12 декабря 2002
2053

С.Абельцев. К вопросу о толерантности, или кто кого терпеть должен?

В связи с событиями в Москве 23-26 октября 2002 г. президент В. Путин сделал то, что давно ожидалось страной: принял жесткое решение в отношении чеченского бандитизма и по-отечески обратился к нации, выразив соболезнование семьям погибших и уверенность в окончательной победе над терроризмом (последнее такое обращение президента прозвучало два года назад в дни трагедии с АПЛ "Курск"). Реакция людей на эти события показала, что российское общество, за исключением "вечных" диссидентов, в целом созрело для того, чтобы оказать полную поддержку любым решительным действиям Кремля по подавлению терроризма и радикального сепаратизма.

В настоящее время кабинет министров РФ ведет разработку перечня мероприятий по стабилизации этнополитической ситуации в стране в связи с участившимися столкновениями на межэтнической почве. Рассматривается также ход реализации программ воспитания толерантности и профилактики проявлений экстремизма в обществе. Конечно, отрадно, что правительство обратило на эту проблему внимание, однако тут же возникает вопрос: кто должен быть толерантным, т.е. кто кого должен терпеть? В дореволюционной России и в советское время население национальных республик хорошо понимало, какой народ собирал страну и нес за нее основную ответственность, и поэтому не подвергало сомнению его права отправлять руководящие функции.
Открываем один из номеров газеты "Деловой вторник" и читаем письмо жительницы Московской области В. Селивановой: "Я живу в подмосковных Люберцах. Хотя иногда мне кажется, что в Баку, Тбилиси или в Грозном. Не знаю, что подсчитали в ходе недавней переписи, но на глазок в нашей огромной 17-этажке процентов 70 жителей - гости с Кавказа... Разговаривают громко, на весь двор, машину не приткнешь, чуть что: "Занято!" - и шины обещают проткнуть. Нашего участкового называют "братом" и по плечу похлопывают. Какое-то липкое хамство кругом".
Привожу это письмо не потому, что информация, содержащаяся в нем, явилась для меня откровением, а исключительно как образец ясного изложения этой деликатной проблемы. Она существует, с ней мы постоянно сталкиваемся на бытовом уровне, но еще более она заострена на государственном, сфокусировавшись на одном слове - Чечня.

Да, ситуация на Северном Кавказе на первый взгляд кажется такой же тупиковой, как и на спектакле "Норд-Ост", но ведь там выход все-таки был найден! Так получилось, что были большие жертвы, но иное решение не просматривалось вообще. Со времен горбачевской перестройки неконтролируемые, неизвестно откуда взявшиеся молодые политики, вырвавшиеся на свободу, на всех углах яростно доказывали, что человек - это все, а государство - ничто, шлагбаум, ограничивающий права и личную жизнь граждан. Признавая жизнь каждого отдельного человека за высшую ценность, осмелюсь вместе с тем утверждать, что эта жизнь невозможна вне государства. То есть в принципе вроде бы и возможна, но тогда это будет вариант Маугли.

Сегодня наша беда состоит в том, что во многих областях деятельности мнения и оценки профессионалов, квалифицированных, вменяемых чиновников и специалистов тонут в хоре рекомендаций, несущихся со всех сторон от самодеятельных политологов, социологов, экономистов, аналитиков и пр. И если профессионалы - чиновники совершенно справедливо для доказательства обществу своей правоты не всегда могут обнародовать убедительные, но конфиденциальные документы, то другие участники процесса, кстати, не несущие за свои рекомендации никакой ответственности, как правило, могут рассчитывать на мощную поддержку средств массовой информации. Переходя все пределы "свободы", российские СМИ всерьез уверовали, что являются действительно четвертой властью, присвоив себе право на любые комментарии. В результате на данный момент дело дошло до того, что Государственная Дума, даже в ее нынешнем демократическом составе, вынуждена была специально рассмотреть вопрос об ограничениях на информацию, касающуюся борьбы с терроризмом, и принять соответствующие поправки к законам.

Яркий пример - Чечня. Информационная вакханалия вокруг "мятежной провинции" выглядит как диверсия против собственной страны, а видеосъемки Блоцкого и репортажи Бабицкого - как прямое пособничество криминальному режиму Масхадова. Я не исключаю того, что в предыдущие годы действия федеральных войск в первой чеченской кампании были недостаточно решительными именно под давлением общественного мнения, сформировавшегося не без влияния "отвязанных" репортажей с места событий.

Если кто-то с этим не согласен, пусть просмотрит все материалы западных СМИ по Афганистану и попробует составить картину действий американских войск против талибов на местности. Именно на местности, при прямом боестолкновении, а не в ходе ковровых бомбардировок с высоты 10 тыс. м., заснятых телекамерами на большом расстоянии. Не мешало бы также поподробней рассказать нашим гражданам, как обращались американцы с пленными талибами, которые сами США никаких обид не причинили и виноваты были только в том, что насаждали свои порядки на своей же территории.

В последнее время на страницах газет вновь замелькала тема полковника Ю. Буданова. Все началось два с лишним года назад, когда в ответ на публикацию, кажется, в газете "Известия" Начальник Генерального штаба ВС РФ А. Квашнин сделал заявление в том смысле, что "от подонков надо избавляться". Представляется, что именно с этого заявления пошло движение дела командира 160 танкового полка в глухой тупик. Бесконечные психолого-психиатрические экспертизы в ГНЦ социальной и судебной психиатрии им. Сербского и Московском НИИ психиатрии, тайные переброски обвиняемого с мета на место, назначение и перенос судебных заседаний, журналистские расследования и раскапывания, наконец, отзыв Минздравом последнего медицинского заключения...

В общественном сознании формируется образ маньяка и насильника, одни заголовки публикаций чего стоят: "невменяемый в танке", "настоящий насильник" и др. такого же сорта. А ведь никто еще не доказал определенно самого "факта", нет официальных заключений, нет решения суда. Всякое бывает - на войне как на войне, но почему такая несоразмерность в освещении событий? Где адекватные сообщения о жутких казнях русских солдат и издевательствах над русскоязычными жителями Чечни в период "легитимного" правления Дудаева и Масхадова? Понятно, что такой подход неприемлем, а раз так, то и дело Ю. Буданова необходимо закрывать и сдавать в архив. Причем сделать это довольно просто: достаточно прекратить выдачу информации. Это тем более необходимо, что стараниями безответственных "разгребателей грязи" процессе уже давно перешел в категорию политическую, межнациональных и межконфессиональных отношений.

Солдат будет нормально воевать, если почувствует за своей спиной поддержку президента, всего общества, народа страны, отцов-командиров. Ведь неспроста наши "старшие" партнеры США категорически отказались участвовать в работе т.н. Международного уголовного суда (МУС), одна из функций которого - отправление правосудия в отношении участников военных преступлений. Никому и ничего не объясняя, Вашингтон таким образом защищает своих солдат, вовлеченных во многие международные конфликты.

А какую поддержку ощущает в Чечне российский военный? Сзади - m-me Политковская, сбоку - лорд Джадд, сверху - начальство, зажатое инструкциями, предписывающими действовать в открытую с согласия местной администрации, воздерживаться от упреждающего ведения огня, не трогать жилища и семьи бандитов. Кстати, отметим, что официальная практика Израиля в отношении мусульманского экстремизма включает физическое уничтожение самих террористов, снос их жилищ, выселение родственников за пределы страны. Мировая общественность пока воспринимает это как должное.

Мы все знаем, в каких условиях, на какой правовой базе и с какой боевой техникой действуют федеральные войска в Чечне, и поэтому военным не совсем понятно, почему за сбитый 19 августа 2002 г. под Ханкалой вертолет Ми-26 должны отвечать командующий армейской авиацией генерал-полковник В. Павлов и командир вертолетного полка подполковник Кудяков. При этом газетная публика услужливо подсказывает следствию: "за нарушение правил полетов и подготовки к ним, повлекшие тяжкие последствия", полагается до 10 лет тюремного заключения.
В заключении хочу напомнить, что у каждой страны есть свои тайны, факты и фактики, которые не предаются гласности никогда, ни при каких обстоятельства, ни при каких сменах режима - так они и уходят в историческое небытие. Подобным образом государства оберегают свой престиж, а народы - свои мораль, нравственность и национальную честь. Только в свободной России национальный мазохизм был возведен в ранг государственной политики, элемент повседневной жизни.

Сегодня многое расставляется по своим местам. В России пришла пора избавляться от чувства своей ущербности, этакого комплекса неполноценности в отношениях с Западом, благополучно приобретенного в годы перестройки и демократических реформ. Об этом уже неоднократно публично заявляли известные граждане России, в частности В. Жириновский и многие другие. Дело осталось за политическим руководством страны, действие "Закона Черномырдина" на российских просторах должно быть остановлено.




12 декабря 2002




Журнал "Вертикаль власти" Декабрь 2002 г.

http://www.abeltsev.ru/a/2002/12/12/k_voprosu_o_tolerantnosti__ili_kto_kogo_terpet_dolzhen_.html
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован