02 декабря 2008
5024

Секретные материалы. Летчик-космонавт Юрий Батурин представил ранее закрытые документы отечественной космонавтики

Новая книга под редакцией Юрия Батурина вышла в издательстве "РТСофт" - вслед за переизданием мемуаров патриарха космонавтики академика Б.Е. Чертока "Ракеты и люди". Фото: Колыбалов Аркадий

Коллекцию уникальных документов о первых этапах советской космической программы отыскал, рассекретил и выпустил в свет под одной обложкой неутомимый и многоликий Юрий Батурин - Герой России, летчик-космонавт, историк, публицист, доктор юридических наук.

В Центральном доме журналиста, где состоялась официальная презентация сборника "Советская космическая инициатива в государственных документах 1946 - 1964 гг.", по этому случаю собрались те, кто стоял у истоков, был свидетелем и участником первых космических стартов, и те, кто продолжает их эстафету сегодня.
Академик Борис Черток, ближайший соратник Сергея Королева, в свои 96 уже крайне редко выбирается на публичные мероприятия. А тут, по его же словам, отказать не смог. Как и Павел Попович, дважды Герой Советского Союза, ровесник и друг Юрия Гагарина, вместе с ним проходивший подготовку в первом отряде космонавтов.

"Восток-4" с подполковником Павлом Поповичем был выведен на орбиту 12 августа 1962 года. За день до него на корабле "Восток-3" стартовал Андриян Николаев. Но с полным текстом телеграммы в ЦК КПСС, подписанной Королевым и Келдышем и объяснявшей задачи совместного группового полета, космонавт-4 смог ознакомиться только сейчас. И неудивительно - 45 лет на этом документе из архива первого секретаря ЦК Никиты Хрущева стоял гриф "Совершенно секретно. Снятие копий воспрещается. Экз. N1".

Новый сборник документов поучителен еще и тем, что дает наглядное представление, как ставились и решались на государственном уровне сложнейшие научно-технические и организационные задачи, которые до этого никто в мире не решал.

"Посмотрите, - призывает коллег и всех потенциальных читателей Юрий Батурин, - как работали наши предшественники, которые, поставив задачу, смогли всего за несколько трудных послевоенных лет первыми запустить спутник, вывести человека в космос, создать такую космическую отрасль, которая, как ее ни зажимали, ни обрезали финансирование, ни бросали на произвол рыночной судьбы, и сегодня удерживает Россию в числе ведущих космических держав. Им тоже мешали ведомственная несогласованность, бюрократическая волокита, непонимание политиков, неустроенность... Но они сделали это!"

Академик Николай Анфимов перевел разговор в другую плоскость.

- По работе довольно часто возникает необходимость сослаться на тот или иной архивный документ, а он с грифом. Нарушение режима грозит санкциями, - обрисовал непростую ситуацию академик. - Может, теперь, после выхода такого сборника, будет наконец упрощена процедура рассекречивания. Тем более в отношении документов со сроком давности более 30 лет. Нам давно обещали, что выйдет соответствующее постановление...

А все ли документы, даже если с них сняли гриф секретности, можно придавать публичной огласке? Такой вопрос корреспондент "РГ" адресовал академику Чертоку и летчику-космонавту Поповичу.

Борис Черток в своем ответе был лаконичен и тверд:
- Нет таких документов, касающихся космонавтики и ракетной техники, которые сегодня нельзя было бы публиковать. Все, что с этим связано, вполне может быть опубликовано. С любой точки зрения.

- Павел Попович такую позицию поддержал, но сделал существенную оговорку:
- Не надо только в личную жизнь вторгаться и смаковать бытовые подробности - касается это космонавтов или самих создателей космической техники. А у нас это очень любят. Ну да - получил я за первый полет 15 тысяч рублей на те деньги. Но мы ведь знаем, что семь американских астронавтов, которые были в первом отряде, еще до полета имели контракт с журналом "Лайф" - именно в нем должны были публиковаться их первые интервью. Редакция авансом отвалила им 500 тысяч долларов, которые те добросовестно меж собой разделили...

Александр Лазуткин, летчик-космонавт, Герой России:

- Что сегодня государство дает космонавту? Андриян Николаев, когда выступал на телевидении, прямо сказал: я улетал из одной квартиры, а прилетел в другую. Там уже мебель стояла, а у подъезда - машина. А я откуда улетел, туда же и вернулся. Когда пошел по инстанциям - мол, как бы квартиру получить, мне ответили: вставай в очередь.

Сейчас ушли от того, что называлось "подарками государства космонавтам" и ввели контрактную систему. Теперь за конкретный полет мы получаем конкретные деньги, о которых договариваемся перед стартом. В контракте прописаны все работы, которые мы должны выполнить, эти работы оценены. В итоге получается некий поплавок, который позволяет продержаться какое-то время после полета. Как долго? Не очень.

Во всяком случае, купить квартиру в Москве на эти деньги я бы не смог.

Чтобы ситуация стала более понятной, приведу один эпизод. На Байконур за день до старта проводить в полет Василия Циблиева и меня приехал Петр Ильич Климук, тогда начальник Центра подготовки космонавтов. А вместе с ним - его хороший знакомый, как принято говорить, из делового мира. Он спрашивает: "А сколько вы, ребята, получите за полет?" Климук называет сумму. "За полгода?!" - переспрашивает гость. - "За полгода". - "Да я такие деньги на земле за месяц получаю..."

Из доклада Ю.А. Гагарина на заседании Государственной комиссии после космического полета

13 апреля 1961 г.
СОВ.СЕКРЕТНО
экз. N 1

"...Я ждал разделения. Разделения нет. Я знал, что по расчету это должно было произойти через 10-12 сек. после выключения ТДУ (тормозной двигательной установки. - Ред.). При выключении ТДУ все окошки на ПКРС погасли. По моим ощущениям больше прошло времени, но разделения нет. На приборе "Спуск" не гаснет, "Приготовиться к катапультированию" - не загорается. Разделения не происходит. Затем вновь начинают загораться окошки на ПКРС: сначала окошко третьей команды, затем - второй и затем - первой команды. Подвижный индекс стоит на нуле. Разделения никакого нет. "Кардибалет" продолжается. Я решил, что тут не все в порядке. Засек по часам время. Прошло минуты две, а разделения нет. Доложил по КВ-каналу, что ТДУ сработало нормально. Прикинул, что все-таки сяду нормально, так как тысяч 6 есть до Советского Союза, да Советский Союз тысяч 8 км, значит, до Дальнего Востока где-нибудь сяду. "Шум" не стал поднимать. По телефону доложил, что разделения не произошло.

Я рассудил, что обстановка не аварийная. Ключом я передал "ВН" - все нормально. Через "взор" заметил северный берег Африки, Средиземное море. Все было четко видно. Корабль продолжал вращаться. Разделение произошло в 10 часов 35 минут, а не в 10 часов 25 минут, как я ожидал, т. е. приблизительно через 10 минут после конца работы тормозной установки".

Из распоряжения Совета Министров СССР о подарках Ю.А. Гагарину
N 1037рс
18 апреля 1961 г.
СЕКРЕТНО

1. Признать необходимым подарить от имени Правительства СССР первому летчику-космонавту СССР майору Гагарину Ю.А. и членам его семьи автомашину "Волга", жилой дом, мебель и экипировку согласно приложению.

2. Обязать Министерство обороны СССР (т. Малиновского) выделить майору Гагарину Ю.А. четырехкомнатную квартиру по месту службы.

Председатель Совета
Министров СССР Н. Хрущев
Из приложения:
Экипировка для Юрия Алексеевича Гагарина
1. Пальто демисезонное
2. Пальто легкое летнее
3. Плащ
4. Костюм - 2 (светлый и темный)
5. Обувь - 2 пары (черные и светлые)
6. Рубашки белые - 6 штук
7. Шляпа - 2
8. Носки - 6 пар
9. Белье нижнее шелковое - 6 пар
10. Трусы, майки - 6 пар
11. Платки носовые - 12 штук
12. Галстуки - 6 штук
13. Перчатки - 1 пара
14. Электробритва - 1
15. Два комплекта военного обмундирования (парадное и повседневное)
16. Чемоданы - 2
Экипировка для детей
1. Кровать детская
2. Детская коляска
3. Платья шерстяные - 4
4. Пальто - 2 (зимнее и летнее)
5. Шапочки - 2 (зимняя и летняя)
6. Обувь - 4 пары
7. Белье - 6 пар
8. Куклы, игрушки
9. Детское приданое

Из записи разговора Н.С. Хрущева по радиотелефону с В.В. Терешковой
16 июня 1963 г.

"...В.В. ТЕРЕШКОВА. Дорогой Никита Сергеевич, взволнована и глубоко тронута вашим вниманием. Большое, большое спасибо за теплые слова, за отеческую заботу.
От всего сердца благодарю советских людей за добрые пожелания. Заверяю вас, дорогой Никита Сергеевич...

Н.С. ХРУЩЕВ. Я вас слышал. Я вас приветствую. Я хочу передать приветствие - здесь со мной рядом находятся товарищ Брежнев, товарищ Микоян, товарищ Смирнов, товарищ Устинов - за нос себя потянул - и другие товарищи. Все, конечно, очень рады и горды тем, что вы, Валя, сейчас находитесь в космосе, а уж женщины тут... Мы сегодня обедали дома, у меня много было женщин за обедом, невозможно даже к ним подойти, все ходят с повышенным настроением и очень рады. Ворошилов даже мне позвонил.

- Помнишь, говорит, я всегда на всех приемах провозглашаю тост за женщин, вот теперь ты видишь, что женщины делают?!

Мы ему, конечно, сказали:
- Не бери монополию, что ты всегда за женщин, а мы против женщин, - это я говорю к тому, что Москва и весь мир живут этими событиями. Конечно, мы горды за нашего товарища Быковского. Мы его поприветствовали. Но теперь вы в паре в космосе, так сказать, ходите, и это большая гордость и большое счастье для всех народов, для всех наших людей, особенно для женщин, а женщин у нас больше, чем мужчин. Так что ваша сторона теперь сильная..."

"Российская газета" - Федеральный выпуск N4803 от 2 декабря 2008
Александр Емельяненков
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован