20 февраля 2007
1917

Сбербанк России подорожал на 1.5 миллиарда долларов

О планах Сбербанка, о его позициях на рынке, отношении к системе страхования вкладов и связанных с этим дальнейших перспективах развития банка рассказывает Президент, Председатель Правления Сбербанка России Андрей Казьмин.

- Сейчас стало модным подводить не только полугодовые или годовые итоги, а промежуточные - за 9 месяцев. Что сделано Сбербанком за этот период?

- Даже девятимесячный отчет требует большего времени для анализа, тем не менее, я могу обозначить определенные позиции, свидетельствующие о хорошей динамике. Прирост вкладов частных клиентов за этот период превысил 190 млрд. рублей (рост более чем на 28%). Быстрыми темпами рос кредитный портфель - 30% (абсолютный прирост 178,4 млрд рублей). При этом доля просроченных ссуд сократилась до 1,7%. Что особенно важно - объем кредитования частных лиц вырос почти в два раза и составил 96,8 млрд. руб. Несмотря на сложную ситуацию на рынке, существенно увеличился портфель ценных бумаг (прирост на 128 млрд. руб. или на 44%). Один из самых существенных результатов работы в этом году - это рост капитала до 140 млрд. рублей и капитализации банка: по сравнению с началом года она превысила 5 млрд. долларов, увеличившись более чем на полтора миллиарда долларов.

- За счет чего это произошло?

- Основной источник капитализации - это прибыль, которая идет на пополнение капитала. Из прибыли по нормативу, установленному общим собранием акционеров, мы выплачиваем дивиденды - 7% по результатам 2002 года. Часть прибыли идет в фонд материального поощрения. Поэтому можно говорить о том, что порядка 80 процентов прибыли идет на капитализацию - других источников мы не имеем. В целом, несмотря на все сложности, мы ожидаем, что все основные целевые ориентиры будут выполнены.

- Вы говорите, несмотря на все сложности - это какие?

- Каждый год по-своему интересен. Непростая ситуация на финансовом рынке. Укрепление рубля, темпы инфляции превышают средний уровень доходности по основным финансовым инструментам, сокращение банковской маржи - все это создает, как теперь модно говорить, дополнительные вызовы для игроков на рынке, заставляет искать пути интенсивного развития.

- Это путь размещения облигаций, которые ваш банк недавно выпустил? И, кстати, как на Ваш взгляд, удачно ли было выбрано время выпуска в связи с ситуацией на российском фондовом рынке?

- Начало выпуска еврооблигаций совпало с присвоением инвестиционного рейтинга России, Сбербанку и эмитируемым банком бумагам. Размещение бумаг было успешно завершено до последних потрясений на российском финансовом рынке. Так, что время размещения облигаций было выбрано самое оптимальное. Что касается нынешней ситуации на рынке, то мы надеемся, что период резких колебаний ценных бумаг закончился. От резких скачков выигрывают только спекулянты, вкладывающие деньги на короткий срок. Мы же работаем с длинными сроками, и поэтому заинтересованы в стабильности этого рынка.

- Какие цели преследовал Сбербанк, выпуская облигации?

- Замечу, что они размещены на условиях лучших, чем другие, выпущенные до сих пор в странах Центральной и Восточной Европы. И цель этого займа состоит прежде всего в том, чтобы удовлетворять потребности крупных российских заемщиков в современных кредитных продуктах.

- Не является ли в Сбербанк монополистом в этом секторе рынка? И насколько, на Ваш взгляд, Сбербанк вообще можно называть монополистом?

- Если брать ситуацию в среднем по стране, можно говорить о доминирующей роли банка на рынке частных вкладов, а точнее, на рынке рублевых вкладов. На рынке валютных вкладов наша доля не превышает 50-процентного уровня. Если же взять ситуацию по крупнейшим финансовым центрам России, то здесь банковская конкуренция более высокая. Здесь мы являемся, безусловно, крупнейшим игроком на рынке, но о монополизме и речи нет. В то же время, если государство действительно заинтересовано в развитии конкуренции по всей территории страны, то должны быть приняты реальные меры к тому, чтобы банки были заинтересованы открывать филиалы не только в крупных городах, но и в средних и мелких населенных пунктах, где банковские услуги, безусловно, востребованы. Однако никаких финансовых поблажек, никакого финансового содействия, в отличие от других стран с протяженной территорией, например, Китая или Бразилии, у нас в стране нет. К сожалению, сегодня, несмотря на многие предложения, которые мы делаем на эту тему, по-прежнему открыть филиал в небольшом населенном пункте стоит дороже, чем в крупном городе с хорошей инфраструктурой. Поэтому справедливо говорить о вынужденном монополизме за пределами крупных городов.

- И как долго продлится эта вынужденная монополия?

- Мы были бы очень рады видеть какого-то сетевого конкурента. Как вы знаете, в последнее время наметились признаки слияния банков с крупными филиальными сетями. Но для того, чтобы они смогли составить конкуренцию сети Сбербанка по всей территории страны нужно время.

- Вы признаете монополизм Сбербанка на рынке вкладов, а на других рынках?

- Если брать другие сегменты, такие как кредитование, пластиковые карты, фондовый рынок, наша позиция там ведущая - мы занимаем где-то 30-35% рынка, но ни о каком монополизме речи не идет. Тем более что с приходом на рынки размещения ресурсов крупных игроков в виде зарубежных банков и их головных компаний конкуренция становится все более жесткой.

- Говоря о приходе на рынки размещения ресурсов головных компаний зарубежных банков, вы имеете в виду вопрос о трансграничных операциях?

- Мое отношение к этому известно - я не являюсь противником трансграничных операций, но я являюсь сторонником равных конкурентных условий, как для российских, так и для иностранных финансовых институтов. А сейчас российские банки поставлены в заведомо худшее конкурентное положение, потому что стоимость финансовых ресурсов за рубежом другая, а транзакционные издержки у зарубежных банков несравнимо ниже. Конечно, сегодня в условиях благоприятной финансовой конъюнктуры и высоких цен на нефть российские экспортеры - желанные клиенты для крупных банков за рубежом. Но ситуация - переменчива, поэтому у чрезмерной свободы трансграничных операций есть определенные риски.

- Какие?

- При определенных изменениях мировой конъюнктуры и финансовых переменах за границами России увеличивается волатильность финансового рынка и, соответственно, риски его дестабилизации. Поэтому, взвешивая все эти "за" и "против", нельзя ставить вопрос так: давайте занимать дорого, но у себя на Родине - принцип достаточно абсурдный, но конкурентные условия для кредиторов, отечественных и зарубежных, должны быть равными. Поэтому здесь определенные меры по защите отечественного финансового рынка необходимы. Напомню, что есть более 140 стран-членов ВТО, но из них лишь три десятка рискнули снять все ограничения по капитальным операциям.

- Если не снимать эти ограничения, то получается, что крупнейшим российским компаниям один путь - в Сбербанк?

- Мы рады сотрудничеству со всеми клиентами. Какое-то время назад было модно обвинять нас в том, что мы увлекаемся работой с крупной клиентурой и забываем о мелкой. В действительности все ровно наоборот. Сегодня 52% наших кредитных договоров - это кредиты малым и средним предприятиям. В этом году продолжился стремительный рост кредитов малому и среднему бизнесу, начинающим предпринимателям, частным лицам. Темпы роста здесь в два раза выше, чем по кредитному портфелю в целом. По промежуточным данным на середину года у нас уже 11% всего кредитного портфеля - это кредиты частным лицам, то есть, практически за год достигнут двукратный рост.



- Из-за чего это произошло?

- Во-первых, из-за улучшения покупательной способности населения. Во-вторых, произошли позитивные изменения в законодательстве, например, при оформлении залога прав на недвижимость. Недавно на заседании Правительства говорилось о необходимости создания переселенческого фонда, о гарантиях возврата средств кредиторам. Если это будет сделано, то, по моему мнению, можно ожидать не удвоения, а учетверения объемов кредитования частных лиц и малых предпринимателей.

- Как вы оцениваете кредитоспособность заемщиков - физлиц? Многие банки пользуются для этого скорринговой системой, а вы не рассматриваете такую возможность?

- Мы безусловно знаем этот опыт, но это совершенно другая кредитная политика. Скорринг - это более либеральный подход, но, соответственно, и стоимость кредита здесь выше в разы: ведь высокие проценты компенсируются высокими рисками невозврата. В нашем же случае - это детальная выверка легальной платежеспособности и доходов. Право на жизнь имеет и та, и другая модель. Но идти по пути выдачи дорогих кредитов, которые покрывают издержки от невозврата, это для нас неприемлемо.

- Вы говорите о росте кредитования вашим банком малого бизнеса. Вас не смущает, что эти предприятия зачастую довольно быстро прекращают свое существование?

- Да, для этой категории заемщиков риски более высокие, и они требуют больше трудозатрат для анализа кредитоспособности. Тем не менее, доля невозврата кредитов по таким категориям заемщиков даже ниже, чем в среднем по банку. По банку в среднем доля просроченных ссуд составляет 1,7%, а по кредитам малым предпринимателям - 0,9%, частным же лицам еще ниже - 0,3%. Это связано и с достаточно консервативным подходом к оценке: получить кредит все-таки не так легко, как нам хотелось бы, но мы постепенно упрощаем кредитные процедуры, например, для частных лиц. Если раньше для приобретения жилья мы обязательно требовали материальное обеспечение на всю сумму кредита, то теперь на ссуду до 25 тысяч долларов оно необязательно. Сегодня количество частных заемщиков Сбербанка превышает два с половиной миллиона. Это при том, что объем кредитов частным лицам уже превысил 96 миллиардов рублей, а оборот по малому бизнесу превышает 100 миллиардов рублей в год.

- В ближайшее время в Государственной Думе во втором чтении будет рассматриваться закон о "Страхования вкладов". Какую позицию занимает ваш банк в этом вопросе, ведь есть, например, мнения о том, что гарантии по вкладам в Сбербанке нужно сохранить до 2007, но только по тем вкладам, которые были открыты до принятия закона?

- Есть разные предложения. Вопрос это политический и очень чувствительный. Недавно я беседовал на эту тему с рядом коллег из коммерческих банков. Наша позиция в целом сводится к тому, что мы за то, чтобы закон был принят как можно скорее, и как можно скорее заработала бы система страхования. Мы за то, чтобы Сбербанк не имел индивидуальных льгот и преимуществ, но при этом против того, чтобы это было сделано в один удар, поскольку у нас есть обязательства перед вкладчиками. Часто коллеги из других банков говорят о том, что их вкладчики не имеют никакой гарантии, а у Сбербанка она есть. Но не должно получится наоборот, когда Сбербанк не будет иметь никакой гарантии, и при этом будет платить за гарантию в других банках. Я немного утрирую, но ключ к вопросу находится в этой плоскости. И нам с представителями банковского сообщества в значительной степени удалось снять многие разночтения. Мы очень близки к тому, чтобы иметь идентичную точку зрения. Правда, при этом, как всегда, мы хотим решить быстрее, чем кто-либо. Вот, например, в Германии на это отводят 15 лет, мы хотим все решить за 2-3 года.

- Не кажется ли Вам, что указанные в законе гарантированные суммы компенсаций неоправданно малы?

- Кажется. Эти суммы недостаточны даже для вкладчиков Сбербанка, особенно для того самого среднего класса, о котором вроде бы все пекутся. Но идти по пути увеличения отчислений в гарантийный фонд - это значит увеличивать издержки банков, которые, естественно, будут переложены на вкладчиков, например, за счет понижения процентных ставок по вкладам. Здесь слово за Правительством, за Министерством финансов, которое по определению ратует за максимальную экономию госсредств.

- Как вы относитесь к идее о том, что Сбербанк должен будет войти на равных правах в систему гарантирования только после уменьшения его доли на рынке вкладов ниже 50%?

- Вопрос поставлен неправильно. Мы как раз за то, чтобы сразу войти в систему на равных условиях, то есть, платить в фонд страхования точно так же, как все остальные банки - 0,15% от объема вкладов. Мне кажется - это разумное предложение, что мы отчисляем деньги на общих основаниях, и они не останутся в нашей собственности, но будут поступать на отдельный счет до тех пор, пока наша доля на рынке вкладов не будет сопоставима с долей во всех остальных банках.

- Вступление вашего банка в систему страхования вкладов каким-то образом связано с планами ЦБ по выходу из состава акционеров Сбербанка?

- Наличие эксклюзивной госгарантии и сохранение госдоли в капитале банка - вещи несвязанные друг с другом. Есть примеры весьма эффективной работы банковских институтов с госкапиталом в странах ЕС - например, это испанские сберкассы, контролирующие 56% банковского сектора Испании, Депозитная касса Португалии, немецкие сберкассы и другие. Если институт с контрольной долей государства работает эффективно, приносит прибыль, существенная часть из которой идет в бюджет, кто сказал, что он не имеет права на жизнь? Всегда много говорится о каких-то привилегиях Сбербанка, а между тем во многих постановлениях Правительства, даже в некоторых законах, которые перекочевали из советского периода, содержится норма о том, что мы бесплатно выполняем какие-то операции. Вот почему надо быстрее решать вопрос второго сетевого оператора, который будет готов работать в зонах малорентабельного бизнеса.

- Вы в этих зонах работаете уже почти 15 лет, с тех пор как система сберкасс стала собственно Сбербанком. Что изменилось за эти годы?

- Если вспомнить банк тех лет и сравнить его с банком, который мы видим сейчас, то изменения действительно огромные. За довольно короткий период из достаточно узкоориентированной организации по обслуживанию исключительно населения, с довольно скромным набором продуктов (вклады срочные и до востребования, небольшой объем кредитов на очень ограниченные цели с учетом специфики строя, который тогда существовал) банк дорос до универсального кредитного института. И сейчас занимает лидирующие позиции не только в стране, но и в Центральной и Восточной Европе. Мы много сил и средств направляем сейчас на улучшение корпоративной культуры, качества обслуживания, профессиональную подготовку, хотя, сколько денег не вкладывай, все равно будет мало. Потребуется еще больше организационных усилий и инвестиций, чтобы не только в Москве и Санкт-Петербурге, но повсеместно, логотип Сбербанка был бы не просто узнаваемый значком, а символом высокого качества обслуживания.

- В этой пятнадцатилетней истории Сбербанка был один болезненный для вкладчиков момент, когда была заморожена часть средств, которые сегодня признаны государственным долгом. Сейчас высказывается идея о том, чтобы на погашение этого долга направить средства стабилизационного фонда. Как Вы к этому относитесь?

- Заморозка вкладов произошла до 1991 года в период Правительства Н.И.Рыжкова. На мой взгляд, это было не самое мудрое решение. К сожалению, попытки предупредить от опасности раскручивания подавленной инфляции успеха не имели. В конце 80-х годов в Академии наук были сделаны расчеты, согласно которым образовавшийся над потребительским рынком денежный навес перекрывал товарную массу в восемь раз. Тогда реакции на этот анализ не последовало, и все произошло так, как произошло. 50% процентов вкладов было снято в первый же год после либерализации цен, примерно 50% вкладчиков оставили деньги в Сбербанке, и люди, безусловно, потеряли свои сбережения из-за обесценивания рубля.

- Как сегодня идут выплаты по этим вкладам?

- В бюджете на следующий год на выплаты компенсаций вкладчикам предусмотрено 25 миллиардов рублей. Достаточно ли этих средств? Безусловно, нет. Стабилизационного же фонда, даже если исходить из корректности оценок с учетом экономических потерь населения от гиперинфляции и неизъятия денег со вкладов, все равно хватит на 5-10 процентов. Безусловно, необходимо поэтапное увеличение объемов финансирования, которое осуществляется пусть и в скромных объемах с 1996 года. Но, понятно, что это все равно не компенсируют вклады в полном объеме. Я уже говорил непопулярную фразу о том, что 100-процентной компенсации не существует в принципе нигде. Просто для того, чтобы сказать это каждому вкладчику, нужно иметь много мужества. Тем не менее, какие-то минимальные потребности наиболее нуждающихся вкладчиков эта программа позволяет если не решать, то, во всяком случае, смягчать силу социального удара.

- Понятно, что в вопросе компенсаций все зависит от средств бюджета, а сам банк каким-то образом помогает людям?

- Здесь речь не идет о масштабных вливаниях, нет такой возможности. У нас есть благотворительные программы и центрального аппарата, и региональных подразделений - это детская медицина, общеобразовательные программы. Помогаем Северному флоту: часть клиентской работы вылилась в решение ряда социальных вопросов. Мы были спонсором Олимпийского комитета на зимней Олимпиаде, очевидно, наше сотрудничество продолжится и впредь. Являемся спонсором национального театрального фестиваля "Золотая Маска", причем начинали с достаточно скромных объемов, а теперь лучшие постановки этого фестиваля с успехом показывают не только в столице, но и в небольших городах - спрос такой, что никто даже представить себе не мог.

- А почему, скажем, не кино, а именно театр? В силу каких-то Ваших личных пристрастий?

- С кино у нас, к сожалению, не сложилось до сих пор. Все проекты, которые начинались, были по разным причинам не очень удачными. В нашем же театральном проекте люди профессионально разбираются и профессионально отчитываются за свою работу. Безусловно, импонировала грамотная система отчетности, то есть, по всем, даже малым суммам, с которых мы начинали, мы получали исчерпывающий финансовый отчет расходов о целевом использовании средств. Поэтому у нас не возникало даже малейших сомнений или колебаний, что эти средства будут направлены туда, куда предполагается. Среди зрителей "Золотой Маски" много наших сотрудников, клиентов, их друзей и семей, которые, как оказалось, очень рады отвлечься от забот о хлебе насущном. Все это и является элементами корпоративной культуры, о которой мы с вами тоже сегодня говорили.

12 ноября 2003 г.

Персоны (1)

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован