27 декабря 2012
3063

`С Пугачевой меня еще никто не сравнивал`

Председатель Мосгорсуда Ольга Егорова рассказала "МК" о буднях своего ведомства

В уходящем году Московский городской суд отметил 80-летие. Недавно прошло открытие выставки, посвященной истории суда, праздничные мероприятия... В этой связи хлопот у и так сверхзанятой Ольги Егоровой - председателя Мосгорсуда - было больше обычного. И тем не менее она нашла время встретиться с "МК" и рассказать, чем ознаменовался 2012 год для московских служителей Фемиды и как меняется и осовременивается судопроизводство в столице.

- Ольга Александровна, давайте начнем с уходящего года. Каким он был для Мосгорсуда? Чем 2012-й отличается от предыдущих лет?

- Уходящий год ознаменовался для нас внедрением новой инстанции - апелляции. Вы знаете, что вступил в силу закон, в соответствии с которым судьи Московского городского суда начали рассматривать дела в апелляционном порядке. Пока - только гражданские. Москвичи и гости столицы, особенно в последние годы, очень активно отстаивают свои права, поэтому и количество споров, возникающих между ними, составляет только в районных судах более 170 тысяч в год. Обжалуется в среднем каждое четвертое решение. Объемы рассматриваемых дел большие: за 2012 год судьи Московского городского суда рассмотрели более 40 тысяч жалоб на не вступившие в законную силу решения и определения по гражданским делам. Апелляция себя оправдывает. С будущего года у граждан появится возможность пользоваться этим правом и по уголовным делам. Но это уже вопрос перспектив на будущий год...

- Всем известно, что наши суды не щедры на оправдательные приговоры. Два года назад вы говорили, однако, что в Мосгорсуде таким является каждый пятый приговор. Сегодня эта цифра как-то изменилась? Какая часть оправдательных приговоров вынесена профессиональными судьями, какая - судом присяжных?

- Ну вот, опять вы за свое... Оправдательный приговор, равно как и обвинительный, - не является критерием качества работы суда, поймите. Если бы дело от следователя напрямую попадало к судье, как это происходит, например, в ряде зарубежных систем, то, я думаю, мы бы получили совсем иную цифру. У нас же есть дополнительные "фильтры". Так, объективность и обоснованность обвинения сначала проверяется следователем, который вел дело, затем - руководителем следственного органа, который дает письменное согласие на направление дела прокурору. Затем прокурор утверждает обвинительное заключение, а потом проделанная следствием работа оценивается в свою очередь главным прокурором надзорного органа. Только когда все удостоверятся в обоснованности и подкрепленности обвинения - дело ляжет на стол к судье, который также на стадии предварительного слушания может вернуть дело в прокуратуру.

Таким образом, часть дел с недоказанным обвинением просто не доходит до суда.

Второй момент, о котором не раз упоминал и председатель Верховного суда Вячеслав Лебедев, - более 50% дел у нас рассматривается в особом порядке судопроизводства. Здесь законом подразумевается полное признание подсудимым своей вины. Суд в таком случае не исследует доказательства по делу и сразу переходит к прениям. По логике вещей, оправдательный приговор в таком случае невозможен. Таких дел действительно большинство в судах: как правило, это кражи, дела о преступлениях, связанных с хранением, распространением наркотических средств. Именно такие уголовные дела и составляют в основном будничную судебную практику.

Московский городской суд рассматривает дела по более тяжким обвинениям. Таких дел не так много, как в районных судах, но они обладают более высоким уровнем сложности с точки зрения правоприменения, и здесь речь идет о совершении особо тяжких деяний. Именно при рассмотрении таких дел подсудимый имеет право ходатайствовать о рассмотрении дела с участием коллегии присяжных заседателей. На сегодняшний день в Московском городском суде за вот уже почти прошедший год было рассмотрено 132 уголовных дела. Из них 35 - с участием коллегии присяжных заседателей. И в восьми случаях присяжные заседатели выносили полностью оправдательные вердикты, на которых, соответственно, основывались и оправдательные приговоры. По части дел выносились вердикты с частичным оправданием. Как мы видим, далеко не все подсудимые решаются предстать перед "судом народа", который славится, напротив, своим "оправдательным" уклоном.







■ ■ ■

- Вы всегда отстаивали институт присяжных. Что сделано за последнее время для "непрофессиональных" судей? Как к ним относятся в судейской среде? Есть ли у Мосгорсуда проблемы, связанные с присяжными? К чему нужно быть готовым гражданину, получившему приглашение в присяжные?

- Да, действительно, я всегда была двумя руками "за" суд присяжных. Я искренне считаю, что наш народ мудрый и сам способен во всем разобраться. Думать по-иному - значит возвысить себя до уровня некоего небожителя, чего я категорически не приемлю в нашей профессии. В Московском городском суде практически все судьи по уголовным делам первой инстанции имеют опыт рассмотрения дел с присяжными заседателями - это объективная необходимость, и сказать "нет" этой форме судопроизводства только по причине каких-то личных убеждений в ее несостоятельности - это очень высокомерная позиция, такие судьи просто должны уходить из профессии.

Задача суда здесь, конечно, - обеспечить максимальную объективность вердикта. У нас в суде присяжные заседатели никогда не передвигаются поодиночке - только в сопровождении сотрудников специального отдела по работе с присяжными заседателями. Они и обедают даже в отдельном зале. Безусловно, на время участия в процессе гражданин не работает по основному месту работы, но он тем не менее получает денежное вознаграждение. В законе указано, что присяжные заседатели получают половину от оклада судьи пропорционально каждому дню участия в судебном заседании, но не менее среднего заработка, который они имеют по основному месту работы.

Нужно помнить, что работа присяжного - это исполнение гражданского долга, это почетная и непростая обязанность, к которой нужно отнестись с максимальной долей ответственности. Так что, например, задремать во время судебного заседания (а такие случаи бывали) недопустимо: такой заседатель сразу будет отведен из процесса.

Работа адвоката и прокурора в таком процессе - целое искусство. Отдельные выступления достойны театральной сцены, ведь для суда присяжных "канцелярские", специализированные термины - пустой звук. Скажу вам даже более: участники процесса (и это становится очевидным на стадии отбора коллегии) не очень-то жалуют присяжных с юридическим образованием, считая, что это создаст препятствия для их объективности. Но, еще раз повторюсь, народ у нас умный и сам способен разобраться, кто в процессе, так скажем, "переигрывает".

И еще хочу отметить один удивительный, но закономерный момент: работа в коллегии порой удивительно сплачивает ее участников, которые никогда бы в жизни друг с другом, может быть, даже и разговаривать не стали. Многие становятся друзьями, а был случай, когда двое заседателей впоследствии поженились и судью позвали на свадьбу.

Наша работа с судом присяжных со временем только укрепляется и становится проще с практической точки зрения.

- Любой прохожий, оказавшийся на Богородском Валу, может увидеть, как разрастается территория Мосгорсуда. Появились новые корпуса. Расскажите, для чего они построены, что в них есть такого, чего нет в старом корпусе?

- Появился апелляционный корпус, оснащенный всем видеотехническим оборудованием; он вместил в себя не только залы судебных заседаний - один, кстати, просторный, со стеклянным балконом для прессы, оборудованный по последнему слову техники, считается одним из самых вместительных по количеству посетителей... А уж что говорить про его оформление: портреты великих мыслителей - Кони, Плевако и других - на стенах не дают забыть участникам процесса о традициях выступлений в судебном заседании. Конечно, у каждого состава в этом корпусе свой зал, аппарат работает в достойных условиях. Для граждан - своя канцелярия...

Холл этого корпуса украшают образы ангелов с изречениями великих мыслителей; в залах судебных заседаний - символы закона, выраженные в скульптурных композициях.

Сегодня Московский городской суд - это вообще целый комплекс зданий: основной, апелляционный и административный корпуса. Более 100 просторных залов судебного заседания, оснащенных по последнему слову техники. В стенах Московского городского суда располагается также Квалификационная коллегия судей, Совет судей Москвы, Экзаменационная комиссия по приему квалификационного экзамена у кандидатов в судьи. Про конференц-зал для больших совещаний, зимний сад для приема почетных гостей и торжеств, музей, конвойное помещение, внутренние административно-хозяйственные службы, парикмахерскую и тренажерный зал я подробно рассказывать не буду - лучше приходите в гости и посмотрите своими глазами! Территория суда сильно изменилась: посетителей суда встречают купола часовни святителя Николая Чудотворца - защитника всякого страждущего или терпящего нечаянную беду. Он, кстати, почитаем всеми конфессиями. Украшением территории стала скульптурная композиция "Гласность". Автор проекта фонтана - почетный работник культуры г. Москвы Наталья Опиок. Ранее ею были созданы статуя богини Фемиды и "Скамья примирения", установленные в холле основного здания Московского городского суда. Честно говоря, идея установить фонтан-памятник возникла у меня в период строительства апелляционного корпуса. По мнению инициаторов проекта, скульптурная композиция могла бы символизировать один из основополагающих принципов судопроизводства - принцип гласности. Фонтан расположен перед главным входом в основное здание Московского городского суда, недалеко от часовни, которая уже несколько лет украшает его благоустроенную территорию. Скульптурная композиция представляет собой классическую статую: фигура звонящего в колокол и попирающего змия Ангела Господня. Могу, откровенно говоря, долго рассказывать про здание Московского городского суда. Но главное - не здание, а люди, которые здесь работают.







■ ■ ■

- Если сравнить работу судов с нашей, то можно сказать, что Мосгорсуд - это редактор, который исправляет ошибки своих подчиненных. Пару лет назад вы провели серьезную редакторскую работу чуть ли не в прямом смысле слова, потребовав от судей, чтобы тексты приговоров были понятны тем, кто их читает, и не содержали грамматических ошибок. Какими ошибками они еще грешат сегодня?

- Мы приняли решение делать все итоговые совещания публичными. На них мы как раз и обсуждаем, какие суды и как сработали в отчетном периоде, какие практические недостатки выявлены. Требований предъявляется все больше. Так, у нас на одной из научных конференций выступала доктор филологических наук, профессор, завкафедрой русского языка одного из вузов, которая разъясняла многие важные вещи, вплоть до каких-то мелочей в оформлении решения. Это важно и нужно: неряшливо оформленный судебный акт, будь он хоть бесспорно верным с точки зрения закона, не вызовет доверия и уж тем более уважения ни у кого. Судья должен не только правильно применить закон в своем решении, но и оформить его правильно, а главное - понятно гражданам. Вот сейчас мы выпустили даже специальный сборник "Методика написания судебных постановлений", в котором все эти важные и нужные вещи разъяснены детально.

- В России несколько изменилась политика назначения меры пресечения в сторону гуманизации. Как часто Мосгорсуду приходится смягчать эти меры, назначенные нижестоящими судами?

- Да у нас и районные суды все чаще применяют альтернативные меры пресечения. Вот, например, посмотрите: за девять месяцев прошедшего года столичные районные суды в 63 случаях применили домашний арест в качестве меры пресечения. Что касается залога, то он был избран при рассмотрении 4 материалов, и в 17 случаях мера пресечения изменялась районными судами на залог. Кассационная инстанция, безусловно, при наличии оснований также отправляла на новое рассмотрение материалы об избрании меры пресечения либо ее продлении: таких случаев 90.

- Вы вели достаточно жесткую борьбу с теми судьями, на которых вам поступало много жалоб от граждан. Буквально устраивали им публичную выволочку, приглашая журналистов для участия в заседаниях Квалифколлегии. Это принесло плоды?

- Да, с этого я начинала свою работу на посту председателя Московского городского суда. Меня никто не знал в лицо, я приходила в судебные заседания в канцелярии судов, наблюдала, проводила ревизии. Такой метод в свое время помог раскрыть и преступную группировку, в которой участвовали судьи Бабушкинского и Бутырского судов. Я и сейчас могу внезапно нагрянуть в суд (самое интересное, что до сих пор меня не всегда узнают) и просто пройтись у залов судебных заседаний, посмотреть, во сколько судьи приходят на работу, вовремя ли начинают рассматривать дела... Иногда с подобными проверками ездят по судам и мои помощники. Они, к примеру, заходят в канцелярии под видом граждан, приходят на прием к судье. Если обнаруживаются недостатки в работе судьи - волокита из-за элементарной лени или неорганизованности, хамство, небрежность, - то я ждать не стану и после тщательной проверки обращусь в Квалификационную коллегию судей с представлением. А присутствие журналистов на таких заседаниях только усиливает "воспитательный" эффект: судья навсегда запомнит и другим неповадно будет. Правда, надо сказать, в этом году Коллегия даже не успевает рассмотреть мои представления по причине того, что недобросовестные судьи сами пишут заявления об отставке: понимают, что совершили проступок и должны будут ответить.

- Готов ли Мосгорсуд исполнять требования Пленума ВС об открытости судов, где, в частности, говорится, что на любой процесс, если он не закрыт, суды обязаны пускать всех желающих граждан, а если им не хватит места в зале, следует найти более вместительный или организовать видеотрансляцию? Насколько Мосгорсуд готов к тому, чтобы фиксировать при помощи технических устройств каждое заседание?

- На этот уровень открытости судопроизводства мы вышли уже где-то полгода назад: по видеотрансляции шли процессы по нескольким делам - в случаях, когда общественный интерес "зашкаливал". А в случае, если зал не был способен вместить всех желающих (а их порой столько, что и самого большого зала недостаточно), мы выводили "картинку" из зала суда на плазменные панели, установленные в холле здания, где каждый желающий мог заседание и посмотреть и вслух обсудить.

Московские суды, где рассматривается большинство резонансных дел страны, просто не могут себе позволить не заниматься вопросом открытости. Это объективное требование времени, и я призываю всех судей и сотрудников судов активно включаться в этот процесс.

- Были ли случаи, когда судьи подавали в отставку или хотели это сделать по причине опасений за жизнь свою или близких? Что было сделано для того, чтобы им работалось спокойнее?

- В среднем где-то десяти судьям в год выделяется государственная охрана. К сожалению, нам продолжают угрожать, но надо отдать должное - органы МВД очень оперативно реагируют на наши сигналы. Так, например, недавно одна из наших судей уехала на отдых в свой родной город - областной центр, и тут поступила информация, что ее разыскивает освободившийся осужденный, дело которого она рассматривала, работая еще в областном суде. Так вот, наши правоохранительные органы за два часа после поступления такого сигнала организовали охрану судье там, в области.

■ ■ ■

- Если бы сегодня вам пришлось полностью поменять сферу деятельности, кем бы вы хотели стать?

- Не представляю для себя никакой другой работы. Я когда-то говорила в одном из своих интервью: "Кроме суда, в моей жизни ничего не было". Я пришла в эту систему совсем девочкой и до сих пор чувствую в себе силы оставаться в профессии.

- Вы руководите Мосгорсудом с 2001 года. О вас уже можно говорить, как об Алле Пугачевой: президенты меняются, а она остается. Не устали от своей должности? Если будете уходить, то чем хотели бы заняться?

- А вот с Аллой Пугачевой меня еще никто не сравнивал! (Смеется.) Нет-нет-нет, я не устала! Сделано многое, есть результаты - и, главное, есть куда двигаться и к чему стремиться.

- Можете составить рейтинг самых громких дел этого года? Насколько профессионально, по-вашему, в этих процессах вели себя судьи?

- Может, вас и расстроит мой ответ, но для меня все дела одинаковые - уголовные, гражданские и об административных правонарушениях. Это для вас они громкие, а судьи просто видят больше публики, чем обычно. Но категория дела от этого не меняется. Вам это удивительно, но это так. Хотя несколько заседаний я наблюдала по трансляции в сети Интернет. По поводу профессионализма скажу так: такого рода вопросы зачастую возникают у общественности от незнания техники ведения процесса, правил написания судебного акта, других юридических нюансов. Мы стараемся сделать работу судьи открытой, а логику принятия решения - понятной.

- Напоследок - вопрос, который очень активно обсуждается в последнее время: есть ли, по-вашему, смысл переводить Верховный и Высший арбитражный суды в Санкт-Петербург? В чем плюсы и минусы такого решения?

- Как-то в судейской среде не принято комментировать принятые законы или обсуждаемые законодательные инициативы. Мы - правоприменители, и для нас закон, если он вступил в силу, - должен быть исполнен.

- Ну что же, спасибо за интервью. С наступающим вас Новым годом! Успехов вам и всему вашему коллективу!

- Я тоже хочу поздравить всех читателей "МК" и коллектив вашей редакции с наступающим Новым годом и Рождеством Христовым! Желаю крепкого здоровья, добра и счастья, мудрых и взвешенных решений, любви и семейного уюта!

материал: Анжелика Панченко
Московский Комсомолец N 26129 от 27 декабря 2012 г.

www.mk.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован