09 февраля 2007
1707

Сергей Марков: В России две реальные партии: `либералы` и `чекисты`

Осенью 2007 года в России состоятся выборы Государственной думы, а уже будущей весной - выборы президента РФ. Нынешний цикл главных выборов, в который уже фактически вступила страна, важен вдвойне, потому что по его итогам власть перейдет от нынешнего президента к будущему. О состоянии политической системы, в котором Россия подходит к знаменательному рубежу, во время встречи с журналистами ИД "Сибирь-Пресс" рассказал ведущий российский политолог, председатель Национального гражданского Совета по международным делам, член Общественной палаты РФ СЕРГЕЙ МАРКОВ.


- Сергей Александрович, в декабре граждане России впервые будут выбирать депутатов Госдумы РФ только по партийным спискам. Сколько партий пройдут в Думу пятого созыва? Кто победит?

- На этих выборах главным победителем будет Владимир Путин. Партии, поддерживающие президента РФ, заведомо получат большинство. Это где-то 60%. Предположительно "Единая Россия" на выборах в Госдуму должна набрать от 35% до 45%. Пририсовывать цифры не будут. "ЕР" получит максимум ресурсов - политические в виде поддержки первого лица государства, медийные, финансовые, административные, чтобы добиться успеха.

Но с моей точки зрения, ни "Единая Россия", ни "Справедливая Россия" пока партиями еще не стали. В настоящей партии центр принятия решений лежит внутри нее. А мы же понимаем, что решения, например, как голосовать в Госдуме, принимает не лидер партии "ЕР" Борис Грызлов, а его политические начальники, те, кто отвечает за функционирование этого механизма. В первую очередь это глава администрации президента РФ Сергей Собянин, замглавы президентской администрации Владислав Сурков. И в этом смысле "ЕР" еще пока не партия. Я это называю "механизм для голосования за Владимира Путина на непрезидентских выборах": в Госдуму и региональные парламенты.

Поскольку "Единая Россия" - недостаточно эффективный механизм, он не может выбрать голоса всех, кто готов голосовать за Владимира Путина (у Путина поддержка заведомо больше, чем у "ЕР"), поэтому создан еще один механизм - "Справедливая Россия" - для тех, кому не нравится "ЕР". И борьба между этими механизмами будет ожесточенной, какой всегда бывает борьба между одинаковыми политическими сущностями. "Единая Россия" получит столько голосов, сколько сможет выбрать из "президентских" 60%. "Справедливая Россия" - остальное.

Распределение голосов между "ЕР" и "СР" важно исключительно для них самих, но не для страны. Нам важно, что Путин - главный, а как он пересаживает из кресла в кресло своих людей - неважно. И мы видим, как легко люди могут переходить из "ЕР" в "СР". Им все равно. Это связано с тем, что на самом деле эти два механизма - две части единого целого. Я думаю, перед ними поставлена задача - взять твердое большинство в парламенте. Но поддержка Владимира Путина, если говорить о парламентских выборах, колеблется примерно от 60% до 80%. И эти два механизма ("ЕР" и "СР") не смогут выбрать всю его поддержку. Поэтому в парламент могут пройти и другие партии, ориентированные на политику Путина. Безусловно, пройдет ЛДПР. Она играет стабилизирующую роль в российской политике, конвертирует протестное голосование избирателей в проправительственное голосование в парламенте. Владимир Жириновский создал политический бизнес XXI века. Менялись президенты, переизбиралась Дума, а он все наверху. За счет своей гениальной риторики, обращенной к маргинальным слоям населения (недаром есть такая поговорка, что избиратель Жириновского или сидел, или сидит, или будет сидеть), гениальных лозунгов: "Я - за русских, я - за бедных", он получает поддержку избирателей, формирует фракцию. А фракция голосует всегда так, как нужно Кремлю. За это ему разрешают "оторваться" в голословной критике, лоббировать частные вещи.

Останется в Думе и КПРФ. Компартия - единственная серьезная оппозиция нынешнему режиму. Лидер КПРФ Геннадий Зюганов является одним из наиболее независимых политиков, чем больше на него оказывают давления, тем сильнее электорат сплачивается вокруг него. В Кремле сидят большей частью антикоммунисты. Так называемые "либералы" не любят коммунистов за то, что те не любят олигархов, "чекисты" не любят коммунистов за то, что те развалили великую страну.

- В России возможно создание самостоятельных партий?

- У нас есть две реальные партии. Посмотрите, что пишут газеты: кто реально взял контроль над какой-то оппозицией - либо "либералы", либо "чекисты". Формирование сильной многопартийной системы заключается не в создании фантомов типа "Единой России" и "Справедливой России", которые, чуть изменится ситуация, окажутся не замками из камня, а огромными облаками, которые немедленно рассеются. А вот "либералы" и "чекисты" есть на всех этажах власти. Это очень мощная идеологическая мотивация.

"Либералы", их точнее было бы назвать бизнес-ориентированной бюрократией, - те, кто считает, что именно бизнес должен быть главным мотором развития страны. А с другой стороны государственно-ориентированная бюрократия - "чекисты", те, кто считает, что государство должно быть главным мотором развития страны. Вот эти две коалиции, идеологические кланы, борются за власть, за идеологический курс. Хотя это не исключает того, что есть кланы, которые могут объединять "либералов" и "чекистов" в разных комбинациях. Клан тем сильнее, чем больше он объединяет разные комбинации, повышая свою административную, аппаратно-политическую значимость.

- Некоторые эксперты называют "Единую Россию" партией "либералов", а "Справедливую Россию" - партией "силовиков", "чекистов". Вы согласны с этим?

- "СР" и "ЕР" в той или иной степени представляют собой коктейль из "либералов" и "силовиков". Сегодня считается, что "Единая Россия" находится под контролем Владислава Суркова, который больше "либерал". Кроме того, и Сурков, и Медведев (Дмитрий Медведев, вице-премьер правительства РФ. - "КС") - технократы. Сергей Миронов - не технократический тип плюс он имеет независимый прямой доступ к президенту РФ. И поэтому считается, что он должен играть в одной команде с оппонентами "либералов", то есть "чекистами". Но такого четкого деления пока нет. Возможно, оно появится в будущем. На мой взгляд, это деление необходимо. Тогда сформируются реальные партии, которые получат настоящие "лейблы", а избиратели получат возможность настоящего выбора, будут голосовать либо за "либералов", либо за "чекистов".

В России есть еще третья партия - это технократы. Их еще можно назвать деидеологизированной бюрократией. Это управленцы, у которых нет своей идеологии, но это мощная, рыхлая и по составу очень большая партия. Владимир Путин сегодня является лидером коалиции всех этих трех партий.

- А кто является оппонентом нынешней власти?

- Оппозицией чаще всего называют "левые" партии. В России это не только представители ЛДПР, компартии. Сегодня самая сильная политическая идея в стране - идея социальной справедливости, дефицит которой люди испытывают. Вторая идея - националистическая. Есть реальные националистические организации, например, сейчас активизировалось Движение против нелегальной эмиграции. Еще один оппонент - это, условно говоря, партия олигархического реванша. В этой ситуации если отпустить вожжи, то на президентских выборах население в любом случае проголосует за Путина, а на парламентских может проголосовать не за "чекистов" и "либералов", а за партию "справедливости" и "русскую" партию. И это поставило бы под сомнение плавность перехода власти к преемнику Путина.

- Надо ли ждать смены региональных элит вслед за сменой президента? Многие ли губернаторы потеряют свои кресла?

- Смена власти пройдет спокойно, в регионах ее и не заметят. Правящая коалиция - "либералы", "технократы", "чекисты" - сохранится. Баланс между ними не будет серьезно смещен в ту или иную сторону. Все персоналии, которые олицетворяют эти коалиции, сохранятся. Если вы обратили внимание, к власти пришло поколение 45-50-летних. В таком возрасте находится 3/4 значимых политических фигур. В социологии есть теория поколений, согласно которой поколения сменяются раз в 15-20 лет.

Скорее всего, возможен следующий сценарий. Премьер-министр будет контролироваться большинством парламента. А парламентское большинство будет контролироваться не новым президентом, а Владимиром Путиным как моральным лидером большой коалиции. Соответственно, большая власть будет у Владимира Владимировича Путина. Кроме того, многие министры перейдут из этого правительства в будущее, значит, они будут больше чувствовать связь с тем, кто их реально назначил, а не с тем, кто их утверждает, например, парламентом.

- Все же какие-то изменения в политике произойдут?

- В политике грядут изменения. В 2000 году Владимир Путин избирался под программу восстановления государства. Он его восстановил. Эту работу, можно сказать, он закончил года два назад. Символичен разгром ЮКОСа как политического проекта, бросавшего вызов власти. Уничтожены чеченские террористы, покинули страну Березовский, Гусинский. Крупный бизнес заявил: мы не олигархи, мы только крупные бизнесмены и полностью признаем лояльность власти. Но возникает вопрос, что дальше? Два года, я считаю, ситуация "провисает", новых задач не ставится.

Правда, нельзя сказать, что ничего не делается. Последние два года Путин потратил на создание резерва. Собираются огромные ресурсы. Это мне напоминает собирание Дмитрием Донским войска для битвы с Золотой Ордой. Суверенитет, огромные золотовалютные резервы, которые вместе со Стабфондом к концу этого года достигнут $500 млрд. Создана вертикаль власти, отлажена великолепная машина администрации президента. Создана уникальная система руководства ведущими СМИ, способная выполнять очень разные задачи. Созданы механизмы типа "Единой России", "Справедливой России", молодежных движений, накоплен огромный потенциал народной поддержки лидера Владимира Путина. И эти огромные ресурсы пока никуда не направлены. Копятся.

Соответственно, началась борьба за повестку дня. Если это - социальная справедливость, то главное требование к будущему лидеру - быть защитником. Если идея борьбы с коррупцией, за законность, то президент - главный чистильщик. Если модернизация, то - модернизатор. Путин продолжает говорить о стабильном росте. Но продолжение накопления ресурсов - это уже не шаг вперед. А дальнейшее развитие требует постановки новых качественных задач.

- Сегодня сразу в нескольких сибирских регионах идет становление организаций "СР" под контролем губернаторов-"единороссов", строится по сути жесткая однопартийная вертикаль. Не врастет ли эта система в землю так, что будущий президент, если он окажется не таким сильным, как Путин, просто не справится с этим монстром?

- Ваше описание мне кажется точным. Действительно, это однопартийная система. "ЕР" и "СР" - это не две разные партии, а два механизма одной и той же партии. Я считаю, что однопартийная система имеет право на существование только в том случае, если она имеет ярко выраженную цель, одобренную большинством населения страны. Например, будет решать большую задачу по модернизации страны. Армия должна двигаться куда-то, брать бастионы для достижения какой-то цели. Если перед армией не поставлена задача, а я считаю, что сегодня перед "ЕР" и "СР" задача не поставлена, она обращается к мародерству. Собственно, к такому же мародерству по отношению к бизнесу и населению перешли вертикаль власти и правоохранительные органы. Создаются бюрократические препоны, которые специально затрудняют жизнь людей. Значит, армии простаивают. А я считаю, что работать пора!


Жанна КОСТИНА
09 февраля 2007
http://com.sibpress.ru/09.02.2007/politics/84146/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован