минерально-сырьевой базы, но с учетом реальной инфляции он уменьшается. Однако чиновники вовсю расхваливают увеличение фонда.
Относительная стабильность цен на углеводороды (УВ) создает некоторое ощущение стабильности жизни. Но если посмотреть на бюджет, то понятно, что для хорошей (в смысле, социальной) жизни эти цены Россию уже не устраивают. Затраты на армию, полицию, оборону, охрану и т.п. растут в 2-3 раза быстрее роста цен на УВ.
Государство создало и продолжает создавать накопительные фонды, включая накопительную часть пенсионного фонда, но не создало механизмов хотя бы сохранения этих копилочных средств, они инфлюируют, сжимаются и скудеют. Но правительство упрямо часть нефтегазовой ренты откладывает для её обесценения.
Для сокрытия реальной сущности экономики пользования и плодов её развития наши "рулевые" используют свой ново-русский язык, значения слов в котором отличаются от общепринятых.
Нам говорят "приватизация", а вместо этого государство осуществляет национализацию, да при этом за счет средств госбюджета, в частности, дивидендов.
Нам говорят, что предприятие 100-процентно государственное, а на самом деле по организационно-правовой форме оно полностью частное.
Нам говорят "диверсификация" экономики, а вместо развития новых отраслей "закрывают" до сих пор пока еще дышащие отрасли и усиливают, по мнению того же правительства, губительные для нашей экономики отрасли, к примеру, нефтегазовую, всё больше и больше подсаживая всё народное хозяйство на нефтегазовую иглу.
Нам говорят, что уменьшают налоги, при этом увеличивая их. Наглядный пример - единый социальный налог.
Нам говорят, что налоги на богатых и на роскошь надо увеличивать, а страдает средний класс.
Нам говорят, что нужно развивать малый и средний бизнес, а фактически его продолжают уничтожать, он поглощается крупным бизнесом, олигополиями и монополиями.
Нам говорят, что нужно создавать условия и вводить такие налоги, чтобы все уровни, начиная с муниципалитетов, сами получали и зарабатывали финансовые средства, а на самом деле налоги всё больше и больше концентрируются на одном только федеральном уровне, увеличивая дотационность всех других уровней.
Нам говорят, что мы последовательно изменяем структуру экспорта, уменьшаем долю нефти и газа, а она растёт.
Нам говорят, что мы создаем конкурентно способные отрасли и уходим последовательно от импортной зависимости, но импорт не уменьшается, а увеличивается, вытесняя российское производство.
Нам говорят, что сделана ставка на увеличение "спроса", но при этом уменьшают денежную массу и сдерживают доходы населения, а для доходов юрлиц открыли пути и лазейки для вывода их за границу.
Нам говорят, что надо переходить на "экономику предложения", а на самом деле всё направленно на удержание экономики пользования.
Нам говорят, что стране нужны инвестиции, в том числе зарубежные, а фактически перекрыли пути притока иностранного капитала, но открыли пути вложения российского капитала за рубежом.
Нам говорят, что недра являются исключительно государственной собственностью, понимая под этим только запасы полезных ископаемых, а в реальной действительности добываемое сырье являются частной собственностью.
Теперь установилась мода на так называемые "дорожные карты". Что это такое? Похоже, никто не знает. Отдельно каждое слово понятно:
карта - отображение местности,
дорожная - прилагательное от корневого слова "дорога".
Вместе получается: карта дорожной сети. Яснее ясного. В частности, ГЛОНАСС соответствует этому определению.
Но у нас удивительная страна. Под "дорожной картой" понимают любой социально-экономический чих. Составляются дорожные карты пенсионного реформирования, дорожные карты "развилок" экономики, дорожная карта привлечения инвестиций, дорожная карта новых зачатков индустрии, дорожная карта развития налогообложения и т.д. и т.п. Даже создано целое агентство по составлению никому не нужных, ни о чём не говорящих дорожных карт, создающих видимость деятельности властей.
Некоторые "карты" уже даже составлены и Россия начала блуждать по ним. Главная их особенность: сроки завершения блуждания - 2018 г. (очередные выборы президента) и 2020 г. (начали в 2010 г. на десятилетку, но осталась еще семилетка не исполненных дорожных блужданий-ожиданий). Живём по принципу заклинившего телефона: ждите, ждите, ждите... Ждём-с! Зная, что не дождёмся...
Вместо ненужной траты времени на пустопорожние дорожные карты нужен системный многоаспектный анализ сложившейся в России экономики и социально-политических отношений в гражданском обществе.
Неужели властям непонятно, что относительная стабильность из-за удерживающихся высоких цен на нефть и газ не может являться показателем устойчивости (пусть даже временной) и поступательного движения экономики вперед по призывному лозунгу "Россия вперёд". Сколько не призывай вперёд, реалии современной экономики пользования наглядно демонстрируют: Россия движется назад!
Свидетельством тому - бесконечные банкротства, рейдерские захваты, неудавшиеся космические запуски, падения ракет, тонущие корабли, падающие самолёты, разрушающиеся электростанции, взрывы на угольных шахтах. Это на слуху. Но многое замалчивается. К примеру, обвал автомобильной и железной дорог, жилых и нежилых построек в г. Березняки (Пермский край) из-за технологической ошибки по выемке породы и образовавшейся искусственной подземной полости на крупнейшем в России месторождении калийных солей. За эту технологическую катастрофу почему-то не наказано объединение "Уралкалий". Её ликвидацией (а это миллиарды рублей) занимается государство за счёт налогоплательщиков.
Нельзя не сказать о плачевном состоянии российской фундаментальной науки - она оказалась невостребованной. Но без научного прогнозирования и предвидения затухает методико-прикладная отраслевая наука, наступает технологическая отсталость, что сегодня ярко выражено. А технологическая отсталость влечет за собой неконкурентноспособность, низкую производительность труда. Лозунговые призывы поднять за несколько лет в два раза производительность труда выглядят пустым звуком без восстановления и развития фундаментальной науки.
В современной России в последние 2-3 года модным стало составление долгосрочных (до 2020 г) прогнозов развития страны, которые делают приближенные к власти институты и учёные. В свою очередь, министерства (в основном Минэкономразвития и Минфин) забросали общество краткосрочными (на 2-3 года - до 2015 г.) прогнозами развития экономики. При этом правительственные краткосрочные прогнозы никак не связаны с долгосрочными стратегиями, то есть с основными направлениями преобразования экономики. Тысячестраничный вариант обновлённой "Стратегии-2020", по утверждению её основных авторов, переводит экономику России от, якобы, действующей в стране "экономики спроса" к новой "экономике предложения". Последняя детально рассмотрена в статье Б. Плышевского ("Экономист", N7, 2012 г.), где аргументировано показана подмена понятий, а именно то, что под предлагаемой экономическими стратегами властей "экономикой предложения" кроется сохранение действующей в стране экономики, направленной на поддержание "господства экономических интересов олигархически-компрадорской собственности".
Любой прогноз (долго- или краткосрочный) должен базироваться прежде всего на экономических реалиях и их изменении в будущем. Правительственные краткосрочные прогнозы напоминают только лишь страшилки, связанные с возможным падением цены барреля нефти, возможными кризисами в еврозоне, снижением темпов развития мировой экономики с креном на Китай.
"Игры прогнозистов" продемонстрированы в обзоре Н. Вардуля ("Московский комсомолец", 22.08.2012 г.). Высвечена несостоятельность и явно очевидная пропагандистская надуманность прогнозов, в частности, при снижении цены барреля до $ 60.
По нашему мнению, долгосрочный прогноз и вытекающий из него краткосрочный прогноз должны базироваться на намерении властей изменить (или, наоборот, сохранить) действующую экономическую систему. Если в России сохранится экономика пользования, то её ожидает прогрессирующая стагнация и дальнейшее реальное падение большинства экономических параметров развития страны и усугубление негативных тенденций при неблагоприятных изменениях мировой экономики. И наоборот, только переход от экономики пользования к неоиндустриальному типу даст возможность стабильного развития и устойчивости к незначительным ухудшениям мировой экономической ситуации.
***
Сегодня власти испуганы содеянным, той экономикой пользования, которую пока они стараются сохранить. Возникли два очага неповиновения, два очага реальной угрозы:
с одной стороны, это "пользователи", которые хотят ими остаться и передать "пользование" своим детям,
с другой стороны, это "непользователи" - граждане России, которые недовольны социальными условиями, несоответствующими развитому капитализму.
Президент, по всей видимости, осознает недовольство этих двух противоположных групп на внутриполитической арене страны. Понимает, что примирение "пользователей" и народа ("непользователей") невозможно.
Недовольство народа пока еще можно (но не до бесконечности!) гасить несбыточными обещаниями. Оно неизбежно будет возрастать без изменения целевого направления российской экономики, без перехода к социально-ориентированной экономике созидания, без ослабления позиций "пользователей", без предоставления настоящих социальных благ народу, без наделения основной массы граждан долей (пусть даже маленькой) собственности на национальное богатство, без создания реальных демократических институтов современного гражданского общества и, наконец, без социально-справедливого распределения природной и ценовой ренты на благо всего общества.
Однако все эти меры неизбежно встретят отпор "пользователей", отдельные группировки (кланы) которых, ныне враждующие при дележке национального богатства страны, могут и объединиться при серьёзном и реальном ущемлении их общих интересов и возникновении угрозы необходимости делить пирог не только с властями, чиновниками и друг с другом, но и с прочими своими согражданами.
Так с кем же сегодня Кремль (или кто для Кремля страшней)?
Мероприятия первых месяцев президентства Путина показали его желание действовать на благо "непользователей" - большинства граждан России. В первые дни после президентских выборов вновь (или опять) избранный Президент РФ для исполнения своих предвыборных обещаний подписал пять указов социального характера. Следующим шагом было укрепление своей группировки - создание своего "кремлевского правительства" с участием многих бывших министров, ставших советниками президента. Далее Путин берет под личный контроль основные направления развития экономики - при президенте и под его председательством созданы экономический совет и комиссия по стратегическому развитию ТЭК. Предприняты шаги по возвращению в страну капиталов "пользователей"-чиновников. С этой целью создана специальная межведомственная рабочая группа по противодействию незаконным финансовым операциям. Госслужащим предложено вернуть в Россию выведенные за рубеж активы. Этот мера, несомненно, пойдет на пользу российской экономике, однако и чиновники из числа "пользователей" при этом не будут обижены, поскольку реализация запланированной кампании приведет к легализации в России накопленных чиновниками капиталов ("Ведомости", 22.08.2012 г.).
Что последует за этими в целом позитивными начинаниями президента, покажет время. Не будем забывать, что экономика пользования укрепилась и стала главенствующей в период первого президентства Путина. Насколько твёрд сегодня Путин в своем намерении поменять тренд российской экономики, насколько он сегодня силён, чтобы противостоять группировке "пользователей", которые просто так не отдадут экономику пользования под реальное индустриальное реформирование?
Как ни банально это звучит, но отобрать доходы у прихлебателей рентной кормушки экономики пользования с одновременным её переводом на созидательный путь можно лишь опираясь на широкие слои населения России. Об этом в своей предвыборной программной статье "Нам нужна новая экономика" ("Ведомости", 30.01.2012 г.) писал Владимир Путин: "... средства населения почти не работают на рынке капитала. Это означает, что население не получает своей доли дохода от экономического роста, от увеличения капитализации экономики. Нужны программы вовлечения в инвестиции средств населения - через пенсионные и доверительные фонды, фонды коллективного инвестирования. В странах с развитой рыночной экономикой это значительная часть национального капитала".
Однако опираться можно только на сильного. А население России... Какие у него капиталы? 13-16% граждан живут за чертой бедности, доля представителей среднего класса незначительна. Бюджет большинства российских семей обеспечивает только еду и одежду. Да и то, что есть, люди неохотно понесут в доверительные и прочие фонды. Слишком уж к ним мало доверия осталось после печального опыта начала 90-х. При этом в стране вот уже 20 лет идет приватизация. Волна за волной. Вот и сейчас накатывает новая волна приватизации. На Петербургском международном экономическом форуме в июне 2012 г. Президент РФ объявил, что "...новая приватизация должна быть, безусловно, принята российским обществом. Это значит - она должна быть понятной, честной и справедливой...>>.
Альтернативой сегодняшней экономики пользования, по нашему мнению, может послужить неокейнсианская экономическая модель созидательного хозяйствования, делающая ставку на такую президентскую власть, при которой законодательная, исполнительная и судебная власти развернутся лицом к народу ("непользователям") и будут служить на благо гражданского общества. Не допущенный сегодня к экономике пользования народ давно ждет этих изменений.
Надеюсь, что ждать осталось недолго.
Пора перейти от красивых слов к делу. Провести наконец "честную и справедливую" приватизацию, которая не являлась бы очередным переделом собственности "пользователей" или затыканием бюджетных дыр, а породила бы новый многочисленный класс собственников, заботящихся о преумножении своей собственности и несущих ответственность за неё. Средства именно этого широкого слоя собственников и будут работать на возрождение российской экономики. Механизмы подобной приватизации уже предложены2. Только пока не востребованы.

Так с кем же Кремль? Кого выберет себе в союзники?

1. Федеральный закон N 94-ФЗ от 21 июля 2005 г. "О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд".

2. Можно ли исправить ошибки приватизации? "Финансовая газета", 11.05.2012 г. (http://fingazeta.ru/scenarios-and-forecasts/mojno-li-ispravit-oshibki-privatizatsii-176279/)
Сергей Беляев, Семен Кимельман, Виталий Кошкин. Капитализм для каждого. "Независимая газета", 04.06.2012 г.
Семен Кимельман. Создание ассоциированной собственности граждан России - необходимое звено нового этапа приватизации. http://viperson.ru/wind.php?ID=652434&soch=1

С.А. Кимельман, докт. экон. наук,
академик Академии горных наук
www.viperson.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован