17 января 2002
94

СБОРНИК СКАЗОК



ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ

Оlеg Zаidullin 2:5083/52 01 Осt 97 16:52:00


Это сказка моего друга, который написал её для своей дочки и всех
знакомых детей. Всем она очень понравилась и он написал продолжение. Затем
ещё и ещё и получился целый сборник сказок про Пина. Они нигде не
публиковались, поэтому я взял на себя смелость поместить первую сказку
здесь. Прочтите её детям, и обязательно пришлите отклик (можно мылом, можно
в ОВЕС.ЗВОН), поскольку я набиваю их ручками, что довольно утомительно.
Если вашим знакомым деткам эта сказка понравится, то с разрешения
модератора, я буду потихоньку помещать сюда следующие.

`ПИН`
(папины сказки)
frее fоrwаrd
(с) Александр Левченко

Эта история возможно уже случилась, а вполне вероятно, ей только
предстоит случиться. Кто их поймёт, этих сказителей, живущих всегда. Для
них нет времени. Нет вчера или завтра. Для них есть только истории. И они
их рассказывают.
Итак, где-то, когда-то жил был Пин. Так звали маленького пингвинёнка. Жил
он в общем-то Неплохо - всё у него было: машинки, роботы и другие игрушки,
даже было мороженое.
Но вот однажды Пин огляделся, и странное дело, у маленьких котят есть
другие котята, и у щенят тоже. И у них у всех есть папы, мамы, и даже
дедушки и бабушки. И только Пин был один. Не было никого, кто был бы
чуточку похож на него, ну хоть чуточку. Но нет, таких не было. И ему стало
грустно и одиноко.
Конечно у него были друзья и он их любил. Те же котята и щенята, с
которыми Пин играл. Но они были другими, вы понимаете?.. Как можно
объяснить котёнку Чарли - какое удовольствие парить в глубине моря. Или
щенку Тиму вкус рыбы? Никак.
Долго Пин решал этот вопрос, но отгадки так и не нашел.
И тогда он пошёл к дяде учёному и спросил:
- А почему у всех все есть, а я один?
Дядя учёный склонил своё бородатое лицо и рассмеялся. Вы не подумайте, он
не хотел обидеть Пина, Нет. просто он давно вырос и забыл как иногда бывает
до слёз одиноко, и совершенно не до смеха
Пин насупился.
Увидев это, учёный ещё раз усмехнулся, ему было просто забавно, что у
пингвинёнка возник такой взрослый вопрос. И он задумался.
- Ну, в общем, есть ещё такие как ты, - заговорил учёный, - и даже очень
много. И довольно разные. А живут они на далёком, покрытом льдом материке
Антарктида.
- Но почему я здесь один? - Не унимался Пин.
- А тебя отобрали у кашалота, который пытался тебя съесть. Ты тогда ещё,
в общем-то был в яйце, а потому ничего и не помнишь.
Жёлтые реснички Пина затрепетали:
- И что же я теперь никогда и не узнаю кто мои папа и мама?! И есть ли у
меня братики или сестра?
- Ну, - вновь заулыбался учёный, - тут я тебе, пожалуй, помогу. Мы как
раз собираемся в те края в экспедицию. Так что собирайся и поехали с нами!
Подпрыгнув от восторга, Пин тут же кинулся собирать свои шортики,
носочки, и, конечно же, любимые игрушки. Всем встречным он рассказывал, что
едет искать пингвинов.
Дав прощальный гудок, научно-исследовательский корабль с красивым
названием `Заря` отправился в дальний путь. Волны, накатываясь на корабль,
миллионами искр разлетались в стороны. За игрой воды и света с интересом
наблюдал пингвинёнок Пин. Он был счастлив - ведь их корабль шёл в
Антарктиду, где он хотел найти других пингвинов, и конечно своих родителей.
Продвижение к цели было не скучным - Пин купался и ловил рыбу, приносил
её на кухню-камбуз, где его с радостью встречал дядя Кок, постоянно
восторгаясь богатым уловом. А Пин, довольный, пританцовывал от счастья.
Так шли дни. Пин уже сноровисто взбирался по корабельным лестницам, что,
учитывая его неуклюжее тело , было затруднительно. И всем на корабле он
нравился. Это большой мир отражался в глазах Пина одной бесконечной улыбкой
людей.
Но было место, где любознательному Пину вовсе не улыбнулись, а
напротив... Машинное отделение встретило его скрежетом и грохотом.
Громадные колёса зубьями вгрызались друг в друга, а всевозможные штыри и
железные палки кривлялись, гневно стрекоча на Пина. Но самое страшное
случилось, когда откуда-то вылез сердитый и чёрный дядя машинист.
Пингвинёнок хлопнул люком. его выпученные глаза поблескивали в полумраке.
`Ой, уйду-ка я отсюда, как бы не было мне худо` - подумал Пин и поспешил
прочь от этого места.
А корабль `Заря всё шёл вперёд к своей цели. И вот уже тёплое солнце
скрылось за пеленой туманов, зачастили дожди. И однажды утром Пин увидел
палубу усыпанную снегом. люди одели тёплые куртки и шапки. Через несколько
дней `Заря` подошла к ледяному материку.
Пину не терпелось отправиться на поиски пингвинов, но людям было не до
него. Они занимались разгрузкой корабля. А ему оставалось только сидеть в
стороне на ящике, болтая лапками, с интересом оглядываясь по сторонам. Дым
струился из труб домиков. Вездеходы, урча возили контейнеры. И вокруг этого
клубились тучи снежной пыли.
`И когда же они закончат?,- с досадой думал Пин. Его терпение было готово
вот-вот лопнуть.
- Ну дядя учёный, ну когда же мы поедем искать пингвинов?, - тормошил он
учёного.
- Скоро, - отвечал он.
И вот, вращая винтом-тарелкой, посреди посёлка приземлился красный
вертолёт, и дядя лётчик сказал, что видел стаю пингвинов.
Переваливаясь через снежные горы, вездеход мчался к цели. Пин застыл у
окошка. Где-то там такие же как он, и Пин скоро с ними встретится. И вот
они их увидели. Пин от счастья замахал крылышками. Сейчас, сейчас...
Но что это? Стая убегала: кто прыгал в океан, кто прятался в снег. Они
испугались вездехода и ни о какой радостной встрече не могло быть и речи.
Дядя водитель остановил вездеход. Делать было нечего, люди извинились и
сказали Пину, что ничего не получается.
- Но как же так, так не бывает, я хочу к пингвинам, к маме и папе, вы
такие большие и ничего не можете придумать. Пустите, я пойду сам.
Так они и сделали. Люди с машиной спрятались за снежной сопкой, а малыш
сам пошёл к стае. Шаги его всё ускорялись, и вот он уже бежит - вот такие
же как он.
Но не было радостных объятий и весёлых возгласов. Пингвины встретили его
сердитыми криками и хлопаньем крыльев, а маленькие даже кидали в него
снежками.
- Уходи, ты чужой!, - кричали они, - ты пахнешь машинами и людьми. А
людей, надо сказать, они боялись и не любили.
- Уходи!, - неслось со всех сторон. Пин совсем растерялся, крылышки
трепетали от обиды. А жестокая стая всё наседала, прогоняя его прочь.
- Но скажите пожалуйста!, - умолял их Пин. - Где мне найти папу и маму?
Но стая глухо шипела, не признавая его, оставаясь глухой к его просьбам о
помощи. Слёзы отчаяния и горя застилали взгляд малыша. И он не видел как из
моря вышли другие, величественные, с золотыми хохолками пингвины. Он только
услышал радостный крик:
- Сыночек!, - ведь мамы всегда узнают своих детей.
И вот уже Пин утопил своё мокрое лицо в пушистом мамином животе, и
заботливые крылья крепко прижимали его к себе...
Бросив прощальный взгляд на сопку, малыш увидел людей - они махали ему
руками. Малыш было побежал к ним поделиться радостью, но стая, испуганная
появлением людей, уже бежала к океану. Что было делать - Пин бросил
прощальный взгляд на сопку и побежал к маме и другим пингвинам. Он их
нашёл.
Так говорят сказители, а ещё они утверждают, что история Пина на этом не
закончилась, но это будет уже другая сказка.



Часть II

Наконец тишина взнуздала бушующий ветер, и утомлённые снежинки улеглись
на покой. Солнце улыбнулось Антарктиде. Подталкиваемая солнечными лучами
зашевелилась стая пингвинов. Возбуждённо трещали соседки, степенно басили
соседи, а их дети веселились на снежных просторах, кидали друг в друга
снежками, кувыркались с горок, купались в океане. Ты, наверное, удивишься,
читатель: как так - снежки и купание в океане и будешь прав, но к пингвинам
эта правда не относится никоим образом. Мороз им был нипочём, а солёные
воды океана не спешили поддаваться холоду.
Ну так вот - стоял шум и гам, веселье было в разгаре. И лишь один
маленький пингвинёнок не принимал в нё участия. Заметила это и его мама:
- Пин, а ты почему не идёшь играть?
Малыш лишь ниже опустил голову, послышалось частое всхлипывание. Пин
плакал
- Сыночек, кто тебя обидел? - забеспокоилась мама Пина.
- Плачу. Да, я плачу, - хлюпал носом малыш, - никто меня не обижал, - со
мной никто не хочет играть, а я так долго искал вас. У меня были друзья, но
они были другие, хорошие, весёлые, но другие. И я так хотел к вам, - малыш
теперь рыдал безостановочно, слёзы, падая, прожигали снежные сугробы, так
горяча была обида, - а теперь, - продолжал он, - кругом такие же как я, но
друзей нет! Никому я не нужен.
Уткнувшись в мамин пушистый бок Пин помаленьку успокоился. А мама
задумалась. Да, она давно приметила, что пингвины сторонились его малыша, а
дети не пускали в свои игры. И вот теперь она не знала чем помочь, хотя
была умной и доброй, как все мамы. И Пин с надеждой глядел в её глаза -
мама что-нибудь придумает.
И конечно так и случилось.
- А давай-ка мы сходим к дедушке Моржу. Он старый и очень мудрый, у него
все пингвины учились. Может и тебе его наука пойдёт впрок.
И они отправились в подводный грот дедушки Моржа.
Всё темнее становился мир вокруг, всё глубже погружались двое пингвинов в
безмерные воды океана. Нелёгок был путь к дедушке Моржу, но кто хотел
действительно что-то узнать, всегда добирались до цели. А Пин очень
нуждался в мудрости живущего в гроте. А потому не было ничего удивительного
в том, что они с мамой добрались до уединённого места, где жил старый Морж.
- Ф-р-р-р, - вытряхивая брызги из седых усов пробасил проживший долгие
годы. - Что вам нужно? - неприветливо добавил он.
Нет, не нужно спешить с выводами, - плохим он не был, однако кому
понравится, что его отрывают от еды, а Морж в то время доедал огромную
рыбину. А малыш ничего не замечая - ни сурового взгляда хозяина, ни
смущения мамы, поспешил выложить свои проблемы.
Морж нехотя отложил рыбу в сторону и с удивлением уставился на Пина.
- Ф-р-р-р, - фыркнул он удивлённо. - А кто тебе сказал, что друзья
появляются просто так?
- А как появляются друзья? - в свою очередь удивился Пин.
- Быть другом - это большая честь, а всякой чести нужно добиваться
упорным трудом.
Если вы полагаете, что Пин что-нибудь понял, то вы наверняка ошибаетесь.
У него лишь шире открылись глаза от удивление. И было чему удивиться, ведь
прежние друзья ему достались безо всякого труда, а теперь, оказывается,
нужно что-то делать для того, чтобы они появились.
- Ну а что именно я должен делать? - поспешил с вопросом малыш.
- Ф-р-р-р, а это тебе подскажет твоё сердце.
- А разве оно умеет говорить?
Сердитая до этого морда Моржа расплылась в улыбке.
- Ещё как умеет. Его голос ни с чем не спутаешь. Так что будь внимателен,
добр, и прислушивайся к своему сердцу, в нужный момент оно тебе подскажет,
что и как делать.
- Ф-р-р-р, - вновь пробасил Морж, принимаясь за свою рыбину.
А мама повела Пина к выходу.

`Оно может и так` - думал Пин, вспоминая совет старого Моржа, - но как я
могу приобрести друзей, когда у меня нет даже игрушек, чтобы подарить им.`
Действительно все его вещи остались на корабле. `Но я могу рассказать им
про дальние страны, может тогда у меня появятся друзья.`
Окрылённый идеей, малыш поспешил к своим сверстникам. Тем более, что как
раз наступил час вечерних историй.
Пин уселся в круг таких же малышей как он. И когда подошла его очередь,
он стал рассказывать про горячее солнце, про порхающих бабочек. И так
увлёкся, что не замечал устремлённых на него недоверчивых взглядов. И
только крики: `Хорош привирать!`, `Что ты тут выдумываешь!`, вернули его к
действительности. Все снова насмехались над ним. Они ему не верили, да и
могло ли быть иначе? Ведь ничего кроме снежных пустынь и ледяных айсбергов
они не видели в жизни. Их мир был белым и холодным. В нём не порхали
бабочки и не цвели цветы. `Опять неудача!` - подумал Пин, топая к себе
домой. В своём разочаровании он и не заметил, что не все смеялись и
улюлюкали в его сторону.
Была в этой толпе малышка Пэни, которую все считали чудачкой, за то что
она жила с своём выдуманном мире. И для неё рассказы Пина были волшебной
сказкой.
Вот так, наверное и зарождаются искры симпатии друг к другу. И если их
беречь, они разгораются в пламя сильнейшей дружбы.
Наступило утро. Пину не хотелось открывать глаза. Да и зачем, думал он,
ведь всё равно он в этом мире никому не нужен. Но глаза всё же пришлось
открыть, так как рядом кто-то неуверенно переминался с ноги на ногу. Вы,
наверное уже догадались, что это была Пэни.
- А не мог бы ты что-нибудь ещё рассказать? - застенчиво спросила она, -
А потом мы могли бы вместе ловить рыбу к завтраку.

Как вы сам понимаете, долго уговаривать Пина не пришлось. Он с
удовольствием поведал Пэни о неугомонном котёнке Чарли и щенке Тиме, об
учёных, среди которых он вырос. Его рассказ был долог и весел. А когда он
остановился, то рыбу нужно было ловить уже к обеду.
Так и потекли их дни. Пин рассказывал, а Пэни, как морская губка, всё в
себя впитывала. А когда они уставали от рассказов, то как все дети играли в
снежки, катались с горок и ели мороженое. Пока однажды, после очередного
рассказа Пэни не спросила:
- А ты и вправду веришь в то, о чём рассказываешь?
Изумлению малыша Пина не было предела. Ведь о какой дружбе может идти
речь, когда тебе не верят? Но помня совет Моржа, отступать так просто Пин
не собирался.
- Ладно, если ты так хочешь, я тебе докажу!
- Нет, нет, не надо мне ничего доказывать, я тебе верю!
- Ну нет! - решительно сказал Пин. - Между друзьями недоверия быть не
может! Я принесу тебе доказательства. Я пойду на научную базу к своим
старшим друзьям.
Пэни сперва испугалась, а потом её личико озарилось восторгом:
- Возьми меня с собой, это будет такое интересное путешествие! Мне так
надоела здешняя скукота!
Так они и решили.
Наутро, известив своих родителей, собрав в дорогу свои котомки, покидав
туда молоточки, крючочки, верёвочки и другие необходимые в дороге вещи,
друзья отправились в путь.
Весело хрустел снежок под лыжами, друзья коротали время в пути весёлой
беседой. Так они дошли до холма, где Пин простился с людьми. Но куда же
дальше? - спросил себя Пин, ведь сюда-то они приехали на вездеходе. Долго
сидел он и дремал, припоминая приметы на их пути. И первой, по его мнению,
они должны был найти остроконечную ледяную вершину. С этим проблем не
возникло, оглядевшись, Пин сразу её увидел. И в тот же день к вечеру они
достигли подножия остроконечного пика.
Дальнейший их путь лежал через нагромождение ледяных глыб. Дорога
предстояла нелёгкая, и друзья решили отдохнуть, а заодно и приготовить
молоточки, крючочки и верёвочки. Отдохнув ночь, они стали карабкаться по
скользким уступам. Пин шёл впереди, рассказывая о приёме, который им окажут
учёные.
Увлечённый рассказом, он позабыл оглядываться назад, и был немало
удивлён, когда на свой вопрос не получил ответа. Сердце его в страхе
замерло, а потом тревожно затрепетало от мысли, что с Пэни могло что-то
случиться.
Это и был тот самый голос сердца, о котором говорил дедушка Морж. Но Пин
о том не думал, он лишь хотел побыстрее отыскать Пэни, и чтобы она была
целой и невредимой. Пин бегом бросился назад. `Как же я мог так
заболтаться?` - корил он себя. Пин легко преодолевал уступ за уступом, и
когда сердце его вновь затрепетало, он понял, что Пэни где-то рядом. И
действительно, он нашёл её в соседней расщелине. Забившись в угол, Пэни
плакала. Чего ещё можно ожидать от маленького пингвинёнка. В её
представлении он пробыла в одиночестве вечность. Ей казалось, что Пин её
бросил. И каким безмерным было её счастье, когда перед кончиком её носа
появилась верёвка. И в Пэни замурлыкал тот самый голос сердца, возвещающий
о дружбе и друге. Пин её не бросил. Пин пришёл за ней. А как же иначе мог
поступить друг?
Но радость встречи была омрачена - малышка Пэни вывихнула лапку, когда
упала в расщелину. И Пин, оставаясь верной их дружбе, где на себе, где на
салазках, сделанных из лыж вёз подругу.
Позади уже остались неприветливые нагромождения льда. Где-то там, впереди
было море и база учёных. Выбившемуся из сил Пину путь казался бесконечным.
Ко всем прочим бедам пошёл буран, и малыши уже просто двигались, чтобы не
замёрзнуть. Но вот их маленьким силам пришёл конец. И они, обессиленные,
рухнули в снег.
Дальнейшее казалось сказкой. А как же иначе можно было назвать яркие лучи
прожекторов вездехода? Малышей окружили теплом и лаской. И если Пин всё
воспринимал как само собой разумеющееся, то у Пэни бородатые люди вызывали
трепет и смущение. И только присутствие друга придало ей смелости. А её
неистощимое любопытство помогло преодолеть все страхи. Да и какие могут
быть волнения, когда тётя Врач показала ей великолепный гербарий, а у дяди
Учёного оказалась коллекция ярких, очаровательных бабочек. А дядя Водитель
дал малышам посмотреть свой альбом с цветными фотографиями разных стран и
животных. Он и пингвинят сфотографировал для своего альбома. А вершиной
счастья был, конечно же, полёт на вертолёте над лагерем.
Лапка у Пэни, в конце концов, зажила, и малыши, заскучавшие к тому
времени по своим родителям, засобирались домой. Переживая за пингвинят,
люди довезли их до того самого холма, откуда начался путь Пина в стаю.
Но если в прошлый раз Пин нашёл семью, то теперь Пин обрёл друга.

Александр Левченко.

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован