28 марта 2007
1442

Сегодня просто не востребовано понятие чести

- Андрей Иванович, видимо, наша беседа все время будет касаться такого вопроса, как "офицерская честь". Хотя бы потому, что вы - единственный, кто подал в отставку с государственного поста не в связи с грязным скандалом, а тогда, когда вопрос коснулся вашей принципиальной позиции. Скажите, а до отставки как складывались ваши отношения с президентом?

- Если позволите, пусть некоторые аспекты наших отношений с президентом Ельциным все-таки останутся "за кадром" А что касается компетенции, президент страны, конечно, должен обладать определенными знаниями в таких вопросах, как политика, военное дело, экономика, культура, но от него нельзя требовать профессионализма во всем. Президент, конечно, не был профессионалом в военных делах, но в свое время, будучи членом военного совета Уральского военного округа, он участвовал в принятии решений и в определенных проблемах разбирался. Кроме того, здесь очень важно, насколько внимательно президент выслушивал всех специалистов, оставляя за собой право конечного политического решения. Справедливости ради могу сказать, что с 93-го по декабрь 97-го года у нас практически не возникало случаев, когда бы президент не доверял мне или не прислушивался как к специалисту.

Российская Федерация граничит с шестнадцатью странами, 45 регионов у нас - приграничные. В специфику пограничной службы входят и разведка, контрразведка, внешнеполитические, экономические вопросы, поэтому мои доклады президенту носили довольно широкий характер. Мы были первой из военных структур, которая ввела утверждение президентом плана строительства и развития ФПС на год. Сейчас по этому пути пошли и другие структуры.

- А по чьей инициативе?

- По нашей. Кстати, по нашей же инициативе контакты с президентом носили еженедельный характер. Сначала мы договорились, что я буду встречаться с ним так часто, как ему будет нужно, или если у меня по долгу службы возникнет такая необходимость, а потом выстроилось так, что я приезжал к нему на доклад еженедельно в определенный час. Я, может быть, излишне развернуто ответил на ваш вопрос, но мне бы хотелось, чтобы у вас сложилось впечатление о том, что наши контакты были весьма развернутыми и не носили чисто формальный характер. Он старался максимально полно войти в курс наших дел.

- Значит, вас удовлетворял уровень компетентности президента в вашем вопросе?

- Я этого не сказал. Я сказал, что во всех вопросах, касающихся безопасности и охраны Государственной границы, президент старался прислушиваться к нашему мнению и разобраться во всем, тем более что мы действовали весьма активно и... я не знаю, как вы это напишете, но у него была возможность убедиться, что мы во многих ситуациях прикрывали его на этом направлении своей работой.

- Андрей Иванович, если бы это было в ваших полномочиях сейчас, вы смогли бы организовать охрану границ вокруг Чечни, конкретно с Грузией, так, чтобы она была действительно непроницаемой?

- Я хочу напомнить, что в конце 95-го нам удалось подписать с Грузией известный протокол о необходимости совместной охраны этого участка границы на протяжении 81-го километра со стороны Грузии. Мы тогда не могли находиться на территории России, то есть в Чечне, поэтому после многочисленных переговоров с Шеварднадзе получили возможность находиться в населенных пунктах Шатили и Амоло. На территории Грузии мы охраняли нашу границу с той стороны как бы в две линии. Сначала стояли наши пограничники, а за ними грузинские. За ними стояли части МВД, а в зависимости от сезонной необходимости мы развертывали дополнительные посты. Всего там были две заставы и четыре поста, что обеспечивало совершенно надежную охрану границы в период конфликта. После моего ухода с поста директора ФПС этот протокол был аннулирован

- По каким причинам?

- Я думаю, что по политическим.

- А кому конкретно это было нужно?

- Я не знаю, давайте оставим эту тему. А что касается сегодняшнего дня... Вот, посмотрите на карту. Наши войска сейчас стоят так, что бандформирования уже практически отсечены от Государственной границы. Только по "зеленке" могут пройти малые группы или одиночки. То, что сейчас сделали пограничники в Аргунском ущелье... ну, вы знаете, вертолетный десант и так далее, так это была операция, которую мы с коллегами планировали еще в 96-м году. Военная группировка вела боевые действия, а пограничники группировками в пять и шесть тысяч человек блокировали Чечню со стороны Ингушетии и Дагестана. Потом мы готовили заброску специальной группы, которая готовилась в местности Таргин, но боевые действия были уже прекращены по Хасавюртовским соглашениям. Только сейчас наши разработки реализуются.

- Андрей Иванович, с вашей точки зрения, понятия общечеловеческой нравственности и офицерской чести совпадают во всем или нет?

- Человек, обладающий определенным уровнем нравственности, просто не может не обладать честью. Понимаете, честь - это внешнее выражение внутреннего содержания человека, его проявление во внешнем мире. Почему мы говорим о гипертрофированном отношении к чести у офицера? Потому что человек, имеющий право отдавать приказы, посылать других людей на смерть, несет особую ответственность перед людьми. И поэтому понятие его чести, его ответственности воспринимается особенно остро.

- Это отношение сохранилось и в наши дни?

- Безусловно. Ни у вас, ни у читателей и сомнения быть не должно в том, что подавляющая часть российского офицерского корпуса имеет те же представления о чести, что и сто лет назад. Другое дело - наша сегодняшняя жизнь все перевернула с ног на голову. Я знаю, что пресса достаточно остро ставит вопросы об отношениях власти и народа, об ответственности власти перед людьми... Сегодня просто не востребовано понятие чести, нормальные поступки воспринимаются как "донкихотство". А что сейчас делают честные офицеры, которые за нищенскую зарплату идут защищать страну под улюлюканье и хай желтой прессы и разных откровенных подонков? Вы только вдумайтесь, что сейчас происходит: люди делают отчисления от своих доходов, платят налоги на то, чтобы иметь защиту, и сами же над этой защитой вовсю издеваются! У нас армия, офицеры просто потеряли возможность говорить "честь имею", потому что после службы они вынуждены разгружать вагоны или, например, халтурить на своих автомобилях, чтобы прокормить семью!

Вы посмотрите на американцев, ведь они не только деньги хорошие платят своим защитникам, они воспитывают молодежь так, что защищать родину - огромная честь. Как они встречают тех, кто возвращается с выполнения задания, даже из плена? Это герои нации! Погибших как героев хоронят на Арлингтонском кладбище, рядом с президентами, а у нас... Вы знаете, что со времен Великой Отечественной войны у нас пять миллионов пропавших без вести? В чеченских событиях мы опять порождаем тысячи без вести пропавших-

- И вы знаете, как это изменить?

- По-моему, ситуация уже меняется. Я это могу сказать по тем людям, с кем приходится работать в новом парламенте.

- Вы считаете, что его состав изменился к лучшему?

- Я же ведь и в предыдущие два года проработал, так могу сказать, что сегодня пришли люди, которые хотят работать, а не привилегии получать. Вот сейчас, может быть, переломный момент, и его надо поддержать. Нужно подготовить изменения в президентской структуре и выбрать такого человека, чтобы со всеми разговаривал, а не ставил условия: "С этими не хочу, а с этими подожду". Президент обязан слышать весь народ и не делить его на правых, левых, белых, красных... Он должен искать точки объединения, а не расхождения. У нас разные социальные группы, убеждения, но нужно искать, в чем воля народа едина! Потом нужно сформировать нормальное правительство, которое будет работать на исполнение этой воли. В законодательном отношении нам нужно провести полную ревизию, чтобы выяснить, насколько все наши законы соответствуют интересам государства... В России тысячи законов! Возникает вопрос: кто их знает? Да у нас даже должностные лица Конституцию не знают! Это, конечно, плохо, но ведь другого народа у нас нет. Значит, надо что-то в законах менять, упрощать, приближать к жизни.

Вот сейчас многие кричат, что порядок нужен, жесткая рука... Новая власть должна четко сказать людям, что есть порядок. Все очень просто: порядок - это реализация законов в повседневной жизни. То есть - справедливость. Ведь мы же прекрасно понимаем, что справедливо, а что - нет. И совершенно несправедливо, что мы каждый день начинаем с чистого листа, огульно охаивая весь день вчерашний. В 91-м году нельзя было отбрасывать Советский Союз точно так же, как в 17-м отметать Российскую империю,

- Андрей Иванович, здесь очень тонкий момент. Как военный человек, вы в жизни неоднократно принимали решения, в основе которых лежит не справедливость, а целесообразность или необходимость. В нашей стране сейчас - чрезвычайная ситуация, хоть и не объявленная. Как тут быть, что важнее - справедливость или необходимость?

- Вот, представьте себе: человек болен, ему нужна операция. Резать - жалко, а не резать - человек умрет. Люди сами должны пойти на определенные временные ограничения для спасения страны. При этом базовые принципы, на которых существует общество, никакому ограничению не подлежат. Только... Вы знаете, то что я сейчас скажу, может вызвать взрыв возмущения. Демократия - власть народа. Но всего ли народа? Вы задумайтесь: вор, убийца имеют те же права, что и вы. Бомж, который никогда не работал, и не потому, что не может найти работу, а потому что не хочет, имеет те же права, что и умница-работяга. Это справедливо? Неужели будет неправильно ограничить их в правах по сравнению с нормальными людьми?

- А кто будет ограничивать кто будет определять - кого ограничивать?

- Народ!

- Народ - общее, очень широкое понятие. Кто конкретно и по каким позициям?

- Между прочим, в нашей Конституции написано, что единственным носителем власти в России является народ. Так вот, существует выбранная народом законодательная власть. Скоро выборы президента. Мы все - сознательные и взрослые люди, мы выбираем тех, кто ограничивает нас в правах. Мы доверяем им это право. Это, кстати, очень интересная тема, которая сейчас выпадает из внимания прессы...

- Она выпадает потому, что мы очень хорошо знаем, какими были эти выборы. Насколько я знаю, вы тоже столкнулись в своем округе с определенным видом предвыборной борьбы.

- Задача нашей с вами встречи не в том, чтобы разбирать прошедшие выборы. Я могу только присоединиться к вам и сказать, что они могли быть более справедливыми, более объективными. Но если мы хотим завтра жить лучше, то должны сегодня использовать для этого все возможности. Пусть мы не добьемся этого сразу, но сделаем хоть один шаг в эту сторону. И я сейчас, работая в Комитете Госдумы по обороне, сделаю все, чтобы мы продвинулись в этом направлении. Не с точки зрения белых или красных, а с надпартийной позиции, с позиции народа, чью волю я представляю в парламенте. И многие в его сегодняшнем составе разделяют мою точку зрения. Именно это я и хотел сказать, говоря о плюсах нынешнего парламента по сравнению с предыдущим. Вот, кстати, я предложил изменить идеологию работы Думы сегодня. Мы будем измерять эффективность нашей работы не по количеству принятых законов, а по количеству законов работающих. Нужно провести, как я уже сказал, полную ревизию всей законодательной пирамиды, начиная с Конституции, и стараться принимать не как можно больше новых законов, а наоборот, отменить те законы, которые не работают, или ввести в них те механизмы, которые эти законы оживят!

- Проблема в том, что никакого доверия к власти любого уровня у народа нет. Как поднять доверие к власти?

- Во-первых, нужно просто научиться выбирать тех, кому мы доверяем. А во-вторых, доверием власть будет пользоваться тогда, когда перестанет быть конфронтационной. Почему к Ельцину упало доверие? Потому, что он был конфронтационным президентом.

- А как власти будут себя вести с прессой? Ведь конфликт обрисовался весьма остро: прессу пытаются заткнуть те люди, кого она обвиняет в коррупции и некомпетентности. СМИ не однородны, но большинство журналистов пытается сказать правду о власти. Не попадет ли свобода слова в область тех ограничений, на которые "должен пойти сам народ"?

- Говоря о свободе слова, нужно помнить, что слово - это оружие. Слово стреляет не хуже, чем пуля, и поэтому с ним нужно обращаться ответственно.

- Но что-то все те, по кому стреляют словом, живут и прекрасно себя чувствуют...

- Есть люди - как носороги. По ним стреляешь, а пуля отскакивает. А если серьезно, то слово должно быть более ответственным. Если бы наша пресса отвечала за свои слова, то все выстрелы воспринимались бы куда более болезненно. Не хочу приводить примеры, но я же могу за деньги на любом телеканале, в любой газете разместить все, что угодно... Ведь это же бардак! Я не говорю о вашей газете, но если внимательно присмотреться к материалам о коррупции, размещенным в том или ином издании, то становится ясно, что ни о какой правде речи не идет, это просто разборки между различными группировками, имеющими доступ к разным средствам массовой информации. Просто льют и льют грязь друг на друга. Хотя, конечно, ответственность - улица с двусторонним движением. С одной стороны, должна повышаться ответственность слова, а с другой - ответственность власти перед народом. Вот сами скажите честно: сегодня есть доверие к прессе?

- Андрей Иванович, вы сегодня говорили о качествах, которыми должен обладать президент, которого скоро выберет весь народ. Владимир Путин проявил себя в этих качествах?

- Проблема Владимира Владимировича Путина в том, что он не сам пришел в политику, а его туда привели и к тому же объявили, что он должен продолжать какую-то перед ним начатую линию. На него долго будет давить "проблема преемника": Чечня, коррупция... Он вынужден отвечать за все это. После 26 марта для нового президента главной задачей будет подвести черту под всем этим и начать работать. А народ должен дать ему такую возможность.


Газета "Вечерняя Москва"
17 марта 2000 г.
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован