07 июля 2007
2619

Сергей Козырев: Ученые не успевают изучать законы, которые придумывают для них политики

Государственная Дума приняла в третьем чтении закон о Российской корпорации нанотехнологий. Правительственной программой предусмотрено небывалое бюджетное финансирование 180 миллиардов рублей. Однако в научной среде эти решения пока вызывают больше вопросов, нежели восторгов. Ученые обеспокоены устанавливаемой монополизацией, оставляющей за бортом госпрограммы ведущие институты и исследовательские центры, и предупреждают об опасностях "компанейщины".

Петербург считается признанным центром исследований в области новейших технологий, именно в нашем городе проходила в прошлом году международная конференция Нанобио-2006, а в эти дни на берегах Невы собрался очередной международный симпозиум, посвященный наноуглеродам. По мнению одного из его участников, директора Центра перспективных исследований Политехнического Университета Сергея Козырева, теперь нанотехнологии превратились из научной проблемы в проблему социально-экономическую.

- Впервые выделены такие деньги, впервые это стало объектом государственной политики, что должно нас радовать, - отмечает Козырев. - С другой стороны, хотелось бы понять: это политический прием, пиар или, действительно, попытка осуществить реальный прорыв в технологической сфере. Скорость принятия решений чрезвычайно высока, но время знакомства с выпускаемыми документами, время их осмысления очень сжато. Второй вопрос что дадут принимаемые правительственные решения, все это активно разворачивающееся в Москве движение нашему городу? Не хотелось бы, чтобы только то же, что дает нашему городу, скажем, "Газпром" а именно, большие проблемы.

Уже первое беглое ознакомление с законопроектом о РНК заставляет говорить об имеющихся в нем противоречиях.

- Из представленного текста непонятно, кто ответственен за деятельность этой корпорации, за расходование средств, - обращает внимание Игорь Горлинский, проректор Санкт-петербургского Государственного Университета по научной работе. - Ясно, что президент назначает первое лицо. А кто будет отвечать, если ничего не выйдет, или деньги денутся невесть куда?

Как заявил Горлинский, петербургские ученые видят свой профессиональный долг в том, чтобы отреагировать на принимаемые документы, касающиеся будущего российской науки. С правовой точки зрения закон, проголосованный 4 июля, еще не вступил в силу (его еще предстоит подписать Президенту).

- Мы предполагаем силами юристов нашего университета провести анализ данного документа, - сообщил Горлинский, - и готовы организовать площадку для всестороннего профессионального обсуждения закона о Роснанокорпорации, чтобы выразить консолидированное мнение петербургского научного сообщества, выработать соответствующие рекомендации. То, что уже сейчас вызывает нашу обеспокоенность это отсутствие конкурса и явная тенденция к монополизму, что, как известно, не является благом. Мы намерены обратиться в антимонопольное ведомство с просьбой прокомментировать этот аспект закона.

В эти дни состав Роснанотехкорпорации только формируется. Однако существует программа о российской нанотехнологической инфраструктуре, включающая перечень головных организаций по отраслям. Состав допущенных к освоению колоссальных бюджетных средств (а суммы, выделяемые РНК, сопоставимы с объемом государственной поддержки всей российской науки), что называется, вызывает вопросы. Это исключительно московские структуры, причем далеко не те, что имеют репутацию ведущих научных центров в области нанотехнологий. Ни один университет в этот список не попал, оказались за бортом и практически все заслуженные петербургские исследовательские центры и институты, в том числе и ведущий среди них ФТИ им.Иоффе.

Сергей Козырев выразил удивление тем, что, институт им.Иоффе, признанный лидер в сфере нанотехнологий, не участвовал в конкурсе на головную организацию в государственной нанопрограмме, где выиграл институт атомной энергии им.Курчатова (возглавляемый позиционируемым как "друг Владимира Путина" Михаилом Ковальчуком).

- На мой прямой вопрос, адресованный заместителю директора Курчатовского института кто участвовал в этом конкурсе, он даже постеснялся назвать спарринг-партнера Института атомной энергии, - замечает Козырев. Потому, очевидно, что конкуренты были не очень серьезные.

Центр физики наногетероструктур ФТИ им.Иоффе возник из маленькой лаборатории, руководимой Жоресом Алферовым.

- Исследования, которые позже привели к возникновению того, что нынче называется наноэлектроникой, здесь начали проводить сорок лет назад, - напомнил директор Центра Петр Копьев. - Нами были совершены крупные пионерские прорывы, здесь впервые полупроводниковый лазер с гетероструктурами из научной игрушки стал реально работающим прибором. В 2001 году нас наградили Государственной премией, а Жорес Алферов стал Нобелевским лауреатом. И сейчас продолжаем активно и весьма эффективно развивать эти направления деятельности, есть у нас и ряд новых разработок, принципиально готовых к внедрению.

Однако, по мнению Копьева, на пути создания наноиндустрии в нашем государстве стоят две объективные проблемы и новый закон о РНК не предлагает путей их решения.

Первая проблема отсутствие отраслевых институтов, фактически ликвидированных в постперестроечные годы. Именно они раньше реализовывали идею ученых в опытно-конструкторские разработки, подготавливали создание опытного образца. А потом уже разработку отраслевого института брал конкретный завод, ставивший производство, как говорится, "на поток". Рухнула и наша наукоемкая промышленность, оказавшаяся не конкурентоспособной (не столько с точки зрения качества, сколько цены приборов).

Второе объективное препятствие на пути развития отечественной индустрии высоких технологий Петру Копьеву видится в том, что "наш капитализм развивается по так называемому компрадорскому пути", при котором сырьевой бизнес оказывает мощное противодействие развитию наукоемкого производства.

- Самыми богатыми стали те, что захватили сырьевые ресурсы страны и гонят их за границу, получая сверхприбыли, - поясняет Копьев. - Но и этого им мало. Они за полученную на западе прибыль покупают там, условно говоря, бусы и зеркала по дешевке, которые гонят сюда и по пятикратной цене продают "туземцам". Видимый результат данной стороны их деятельности - все эти торговые мегацентры, торгующие импортной бытовой техникой. И развитие высоких технологий у нас в стране если не смерть для них, то существенное снижение прибыли. Отсюда рождаются заявления, (делаемые даже на уровне министров) о том, что "мы отстали навсегда", что нам, в лучшем случае, надо развивать перерабатывающую индустрию, а все остальное мы купим. Но достаточно вспомнить, что Южная Корея, Тайвань пару десятков лет назад вообще электроники не знали. А Китай, например, поставил задачу развить кремниевую микроэлектронику - потратив за 7 лет на эту программу 250 миллиардов долларов, они планируют захватить 30% рынка процессоров, памяти и, не сомневаюсь, они это сделают.

Так что "отстать навсегда" нельзя. Просто требуется политическая воля и свободные ресурсы. Другое дело, что в нынешних условиях во всех областях все иметь свое это уже просто не рентабельно. И нам нужно выбрать эти области. С моей точки зрения, оптоэлектроника на основе наногетеросктруктур как раз является той областью, где мы уж точно не отстали: имеются и нужные разработки, и квалифицированные кадры.

Если же говорить о кремниевой электронике, то тут хотя бы наша оборонная промышленность должна быть обеспечена своей электроникой. И создание, по крайней мере, двух-трех заводов современного уровня в нашей стране просто необходимо а их сейчас нет.

Примечательно, что пока в орбиту Роснанокорпорации оказался вовлечен лишь один петербургский субъект ЦНИИ КМ "Прометей", оказавшийся особо удачливым и в получении заказов от сырьевого бизнеса. В этом году именно "Прометей" выиграл тендер на участие в мегапроекте "Магистраль" (сверхпрочные материалы для строительства газопроводов), он же привлечен к проекту развития Штокманского месторождения (получение новых видов стали для буровых платформ).

Ученые с горечью констатируют, что сегодня уклад российской промышленности не требует того уровня, который готова ему обеспечить российская научная сфера, и по факту выбирается путь упрощения выпускаемых изделий. Что, в свою очередь, снижает классификацию наших научных ресурсов.

Отвечая на вопрос о том, а кому, собственно, нужны в современной России уникальные наноразработки, ученый секретарь Президиума Санкт-Петербургского научного центра РАН Эдуард ТРОПП предположил:

- Наверное, обломкам той культуры, которую прививал Петр Алексеевич Романов. Это все его агентура пытается по-прежнему тянуть Россию за уши


www.zaks.ru

07.07.2007

Дарья Луспекаева
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован