17 ноября 2008
2644

Сергей Куприянов: Передача: Своими глазами

О.БЫЧКОВА: Добрый вечер и добрый день, это программа "Своими глазами" в студии прямого эфира телекомпании RTVi и радио "Эхо Москвы", в студии Ольга Бычкова и Софико Шеварднадзе. Мы решили сегодня пригласить к себе в прямой эфир радиостанции и телестудии Сергея Куприянова, пресс-секретаря председателя правления "Газпрома" - почему бы, собственно и нет? Добрый вечер, Сергей Владимирович.

С.КУПРИЯНОВ: Добрый вечер.

О.БЫЧКОВА: Начнем с сегодняшней новости - во-первых, нужно понять, что там подтверждено, что не подтверждено - Грузия будто бы перекрыла Южной Осетии газ, и Цхинвали осталось без тепла и отопления - без всего. Это вообще соответствует действительности?

С.КУПРИЯНОВ: По той информации, которая есть у нас, да. И насколько мы понимаем, объяснение это то, что газопровод Гори-Цхинвали поврежден в результате военных действий.

О.БЫЧКОВА: Он поврежден?

С.КУПРИЯНОВ: Что касается части, которая находится на территории Южной Осетии, здесь мы можем сказать о той работе, которую мы проделали с августа по восстановлению всей системы газоснабжения в Южной Осетии - несколько месяцев продолжалась эта работа и сейчас силами подразделений "Газпрома" сама по себе Южная Осетия готова к зиме и может обеспечить снабжение своих граждан газом.

М.ШЕВАРДНАДЗЕ: Каким образом?

С.КУПРИЯНОВ: Я говорю о внутренних сетях - если будет поставка газа с территории Грузии, значит, люди будут с теплом.

М.ШЕВАРДНАДЗЕ: А если не будет поставка?

С.КУПРИЯНОВ: Значит, будут без тепла.

М.ШЕВАРДНАДЗЕ: А вы не будете снабжать Южную Осетию и Абхазию газом в тяжелые времена?

С.КУПРИЯНОВ: напрямую это невозможно, потому что прямого газопровода нет.

О.БЫЧКОВА: То есть, там только один вход?

С.КУПРИЯНОВ: Только через территорию Грузии - так традиционно было - никто никогда не думал о том, что может потребоваться прямой газопровод. Сейчас он строится, но будет закончен только в середине следующего года.

О.БЫЧКОВА: Прямой, минуя Грузию, из России в Южную Осетию.

М.ШЕВАРДНАДЗЕ: И тогда вы планируете снабжать эти две республики газом, да?

С.КУПРИЯНОВ: Естественно, нам бы хотелось, чтобы и этой зимой Южная Осетия была с газом, но для этого нужна добрая воля грузинской стороны, а ее пока нет.

О.БЫЧКОВА: Все равно не поняла - газопровод на территории Грузии - он поврежден?

С.КУПРИЯНОВ: Мы не знаем, мы не можем это проверить.

О.БЫЧКОВА: У вас нет информации о состоянии газопровода?

С.КУПРИЯНОВ: Это можно проверить только физически придя на место. Естественно, такой возможности у нас нет.

О.БЫЧКОВА: А почему нет? Почему вы говорите, что это естественно?

С.КУПРИЯНОВ: как можно проверить?

О.БЫЧКОВА: Почему естественно, что у вас нет такой возможности?

С.КУПРИЯНОВ: Когда мы имеем дело с поставками газа транзитом через территорию той или иной страны, то естественно, действуем на основании контракта на транзит и вопросы, связанные с поддержанием газотранспортной системы в рабочем состоянии - это вопрос, который решает сама эта страна и соответствующая компания в этой стране. Поэтому я и говорю естественно.

М.ШЕВАРДНАДЗЕ: Какие у "Газпрома" сейчас отношения с Грузией? У вас же остались какие-то точки соприкосновения там?

С.КУПРИЯНОВ: Безусловно, остались. Мы продолжаем поставлять газ в Армению через территорию Грузии, эти поставки продолжаются в плановом объеме, расплачиваемся мы за эту услугу газом.

О.БЫЧКОВА: У Грузии есть какие-то обязательства по отношению к "Газпрому" и Южной Осетии, поскольку по ее территории проходит эта труба?

С.КУПРИЯНОВ: Поскольку у нас прямых контрактов с Южной Осетией ранее не было, естественно, не было транзитного договора на поставку газа для этой территории, то этот вопрос юридически неурегулирован.

О.БЫЧКОВА: И это еще отдельная история, когда он будет регулироваться, и видимо, нескоро это произойдет.

С.КУПРИЯНОВ: При желании это можно сделать очень быстро - но его нет.

М.ШЕВАРДНАДЗЕ: Его нет с чьей стороны?

С.КУПРИЯНОВ: Скорее, с грузинской стороны.

М.ШЕВАРДНАДЗЕ: Вы говорили, что газопровод будет готов, минуя Грузию, где-то по середине следующего года - и будет возможно поставлять газ в Абхазию и Южную Осетию?

С.КУПРИЯНОВ: В Южную Осетию.

М.ШЕВАРДНАДЗЕ: А как еж они будут расплачиваться за этот газ?

С.КУПРИЯНОВ: Так же, как и другие наши потребители.

М.ШЕВАРДНАДЗЕ: Но у них пока нет средств для того, чтобы расплачиваться.

С.КУПРИЯНОВ: У нас есть соответствующая практика с другими странами, которые тоже находятся в не самом простом положении?

М.ШЕВАРДНАДЗЕ: Они кредит берут?

С.КУПРИЯНОВ: Мне пока сложно это обсуждать, поскольку предметно это еще не обсуждалось.

О.БЫЧКОВА: Раиса спрашивает: "По какой цене будет поставляться газ - по такой же, как Украине и Белоруссии, как независимым государствам, или, например, как российскому региону - там же цены разные" -

С.КУПРИЯНОВ: Цены разные. Думаю, что этот вопрос нужно будет решать отдельно. У нас и сейчас подходы к ценообразованию стран, бывших республик СССР, подходы одинаковые, но цены разные. Поскольку в каждом случае ситуация уникальная. Например, для Армении у нас на протяжении достаточно длительного времени, по состоянию на текущий год, цена была самая низкая среди стран СНГ - это было связано с тем, что она была зафиксирована на три года в рамках пакетного соглашения, предусматривающего не только фиксацию этой цены газа, но и ряд других действий, в результате которых "Газпром" сейчас является контролирующим акционером компании, которая занимается поставками газа непосредственно на территории Армении - речь идет о компании "АрмРосГазпром" - на протяжении этих трех лет, путем дополнительных эмиссий, мы покупали дополнительные пакеты акций этих компаний, увеличив свою долю с 45% до контрольного пакета сейчас. А эти средства шли на развитие инфраструктуры в республике и частично на компенсацию расходов на покупку газа для населения.

М.ШЕВАРДНАДЗЕ: А в республиках Средней Азии, которые продают газ России - как там дела с ценами обстоят на сегодняшний день?

С.КУПРИЯНОВ: По текущему году цены там примерно одинаковые - с учетом разницы в затратах на транспортировку газа, что касается следующего года, мы продолжаем с ними переговоры, учитывая, что принципиальной договоренности о переходе на европейские цены у нас были достигнуты, но европейские цены сейчас тоже меняются.

М.ШЕВАРДНАДЗЕ: Вы покупаете газ в Средней Азии, но в России достаточно газа для РФ, а принято считать, что на территории РФ нет достаточного количества газопроводов. Это правда?

С.КУПРИЯНОВ: нет, действительно, иногда приходится встречать такое мнение. На самом деле мы в последние несколько лет закупаем практически весь объем газа, который в направлении России может быть поставлен из республик Средней и Центральной Азии, но это никак не связано с поставками газа для российских потребителей. Все эти объемы идут далее на экспорт, прежде всего, на Украину. Подавляющее количество объемов центрально-среднеазиатского газа потребляется на Украине, а не в России и это схема, которая существовала традиционно, достаточно давно, и покупки газа в Средней Азии никоим образом не призваны заместить какие-то недостающие объемы для поставок в Россию. Это те объемы, которые и раньше шли напрямую на Украину, но сейчас они идут по нашим контрактам.

О.БЫЧКОВА: Тем не менее, у российских потребителей есть свои вопросы по поводу доступности газа - мы вернемся к этой теме. Но хотела бы вас спросить еще об Украине и Белоруссии - газета "Хандельсблатт" немецкая написала, что Украине опять грозит сокращение поставок российского газа, потому что есть непогашенные платежи - не менее миллиарда евро и не исключено, что этой зимой будет как в прошлый раз с Украиной - когда вдруг все перекроют. Или опять до новогодних курантов будут вести сложные переговоры. Насколько это вероятно? Существует ли с Украиной непогашенный платеж в миллиард долларов, или цифра другая?

С.КУПРИЯНОВ: начну с другого. К счастью, у нас уже есть опыт, когда у нас дата на календаре, год менялся с одного на другой, но сказать, как в прошлый раз, не получается. В прошлый раз мы достаточно спокойно прошли с Украиной новый год и проблем не было. Очень надеемся, что и в этом году будет именно как в прошлый раз, а не в позапрошлый раз. Для этого у нас есть определенные основания - для такого рода надежды. Связаны они с меморандумом, который был подписан в начале октября между двумя премьерами, России и Украины, и сейчас, на протяжении этих полутора месяцев мы на уровне компании как раз и занимаемся воплощением этих договоренностей в жизнь, подготовкой соответствующих контрактов, а их нужно много, потому что договоренности предусматривают, что мы начинаем новый год фактически с чистого листа, переходим на прямые поставки, а для этого нужно закрыть все те имеющиеся проблемы, которые нам остались за прошедшие несколько лет - это и задолженность, это и объемы газа, которые у наших совместных предприятий сейчас находятся в подземных хранилищах Украины и ряд других вопросов .Пока на данный момент мы настроены оптимистично и считаем, что возможность реализовать соглашения, которые предусмотрены этим меморандумом, у нас есть. Следующие контакты с нашими украинскими коллегами у нас будут буквально завтра.

М.ШЕВАРДНАДЗЕ: На Украине никто не знает, как будет меняться политическая остановка со дня на день, - можете вы допустить, что долги можно погасить, если украинская сторона пойдет на какие-то компромиссы с политической точки зрения, выгодной для России?

С.КУПРИЯНОВ: Мы так вопрос не ставим.

М.ШЕВАРДНАДЗЕ: Понятно.

О.БЫЧКОВА: Уже перестали. Уже поняли, что бесполезно этим заниматься - наверное. А какой долг сейчас у Украины, если целиком считать?

С.КУПРИЯНОВ: Я бы не хотел сейчас называть цифру - чтобы никого не пугать.

О.БЫЧКОВА: Так это больше миллиарда?

М.ШЕВАРДНАДЗЕ: Я слышала полтора миллиарда.

С.КУПРИЯНОВ: Цифра значительная, но еще раз скажу - мы в процессе ее урегулирования.

О.БЫЧКОВА: То есть, в оставшиеся полтора месяца до нового года эти вопросы будут решены?

С.КУПРИЯНОВ: надеюсь, что раньше.

О.БЫЧКОВА: И вопрос по Белоруссии - только что белорусская и российская сторона договорились о выделении стабилизационного кредита для Белоруссии, в том числе договорились о том, что Белоруссия будет платить рублями за российские энергоносители - это любимая такая российская идея, которая была озвучена и Медведевым и Путиным -= что российские энергоносители всеми должны покупаться за российские деньги. Как это будет осуществляться в случае с Белоруссией и есть ли еще желающие?

С.КУПРИЯНОВ: как это физически может быть? Если они сейчас платят нам долларами, соответственно, покупая их, то соответственно, можно будет купить рубли для того, чтобы расплатиться с "Газпромом" за поставки газа.

О.БЫЧКОВА: То есть, они будут брать те же самые доллары и покупать - у кого? - у Центробанка российского рубли?

С.КУПРИЯНОВ: Почему? Есть местная национальная валюта - белорусский рубль. Он должен быть конвертирован в валюту, либо российский рубль, либо доллар, и должны быть произведены расчеты.

О.БЫЧКОВА: А им зачем это все нужно?

С.КУПРИЯНОВ: Это скорее нам, потому что, естественно, мы себя будем чувствовать гораздо комфортнее, если мы будем иметь доходы и расходы в одной родной устойчивой валюте.

О.БЫЧКОВА: То есть, они согласились на это потому что - что? Это было одним из условий выделения кредита, или как?

М.ШЕВАРДНАДЗЕ: Ведь они вынуждены будут три раза менять валюту - сначала белорусский рубль на доллар, а потом в российский рубль.

С.КУПРИЯНОВ: Зачем такой долгий путь? Можно просто белорусские рубли поменять на русский.

О.БЫЧКОВА: То есть, надо было найти какую-то причину для того, чтобы заставить белорусов это делать, правильно?

С.КУПРИЯНОВ: Не понял вопроса.

М.ШЕВАРДНАДЗЕ: Вы им ничего не обещали?

С.КУПРИЯНОВ: за рубли? Кстати, был еще один вопрос - а кто еще согласен. Насколько мы знаем, в ходе последнего визита в Кишинев этот вопрос поднимался и в отношении Молдовы, там есть понимание, что можно перейти на расчеты в рублях.

О.БЫЧКОВА: Они уже готовы перейти, или это на уровне поднятия вопроса?

С.КУПРИЯНОВ: В любом случае, для этого необходимо вносить соответствующие изменения в наши контракты.

О.БЫЧКОВА: Отношения с другими покупателями российского в свете перехода на рубли - они какие? Там перспектив кроме Белоруссии и Молдавии никаких нет?

С.КУПРИЯНОВ: Вы имеете в виду дальнее зарубежье? Пока мы так вопрос не ставим по одной причине - у нас взаимоотношения в области поставок газа со странами бывшего СССР - они все еще в процессе становления находятся. И сейчас еще можно обсуждать, в чем лучше платить, какая должна быть формула цены или какая должна быть фиксированная ставка. С европейскими партнерами мы работаем на протяжении многих десятилетий, контракты, которые сейчас подписаны, некоторые из них выходят за границы 2030 или 2035 г., все переговоры по такого рода контрактам ведутся годами и сейчас вносить какие-то изменения в эти контракты это не такой простой вопрос. И что самое главное - это будет попыткой пересмотреть уже существующий портфель контрактов, чего бы нам очень не хотелось, мы им очень дорожим, считаем это одним из наших очень важных активов.

О.БЫЧКОВА: А зачем тогда вообще поднимается этот вопрос, если это дело 30-летенй перспективы?

С.КУПРИЯНОВ: Если говорить о газовой отрасли, то это как раз те перспективы, которыми нам приходится мыслить, поскольку отрасль такая, долгоиграющая. И речь может идти о поставках, в том числе, с использованием биржевых технологий, новых поставках, дополнительных объемах.

О.БЫЧКОВА: Хотела спросить об еще одной модной идее - создании газового ОПЕК. Выглядит, что эта идея очень продвигается, и уже есть возможный список у частников - это в основном ближневосточные страны. Какие перспективы здесь? Когда можно будет говорить о том, что такая организация создается или вот-вот будет создана?

С.КУПРИЯНОВ: Здесь, я думаю, что правильно было бы провести такую четкую границу и как-то еще раз определиться с терминологией. К сожалению, в прессе стал обиходным ярлык - иначе бы я его не назвал - "Газовая ОПЕК". Это определение. С одной стороны, очень наглядное, с другой стороны имеет сразу очень негативную окраску, чем очень удобно для использования.

О.БЫЧКОВА: Почему - негативную?

С.КУПРИЯНОВ: Потому что когда об этом говорят, имеют в виду, что создается некий новый картель производителей газа, который будет в своих интересах определять, какая будет цена.

О.БЫЧКОВА: Которая всех будет брать за горло.

С.КУПРИЯНОВ: да. И, в-третьих, это не имеет под собой достаточных оснований, поскольку газовый рынок принципиально устроен иначе, чем нефтяной и отсутствует столь масштабная биржевая торговля газом, рынок сильно сегментирован и как такового мирового рынка газа, по сути, не существует.

О.БЫЧКОВА: Но это же не мы придумали - это руководители государства об этом говорят.

С.КУПРИЯНОВ: Кого вы имеете в виду?

О.БЫЧКОВА: Руководителей государства.

С.КУПРИЯНОВ: Каких?

О.БЫЧКОВА: Ну, хорошо, давайте дальше.

С.КУПРИЯНОВ: Так вот мы считаем, что это неудачный термин. То объединение, которое мы сейчас формируем, не может характеризовать. То есть, это просто ярлык, который используется в прессе. Организация, над созданием которой мы сейчас действительно работаем, которая называется Форум стран-экспортеров газа, - это структура, которая объединит все основные государства, имеющие значительный объем добычи газа и большие объемы экспортных поставок, либо в настоящее время, либо в перспективе, и которая должна будет, в отличие от нефтяной ОПЕК, не урегулировать текущие квоты на добычу газа - это в принципе невозможно, поскольку практически подавляющий объем наших поставок - это долгосрочные контракты, - а будет заниматься как раз, по сути, согласованием интересов потребителей и поставщика, поскольку все мы заинтересованы в том, чтобы та газовая инфраструктура, которая создается и в создание которой мы инвестируем миллиарды долларов, была бы, с одной стороны, достаточной для того, чтобы обеспечить весь спрос на долгую перспективу, а с другой стороны не оказалась избыточной, поскольку в таком случае это будут просто неудачные инвестиции.

О.БЫЧКОВА: Наблюдатели говорят, что очень трудно будет договариваться вот этому потенциальному составу участников, потому что уж очень разные государства туда входят, с разными режимами и представлениями об экономике. Политике и так далее. Не входят, а пытаются входить.

С.КУПРИЯНОВ: Ну а когда было что-то такое, чем мы занимались, чтобы это было просто сделать?

О.БЫЧКОВА: Мы продолжим эту тему через несколько минут. У нас в программе "Своими глазами" Сергей Куприянов, пресс-секретарь председателя правления "Газпрома".

НОВОСТИ

О.БЫЧКОВА: Продолжаем программу "Своими глазами", и наш гость - Сергей Куприянов, пресс-секретарь председателя правления "Газпрома". Сейчас настало время поговорить, что интересует внутреннего российского потребителя. У нас много вопросов на эту тему.

М.ШЕВАРДНАДЗЕ: Особенно о повышении цен с Нового года - Андрей из Башкирии: "Считаете ли вы уместным поднятие тарифов внутри страны на 25-30% с Нового года в условиях общего падения цен на углеводороды на мировом рынке и кризиса промышленности в России?"

О.БЫЧКОВА: Александр из Моздока: "Чем объяснить понижение цен на экспортируемый газ и повышение их на внутреннем рынке в следующем году? Нелогично".

М.ШЕВАРДНАДЗЕ: Кроме как вступлением в ВТО.

С.КУПРИЯНОВ: Вступление в ВТо здесь ни при чем. А объяснить очень просто - это связано с тем, что они не росли тогда, когда это было нужно, на самом деле, делать - уже на протяжении многих лет цена газа в нашей стране неоправданно низкая, которая не позволяет экономически эффективно и целесообразно осваивать новые месторождения, а сейчас нам нужно переходить от работы в наших традиционных районах газодобычи к принципиально новым - выходить на Ямал, в Восточную Сибирь - это совсем другая себестоимость добычи газа, транспортировки, а без этих объемов дальше продолжать наращивать объемы добычи просто невозможно. И решение о выравнивании цен на внутреннем и внешнем рынке, которое было принято в 2007 г. абсолютно правильное. Оно, может быть, чуть запоздало. Почему мы считаем, что нужно, чтобы внутренний рынок обеспечивал такую же доходность, как и внешний? - для того, чтобы мы в таких ситуациях, как сейчас, были бы как раз застрахованы от резкого, непредсказуемого снижения цен на нефть, на которые мы повлиять не можем. Цена на газ связана с ценой нефти и мы, хоть являемся крупнейшей газодобывающей, газоэкспортирующей страной, влиять на цену этого продукта физически не можем. И сейчас действительно, на первый взгляд, получается парадоксальная ситуация - когда цена газа на европейском рынке снижается, а на внутреннем растет. Но надо смотреть на то, от каких уровней - если в Европе она снижается от уровня 500 долларов, То у нас растет от уровня, наверное - с учетом изменения курса - в среднем по стране чуть больше 50. Разница в десять раз.

М.ШЕВАРДНАДЗЕ: И это не имеет отношения к вступлению в ВТО - там же было условие выровнять цены на газ.

С.КУПРИЯНОВ: Такие условия ставились, но в ходе переговоров они были сняты.

М.ШЕВАРДНАДЗЕ: Это правда, что "Газпром" сейчас планирует инвестировать 20 млрд. долларов на следующие 25 лет, чтобы открыть новые источники?

О.БЫЧКОВА: На тебя цифра произвела впечатление?

С.КУПРИЯНОВ: 20 млрд. на следующие 25 лет? Это очень мало на самом деле. Только по этому году наши инвестиции будут больше 30, что касается следующего, то мы сейчас в процессе формирования инвестиционной программы - безусловно, она будет учитывать и меняющиеся сейчас прогнозы в отношении валютной выручки, рублевой - планируем рассматривать этот вопрос на ближайшем заседании правления - пока точной цифры назвать не могу. А новые источники - вы что имеете в виду?

М.ШЕВАРДНАДЗЕ: Ну, где добывается газ.

С.КУПРИЯНОВ: То есть, в новую добычу? Цифра, безусловно, будет гораздо больше.

О.БЫЧКОВА: Очень много вопросов про другие проекты. Владимир: "Не кажется ли вам избыточным "Северный поток" - как оказался, "Голубой" - может, проще и дешевле договориться с Украиной, например?"

С.КУПРИЯНОВ: Тему про проще и дешевле договориться с Украиной я пока отложу - до момента, когда мы подпишем все бумаги по меморандуму, что касается "Голубого потока" - абсолютно не соглашусь с тем, что он оказался избыточным - сейчас, как это и предусмотрено первоначальным планом поставки газа по этому газопроводу, каждый год увеличиваются. И изначально когда он строился, было понимание того, что на полную проектную мощность он выйдет не сразу, а будет такая лесенка - сейчас это происходит. И уже неоднократно возникали ситуации, когда по ряду форс-мажорных обстоятельств Турция оказывалась без поставок газа из третьих стран, и только благодаря "Голубому потоку" в зимнее время они могли обеспечить свой топливный баланс. Поэтому "Голубой поток" свою роль в полной мере выполняет и говорить, что он недозагружен, нет никаких оснований, что касается "Северного потока", то основные объемы газа, который мы планируем поставлять по этому газопроводу - это новые объемы и в любом случае, вне зависимости от того, как у нас развиваются отношения с Белоруссией и Украиной, чем больше мы имеем возможности для поставки газа, чем больше у нас гибкость такого рода поставок - тем лучше для потребителей и поставщика.

О.БЫЧКОВА: Европа тоже пытается проявлять гибкость и в очередной раз это стало видно в свете всех разговоров о новом соглашении с Евросоюзом, о энергетических договоренностях - они тоже хотят как-то избавиться от чрезмерной зависимости от российского газа и тоже создают свои параллельные проекты, и пытаются - как пишут СМИ - из такого уникального партнера Россию превратить в "одного из" - насколько это перспективно?

С.КУПРИЯНОВ: Желание диверсифицировать поставки со стороны Евросоюза, еврокомиссии, оно абсолютно понятно и не вызывает никаких вопросов и никаких сомнений. Другое дело, что здесь, к сожалению, нам постоянно приходится сталкиваться с двойными стандартами, и когда мы договариваемся о создании форума стран-экспортеров газа, нас обвиняют в том, что мы создаем газовый картель, что это очень плохо, вредно и что они этого не допустят. Одновременно предлагается создать - прямым текстом так и говорится - картель покупателей газа, который бы консолидировано вел переговоры с "Газпромом" и всеми другими поставщиками об условиях поставок - ну, это уже хорошо, поскольку это в их интересах. Наша задача и цель видится в том, чтобы на примере тех успешных совместных проектов, которые мы с европейскими партнерами реализуем, убедить и всех остальных в том, что такая взаимная подозрительность и недоверие ни к чему хорошему не приводит и действительно серьезного результата можно добиться, если не пытаться друг друга в чем-то подозревать и искать возможности обойти, а развивать именно совместные бизнес - то, как мы это делаем, например, с нашими немецкими партнерами, компаниями "Ион" и "Басф" - мы за последние несколько лет перешли от сотрудничества - когда мы, по сути, как продавец и покупатель в магазине стояли по разные стороны одного прилавка - мы продавали, они покупали, - то сейчас это у нас уже совместный бизнес - весь магазин наш, и мы одновременно стоим по обе стороны. Поскольку наши немецкие партнеры сейчас участвуют в добыче газа в России, мы совместно строим новую транспортную магистраль "северный поток" и совместно работаем в сфере поставок газа конечному потребителю в Европе. Мы все элементы бизнеса для каждого из участников прозрачны, есть возможность обеспечить большую надежность и предсказуемость и это, на наш взгляд, как раз та модель, которая позволит от атмосферы взаимного недоверия перейти к действительно к совместному бизнесу и более дружественным, дружелюбным отношениям. Что касается других проектов, которые сейчас продвигаются - в частности, думаю, что вы наверняка планировали об этом спросить - часто нас спрашивают о таком проекте, как "Набуко" - мы не считаем, что этот проект является конкурентом, например, нашему "Южному потоку". По простой причине - для нас "Южный поток" - это инструмент для того, чтобы связать наши ресурсы газа, которыми мы обладаем на российской территории и наших потребителей в Европе. То есть, это способ доставить им газ - в отличие от проекта "Набуко", где на данный момент все с ровно противоположной отправной точки отталкивается - есть несколько стран и компаний, которые хотели бы заниматься транзитом, но у них нет пока понимания, откуда взять этот газ и кому его поставить.

О.БЫЧКОВА: Слушатели просят прокомментировать недавно прошедший в Баку энергетический саммит - как вы оцениваете позицию Азербайджана в этом вопросе?

С.КУПРИЯНОВ: В каком вопросе?

О.БЫЧКОВА: В вопросе торговли и отношения с западом и с Россией. Азербайджану приходится занимать сложную позицию - он находится между нами и между ними. Вы согласны, что позиция Азербайджана сложная и неоднозначная?

С.КУПРИЯНОВ: думаю, что позиция не столько сложная, сколько выгодная - всегда хорошо, когда есть возможность для маневра. Но последние наши контакты с азербайджанскими коллегами и те реальные шаги по развитию нашего сотрудничества, которые мы сейчас обсуждаем, показывают, что азербайджанская сторона настроена вполне конструктивно и думаю, что мы могли бы выйти с Азербайджаном на новый этап сотрудничества. Если еще несколько лет назад мы поставляли газ в Азербайджан, в том числе спорили о ценах на газ, то сейчас ситуация меняется, и мы готовы приобретать газ, который добывается в Азербайджане - благо вся необходимая инфраструктура для этого существует.

М.ШЕВАРДНАДЗЕ: Я вас слушаю - все идет как по маслу в "Газпроме" - все хорошо, новые проекты, все строится, все в ходу. А кризис как на вас повлиял? Какая у вас самая большая проблема на сегодняшний день в "Газпроме"?

С.КУПРИЯНОВ: Естественно, своих проблем хватает - наверное, мы просто не так много об этом говорим. Но то, с чем мы сейчас реально сталкиваемся и проблема, которая до конца еще не решена - это существенное снижение внутреннего спроса на газ, которое мы видим, в частности, со стороны таких секторов как строительство и связанные с ним отрасли - цементная промышленность, металлургия и. конечно же, энергетики. Как вы знаете, мы в прошлом году подписали с электроэнергетиками пятилетние контракты, которые предусматривали достаточно жесткие взаимные обязательства - наверное, вы помните, что довольно часто со стороны РАО ЕЭС звучали в наш адрес упреки, что мы не в полном объеме обеспечиваем спросе энергетиков в газе, не в полной мере обеспечиваем их потребности - в прошлом году мы смогли эти вопросы урегулировать и договориться - хорошо, мы готовы гарантированно обеспечить ваши потребности, но и нам нужны взаимные гарантии - подписываем 5-летине договоры: мы гарантируем поставку определенных объемов, в случае невыполнения - определенные штрафы. Но и вы гарантируйте, что эти объемы вы у нас купите, потому что под это нам нужно делать соответствующие инвестиции. Договоры были подписаны, но уже сейчас мы столкнулись с ситуацией, когда их пытаются поставить под сомнение. Ситуация объективная - снижение фактического спроса на электроэнергию и снижение ее производства, но как мы выйдем из этой ситуации пока непонятно, потому что, с одной стороны, никто не мог предсказать, что мы окажемся в такой ситуации, с другой стороны, договор есть договор и его, конечно, - один прецедент его корректировки создает неуверенность, что он будет выполняться дальше.

М.ШЕВАРДНАДЗЕ: А есть такая теория, что инфраструктура "Газпрома" не обновлялась с советских времен - это миф или это соответствует правде?

С.КУПРИЯНОВ: Конечно же, это миф. То ли мы мало говорим об этом, то ли это не так интересно широкой публике - в отличие от разборок с Украиной и Белоруссией, которые бывают, как правило, к сожалению, под Новый год. Но в этом направлении ежегодно проделывается большая и незаметная постороннему взгляду работа. Если бы мы ничего в этом направлении не делали, то, наверное, каждую неделю по телевизору мы могли бы видеть, как какой-то очередной город остался без газа, или произошел очередной разрыв с возгоранием. Да, в советское время была создана уникальная инфраструктура, темпы строительства были просто колоссальные, но это, в том числе, имело свои отрицательные черты и они сейчас в полной мере проявляются: очень большое количество газопроводов требуют переизоляции, большое количество дефектов сейчас проявляется и каждый год, особенно летом, реализуется большая программа по исследованию состояния газопроводов, выводу их из эксплуатации для планового ремонта. Это работа незаметная, но то, что не так часто мы слышим новости или видим сюжеты о каких-то крупных авариях в газовой сфере - это подтверждение того, что мы в этом направлении такую невидимую работу, но постоянно делаем. И она очень большая.

О.БЫЧКОВА: Слушатели и зрители из Санкт-Петербурга спрашивают, что же все-таки с проектом, который называется "Башня Газпрома", вокруг которого столько дискуссий - в Питере ходят слухи, что этот проект заморожен.

С.КУПРИЯНОВ: Понятно, почему возникли эти слухи - дело в том, что городская администрация, совместно с которой мы реализуем этот проект, в свои бюджеты на следующие три года не заложила финансирование "Охта-Центра" - понятно, что в связи с этим слухи ходят разные. Мы, со своей стороны, финансирование планируем продолжить и те работы, которые намечены на ближайшее время, Они в полном объеме продолжаются. Сейчас на месте строительства ведутся археологические исследования, дорабатывается уже рабочая документация проекта и нам предстоят, в том числе, получение целого ряда разрешений на строительство - это то, что происходит сейчас.

О.БЫЧКОВА: То есть, кризис не влияет на эту стройку? Многие стройки крупные сейчас закрываются, а эта - нет.

С.КУПРИЯНОВ: Меняется, как уже стало понятно, схема финансирования этого проекта, но принципиально в отношении строительства этого объекта каких-то изменений нет.

О.БЫЧКОВА: Если меняется схема - то есть, только "Газпром" будет финансировать это строительство, а Петербург никак в нем участвовать не будет?

С.КУПРИЯНОВ: По крайней мере, в ближайшее время.

М.ШЕВАРДНАДЗЕ: А разве изначально он должен был в этом участвовать? Мы недавно встречались с губернатором Матвиенко, она говорила, что изначально "Газпром" все взял на себя - выкупил территорию, постройку - все взял на себя.

С.КУПРИЯНОВ: Может быть, она имела в виду начальный этап реализации этого проекта? Поскольку сейчас администрация города является одним из акционеров Общественно-делового центра "Охта" и естественно, принимала участие в финансировании.

О.БЫЧКОВА: Но архитектурно он останется таким же?

С.КУПРИЯНОВ: Никаких изменений мы не вносили.

О.БЫЧКОВА: И последняя серия вопросов.

М.ШЕВАРДНАДЗЕ: Таня из Москвы: "Будет ли Газпром" избавляться от непрофильных активов?"

С.КУПРИЯНОВ: Отвечу коротко - большую часть непрофильных активов "Газпром" уже продал, в частности, уважаемая радиостанция "Эхо Москвы" непосредственно "Газпрому" не принадлежит, а является, по сути, дочерней структурой "Газпром-Банка", в котором у "Газпрома" сейчас тоже нет контрольного пакета. Так что то, что касается таких направлений бизнеса, как страхование, банковская деятельность и СМИ - здесь мы постепенно выходим из этих направлений. Я понимаю, что, наверное, хочется спросить и про "Зенит" - да, это непрофильный для нас актив. Но актив настолько социально значимый, что мы от него не отказываемся, и отказываться не будем.

О.БЫЧКОВА: Люди вот еще о чем пишут - про другое - Гарри: "В Московской области подключиться к трубе, идущей вдоль улицы, стоит около 250 тысяч рублей - неужели это правда?" Сергей из Ижевска: "В Удмуртии за подключение в деревне просят 60 тысяч рублей. Где же всеобщая газификация?" - что, действительно такие цифры существуют?

С.КУПРИЯНОВ: Ну, цифра 250 конечно, выглядит запредельной.

О.БЫЧКОВА: Мне почему-то кажется, что Гарри не врет.

С.КУПРИЯНОВ: очень может быть. Дело в том, что со всеми субъектами федерации, в которых "Газпром" проводит работы по газификации каждый год подписывается соответствующее соглашение, где четко разграничивается объем прав и обязанностей каждой из сторон. "Газпром" занимается прокладкой газопроводов до газораспределительной станции. Все, что касается сетей внутри поселка или города - это уже не наша обязанность.

О.БЫЧКОВА: То есть, надо ругаться с местными властями.

С.КУПРИЯНОВ: С местными властями или компаниями, которые непосредственно на месте занимаются обслуживанием.

О.БЫЧКОВА: У нас остается одна секунда, чтобы сказать нашим слушателям, что в гостях у нас был Сергей Куприянов, пресс-секретарь председателя правления "Газпрома". Спасибо вам.


echo.msk.ru

17.11.2008
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован