11 августа 2004
157

Самолет с `Пахтакором` разбился из-за Брежнева?

Диспетчер Владимир Сумской, признанный виновным в крушении двух лайнеров над Днепродзержинском, дал первое за 25 лет интервью

Как это было

Ровно 25 лет назад - 11 августа 1979 года - над Днепродзержинском столкнулись два Ту-134А. Один выполнял рейс Ташкент - Минск. На его борту были 83 человека, в том числе 17 футболистов команды `Пахтакор`. Второй следовал из Челябинска в Кишинев с 89 пассажирами и шестью членами экипажа.

В тот день в Харьковском центре управления дежурили семь диспетчеров. На более напряженный сектор старший смены Сергеев посадил молодого Николая Жуковского. А контролировать его работу поручил Владимиру Сумскому, хотя по инструкции это мог делать лишь Сергеев сам.

Молдавский и белорусский самолеты шли навстречу друг другу под углом 90 градусов на высоте 8400 м в облаках. Жуковский ошибочно посчитал, что оба `Ту` разойдутся. Опасность заметил Владимир Сумской. Он дал команду белорусскому экипажу набрать высоту 9000 метров. В эфире прозвучало: `Понял...` - позывные было не разобрать. Сумской был уверен, что ответили минчане - все нормально, команду выполняют. А на самом деле эти слова принадлежали экипажу другого самолета, Ил-62, летевшего в Ташкент... До столкновения оставалось 1 минута 5 секунд... А затем командир Ан-2 доложил на землю: `В районе Куриловки наблюдаю падение частей самолета. По-моему, Ту-134`.

Два лайнера столкнулись на высоте 8400 м. Через 9 месяцев состоялся суд над виновными. На скамье подсудимых оказались диспетчеры Жуковский и Сумской. Каждого приговорили к 15 годам в колонии общего режима. Старшего смены Сергеева на суде не было даже в качестве свидетеля. А его начальников - тем более...

Кстати, схожее авиапроисшествие случилось летом 2002 года, когда в небе над Германией столкнулись Ту-154М `Башкирских авиалиний` с детьми и грузовой `Боинг-757-200` компании `DНL`.

`До сих пор не снимаю с себя вины`

Убедить Владимира Александровича Сумского вспомнить события 25-летней давности было непросто. Он считает, слишком много вылили на него лжи.

- Вы начало этой истории знаете? Что несколько эшелонов зоны были перекрыты в связи с тем, что на юг летел Брежнев? - сразу спросил Владимир Александрович (этим данные эшелоны (высоты) `расчистили` и соответственно `уплотнили` движение на других. - Р. П.). - Харьковская зона и по сей день считается одной из самых тяжелых, а в то время вообще страшная была. После того как литерный рейс пролетел, в ней собралось около полусотни самолетов. Когда специалисты Академии гражданской авиации занимались нашей катастрофой, они оценили, что тогда обстановка была неподвластна возможностям человека. Даже для автоматики это должно было быть в пределах 10 - 11 бортов. А у нас на связи было 12 самолетов!

А накладки - там столько их было! Явной вины ни у кого нет. Все виновны понемножку. Я до сих пор не снимаю с себя вины. Потому что, конечно, надо было предугадать такую нагрузку. Но ведь есть вина и других, начиная от старшего диспетчера, который так распределил смену. Почему помогал Жуковскому не он, как следовало по инструкции, а я, рядовой диспетчер?





- Одно из обвинений: вы дали команду экипажу на расхождение и не убедились, что ее выполняют.

- Если грамотный человек послушает пленку с радиообменом, то сразу поймет, что этой возможности просто не было! Но каждому это не расскажешь. Да и не поймут простые люди!

После того как все случилось, провели большую реорганизацию диспетчерского состава и рабочих мест. А до этой трагедии никто не хотел вникать в условия работы диспетчеров... Что касается Жуковского, мне просто его жаль. Это слабовольный, неискренний человек... С подачи своего адвоката он сказал на суде: `Я не был готов к этой ситуации. Меня не научили`. А я его в строй вводил, стажировал. Ведь экстремальным ситуациям научить просто невозможно, тогда тренажеров не было. Жуковский вроде справлялся. Но допуск ему давал не я, а комиссия.

- А на Сергеева есть обида или злость?

- Обида есть. Злости нет. Я не стану говорить, что его надо было наказать. Но в таких случаях отвечает и руководитель!

- Вы приговор считаете справедливым?

- Я согласен с ним...

`Родные погибшего экипажа защищали нас`

- Где вы наказание отбывали?

- Под Кривым Рогом. В колонии был шесть с лишним лет. Ко мне на зоне отнеслись лучше, чем к простому преступнику. После амнистии меня условно-досрочно освободили за нормальное поведение. Сейчас с меня судимость уже снята.

- А жизнь потом как сложилась? Где работали, кем?

- Да везде работал, - усмехается. - Сначала на автопредприятии слесарем по топливной аппаратуре. Потом по шабашкам ездил: строили, занимались убоем скотины. Ну а полтора года назад товарищ предложил вернуться в Харьковский аэропорт. Охранником. Ведь после 50 лет найти работу практически невозможно.

- Тосковали по работе диспетчера?

- Тосковать - это одно. А вот знать, что возврата нет, тоскуй - не тоскуй... Сейчас я со всеми ребятами, с которыми и раньше работал, встречаюсь, у нас нормальные отношения.

- А у Жуковского как судьба сложилась?

- Не знаю. Меня это не интересует.

- Правда, что жены погибших футболистов `Пахтакора` на суде требовали для вас расстрела?

- Я ничего такого не слышал. Могу лишь сказать, что, по-моему, супруга командира минского экипажа даже в гости нас приглашала после всего. И минчане подали петицию, чтобы к нам никаких мер не применяли, потому что они, сами работники `Аэрофлота`, прекрасно поняли, что в общем-то мы были в тот момент козлы отпущения.

- Говорят, вас бросила жена?

- Нет. Я сам осознанно развелся. Сейчас один. Детей у меня двое: старшей дочери 27 лет, младшей - 14. Я с ними все время общаюсь.

Никто не может забирать у человека жизнь

- Когда по вине диспетчера случилось столкновение над Боденским озером в 2002 году, вы что подумали?

- Я следил за этим поверхностно. Но отвечу... Считаю, в первую очередь виновато руководство швейцарской диспетчерской фирмы. Если организация труда правильно поставлена, тогда можно что-то требовать от диспетчера. А вообще слишком начали доверять технике. По-моему, человеческую голову ничто полностью не заменит.

- Как вы относитесь к тому, что Виталий Калоев, потерявший в авиакатастрофе семью, убил швейцарского диспетчера?

- На суде, когда мне дали последнее слово, я у родственников погибших попросил прощения: `Если бы я мог ценой своей жизни вернуть жизни ваших близких, я бы это сделал. Но то, что случилось, уже не вернешь. Я хотел сделать все и делал, чтобы этого избежать. Но не получилось`. Вот и все. А чем Калоев руководствовался... Я считаю вообще-то, что никто не может забирать у человека жизнь. Не наше это право. А вот наказывать за ошибки - совсем другое дело.

- Та история 25-летней давности о себе напоминает? Или вы ее как бы вычеркнули из сознания? Только честно...

- Она всегда со мной. И остается и по сию секунду. Это на всю жизнь. Хотя в нашем случае была не халатность, а роковое стечение обстоятельств... И невезение.



ИЗ ДОСЬЕ `КП`

`Пахтакор` - одна из самых колоритных команд Союза. В тактическом плане надежность в обороне она успешно сочетала с резкими и острыми контратаками. Наиболее успешными в истории клуба в чемпионатах СССР стали 1961 и 1982 годы, когда команда занимала 6-е место, а также 1968 год, ознаменовавшийся выходом `Пахтакора` в финал Кубка страны. В сезон-78 ташкентский клуб занял 11-е место в первенстве Союза. Сезон-79 `Пахтакор`, усиленный игроками других клубов высшей лиги, завершил 9-м.
августа 2004 г.

Роман ПОПОВ
Схема Данилы ШМИНКЕ.
ЗАО ИД `Комсомольская правда`, 2002http://nvolgatrade.ru/

Фотографии

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован