12 января 2009
2625

Сергей Черняховский: Тьма нелегитимной власти. Газовый конфликт - проявление недееспособности политической элиты Украины

Чем бы ни руководствовались экзотические власти Украины в своем решении прекратить транзит газа для Европы - внутренними задачами борьбы между центрами власти или внешнеполитической игрой на обострение отношений с Россией, но смоделированный ими конфликт привел к ряду последствий, часть из которых работает на Россию и против Украины, часть - против России и против Украины, но среди них все-таки нет таких, которые в той или иной форме были бы выгодны нынешнему украинскому государству и его руководству.

Если украинское руководство стремилось доказать, что у него есть рычаги для создания проблем России, то оно этого в известной мере добилось. Но ценой создания проблем для Европы, а также ценой демонстрации другим странам того, что его безответственность сравнима с безответственностью саакашвиливской Грузии.

Конечно, украинское руководство смогло продемонстрировать то, что вопрос о том, будет ли в европейских домах тепло, зависит не только от России, но и от Украины. Возможно, оно хотело тем самым доказать, что с Украиной Европа должна считаться не в меньшей степени, чем с Россией. Однако в конечном счете она лишь доказала, что нынешняя "независимая" Украина является для стран Европы отчасти лишним звеном в процессе обеспечения их газом, отчасти - лишней проблемой, а в целом доказала то, что украинская государственность - это в общем-то некое "пятое колесо" в европейском национально-государственном устройстве.

Таким образом, действия украинского руководства стали для европейских элит импульсом к тому, чтобы активизировать свой интерес к созданию альтернативных транспортных артерий. Но при этом они так или иначе наводят на смутную, но крайне неприятную для украинской "независимости" мысль о том, что если бы страны Европейского Союза вместо буфера в лице Украины имели на этом пространстве общую границу с Россией, то таких проблем не возникало бы.

Конечно, общую границу можно получить и просто включив в состав ЕС Украину. Но это означает не столько решить проблему, сколько добавить новую - в частности, в силу известной неадекватности и несостоятельности украинской элиты, проявившейся в последнем конфликте.

Собственно, эта неадекватность была понятна и раньше. Но если раньше ее терпели и поощряли, рассчитывая на то, что она будет создавать неудобства исключительно для России, то теперь оказалось, что эта неадекватность создает проблемы для ЕС, причем не какие-нибудь относительно абстрактные - идеологические, геополитические и т.д., а самые для современного европейского сознания неприятные - в плане уменьшения привычной комфортности. А именно комфортность жизни стала для этих стран некой общей идеей. Для них покушение на комфорт - есть покушение на их высшую сакральную ценность.

Этот комфорт сегодня зависит от российского газа. Но сделать так, чтобы этой зависимости не было, ЕС не может. Он не может сделать, скажем, так, чтобы России не было, а газ был. И он не может сделать так, чтобы этот газ принадлежал не России, а Западной Европе. И он сегодня не может установить свой контроль над Россией. Поэтому для него самый естественный способ обеспечения этой стороны своего комфорта - покупать газ у России.

Но оказывается, что на пути этого комфортного способа сегодня стоит "независимое украинское государство" с его независимым от здравого смысла руководством.

Отсюда возникает вопрос - а зачем собственно нужно это "независимое государство", если оно создает такие проблемы?

Собственно говоря, признание ЕС необходимости размещения своих наблюдателей на газовых подстанциях на территории Украины - есть в скрытой форме признание несостоятельности украинской государственности, неспособной без международного контроля исполнять свои обязательства.

Конечно, для России необходимость регулировать свои взаимоотношения с Украиной путем привлечения к посредничеству третьих стран тоже объективно неприятна и вредна. Ведь она означает признание права на вмешательство в зону своих непосредственных интересов тех, для кого эта зона должна оставаться закрытой по определению. Не претендует же Россия на размещение на территории Соединенного Королевства своих наблюдателей за развитием англо-ирландских или англо-шотландских отношений, или на территории Испании - наблюдателей за развитием процессов в Стране Басков.

Однако формально это выглядит относительно обоснованно.

Но, если для России иностранные наблюдатели на украинской части газового пути - это определенное вмешательство в сферу ее естественных и неотъемлемых интересов, то для Украины это, по сути, признание несостоятельности ее суверенитета, и необходимости его ограничения.

Иностранные наблюдатели на территории той или иной страны, посланные наблюдать за исполнением ею своих обязательств по отношению к другим странам - это в подобных случаях форма некоего внешнего управления, вытекающего из банкротства этой страны, признания того, что само ее национальное правительство полноценно обеспечить выполнение своих обязательств неспособно, некая форма взятия больного, недееспособного члена международного сообщества под опеку.

Но газовый конфликт не есть частность, некое отдельное заболевание украинской власти - это проявление ее общей неадекватности и недееспособности.

Но, если таким образом, пока в скрытом виде, украинская государственность признана несостоявшейся, а ее руководство - неспособным обеспечивать полноценный и адекватный контроль над территорией страны, то возникает, пусть опять-таки в очень смутном и предварительном виде, вопрос о том, как обеспечить такой контроль.

Теоретически для этого есть следующие пути.

Первый - это создание на Украине дееспособного руководства.

Второй - это установление совместного международного контроля над территорией Украины и нормализация соединенными усилиями положения в этой стране.

Третий - установление над разными частями Украины контроля разных стран, с учетом того, какие из них являются наиболее авторитетными и комплиментарными для тех или иных из них.

Четвертый - это международное обеспечение права на самоопределение тех или иных исторических территорий Украины, объективно, похоже, так и не составивших единое национальное или федеративное пространство.

Первый путь - теоретически наиболее предпочтителен. Но социологические данные показывают, что на сегодня на Украине нет в полной мере авторитетных политических элит, способных консолидировать общество.

По последним данным ФОМ-Украина, по сравнению с прошлыми выборами упал авторитет и представительность почти всех ведущих сил республики.

По электоральной поддержке сегодня лидирует Партия регионов, но ее рейтинг упал практически вдвое по сравнению с выборами годичной давности - всего 18 %.

Та же картина и в показателях Блока Юлии Тимошенко - у него 16 %, то есть опять-таки вдвое меньше, чем на последних выборах.

Ушла и электорально рассыпалась НУ-НС. Ее остатки практически не могут уже не только сравниться по поддержке со своими результатами осени 2007 года, но и просто эффективно претендовать на прохождение в парламент. Так, блок Виктора Ющенко сегодня мог бы претендовать лишь на 2 % голосов, блок же Яценюка - тоже на 2 %. Теоретически вместе они могли бы пройти ограничительный барьер, но с одной стороны, для этого еще нужно объединиться. С другой - подобного рода объединение не обеспечивает автоматического суммирования голосов.

Теперь вместо НУ-НС третье место занимает Компартия Украины, чуть ли не единственная сила, сохраняющая неизменными свои электоральные позиции - 5 %.

За ней следует Блок Литвина с 4 %.

Разумеется, при реальном голосовании все эти цифры корректируются сначала за счет не пришедших на выборы, затем - за счет проголосовавших "бесполезно", то есть за непроходящие в парламент партии и блоки.

Однако следует иметь ввиду, что лишь 26 % избирателей говорят сегодня, что они не будут участвовать в выборах, если те состоятся сегодня. То есть возрастание процентного числа полученных голосов будет не слишком большим, хотя и заметным. Кроме того, даже если предположить фантастический вариант создания большой коалиции в составе способных пройти в Раду объединений - регионалы, БЮТ, Компартия, Блок Литвина, то вместе они будут представлять лишь 43 % избирателей Украины. Более того, если предположить, что блоки Ющенко и Яценюка, а также НУ-НС (опять-таки во главе с Ющенко) объединяются, получают свои 5% избирателей и также входят в эту коалицию, то и тогда она представляет лишь 48 % - менее половины избирателей Украины. В этом отношении характерная ситуация сегодняшней Украины заключается в том, что одни политические силы утрачивают поддержку, но другие ее не увеличивают - то есть в целом элита Украины становится все менее легитимной.

В рамках же имеющегося состава сил, реально проходящих в парламент, получается, что БЮТ уже ни в коем случае не может сформировать большинство, потому что даже вместе с единственным гипотетическим союзником - Блоком Литвина - набирает меньше, чем ставший привычным союз регионалов и Компартии - 20 % против 23 %. Даже объединение и прохождение в парламент относительно проющенковских групп, скажем, с 4 % голосов в конечном счете не дает большинства бывшим "оранжевым".

Но на этом фоне на Украине все же существует политическая сила, пользующаяся поддержкой абсолютного большинства населения и избирателей. Эта сила - Россия, о положительном отношении к которой говорят 71 % украинцев, причем так или иначе это положительное отношение превосходит отрицательное во всех исторических областях, включая Запад Украины.

viperson.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован