23 мая 2002
221

Сегодняшние события - продолжение кавказкой войны.

Чеченцы не приемлют единоличного, а тем более русского лидера

Cегодня уже мало кто сомневается в том, что практически все республики Северного Кавказа оказались втянутыми в чеченский кризис. Более того, нерешенность проблемы Чечни отражается и на Южном Кавказе, где активно `кровоточат` абхазский и югоосетинский конфликты. Возобновлению после трехлетнего перерыва войны в Чечне предшествовали крупные террористические акты на территории РФ. Но на вопрос о причинах возобновления военных действий у некоторых специалистов есть своя точка зрения. Директор Института истории и археологии Владикавказского филиала РАН профессор Марк Максимович Блиев, уже несколько десятилетий изучающий проблемы Чечни, смотрит на проблему неординарно.

- Сегодняшние события в Чечне - это продолжение Кавказской войны. Дело в том, что тогда Чечня не прошла определенный путь своего развития. Война началась в 20-х годах XIX столетия в Дагестане, который по своему общественному развитию опережал Чечню на порядок. Чечня же, вовлеченная в Кавказскую войну в 40-х годах, даже в системе Имамата чувствовала себя несколько не в своей тарелке. Ведь она тогда отвергала как русскую администрацию, так и верховенство Шамиля. Чеченцы по своему общественному развитию не были подготовлены к восприятию государственного механизма развития своего общества. И в XIX веке Чечня пыталась выйти из состава Имамата по тем же причинам, по которым не могла принять российскую администрацию.

То же самое произошло в республике в советское время. Тогда, как известно, власть и административное управление на территориях страны было одинаковым. Но в Чечне этому, естественно, сопротивлялись. Даже в те времена там были тейповые райкомы партии, тейповые колхозы. И вполне естественно, что после распада Советского Союза Чечня пыталась уйти из той страны, которая не понимала ее особенностей.

Сегодня главный вопрос заключается не в том, чтобы скорее завершить военную кампанию. Главная проблема - это организация власти в республике. Если Россия опять попытается навязать Чечне власть, которая будет подходить только Москве, продолжение конфликта неизбежно.

- Марк Максимович, каково, на ваш взгляд, участие сторонних сил в возобновлении военных действий в Чечне?

- Конечно, международный терроризм принимает участие в этом конфликте. Это реальность. Идет финансирование бандгрупп, снабжение их оружием. Но причины того, что происходит в Чечне, нужно искать во внутренней социальной структуре, а не вовне.

- Как вы думаете, воспримет ли чеченское общество Ахмата Кадырова в качестве президента?

- Я считаю, что это очень сложная проблема. Чечня не подготовлена к президентской форме правления. В доказательство приведу один исторический факт. Был в XIX веке в Чечне выдающийся Шуанид-мулла. Это наиб Шамиля. Он был знаменит тем, что совершал смелые, совершенно фантастические набеги в самые различные районы Северного Кавказа, в основном на русскую пограничную линию. За смелость, храбрость и преданность, которые он проявлял перед Шамилем, имам назначил его наибом всей Чечни. То есть, говоря на нашем языке, во главе чеченского общества. Это он сделал не каким-то указом, а на съезде наибов - это был верховный орган Имамата. Когда Шуанид-мулла приехал в Чечню в новом качестве, его убили. Чеченцы не могли ему простить, что он стал главным в Чечне.

- А Джохар Дудаев?

- Дудаева чеченцы приняли на основе идеологии. Но и он уже был `на исходе`. Чеченцы сами бы его убрали. В республике уже в то время образовались девять чеченских отрядов. А знаете, почему именно 9? Потому что уже в XIX-XX веках у них было 9 тукхумов. Тукхумы - это объединения тейпов. Более того, эта традиция зафиксирована еще в XVI веке. Позже, во времена Масхадова, эти девять отрядов были тоже неподконтрольными.

- Может ли руководителем республики стать русский?

- Нет. Это невозможно. Там главенствует идеология русофобии. Чечня - это молодая исламская община. По большому счету чеченцы даже еще не разобрались в самом исламе. Для них ислам - это прежде всего противостояние России, а не религия. До 1783 года чеченцы считали себя `кристинами`, то есть христианами. И когда Потемкин совершил две карательные экспедиции, в 1782 и 1783 годах, они отказались от христианства. В это же время у них появился шейх Мансур. Безграмотный пастух возглавил борьбу чеченцев против России. С этого времени в Чечне русофобия существует как идеология. Для Чечни нужно предусмотреть не прямое, а опосредованное управление обществом. И, стало быть, русского там быть не должно. Даже пребывание Станислава Ильясова на посту руководителя правительства - это ошибка.

Владикавказ
Артур Атаев
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован