Эксклюзив
20 ноября 2008
17292

Сергей Кортунов: `Россия и НАТО`

16 ноября 2008 г. в ходе встречи с представителями американского Совета по международным отношениям Президент РФ Д.Медведев высказался по вопросу о сотрудничестве России и НАТО. В частности, он сказал что "нас не радует то, что НАТО расширяет свой ареал, находится на границах с Российской Федерацией, именно потому, что мы не являемся участниками этого военно-политического альянса". Он высказался в пользу "полноценных партнёрских и открытых отношений между Российской Федерацией и НАТО". При этом "Россия не закрыта для обсуждения любых форм сотрудничества с НАТО, если это будет отвечать интересам мира на планете". И хотя, по мнению Президента РФ, ситуация пока не вполне располагает к тому, чтобы сейчас анализировать возможность присоединения России к НАТО, "есть известное выражение "never say never" [никогда не говори "никогда". - англ.].

Комментарий С.В.Кортунова.

Отношение России к НАТО, которое было крайне противоречивым и непоследовательным в последние 20 лет, должно быть основано на прагматизме и политической целесообразности. С одной стороны, очевидно, что НАТО - это продукт и рудимент холодной войны, ставший уже к моменту распада СССР политическим анахронизмом.

С другой стороны, надо исходить из сложившихся реалий - альянс остается геополитическим и силовым фактором, влияющим на ситуацию в сфере безопасности у наших границ. При этом при всех различиях в тактических и геополитических приоритетах у России и НАТО имеется значительное поле совпадения интересов в реагировании на общие угрозы и вызовы в сфере безопасности - терроризм, региональные кризисы, природные и техногенные катастрофы. В документах альянса неоднократно констатировалось, что партнерство Россия-НАТО является стратегическим элементом в укреплении безопасности на евроатлантическом пространстве. В этой связи понижение планки политического сотрудничества России и НАТО после кавказского кризиса 2008 г., будем надеяться, является временной мерой. С учетом нарастания серьезных вызовов и угроз международной безопасности в начале ХХI века, стороны будут просто вынуждены искать новые, более эффективные варианты партнерства по противодействию с ними. Рано или поздно придется вернуться и к полномасштабному взаимодействию в рамках Совета Россия-НАТО (СРН).

К сожалению, в отношении НАТО мы продолжали в последние восемь лет (и продолжаем сейчас) наступать на те же грабли, на которые наступала администрация Б.Ельцина. Сначала В.Путин (как это сделал Б.Ельцин в 1992 г.) заявил о готовности России вступить в Североатлантический альянс. Получив от Вашингтона "уклончивый ответ", мы стали категорически возражать против приема в его ряды стран ЦВЕ и Балтии. Тем самым мы собственными руками подтолкнули их к интеграции в этот альянс, спровоцировав (или, во всяком случае, ускорив) вторую волну расширения НАТО. Одновременно мы пошли на создание нового органа взаимодействия с этим военным блоком - Совета Россия-НАТО, как будто забыв о том, что точно такая же структура была создана и после первой волны расширения в 1997 году. Как и следовало ожидать, новая структура оказалась столь же неэффективной, как и прежняя. В настоящий момент мы находимся в преддверии уже третьей волны расширения НАТО на Восток (за счет Украины, Грузии и Молдавии).

Понятно, что предложение Д.Медведева, сделанное им 5 июня 2008 г в Берлине на встрече с представителями политических, парламентских и общественных кругов Германии, по разработке и заключению "юридически обязывающего Договора о европейской безопасности", по существу тождественное предложению упразднить НАТО, не встретило энтузиазма со стороны наших европейских партнеров. Заключение такого договора в условиях нынешней политической ситуации просто нереалистично.

Конечно, прямая военная угроза со стороны НАТО равна нулю. Но если не будет создан механизм реального партнерства между Россией и НАТО (а этого по-прежнему не происходит), произойдет третья волна его расширения, то разделительная линия между Европой и Россией пройдет уже по границе Грузии, Украины и Молдавии, что будет означать полный провал нашей европейской политики. Особенно опасно расширение НАТО на Украину, что создаст дугу миникризисов, в том числе спровоцированных местным населением, надолго отбросит назад Украину, создаст серьезные проблемы для России и Европы в целом. Многие в России сочтут такой шаг объявлением новой холодной войны, откровенной провокацией. Расширение НАТО на Украину, от попыток добиться которого не отказались, является одним из крупнейших военно-политических вызовов России в ближайшие 10 лет.

По своему духу и букве Североатлантический альянс остается замкнутым военным блоком, в котором доминируют США. При этом США весьма искусно используют этот инструмент в качестве средства политического давления и на своих союзников, и на Россию. Поэтому наши отношения с НАТО - это, в первую очередь, российско-американские отношения.

В отличие от ООН, которая создавалась как кооперационная организация международной безопасности стран-победительниц во Второй мировой войне в момент, когда для послевоенного сотрудничества между этими странами, казалось бы, имелись весьма серьезные основания, Вашингтонский Договор, учредивший НАТО, был подписан 4 апреля 1949 г. уже в разгар холодной войны, превративший СССР и США в непримиримых противников. Политические цели создания альянса не скрывались: "to keep Germany down, America - in, Russia - out".

Будем считать, что эти задачи в целом были выполнены. С окончанием же холодной войны и распадом СССР первоначальная миссия НАТо и вовсе утратила свой смысл. Тем не менее, после непродолжительных переговоров в формате "2+4" в конце 80-х годов ХХ века М.Горбачев согласился на то, что объединенная Германия войдет в Североатлантический союз на правах равного члена. Роспуск Организации Варшавского Договора, как и следовало ожидать, не повлек за собой роспуска НАТО, хотя это было бы вполне логично и справедливо. С этого момента альянс стал стремительно терять свою миссию. Последующий распад СССР, закрепивший окончание холодной войны, укрепил это понимание даже в кругах ярых атлантистов, которые в срочном порядке стали искать новую миссию для военного блока. Одновременно в Европе начались разговоры о возможном расширении альянса.

Для начала США создали Совет североатлантического партнерства, в который пригласили страны Центральной и Восточной Европы - бывшие союзники СССР - и саму Россию. Тогда казалось, что Вашингтон колеблется и никогда не решится на расширение НАТО, в том числе и с учетом заверений, сделанных американским руководством в 1989-1990 гг. о том, что альянс ни на сантиметр не двинется в восточном направлении. Вероятность вступления Польши, Чехии и Венгрии - "вышеградской тройки" - в начале 90-х гг. казалась равной нулю. Однако Россия заняла тогда весьма двусмысленную позицию. В начале 1993 г. Б.Ельцин вдруг заявил, что РФ не возражает против вступления в НАТО Польши. Через неделю он, впрочем, под давлением наших военных дезавуировал собственное заявление. Но дело уже было сделано. С этого времени расширение блока на Восток уже перестало быть политическим бредом, превратившись в гипотетический сценарий, который полностью исключать уже было нельзя. Этот сценарий начался обсуждаться и в дипломатических кулуарах Европы, и на международных конференциях независимыми экспертами.

В 1994 г. США, с учетом политического давления стран ЦВЕ, делают новый шаг - создают программу "Партнерство ради мира", в которую входят уже двадцать стран, включая Россию. Становится очевидным, что "Партнерство ради мира" - это уже не замена реального членства в НАТО, а подготовка вступления стран ЦВЕ в американский военный блок. С этого момента, особенно после того, как Россия после недолгих колебаний сама вошла в "Партнерство", процесс приобрел характер необратимости.

В 1998 г., невзирая на возражения России, происходит "первая волна" расширения НАТО: в нее вступают Польша, Чехия и Венгрия. В 1997 г. США для того, чтобы "подсластить пилюлю" России, заключают ней Основополагающий акт. Как теперь уже очевидно, это была пустая декларация о том, что Россия и НАТО "более не являются противниками". Одновременно создается Совместный Постоянный Совет Россия-НАТО (СПС) с весьма расплывчатым и ни к чему не обязывающим мандатом. Правда, в Брюсселе открывается представительство России, а в Москве - Миссия НАТО. Как и следовало ожидать, СПС за недолгий период своего существования не разработал ни одного сколько-нибудь значимого документа. А в 1999 г. альянс уже с участием новых союзников - принимает Стратегическую концепцию НАТО, которая явочным порядком расширяет географическую зону ответственности блока: теперь он может осуществлять военную деятельность - вопреки Вашингтонскому Договору 1949 г. - вне пределов территорий стран-членов. Это дает "правовое основание" вторжению НАТО в 1999 г. в Югославию.

В 2001 г. происходит "вторая волна" расширения НАТО на Восток. Членами блока становятся еще девять стран Восточной Европы: Литва, Латвия, Эстония, Словакия, Словения, Румыния, Болгария, Македония. И вновь Россия глотает "подслащенную пилюлю" - в мае 2002 г. заключает Римскую Декларацию с НАТО, которая учреждает уже новый орган - Совет Россия-НАТО (СРН). В документах декларируются "особые отношения" России и НАТО, предусматриваются консультации сторон по вопросам международной безопасности, что внешне выглядит как ассоциированное партнерство России с альянсом.

Сегодня - на повестке дня уже "третья волна" расширения НАТО на Восток. Теперь в очереди стоят не просто бывшие советские республики, но партнеры России по организациям коллективной безопасности СНГ - Украина, Молдавия и Грузия (которая, впрочем, после вооруженного конфликта в Южной Осетии в августе 2008 г. заявила о своем выходе из СНГ).

Таким образом, стало совершенно очевидно, что единственная новая политическая миссия НАТО - это ее расширение, причем в сторону России. Как же новому политическому руководству России оценивать эту ситуацию?

В новой Концепции внешней политики Российской Федерации от 12 июля 2008 г. говорится: "Реально оценивая роль НАТО, Россия исходит из важности поступательного развития взаимодействия в формате Совета Россия - НАТО в интересах обеспечения предсказуемости и стабильности в Евро-Атлантическом регионе, максимального использования потенциала политического диалога и практического сотрудничества при решении вопросов, касающихся реагирования на общие угрозы, - терроризм, распространение оружия массового уничтожения, региональные кризисы, наркотрафик, природные и техногенные катастрофы.

Россия будет выстраивать отношения с НАТО с учетом степени готовности альянса к равноправному партнерству, неукоснительному соблюдению принципов и норм международного права, выполнению всеми его членами взятого на себя в рамках Совета Россия - НАТО обязательства не обеспечивать свою безопасность за счет безопасности Российской Федерации, а также обязательств по военной сдержанности. Россия сохраняет отрицательное отношение к расширению НАТО, в частности к планам приема в члены альянса Украины и Грузии, а также к приближению военной инфраструктуры НАТО к российским границам в целом, что нарушает принцип равной безопасности, ведет к появлению новых разъединительных линий в Европе и противоречит задачам повышения эффективности совместной работы по поиску ответов на реальные вызовы современности" .

Но ведь в изложенной здесь позиции нет ровным счетом ничего нового. Подобные заявления мы делали и в 1995, и в 2001, и в 2007 гг. За эти годы мы ни на йоту не приблизились к реальному партнерству с НАТО, а тем более, не добились ее трансформации.

Более правильной была бы, на наш взгляд, полная деидеологизация наших отношений с альянсом в контексте широкого и одновременно прагматичного видения международных процессов, протекающих в Европе и в мире в целом, а также в контексте правильного понимания наших национальных интересов.

Следует помнить, что Россия, будучи неотъемлемой частью европейской цивилизации, в то же время является ее особым смысловым пространством. Собственно говоря, именно этим она и интересна Западу. Она - оппонент Запада в глобальном развитии в рамках единой цивилизационной парадигмы. И Россия, и Запад - лишь составные части общеевропейского, а еще шире - общечеловеческого Универсума, который не имеет ничего общего с унифицированным человечеством. В этом - философские основы российской позиции в отношении НАТО, которые ни в коем случае нельзя размывать. Согласившись с расширением западной НАТО без своего участия, Россия согласилась бы с тем, что российское смысловое пространство периферийно по отношению к западному. Подав заявку в западную (не модернизированную) НАТО, Россия признала бы, что лишена собственного смысла, своей идентичности.

НАТО пока представляет собой "силу без мандата" (в то время как ОБСЕ - это "мандат без силы"). Расширение НАТО, прежде всего приближение ее военной инфраструктуры к российским границам, противоречит национальным интересам лишь постольку, поскольку объективно подрывает усилия по созданию системы коллективной безопасности в Европе с участием России и приводит к появлению на европейской политической карте новых разделительных линий. Основополагающий акт, подписанный в Париже в 1997 году, открывал для Российской Федерации возможность так построить свои отношения с альянсом, чтобы вести дело к изменению характера Североатлантического блока, добиваясь превращения его в элемент общеевропейского механизма безопасности . Он, однако, как и предсказывали многие российские и зарубежные эксперты в 1997 году, оказался лишь красивой декларацией. Созданный тогда совместный Постоянный Совет Россия - НАТО стал лишь "бумажной" организацией, которая не принесла удовлетворения никому. Такое развитие событий подтвердило, что для успешного взаимодействия между Россией и НАТО требуется встречное движение со стороны НАТО в первую очередь в сторону ее обновления, радикальной трансформации. Тогда НАТО могла бы стать военной составляющей формирующейся системы евробезопасности .

Политика России в отношении альянса должна сейчас состоять в том, чтобы, используя имеющиеся возможности и наработки, развивать с ним сотрудничество в целях отстаивания национальных интересов, наращивания возможностей влияния на европейские и международные процессы, трансформации НАТО на выгодных нам условиях и создания предпосылок для вступления России в обновленную евроатлантическую организацию. Конечно, этот путь долгий, во многом болезненный. Он связан с кропотливой, повседневной, изнурительной работой. Опасным заблуждением было бы считать (как это делают некоторые излишне прозападно настроенные российские политики и политологи), что Россия немедленно будет интегрирована в Большую Европу. Но, вероятно, это единственно возможный способ отстоять российские интересы в Европе и в мире в целом.

Складывающаяся международная обстановка, как представляется, дает нам определенные шансы для продвижения в этом направлении. Хотя дипломатическая борьба обещает быть чрезвычайно жесткой, возможности для нее в настоящий момент созданы. Не следует забывать, что расширение НАТО - это своего рода "игра", за которой стоят куда более глубокие процессы: объединение континентальной Европы, перегруппировка сил внутри самого Запада, формирование нового мирового порядка. Эти процессы создают для России большое поле для внешнеполитического маневра.

Ясно и то, что после 1991 года НАТО - в строгом смысле уже не оборонительный союз. Обороняться ему стало не от кого. В этом плане альянс и в самом деле "обречен" на трансформацию в принципиально иную международную организацию. По существу сейчас именно НАТО превращается в военную составляющую формирующейся системы евроатлантической безопасности. Отсюда еще один вывод: России сейчас надо себя вести так, как если бы она и в самом деле была полноправным членом НАТО. В этом смысле формальное членство в альянсе не имеет ровно никакого значения. Сегодня Россия фактически ближе к НАТО, по сравнению не только со странами Балтии, но даже с Польшей, не говоря уже о Чехии, которые никакую роль в европейском балансе сил никогда не играли и играть не будут.

Наиболее дальновидные политические деятели Запада сегодня понимают, что главная проблема евроатлантической безопасности - не вовлечение в нее стран ЦВЕ, Балтии или даже Украины. Главная проблема - участие в ней России. Ибо построить такую безопасность без стран ЦВЕ, Балтии и Украины можно, а без России - нельзя.

При обсуждении вопроса о расширении НАТО обсуждается куда более серьезный вопрос - вопрос об отношении России к Западу (пока он един) и Запада к России. Россия определяет себя по отношению к Западу и тем самым определяет свою национальную идентичность. И в этом смысле расширение НАТО - величайшее благо для нас, поскольку оно помогает этому процессу. Запад же решает свою извечную дилемму: возможно ли подлинное партнерство с Россией? Ранее, в переломные моменты мировой истории, Запад, как известно, решал эту дилемму не в пользу России. Все, без исключения коалиции Запада и России в конечном счете рассыпались - и не по нашей вине. Снимает ли проблему культурно-исторического (но не цивилизационного) единства России и Запада Совет Россия - НАТО? Нет, пока не снимает. Пока основные противоречия загнаны вовнутрь. Они, несомненно, себя еще проявят. Но уйти от них не удастся. Сейчас вновь появился шанс на реальное партнерство с Россией. Этот шанс может быть реализован, если, конечно, Запад не будет и впредь стремиться решить свои проблемы за счет нее.

20 ноября 2008 года.
www.viperson.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован