27 сентября 2004
1523

Сергей Лавров - о новых российских инициативах в ООН

Завершилась первая, самая представительная неделя общеполитических дебатов на 59-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН. Для участия в ее работе в Нью-Йорк прибыли представители почти половины стран-членов ООН на уровне глав государств и правительств. Российскую делегацию возглавлял министр иностранных дел Сергей Лавров. По просьбе `РГ` он подводит итоги состоявшейся дискуссии.


- В какой мере трагические события в Беслане определили атмосферу на Генассамблее?

- Сказать, что эта тема поднималась - ничего не сказать. Все двусторонние беседы и большинство выступлений глав делегаций на Генеральной Ассамблее начинались именно с этого. Достаточно вспомнить проникновенные слова, с которых Джордж Буш начал свою речь, произнесенную с трибуны ООН. Мои собеседники вновь приносили соболезнования, выражали солидарность. Говорю `вновь`, потому что практически все страны мира сделали это сразу же после развязки трагедии в Беслане.

Многие предлагали свою помощь. Надо оценить потребности пострадавших, в первую очередь детей, и если дополнительная помощь понадобится, мы полученные предложения с благодарностью примем.

Не могу не упомянуть об одном факте, который меня тронул. Пожарная часть одного из районов Нью-Йорка, расположенная по соседству с нашим Генконсульством, собрала подарки для детей Беслана и попросила меня доставить этот груз в Россию, что я, конечно, сделаю.

Узнал я здесь и о том, что учащиеся школы при Постпредстве РФ при ООН сами, без подсказки родителей, организовали сбор средств и купили современный телевизор, который также решили передать в дар учащимся школы в Беслане.

А на самой Генассамблее дискуссия показала, что вопросы борьбы с международным терроризмом не просто объединяют всех, но и ставятся сегодня в плоскость поиска практических решений и мер, которые повысили бы эффективность международного сообщества в противостоянии бандитам и убийцам.

- Россия внесла свой вклад в эту дискуссию: в своем выступлении вы изложили целую программу из семи пунктов по активизации борьбы с терроризмом и предложили `принять ее за основу` новой резолюции Совбеза ООН.

- Я бы не называл это программой. Мы не гонимся ни за программами, ни за словесными декларациями. Нами предложена серия конкретных, сугубо практических мер, направленных на то, чтобы мировое сообщество укрепило международно-правовую базу борьбы с терроризмом, сделало ее единой для всех и чтобы законы каждого государства-члена ООН были гармонизированы с международным правом, если хотите, взаимосостыкованы. Впрочем, речь идет не только о законах, но и о практических инструментах, которые имеются в распоряжении каждого государства для борьбы с такими явлениями, как незаконный оборот наркотиков, отмывание денег, организованная преступность, которые питают терроризм прежде всего в финансовом плане.

Еще одно важное направление наших предложений заключается в том, чтобы повысить эффективность деятельности Контртеррористического комитета Совета Безопасности ООН. Здесь на нас лежит дополнительная ответственность, поскольку Россия сейчас является председателем этого комитета.

После Беслана стало ясно, что терроризм мы можем победить только сообща и на основе единых подходов.
И мы видим возможности повысить оперативность и результативность его работы. Прежде всего речь идет об усилении контроля за тем, как государства выполняют требования уже имеющихся решений Совета Безопасности, насколько полно и эффективно они отчитываются перед этим комитетом за принимаемые ими меры, как они применяют Конвенцию ООН по противодействию финансирования терроризма. Важно посмотреть и то, как региональные организации, сотрудничающие с комитетом (СНГ, ОДКБ, ШОС), учитывают задачи борьбы с терроризмом в своей деятельности.

Так, в том, что касается такого сопряженного с терроризмом фактора, как афганская наркоугроза, мы вновь напомнили, что ОДКБ уже давно предложила НАТО наладить взаимодействие.

Важный элемент контртеррористической борьбы - избавление от `двойных стандартов`. Террористов нельзя делить, на плохих и хороших. Для того, чтобы наша борьба была эффективной, мы должны подходить к ним одинаково и так, как они того заслуживают. Террористы - это всего лишь инструменты, а бороться необходимо с терроризмом в целом. Здесь нельзя оставлять без внимания тех, кто его финансирует, спонсирует и вдохновляет. С этой целью мы внесли предложение о том, чтобы Совбез составил единый список лиц и организаций, замеченных в пособничестве или осуществлении террористических актов. Такой список уже имеется для `Аль-Каиды` и талибов. Полагаем, что в нынешних условиях его необходимо сделать открытым для всех, кто может быть замешан в террористической деятельности.

Еще один важный аспект, о котором, к сожалению, приходится думать в практическом плане, - это помощь жертвам терактов. Мы предложили рассмотреть вариант создания с этой целью международного фонда. Как он будет наполняться - об этом можно вести переговоры. Но делать это надо по-новому.

Все эти идеи мы включили в проект резолюции Совета Безопасности. Он распространен постоянным представителем России при ООН.

- Какова первая реакция на этот проект?

- Документ только что внесен, и пока есть лишь первые комментарии. Но они показывают, что в принципе проект пользуется широкой поддержкой. Возможно, в него будут вноситься изменения. Как я уже сказал, предстоит обсудить, к примеру, вопросы, связанные с фондом помощи жертвам терроризма. Вопросы непростые. Надо будет согласовать, как формировать этот фонд, кто будет распоряжаться средствами, как конкретно и на какие цели они будут переводиться, в какой форме - денежной или, скажем, в виде оказания медицинской поддержки и помощи.

Мы не претендуем на истину в последней инстанции, а хотим, чтобы это был коллективный документ, который поднял бы работу глобальной антитеррористической коалиции на качественно новый уровень.

- Возможно ли практически реализовать предложенную вами идею создания `черного списка`? Ведь здесь могут столкнуться различные интересы.

- В отношении `двойных стандартов` мы получили заверения в том, что наш подход правильный. Что касается списков, в Совете Безопасности ООН они, как я упоминал, заведены на `Аль-Каиду` и талибов. Но есть и самостоятельные группировки, складывающиеся на разовой основе. Несколько раз мы сталкивались с тем, что ответственность за теракт брала на себя неизвестная банда. Поэтому нам кажется правильным открыть список и для тех случаев, когда нет прямых указаний на `Аль-Каиду` или талибов.

- Приходилось ли обсуждать в Нью-Йорке вопросы, относящиеся к заявленным президентом реформам в политической системе?

- Мое общее впечатление: заявления президента России, сделанные после теракта в Беслане, и последующие наши разъяснения воспринимаются правильно. По крайней мере, это относится к идее о необходимости обеспечить единый подход к проблеме терроризма. В ходе контактов, по-моему, проявилось и большее понимание объявленных президентом мер, усиливающих единство исполнительной власти в соответствии с Конституцией, повышающих роль гражданского общества в России через формирование Государственной Думы на основе пропорциональной избирательной системы и через создание общественной палаты.

Действительно, у многих поначалу сложилось превратное впечатление о реформе. Не разобравшись и не прочитав внимательно, что сказал Путин, они, к примеру, вдруг решили, что президент будет сам назначать губернаторов. Но он же этого не говорил! Речь ведь идет о том, что глав исполнительной власти регионов будут рекомендовать для избрания законодательными собраниями. Соответствующие предложения будут внесены в законодательном порядке, в полном соответствии с российской Конституцией.

Когда в своих контактах я обращал внимание на то, что конкретно предложил президент, и призывал собеседников, прежде чем бить тревогу, спокойно ознакомиться с текстом его заявления, у многих вопросы просто отпадали. Да и в сравнении с тем, что делали и делают другие государства в ситуациях, когда возникает угроза их территориальной целостности и безопасности граждан, или с существующими в других странах, особенно федеративных, избирательными системами, Россия не выглядит `инакомыслящей`. Так что понимание предложенных реформ есть.

- Нашел ли такое же понимание ваш призыв покончить с `двойными стандартами`?

- Пожалуй, да. У меня есть ощущение, что после Беслана возрастает понимание того, что терроризм мы можем победить только сообща и только на основе единых подходов, не используя антитерростическую борьбу в геополитических играх. Во всяком случае, мне об этом говорили и американские, и британские, и европейские собеседники, а также практически все представители Латинской Америки, Африки, Азии. Хотя, думаю, рецидивы `двойных стандартов` мы, к сожалению, еще увидим.

Обратил бы также внимание на проблему освещения антитеррористической борьбы средствами массовой информации. Не секрет, что эту тему они порой раскручивают в неприглядных целях. Очень своевременно прозвучал в пятницу призыв президента России, который, выступая на Всемирном конгрессе информационных агентств, подчеркнул ответственность прессы не только за быстрое и оперативное освещение событий, но и за последствия тех или иных оценок, связанных с освещением терактов, включая предоставление трибуны тем, кто проповедует терроризм. От этого ведь часто зависят жизни людей. СМИ должны оставаться свободными, но и ответственными. Кто-то из великих сказал, что свобода - это следование закону. В рамках государства это касается каждого гражданина, а у журналистов есть своя этика, которую можно считать законом профессии.

- Исчерпываются ли мерами, содержащимися в российском проекте резолюции Совета Безопасности, сегодняшние ресурсы антитеррористической борьбы? Какие еще пробелы существуют в этой области?

- Учитывая, что террористы - люди без стыда, без совести, без души и без сердца, что у них абсолютно извращенные нечеловеческие мозги, не знающие никаких пределов в своих зверствах, трудно предсказать, что они могут выдумать в следующий раз и какие дополнительные меры от мирового сообщества потребуются.

Из тех пробелов, которые очевидно существуют, назову сферу, которую можно условно назвать `ядерным терроризмом`. Я уже говорил о резолюции Совбеза ООН по пресечению доступа негосударственных субъектов к материалам, связанным с ОМУ. На эту же тему имеется российский проект международной конвенции о борьбе с актами ядерного терроризма. Думаю, что в нынешних условиях, когда опасность новых выходок со стороны террористического интернационала для всех очевидна, мы должны ускорить работу над этим проектом.

Подчеркну, что когда мы говорим о нормотворчестве через Совет Безопасности ООН, делаем это не от хорошей жизни. В идеале необходимо иметь международно-правовую базу, которая была бы универсальна не только по своему действию (как резолюции СБ ООН согласно главе 7 Устава ООН), но и по своему формированию через переговоры, открытые для всех государств. Однако такие переговоры занимают достаточно много времени.

Бывают случаи, как это было после 11 сентября 2001 года, когда действовать нужно очень быстро - тогда Совет Безопасности ООН в полном соответствии с Уставом ООН берет на себя ответственность и закрывает имеющуюся правовую брешь, а его резолюции становятся международными законами. Идеально, чтобы вслед таким резолюциям начинали вырабатываться и международные конвенции.

- Какие темы, помимо терроризма, поднимались в Нью-Йорке?

- Конечно, среди конкретных конфликтных ситуаций центральное место занимал Ирак. Надо как можно скорее вернуться к мысли, которую высказывали многие страны, в том числе Россия: иракцы должны взять свою судьбу в свои руки.

Мы предлагали с этой целью провести международную конференцию, где сами иракцы при поддержке соседей и других влиятельных государств договорятся о таких шагах, которые обеспечили бы всем авторитетным силам страны место в формируемых парламентских и исполнительных структурах. С этим припозднились, но лучше поздно, чем никогда. Идея уже обрела реальные очертания. Сами иракцы пришли к выводу о необходимости такой конференции.

- Какие другие темы вы бы выделили из тех, что звучали на Генеральной ассамблее?

- Наиболее остро стоит проблема борьбы с распространением ОМУ. Россия в нынешнем году уже внесла свой вклад в повышение эффективности этой работы. По нашему предложению Совет Безопасности ООН принял резолюцию, которая закрыла существенную брешь и обязала государства сделать все необходимое, чтобы перекрыть террористам и прочим негосударственным субъектам возможность доступа к ядерным и другим материалам, которые относятся к ОМУ, а также к ракетным технологиям. Резолюция была принята единогласно, и уже создан механизм контроля за ее выполнением.

Выделю также значительный блок вопросов устойчивого развития. В условиях глобализации и взаимозависимости очень трудно рассчитывать на то, что мы сделаем мир стабильным и устойчивым, если будем игнорировать нищету, голод, болезни, эпидемии, включая эпидемию СПИДа, которая, к сожалению, затронула и Россию, и ее соседей. Среди других социальных проблем - неграмотность, безработица - все эти беды воспроизводят поколения людей, представляющих собой уязвимую группу с точки зрения воздействия на них экстремистов.

Из других тем отмечу важное заседание, которое состоялось на уровне министров `четверки` посредников по ближневосточному урегулированию с участием Генерального секретаря ООН. Принятое там заявление однозначно подтвердило безальтернативность `дорожной карты`, важную роль самого `квартета` и достаточно жестко напомнило сторонам об их обязательствах по `дорожной карте`, включая необходимость недопущения каких-либо односторонних шагов, которые могли бы помешать окончательному урегулированию путем переговоров.

Остановлюсь также на документе, который приняла Контактная группа по Косово. В нем впервые весомо прозвучала приоритетность задачи диалога с Белградом в решении проблем обустройства Косово, прежде всего с точки зрения обеспечения там безопасности для меньшинств, условий для их возвращения в этот край. На одно из центральных мест Контактная группа поставила необходимость переговоров о децентрализации полномочий внутри Косово, чтобы меньшинства могли сами управлять жизнью в тех населенных пунктах и районах, где они проживают. Тем самым создавалась бы дополнительная возможность для возвращения беженцев и перемещенных лиц. Необходимо, чтобы Силы для Косово и Миссия ООН уделяли вопросам безопасности повышенное внимание. Надо не только принять меры по ликвидации последствий вспышки антисербского насилия в марте с.г., не только восстановить жилые дома и разрушенные святыни, но и, главное, обеспечить неповторение подобных акций в будущем. Здесь важно, что Контактная группа призвала Миссию ООН в Косово и Силы для Косово при необходимости применять власть, в том числе санкции, в отношении тех кто, включая руководство косовских албанцев, будет игнорировать требования Совета Безопасности ООН.

Не знаю, добьемся ли мы радикального улучшения положения дел, но то, что единое мнение Контактной группы требует именно этого, считаю весьма важным результатом проведенной в ходе текущей сессии работы.

Виталий Дымарский, Сергей Чиркин, Нью-Йорк
Дата публикации 27 сентября 2004 г.

1998-2004 `Российская газета`http://nvolgatrade.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован