07 февраля 2002
3601

Сергей Дубинин: `Снова перед выбором`

Успехи российских производителей под "крышей" девальвации закончились

Заместитель председателя правления РАО "ЕЭС России" Сергей ДУБИНИН подготовил этот материал специально для "Известий". В 1994 - 1998 годах он возглавлял Центробанк РФ, а после этого работал заместителем председателя правления ОАО "Газпром".

2001 год был весьма успешным для экономики России. Рост ВВП на 5, 5%, промышленного производства - почти на 6%, инвестиций - примерно на 8%. Только показатель годовой инфляции существенно превысил ориентиры, намеченные правительством и Банком России (вместо 14% она составила 18, 5%).

2002 год также обещает быть удачным. В целом итоги развития экономики после кризисного 1998 года демонстрируют, что российская производственная система адаптировалась к совершенно новым для нашей страны условиям. Мы живем в открытой экономике, где сумма экспорта и импорта превышает 60% ВВП. Реально работают товарные и финансовые рынки.

Коренным образом изменилась роль государственной собственности. Помимо оборонной промышленности она сосредоточена в отраслях - естественных монополиях и преобладает также в банковской системе. В ряде отраслей и на многих товарных рынках российские производители успешно конкурируют с зарубежными.

Вместе с тем эксперты сходятся в том, что залогом конкурентоспособности служат условия, возникшие в результате кризисного взрыва 1998 года: глубокая девальвация национальной валюты, последующее "поддерживающее" обесценение рубля, резкое снижение уровня доходов населения в реальном выражении и столь же глубокое падение цен и тарифов естественных монополий (в долларовом эквиваленте).

К сожалению, базисные факторы конкурентоспособности - производительность труда, равная в России 1/4 уровня США, и энергоемкость экономики, втрое превышающая американский уровень, не обеспечивают российским производителям товаров и услуг долговременной устойчивости в условиях открытой экономики.

Сегодня вновь перед Россией стоит вопрос, как гарантировать экономический рост, приток инвестиций, которые так необходимы для модернизации экономики страны.

Есть три сценария развития, которые активно обсуждаются сегодня российскими экспертами: инерционный, плановый инфляционный и на базе либеральной экономической политики эффективного роста.

Логика первого. Если девальвация рубля обеспечивала на протяжении 1999 - 2000 гг. конкурентоспособность, то ключевая задача - продолжить политику слабого рубля. Например, Андрей Илларионов утверждает, что следует удерживать соотношение между паритетом покупательной способности рубля (ППС) на внутреннем рынке и номинальным курсом рубля к доллару в пределах 40 - 45%. В рамках этой парадигмы нельзя допустить сближения реального курса рубля с номинальным. В период, когда положительное сальдо торгового баланса России составляет ежегодно более 40 млрд долларов, это не так-то просто.

С целью продолжения плавной девальвации рубля Банк России в 2000 - 2001 гг. был вынужден скупать эти поступающие в страну доллары. С одной стороны, все приветствуют рост резервов Центрального банка, но, с другой стороны, никого не устраивает неизбежное в таком случае увеличение денежной массы и сохранение инфляции на уровне 20% в год. Как показало начало 2002 г., такая политика уже не отвечает интересам экономики - январская инфляция в пересчете на год вновь составляет 18%, а масса рублей давит на рынок, и курс движется скачками.

Отсюда популярность попыток сдерживания роста цен с помощью немонетарных методов, замораживая или хотя бы сдерживая рост тарифов естественных монополий - газовой, электроэнергетической промышленности, железнодорожного транспорта. Хотя официально признается, что нынешний уровень тарифов не обеспечивает окупаемости вложения капитала в этих секторах. В начале 90-х годов капиталовложения в энергетику были вычеркнуты из федерального бюджета. Эти расходы были переложены в тарифы на электричество как инвестсоставляющая. После 1996 года рост тарифов был заморожен. После кризиса 1998 года их подняли крайне незначительно. Результат - инвестиций почти нет.

Второй сценарий предлагается левыми экономистами и политиками. Вырваться из показанного выше противоречия они хотят за счет применения широкого государственного контроля за ценами, вплоть до цен потребительского рынка. Одновременно предлагаются бюджетные централизованные инвестиции, гарантии бюджета инвесторам, программа государственных закупок. В общем в зависимости от степени радикальности и левизны - масштабное госрегулирование внутреннего производства и внешней торговли.

Всем ясно, что в бюджете нет и не будет денег для подобного масштаба государственного активизма. Ответ прост - их должен обеспечить Центральный банк своими кредитами правительству. Неизбежная инфляция будет якобы сдерживаться тем же государственным контролем.

Если бы выбор действительно сводился к этим двум вариантам, то ситуация была бы крайне тяжелой. Однако опыт трансформации экономических систем, прежде всего опыт ведущих европейских стран и Японии после мировой войны, Южной Кореи после кризиса 90-х годов, показывает, что есть третий выход. Этот вариант экономической политики включает в себя рыночную реформу в отраслях естественных монополий, отделение неконкурентных сфер деятельности от конкурентных; снижение инфляции до уровня ниже 10% в год методами денежной политики, включая не ослабление, а укрепление рубля; продолжение налоговой реформы, вплоть до замораживания на длительный период уровня налоговых ставок; укрепление правового государства, судебной системы для разрешения хозяйственных споров, снижение бюрократического вмешательства в экономическую жизнь.

Неизбежно оппоненты укажут нам на кризис в Аргентине как на пример, чем чревата жесткая стабилизация национальной валюты, ее привязка к сильным валютам. Только нельзя забывать о том, что бюджетная политика этой страны находилась в прямом противоречии с ее валютной политикой. Этих ошибок действительно повторять нельзя. Валютный курс рубля должен оставаться плавающим, но определяться он может спросом и предложением валюты на межбанковском рынке, а не катиться вниз исключительно по воле Банка России.

Еще более важным для России является то, что экономическая ситуация в среднесрочной перспективе не оставляет надежд на продолжение инерционного варианта развития.

Уже в 2000-2001 гг. рубль в реальном выражении с учетом опережающего роста цен сильно укрепился. Трудно представить себе сценарий для 2002 - 2003 гг., когда девальвация рубля будет проходить быстрее роста инфляции. Даже если существенно снизятся цены на нефть и газ на внешнем рынке.

Успехи российских производителей под "крышей" девальвации закончились. Этот процесс приходит к своему концу, т.к. ресурс избыточной девальвации 1998 года уже проеден. Следовательно, потеря конкурентоспособности почти неизбежна.

Еще более фундаментальный фактор - невозможность дальнейшего удерживания тарифов естественных монополий на сегодняшнем уровне. Речь идет не о рублевом, а о валютном, долларовом выражении этих цен.

Эпоха дешевого газа в России закончилась. "Газпром" объявил сферой своего инвестирования регион Северного Ямала и шельф Ледовитого океана. Там действительно богатейшие запасы. Однако производственные затраты на добычу газа в этом регионе в несколько раз выше той розничной цены газа, которая существует на внутреннем рынке России сегодня.

Главные месторождения с низкими затратами (особенно низкими, поскольку амортизация капитала до сих пор считалась от ценового уровня советского периода) вступили в период падающей добычи. За исключением Заполярного месторождения, эксплуатация которого на один-два года позволит компенсировать падение добычи, стабилизировать ее уровень.

Уже на протяжении последних двух лет Россия импортирует из Туркменистана до 40 млрд куб. м природного газа в год. Цена, как известно, около 40 долларов за 1 тыс. куб. м.

В России достаточно много попутного газа может быть добыто при эксплуатации нефтяных месторождений. Но и здесь эффективность и окупаемость инвестиций наступает на уровне цены газа 40 - 50 долларов за 1 тыс. куб. м.

У нас нет физической нехватки природного газа. Целесообразно также его импортировать из Центральной Азии. Это не проблема. Проблема - неизбежный переход на новый уровень цены равновесия на газ на внутреннем рынке.

Поскольку инерционное развитие себя исчерпало, то выбор сузился до двух оставшихся альтернатив - либо отступление к неэффективной системе всеобщего государственного контроля, обрекающей Россию на стагнацию, либо улучшение инвестиционного климата и переход к интенсивному росту.

Разумеется, интенсификация должна стать настоятельным императивом в первую очередь для самих естественных монополий. Для этого, собственно говоря, и нужна их реформа, введение рыночной системы ценообразования, прежде всего в генерации электрической энергии.

Сегодняшняя система утверждения тарифов ФЭК и РЭК на основе плана затрат производства, когда для каждой станции устанавливается свой тариф, точно копирует советский госплановский затратный механизм ценообразования, который исключал рост эффективности производства. Невозможно этого добиться при такой системе и сегодня.

Новые капиталовложения и применение современных технологий станут экономически целесообразными только при новом уровне цен на электроэнергию в условиях эффективного рынка. Вводимый рыночный механизм должен создать стимулы для инвестиций, т.к. только современные технологии обеспечат значительную экономию дорожающего топлива и рост производительности труда.

Таким образом, не государственное регулирование тарифов, а переход к рынку является реальным стимулом интенсивного экономического роста.


Известия
07.02.2002
http://www.chubais.ru/cgi-bin/cms/friends.cgi?news=00000000770
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован