01 августа 1998
2219

С.Абельцев. `Идти своим путем` (О военной реформе в России)

"А сами мы служим и бьемся за свое
Отечество без жалованья и надеемся
оборониться без наемных людей".

[ Князь Д.Пожарский ]

В истории России было много причин внешнего характера, по которым она оставалась традиционно военным государством. Именно постоянные угрозы извне способствовали длительному сохранению в ней крепостного права, обеспечивавшего поддержание постоянной мобилизационной готовности населения. Так что не все обвинения хулителей России справедливы, особенно если учесть, что от позорного рабства Соединенные Штаты отказались позже, чем царское правительство от крепостничества.

К сожалению, на современном этапе Россия в значительной степени растеряла свои качества мировой военной державы. Одна из причин создавшегося положения заключается в том, что страной руководят люди, у которых до проблем безопасности Отечества не доходят руки: они заняты своим личными делами, участвуя в мировом процессе, реализуя в собственных интересах доставшуюся им власть. Перестроечные и постперестроечные шараханья, эксперименты молодых дилетантов, никогда не служивших в армии, губительно сказались на обороне нашего государства.

Внезапно мы обнаружили, что Россия уже не в состоянии содержать современную армию, а ее ВПК в один момент превратился в главный тормоз цивилизационного прогресса страны. Естественно, на повестку дня немедленно был поставлен вопрос о военной реформе, быстро превратившийся в любимую тему всех белобилетников. В идеологи ее выдвинулись бывшие военные политруки, самозванные политологи и госпожа Г.Старовойтова, вполне серьезно примерившая на себя фуражку министра обороны еще недавно могучей мировой державы.

Дилетантами и пошедшими у них на поводу военными была предложена масса концепций реформы, однако все они свелись к нескольким заказным требованиям. Главные из них - сокращение количественного состава Вооруженных Сил (до 1% от численности населения страны) и pacxодов на оборону (до 5% от объема ВВП); полный отказ от воинского призыва и переход к созданию исключительно наемной, компактной и мобильной армии; введение альтернативной службы; назначение гражданского министра и установление над армией жесткого гражданского контроля.

Во всех предложениях явственно просматривалось стремление скопировать американский опыт, перенести на российскую почву создание объединенных территориальных командований, сил немедленного реагирования и быстрого развертывания, перейти на трехвидовую структуру ВС и бригадное построение войск и даже сформировать военную полицию. Конечно, так работать проще: направил запрос в ГРУ ГШ, получил описание заморских конструкций - и делай так же у себя. Все это свидетельствует о том смятении умов, которое охватило наше общество в результате проведения хаотических реформ, навязанных ему сверху.

И никто не подумал ни о российской исторической традиции, ни о размерах нашей территории, ни о состоянии наших коммуникаций, ни про реальные деньги, наконец. Вот и оказалось, что отсрочку от призыва по различным основаниям могут получить свыше 80% молодых людей, а боец-контрактник обходится казне в четыре раза дороже, чем рядовой срочной службы. Кстати, совсем недавно Германия в очередной раз подтвердила свою приверженность к обязательной воинской повинности.

Известно классическое выражение: "В России реформы идут медленно" А нынешняя вообще свелась не к качественному обновлению армии и флота, но к тотальному их сокращению (к концу 1998г. до 1,2 млн.чел.), перекройке их структуры, ломке армейского и дивизионного звеньев, деформированию системы комплектования войск. И если можно еще принять создание Ракетно-космических войск, то ликвидация Сухопутных войск, объединение Войск ПВО и ВВС не поддаются логическому объяснению, хотя один аргумент все-таки есть: так устроено в Соединенных Штатах. Но американцы за океанами, а у нас - огромная территория, свыше 100 тыс. км границ, территориальные претензии 10 из 18 граничащих с нами стран.

Главной целью реформаторов стало, опять на американский манер, разделение управления ВС: по административной линии - через министра обороны, по оперативной - через Генеральный штаб, подчиненный лично президенту. Такой подход противоречит исторически оправдавшей себя в наших условиях практике сосредоточения всех управленческих функций в одних руках. Американская система ориентирована на глубокую коммерциализацию воинской службы, наша - более экономична и требует меньшей численности управленческого аппарата. Поэтому такой вариант представляется политически надуманным и практически нецелесообразным.

Что касается ВПК, то применительно к нему реформа означала только одно - так называемую конверсию в виде необдуманного перепрофилирования предприятий, расчленения единых производственных процессов. безжалостного банкротства и последующей продажи за бесценок нерезидентам. Таким образом реализуется разрушительная функция, несвойственная любому нормальному государству.

Не вдаваясь в политические причины, приведшие военную реформу к плачевным результатам, можно назвать другие, чисто организационные. Разве можно было начинать ее, не имея четко определенного перечня национальных интересов страны, концепции национальной безопасности (в весьма эклектическом виде утверждена президентом в конце 1997г.), военной доктрины (в примитивной форме с 1993г. действуют только ее "Основные положения") и других нормативных документов? Вместо этого все осуществлялось по указам президента, часто не подкрепленным ни материально, ни организационно. Подписал, например, президент 16.05.96 указ о переходе армии на контрактную службу, однако его выполнение само по себе, без лишнего шума было отодвинуто на 10-15 лет в следующее столетие. Зато предвыборный эффект был огромным.

В военной области, как и на других направлениях, перед Россией стоит один главный вопрос: что делать? Либерально-демократическая партия с самого начала своей деятельности избрала линию на всемерное укрепление Российских Вооруженных Сил - одного из немногих государственных институтов, скрепляющих Империю в период ее временного упадка. Мы приветствуем любые шаги, нацеленные на повышение государственного статуса воинской службы, решительно выступаем против шельмования российского солдата и отечественного вооружения, не приемлем вредительского сокращения ВС, угодливого выполнения международных ликвидаторских договоров в военной области.

Военная реформа - это упорядочение дел, законодательные, организационные и количественные преобразования в структуре военного потенциала страны. Альтернативы вооруженным силам, которые фактически являются естественной монополией, нет и реформировать их поэтому необходимо с особой осторожностью. Для начала, чтобы выйти из тупика, должны быть четко определены вероятные противники и предполагаемые союзники, сформулированы национальные интересы страны, обозначены географические рубежи, подлежащие защите любыми способами. Можно согласиться с мнением начальника Генерального штаба А.Квашнина, что такая реформа займет 20-25 лет и должна осуществляться последовательно: от замысла к концепции, от концепции - к конкретной программе и последующему ее исполнению.

Разрабатывая свой вариант военной реформы, ЛДПР исходила из убеждения, что оборона России должна строиться на едином пространстве с теми государствами СНГ, которые готовы к сотрудничеству, причем все вопросы обеспечения безопасности страны необходимо вывести за рамки политической конъюнктуры и сиюминутных колебаний международной обстановки. При этом совершенно объективно реформу следует проводить на основе принципа, которым успешно руководствовался наш великий полководец М.Кутузов: никогда не делать того, чего хочет от тебя противник. В военном деле это самый правильный подход.

Сразу оговоримся, что мы не можем отказаться от некоторых традиций прошлых лет, когда России не приходилось доказывать другим свою значимость. В частности, мы обязаны сохранить сложившиеся принципы военного строительства, структуры Генерального штаба, военных округов, военных училищ и военкоматов (не университеты, институты и отделы), проверенную систему боевой подготовки войск и даже обращение "товарищ" в отношениях между военнослужащими.

Наша партия выступает против установления трехвидовой структуры ВС, разделения функций административного и оперативного руководства, против прямого подчинения НГШ президенту, введения в оборот гражданского министра обороны и прочих подражаний американским порядкам. Для российских условий представляются неприемлемыми создание объединенных командований (в США они предназначаются для ведения боевых действий на заморских ТВД) и резкий крен в сторону контрактной службы, которая не в нашей традиции и не соответствует финансовым возможностям страны. Частичным решением проблемы может стать принятие справедливых законов о казачестве, создание на Юге России казачьих войсковых частей. В дореволюционной России казачьи войска были заметной составляющей военной мощи страны.

Вместе с тем решительно должны быть запрещены любые попытки создания на территории России самостоятельных военизированных формирований, организации национальных отрядов самообороны, а также регионализации ("приватизации") регулярных войск, когда они из-за недостаточного центрального финансирования могут проявить склонность к исполнению указаний местных властей.

Всего, как представляется, в Вооруженных Силах России необходимо постоянно иметь под ружьем 2-2,5 млн. чел., в Пограничных войсках - 250-300 тыс. чел., в Миротворческом контингенте - до 100 тыс. чел., во Внутренних войсках - 250 тыс. чел. Мобилизационные планы должны обеспечивать быстрое доукомплектование армии и флота до штатов военного времени общей численностью до 5 млн. чел. с таким расчетом, чтобы Россия, как всегда (вспомним войны последних двух столетий), не оказалась неподготовленной к войне.

В отличие от современного состояния, когда, например, в Московском военном округе на 79 тыс. активных штыков приходится 490 тыс. управленцев различного ранга и звания, в результате реформы должна быть ликвидирована диспропорция между численностью офицерского и рядового состава. Заслуживают внимания недавние предложения В.Жириновского принимать в ряды ВС РФ российских граждан из других стран СНГ, повысить призывной возраст до 25-27 лет, навести должный порядок в вопросах воинского учета и пр.

Простые, но эффективные меры могут восстановить потенциал нашего военно-промышленного комплекса. Помимо адекватного финансирования мы предлагаем воссоздать Министерство оборонных отраслей промышленности (систему централизованного управления ВПК), "вычистить" из оборонных производительных структур иностранных акционеров, вместо вооружения новейшей техникой некоторых пограничных с Россией стран (Китай, Турция) направить эту технику в российскую армию, аннулировать принятые недавно правительственные постановления о выполнении НИОКР, производстве вооружения и использовании российских полигонов по контрактам зарубежных стран.

Назрела необходимость перемен в организации военной науки и системы подготовки офицерских кадров. На наш взгляд, действительно целесообразно разделить военные научно-исследовательские учреждения на три категории: надвидовые, межвидовые и видовые (по видам ВС). При этом, вместо произвольного широкого круга задач, закрепить за ними только вопросы разработки стратегических концепций, тактики боевых действий (способов боевого применения оружия и военной техники) и тактико-технических заданий предприятиям ВПК на новые образцы вооружений. Таким образом будет ликвидировано взаимное дублирование военной и гражданской науки, достигнута определенная экономия средств.

Что касается воспитания военных кадров, то на данном этапе возрождению в армии высокого морально-боевого духа явно не способствует полное отсутствие у руководства страны интереса к патриотическому воспитанию молодежи, противодействию повсеместно насаждаемому средствами массовой информации пацифизму и неприятию военной службы. В Соединенных Штатах кандидату в президенты настоятельно необходимо иметь за плечами службу в армии. У нас же законодательно установлены более 20 причин, по которым могут быть предоставлены освобождение или отсрочка от призыва, а сама служба воспринимается значительной частью молодежи как насилие над личностью. Со временем бывшие студенты станут руководителями страны и насколько правильно они смогут воспринимать потребности вооруженных сил и нужды военных?

Наряду с очевидными путями устранения указанных недостатков в организации воинского воспитания мы считаем, что законодательным порядком должны быть ограничены в своей деятельности такие антиобщественные организации, как Комитет солдатских матерей, Антифашистский комитет, Антифашистское молодежное действие, Антифашистская радикальная ассоциация и некоторые другие. Все они преднамеренно смешивают патриотизм и фашизм, а законное непредоставление альтернативной службы классифицируют как нарушение прав человека.

Мудрость государственного деятеля состоит в том, чтобы максимально использовать на благо своего народа предоставленные судьбой возможности. Главную роль в возрождении военной мощи России должен играть Верховный Главнокомандующий. К сожалению, более 10 лет нашей новейшей истории этот пост занимали и занимают люди, никогда не служившие в армии, которая представляется им либо ненужной обузой, либо даже угрозой их личной власти. Вот и в последнем послании президента Федеральному Собранию "Общими силами - к подъему России" от 17.02.98 военная реформа вновь упомянута главным образом как процедура сокращения наших Вооруженных Сил.

Начинать надо с ответа на главные вопросы: Какую цель преследуют проводимые в стране реформы? Какое государство мы строим? Готовы ли мы защищать его суверенитет до последней возможности?


Журнал "Резервист", N 1, август 1998 г..


1 августа 1998
http://www.abeltsev.ru/a/1998/08/01/idti_svoim_putem.html
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован