13 октября 2004
1482

Сергей БАРАНОВСКИЙ: ЧИСТЫЙ ВОЗДУХ НАМ ТОЛЬКО СНИТСЯ

Интервью академика Российской Академии Естественных наук, президента Российского экологического конгресса Сергея Барановского ведущей программы `Подробности` Татьяне Алдошиной (РТР).
Алдошина: Сегодня наша тема - охрана окружающей среды. На связи с нашей студией сейчас Сергей Барановский, академик Российской Академии Естественных наук, президент Российского экологического конгресса. Только что он появился в студии Россия, и мы рады, что он успел.
Здравствуйте, Сергей Игоревич.

Барановский: Добрый вечер, Татьяна.

Алдошина: Я знаю, что вы сегодня обсуждали экологическую доктрину... то есть, последовательность действий, которую готово предпринять государство для того, что бы защитить природу от последствий технологического прогресса и промышленного развития. В чем суть этой программы?

Барановский: Ну, мы еще, конечно, не обсуждали доктрину. Сегодня впервые в Доме ученых собрались известные российские экологи, академика различных российских академий, общественники для того, что бы решить очень серьезный вопрос. Собрать рабочую группу, которую мы назвали `постоянно действующим форумом`, и для того, что бы начать работу по созданию экологической доктрины нашей страны, доктрины устойчивого развития.

Алдошина: Сергей Игоревич, что будет именно в этой программе? Потому что несколько лет назад я уже делала репортаж с экологического форума, там тоже говорили о программе устойчивого развития, но пока до реализации дело не дошло, кажется.

Барановский: Да, до реализации программы дело дойдет тогда, когда будет сама программа. У нашей страны до сих пор нет такой концепции устойчивого развития, которая практически во всех развитых странах уже давно существует и воплощается. Для того, что бы это сделать, мы сегодня и собрались. Мы надеемся, что нам удастся это сделать в какое-то достаточно ограниченное время, и что бы вынести ее, прежде всего, президенту, и обсудив эту доктрину с ним, попытаться сделать так, что бы ее положения начали выполняться.

Алдошина: А что должно быть? В чем суть этих положений? Это что, это проблема ответственности за экологический урон, который наносят предприятия окружающей среде? Что именно? Детально.

Барановский: Ну, вы понимаете, в чем дело, это доктрина, это в принципе основа экологической политики нашей страны, которая у нас до последнего момента практически отсутствовала. И если удастся создать такую доктрину, то в ней будут ... мы попытаемся найти ответы на очень многие вопросы. Тут, и, прежде всего, вопрос здоровья населения, которое продолжает ухудшаться, и в значительной степени из-за плохого состояния окружающей среды. Это проблемы питьевой воды, которая становится страшно серьезной проблемой для всей страны, для населения. Это проблемы климата, это проблемы ответственности загрязнителей, это масса других проблем, которые мы все называем экологическими.

Алдошина: Ну, в частности, есть одна проблема, она, может быть, частная. Ответственность за вред, который предприятия наносят окружающей среде. У нас есть мнение, высказанное представителем одной известной организации Гринпис по этому поводу. Будьте добры, давайте мы послушаем, что сказано об этом.


Директор по компаниям ГРИНПИС в России Иван Блоков: Необходимо, безусловно, установить жесткую ответственность и административную, и уголовную. Кстати, в новом проекте закона об `Охране окружающей среды` забыли предусмотреть административную ответственность предприятиям, там есть ответственность только частных лиц, интересная ситуация. И, во-вторых, установить нормальную систему экономического стимулирования, что бы предприятие имело свои положительные вещи, свои какие-то доходы дополнительные, если оно соблюдает все правила по охране экономической сфере. Это экономическая и правовая сфера. Назовем это административная и уголовная область. Это все можно сделать, это, достаточно, все правила достаточно правильно, достаточно все четко прописано в законах. Дело за малым - дело за резкими и четкими решениями властей.


Алдошина: Итак, Сергей Игоревич, вы только что были у президента. Скажите, есть ли воля властей реализовать экологические проекты? Добиться ответственности за нарушения экологического равновесия?

Барановский: Да, действительно, я вот только что пришел со встречи с президентом нашей страны. Владимир Владимирович Путин очень внимательно следит за экологическим состоянием нашей страны. Мы обсуждали с ним будущие контуры экологической доктрины, получили мандат на эту работу. Эта работа будет сделана. Но вы, наверное, хотите услышать мой ответ на комментарий Ивана Блокова. Я с ним, конечно, согласен. Но, прежде чем наши исполнительные органы будут реагировать на экологические нарушения или будут заставлять предприятия улучшать технологии - все-таки нам нужна законодательная база. Иван совершенно справедливо сказал, что в новых законах о поправках к закону об охране окружающей среды их нет. Но это прерогатива нашей Государственной Думы, и, прежде всего, думского комитета по экологии. А вот доктрина - это будет, ну, что ли план для нашей страны в области экологии.

Алдошина: Скажите, а можно ли сделать так, что бы экологические программы были выгодны для предприятий? Что вы, в частности, могли бы предложить по этому поводу, чтобы не было такой ситуации, когда крупные химические комбинаты загрязняют воду, и все это в целом, как вы уже сказали, сказывалось на здоровье населения?

Барановский: Да, к сожалению, это сказывается на здоровье населения, и еще долго будет сказываться и на здоровье будущих поколений. Нужны, действительно, правовые, прежде всего, механизмы для того, что бы с одной стороны заставить производителя изменять технологию, а с другой стороны, что бы материально стимулировать их к этому и вполне экономически обосновано, и это уже показали наши коллеги за рубежом, в частности в Швейцарии. Практически любой бизнес, даже, который сегодня с нашей точки зрения, влияет на окружающую среду, может быть вполне экономически выгодным не нарушая состояния окружающей среды. Но это требует времени, средств и, конечно, доброй воли.

Алдошина: Скажите, пожалуйста, можно ли сейчас ответить на вопрос: сколько будет стоить экологическая программа государству? Потому что все программы, как правило, упираются в решение финансовой проблемы.

Барановский: Это вопрос сложный. Я не экономист, поэтому мне трудно давать какие-то оценки, но вообще, экология, конечно, это очень затратная и трудная, и неподъемная почти для нашей страны сегодня дело, но это нужно делать, нужно изыскивать эти средства, они вернутся. Прежде всего, мы спасем нашу нацию, потому что и смертность в нашей стране сейчас повышается и... ну, в общем, мы все знаем наши проблемы, и эти инвестиции вернуться же нашим детям, и, наверное, внукам.

Алдошина: Сергей Игоревич, сейчас такая есть очень спорная проблема, имеющая отношение к экологии: отработанные ядерные отходы, инициатива Министерства Атомной Энергетики. Говорят, что экономически очень выгодно. А как эколог, что вы думаете, насколько это безвредная идея?

Барановский: Ну, я не могу назвать это безвредной идеей. То, о чем нам говорят сейчас, и то, за что проголосовала Государственная Дума, на мой взгляд, требует дальнейшего обсуждения, потому что те аргументы, на основании которых принято это решение, на мой взгляд, недостаточны. Нужно убедить население, прежде всего, в том, что этот проект безопасен, а это не так просто. И второе, нужно убедить, население, прежде всего, все же, в конце концов, делается для людей, что действительно будут те огромные цифры в миллиардах долларов доступны для проведения экологического облагораживания ядерной промышленности. Все это еще не очевидно. Нужно продолжить работу в этом направлении.

Алдошина: А возможен вариант, при котором эта инициатива Министерства Атомной Энергетики будет повернута вспять?

Барановский: Ну, все в руках Государственной Думы, Совета Федерации, и, в конечном итоге, президента. Но общественного обсуждения практически не было, его очень не достает, нужно гораздо более широко этот вопрос обсуждать именно с народом, а не только лишь с тонким слоем наших законодателей.

Алдошина: Тогда такой вопрос: что вы думаете по поводу референдума по проблемам экологии?

Барановский: Референдум сыграл свою роль. Референдум не состоялся, но подготовка к референдуму в конечном итоге подхлестнула внимание и правительства, и законодателей к экологическим проблемам. Поэтому этот процесс сыграл определенную положительную роль.

Алдошина: Скажите, Сергей Игоревич, а вот на встрече сегодня с президентом, которая завершилась буквально 20 минут назад, как я знаю, что самое главное вы могли бы выделить?

Барановский: Самое главное, что вот те, кто были на встрече, поняли, что нашему президенту абсолютно не безразлична судьба нашей страны и ее экологическое будущее. Он не просто живо интересуется этим, он хотел бы получить взвешенные научные рекомендации: что же нужно делать в масштабах страны. И вот это как раз есть то, что мы назвали доктриной, над чем мы хотим работать. И мы призываем наших коллег и по зеленому движению, и ученых активно принимать участие в этой работе, помогать вот этой группе людей все-таки выделить наиболее острые проблемы, приоритезировать их, и доложить их и доложить их президенту и правительству с тем, что бы затем была программа.

Алдошина: Скажите, а вот еще такая проблема...у нас очень много в экологии проблем, больше, наверное, чем в других странах... проблема уничтожения химического оружия. Россия присоединилась к конвенции по уничтожению химического оружия, и даже были договоренности об американских кредитах на это дело. Но я так понимаю, что денег нет в нужном количестве. Как вы считаете, возможен ли такой поворот событий, когда мы будем вынуждены приостановить государственное участие в конвенции уничтожения химического оружия?

Барановский: Нет, ну, вот этим вопросом российский Зеленый крест занимается на протяжении последних 7 лет. Мы ведем огромную работу в регионах хранения химического оружия. Международный Зеленый крест работает со всеми странами мира для того, что бы обязательства Российской Федерации, которые она сначала в виде подписания конвенции взяла на себя, а затем Государственная Дума ратифицировала, президент подписал ее, и мы обязаны, согласно конвенции, в течение 10 лет, в самом лучшем случае, в худшем случае - мы можем продлить этот срок на 5 лет, мы обязаны уничтожить это химическое оружие. Кстати, это делать необходимо, потому что если мы это не сделаем за 15 лет, то оно в результате коррозии может попасть в окружающую среду, и тогда у нас будет новый, уже химический Чернобыль. Но, действительно, самая здесь главная проблема, это финансы. Американца нам никаких кредитов не давали, они просто выделили по закону Нана-Лугара определенные деньги, которые в конце должны вылиться в сумму $880 миллионов, но, увидев, что пока только они сами выделяют эти средства, американский конгресс немножко заморозил этот процесс. Но здесь за счет усилий нашего правительства, за счет усилий общественных организаций, мы смогли привлечь значительное количество других стран. Швейцария, Германия и другие страны сейчас готовы помогать России уничтожить это химическое оружие. И федеральный закон об уничтожении химического оружия стал достаточно реальным.

Алдошина: Сергей Игоревич, у нас буквально 30 секунд. Последний мой вопрос к вам: с чего вы планируете начать? Что самое первое нужно сделать в деле создания экологически благоприятных условий?

Барановский: Ну, прежде всего, мы пока говорим не об экологически благоприятных условиях, а о доктрине. Для того, что бы создать доктрину, нужно иметь объективные данные о действительном состоянии окружающей среды сегодня в России. Мы, прежде всего, должны эти данные получить, обработать, и все эксперты, специалисты очень внимательно должны это посмотреть. А затем выделим главные проблемы.

Алдошина: Спасибо большое.



30.01.2001
1994-2004, Национальная
служба новостейhttp://nvolgatrade.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован