30 мая 2007
1593

Сергей Кургинян: Смысл мысли

О феномене пресловутых "think tanks"

Ну, частные аналитические центры... Ну, дяденьки и тетеньки, перекочевывающие из власти в эти центры и обратно... Ну, и что? В чем смысл? В чем реальный масштаб явления? Стоп! Аналитические центры... А аналитика-то чем специфична? Чем она отличается от политологии, социологии, экономики? Если ничем - то никакого смысла нет. Есть частные прикладные разновидности неких обычных больших научных систем.

Но в том-то и дело, что аналитика - специфична. Она качественно отличается от разного рода "-логий" и "-омик". Но для того, чтобы ухватить эту специфичность (а значит, и смысл), надо уйти от напрашивающихся противопоставлений - тех, которые наука использует. И набраться смелости для противопоставлений других. Не столь респектабельных - но единственно продуктивных.

Если я скажу, что миром правит невещественное, то многие пожмут плечами. Как это невещественное? Деньги правят миром, нефть и газ... Наконец, "большие батальоны" (образ, примененный Наполеоном).

А если я скажу, что информация правит миром? Многие из пожавших плечами в ответ на мой первый тезис (о невещественном) кивнут головой в ответ на второй (об информации). А теперь вдумайтесь - разве, по большому счету, первый тезис не эквивалентен второму?

Политик дозарезу нуждается в информации. Для принятия решений, для их избегания, для карьеры, для миссии - мало ли для чего. Нужная информация - специфична. Ее еще надо суметь добыть.

Добывает информацию - оперативник. Он чтобы крохи скрываемого добыть - иногда такое вытворяет! Гибнет в мучениях, нарушает все писаные и неписаные законы... Ну, добыл он эти крохи... Что дальше?

Добыть-то мало! Надо осмыслить. Сопоставить одну бесценную кроху добытого - с другой... Учесть контекст... Распознать подтекст... Одно дело, если ценная информация ценна лишь потому, что кто-то кому-то в тайном бункере шепнул нечто тщательно скрываемое, но очевидное по своей сути.

А если шепчущиеся говорят на "птичьем языке" и "без поллитры не разберешься"? А если они сами не до конца в курсе окончательного смысла своих (ими тщательно скрываемых) действий?

Информация может быть бесценной в сочетании с правильно выстроенным контекстом. И абсолютно ненужной вне оного. Один плюс один равно - не двум, а чему угодно. Две крохи информации в их сочетании и наложении на контекст - это спасительное для страны открытие. А эти же крохи, лежащие порознь, - "ценный мусор".

Так на информационный подиум (фигурой #1 на котором остается Оперативник) выходит фигура #2 - Аналитик. Я недаром и то, и другое пишу с заглавной буквы. Смысл есть там, где есть масштаб... Смысл - это Небо. Так что я не о червях. Я о птицах.

Оперативник добывает, а Аналитик... особым образом работает с тем, что добыто чужим гением, чужим потом, чужим грехом, чужой кровью. Он эту руду должен сепарировать, переплавлять, отливать - и передавать Политику. Опять-таки - с большой буквы. Только в этом случае его трудом могут воспользоваться.

Смысл может быть моно- и мультидисциплинарен. Кто-то кому-то что-то шепнул про акции? Позови специалиста по биржевым котировкам! А если для того, чтобы понять чужую спецоперацию, нужны отнюдь не узкие специалисты?

Где аналитика - там и сводные аналитические структуры. А также методы сводки. Иногда их называют мультидисциплинарными методами, метадисциплинарными, трансдисциплинарными. Казалось бы, частная проблема. Ан нет. Она-то и создает в решающей степени специфичность аналитики как феномена.

Наука - сокрушительно дифференцирована. Предметники гордятся узостью своей специализации. Нобелевский комитет, уже поняв, что он обречен дать премию автору теории относительности Эйнштейну, долго отбрыкивался. И, в конце концов, вручил премию фактически за узкую конкретику - объяснение фотоэлектрического эффекта.

Академический специалист - это по преимуществу узкий специалист (предметник). Академический ученый - это именно ученый-предметник. Это не любой интеллектуал, не любой обладатель знания. Где предмет - там объект. Ученому нужен объект, который будет бездыханно откровенен в момент, когда его испытуют. Для ученого ребенок, играющий в прятки, - это уже методологическая неприятность. А сложная игра, основанная на многомерных сокрытиях?

Между тем, политика - это во многом игровое искусство. Многомерные шахматы, в которые введены десятки разнородных и вовсе не бездыханных измерений и акторов.

Политик и аналитик... Бюрократ и ученый...

Ведь не только академический специалист - узок. Бюрократ тоже узок. А союз академизма с бюрократией - это союз двух узостей. Когда на Западе стало окончательно ясно, что подобный (ну, скажем, "университетско-капитолийский") союз ведет к окостенению, началась тема особых мозговых центров. RAND Corporation была живой организацией до тех пор, пока своеобразие мультидисциплинарного предмета соединялось со своеобразием метода (абсолютно новая тогда теория систем, теория игр и т.п.).

Когда это живое единство ускользнуло из RAND, оно же куда-то ускользнуло! Ну, скажем в Институт сложности, в другие места. Осознав важность этого живого единства, эти ускользания стали прятать от противников и конкурентов. Усложняясь (одна теория хаоса чего стоит), это живое единство стало требовать не только адекватных себе одиночек, суммируемых в коллективы обычным арифметическим способом. Оно стало требовать когерентных (иногда говорят даже - синергийных) коллективов. Неких форм особых школ, мастерских - чего угодно еще.

Почему же эти школы и эти "особые точки живого синтеза" находят свое - пусть и опосредованное - соединение с "их" властью? А то, что это соединение имеет место, - вполне очевидно. Пример того же Стивена Манна (в начале спецпредставителя Госдепа по Каспию, потом советника президента США по СНГ) многого стоит. Вроде вполне бюрократическая работа - но с опорой на мозговой центр под названием "Институт сложности" в виде структуры и на теорию хаоса в виде метода. Что, американцы ошибок не делают? Да видим мы, как они их делают. Или у них "политических бревен" мало? Да видим мы эти "бревна"! И что много их. И что качество вполне очевидно.

Но в том-то и гибкость американской системы, что, при всех этих примитивностях (хотя почему надо считать такой уж примитивностью деятельность, например, Альберта Гора?), у тупоголового примитива есть двойник. Эта самая разнородная и многоликая, микро- и макроструктурная, глупая, наивная или переусложненная, - система мозговых центров. Это именно среда - грибница, если хотите. Среда устроена так, что самое экзотическое в ней находит сложный путь в практику.

А как же именно она устроена?

Чем сложнее, "энергийнее" и эксклюзивнее информация - тем прочнее она склеивается с личностью. Сильный и умный профессионал, вошедший в симбиоз с такой информацией, это не ученый. Это человек знания. Того самого, которое "есть власть сама по себе" (фраза Френсиса Бэкона). Когда этот профессионал уходит с работы, вместе с ним уходит нечто фантастически ценное. Тем более ценное, чем оно сложнее, эксклюзивнее и "энергийнее". Американское ноу-хау состоит в том, что такой профессионал уходит не в никуда и не в бизнес, и не в охранную структуру. А в мозговой центр. Мозговой центр превращает оперативника в аналитика, а аналитика в мультидисциплинарного "необрахмана".

Но и это еще не все. Уйдя туда, такой становящийся "необрахман" несет с собою не только опыт. И не только свою способность учиться. Он несет туда свои связи, свой авторитет. Так мозговые центры превращаются в площадки, в клубы, в интеллектуально-идеологические трансляторы. Они не стесняются этого. Ученые стесняются, а они - нет. Гарвард будет десять раз ангажирован, но скажут, что не ангажирован. Потому - наука, стерильность! Heritage Foundation стесняться не будет: "Да, идеология, - и что плохого?"

Это ведь Поппер критиковал любую попытку связать науку и ценности (и сам при этом вовсю их связывал). Если наука - то связь с ценностями и впрямь неочевидна (хотя тоже существует, и еще как). А если аналитика? То есть, знание? Если синтез? Если мультидисциплинарность? А то и трансдисциплинарность? Куда тогда деться от концептов? А что такое концепты без идеологии и метафизики?

А где идеология и интеллект, метод и коллектив, опыт и коммуникация, - там и площадка. Любая бюрократия разделена. Любая элита расколота. Но среда фабрик мысли начинает - худо-бедно - соединять расколотое и создавать площадки. Причем не вокруг поедания устриц и крабов, а вокруг реальной повестки дня.

Но и это не все. Уходящий в фабрику мысли "хозяин нематериального актива" под названием "информация" не остается в этой фабрике навсегда. Там он учится осмысливать опыт. А потом идет опять во власть, чтобы этот сплав опыта и мысли обогащать и опытом, и мыслью. Получив новую информацию, он возвращается к ее осмыслению. Это называется "вращающаяся дверь". Пока кто-то (и не без оснований) рассуждает о "бревнах из Капитолия", в Америке куется новая культура, соединяющая совсем иначе интеллект и власть.

Так скромные (и зачастую очень проблематичные) мозговые центры - эти грибы интеллекта - начинают восполнять глубочайший кризис, порожденный диверсификацией науки.

Есть ли у этого почва в онтологии, в специфике аналитического метода как такового? Да, есть.

Мы говорили об оперативниках, творящих чудеса для получения достоверной информации о сокрытом. Но оперативный способ - не вездесущ. Конечно, можно для опознания рудного тела бурить одну скважину за другой, добуриваясь до руды. Но это и дорого, и... и зачастую методологически невозможно. Тогда применяются другие методы - не прямые, а косвенные. Применительно к той же руде речь идет о геофизических методах, когда месторождения находят по косвенным данным.

Но и в других, гораздо более "властных", информационных мирах самые "заветные" сведения все чаще получаются таким косвенным способом. Это называется "герменевтика". Аналитика - это не только осмысление, сводка и комплексирование. Это еще и герменевтика. И в этом смысле фабрики мысли - в перспективе обязательно становятся фабриками новой научности. Или нового знания, если хотите.

Так власть соединится с интеллектом - и не в отдаленные эпохи, а в ближайшие десятилетия. В этом - смысл явления, кажущегося, на первый взгляд, частным и почти анекдотическим. Иногда шутят: "Аналитиков до фига - ученых мало". Так-то оно так... Да только не доиграться бы нам с этими анекдотами...

Российская власть пока слишком зациклена на материю - материю ресурсов, денег, на худой конец, силы. Хочется верить, что вставленное мною в эту констатацию "пока" - не фигура вежливости, а конструктивный прогноз. Увы, пока для этой веры у меня лично оснований мало. А жаль.



http://kurg.rtcomm.ru/publ.shtml?cmd=art&theme=10&auth=10&id=1960

30.05.2007

Смысл, No: 7
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован