27 февраля 2004
3462

Сергей Сельянов: Готов конкурировать с Голливудом

На `Деловой завтрак` в редакцию `Российской газеты` был приглашен Сергей Сельянов, глава кинокомпании СТВ и один из самых известных российских кинопродюсеров. На его профессиональном счету - множество фильмов, ставших `русскими блокбастерами`, в том числе `Особенности национальной рыбалки`, `Операция `С новым годом`, оба фильма `братской дилогии`, а также последние чемпионы проката - `Кукушка` Александра Рогожкина и `Бумер` Петра Буслова. Сергей Сельянов ответил на вопросы, которые прислали читатели `Российской газеты`, и поговорил с обозревателями `РГ` об особенностях национального кинобизнеса и способах выживания сегодняшнего российского кинематографа.


- Сейчас многие деятели культуры говорят о том, что государство не выполняет одну из своих главных задач - поддержки культуры. Как думаете вы - современный человек, успешный и независимый кинопродюсер, в какой степени государство должно финансировать культуру?

- Любое цивилизованное государство обязано поддерживать культуру независимо от желания работников культуры или от того, насколько успешно существуют культурные учреждения. Кино, например, очень затратное и рискованное дело, однако оно способно возвращать деньги. В отличие, скажем, от библиотек, перед которыми и задачу такую ставить не надо. Но именно в кино сейчас дела пошли лучше: Министерство культуры активно поддерживает самые разные проекты. Более того, многие коммерчески успешные российские фильмы были сняты при поддержке Госкино, и вложенные государством деньги удалось вернуть с лихвой.

Хочется, быть может, чтобы эта поддержка была более осмысленной, но это уже, что называется, рабочий вопрос. Сейчас в Министерстве культуры в расчете на сезон следующего года прорабатывается обширная программа по рекламе российского кино в русском прокате. Задача - сделать `более равными` шансы нашего кино по отношению к голливудскому. `Ночной дозор` Тимура Бекмамбетова, наш проект `Американец`, который снимает Алексей Балабанов, анимационный фильм `Алеша Попович и Тугарин Змей`, который также делается на студии СТВ, новая лента Филиппа Янковского и др. - всем этим проектам, которые выйдут в следующем киносезоне, будут созданы уже лучшие условия, нежели могли бы быть раньше. При этом каждый сам будет выбирать прокатную судьбу для своей картины, сам разбираться с возможными проблемами, но эта программа поможет довести российское кино по крайней мере до кинотеатров.

- Какой фильм первым принес вам прибыль?

- `Операция `С новым годом`. Этот фильм создал легальный видеорынок в России. До этого нам называли какие-то смешные цифры - 5000 - 10 000 кассет... На `Операцию` мы объявили тендер с условием, что нижняя планка - 100 000 копий. Все благополучно забыли свои заниженные цифры и включились в игру. А в кинопрокате первая прибыль была после `Особенностей национальной рыбалки`, правда, приходилось добирать через выпуск на видео: он вышел в прокат в августе 1998 года. Не случись дефолта, это был бы первый фильм, который вернул бы деньги до выхода на кассетах. Прибыльными проектами стали `Брат`, `Брат-2`, `Кукушка`...

- Как вы думаете, насколько ограниченны сейчас возможности для высказывания у кинохудожника? Существует ли сейчас, как говорят многие, де-факто цензура и самоцензура, запрет на какие-то темы?

- Знаете, я против написания слов `художник` и `гражданин` через запятую; обязанности одного отличаются от обязанностей другого. Когда художник начинает оглядываться на какие-либо неестественные соображения - политкорректность, политическую конъюнктуру, социальный заказ, из этого искусства не выходит. А если он что-то говорит от сердца, а в ответ получает резкую критику и обвинения, то это, прошу обратить внимание, совершенно другое дело. Это его собственные цветы, которые могут не всем нравиться.

Государство нередко размещает подобные заказы в кино - например, Голливуд давно уже стал таким подрядчиком для американского правительства; власть и Голливуд в Америке довольно давно и искренне дружат и довольно хорошо чувствуют нужды друг друга. Но зачем мне, частному продюсеру, заниматься этим? Наше дело в кино - отображать другое чувство жизни, определяющееся личностью режиссера, а не потребностями политического или социального момента. Если режиссер говорит что-то искренне, то у него это не отнять. А если он будет делать агитку, то у него получится не фильм, а ролик. Все видно уже на стадии `проекта`: если меня, `ответственного чтеца` этого сценария, что-то смущает, то я сразу его откладываю.

Или другой пример: читая сценарий, продюсер может понять, что из-за сцен насилия или нецензурных выражений он недополучит каких-то денег из-за ограничений, например, не сможет показать фильм по телевизору в субботу в 18.00. Подобные ограничения должны восприниматься как естественные, не стоит включать `цензуру` или, наоборот, кричать об `удушении свободы`. И не надо ничего корежить специально.

- Минувший `Кинотавр` показал, что в России происходит ураганный рост социально-публицистического кино - `Магнитные бури`, `Бабуси`...

- Мне кажется, это случайность. Каждый фестиваль имеет свой критерий отбора - просто в минувшем сезоне получилось так, а уже к Московскому кинофестивалю, что на первый план выходят `Коктебель` и `Возвращение`, совершенно другие по своей направленности.

- Как вы относитесь к идее квотирования? Спасет ли наш прокат законодательное закрепление регламента - не меньше 25 % проката должно быть российским?

- Как я уже говорил, со следующего года некоторые системные меры для пропаганды нашего кино предпримет Министерство культуры. Сама же идея не стопроцентно хороша - при всем желании российский кинематограф не может пока выделенную квоту отработать, и экран заполнится низкопробным, некачественным кинотоваром. Нужно закалять наш кинематограф в честной конкурентной борьбе с Голливудом и европейским кинематографом, и тогда количество пойдет не в ущерб качеству. Другое дело, что, если конкуренция будет нечестной, понадобятся уже настоящие протекционистские меры - дотирование, квоты и т.п. В данный момент хорошей перспективой для нашего проката является 30-процентная доля.

Лично я готов к конкуренции с Голливудом на своей территории, но если меня начнут душить...

- Есть мнение, что кинобизнес в России почти невозможен в связи с несопоставимостью бюджетов фильмов, рекламных бюджетов, объема инвестиций...

- У Америки в отличие от России кино - это национальный вид спорта: его любят все. И надо понимать, что в каком-то смысле нашему кино никогда не сравняться с их сinema. Но дело не в бюджетах: в Европе и в Японии деньги есть, однако там тоже снимают малобюджетные фильмы, которые вроде бы конкурируют с американцами, - просто там знают секреты мастерства.

- По какому принципу вы отбираете режиссеров и сценаристов, с которыми вы работаете?

- Читаю все сценарии сам, боюсь пропустить что-то важное и трачу на это уйму времени. Режиссер зачастую хорошо может подать собственную идею, а чужие - не умеет. Но брать хочется не то, что `нормально`, а то, что `отлично`; работать по принципу `а почему бы не снять` - скучно. У нас есть много талантов, но очень мало профессионалов, и в этом главная проблема нашего нынешнего кинематографа. Снимать заранее `для денег` тоже нельзя. Режиссерство - очень энергоемкое занятие, оно высасывает из человека все соки, и сделать зрительски и коммерчески успешный фильм можно, только положив все на алтарь своей идеи и вложив в ленту все деньги и возможности, которые имеешь. Поэтому `проходняком` заниматься не хочется.

- Читатель Павел Андрохин спрашивает - не подал ли на вас в суд Том Тыквер за использование в фильме `Бумер` его приема `Flash Future`, схематичного изображения дальнейшей судьбы второстепенных персонажей?

- Этот прием, по-моему, был придуман задолго до Тыквера. Если бы он вознамерился подать на нас в суд, я думаю, он бы проиграл.

- Еще два вопроса из читательской почты. Мария Захарова спрашивает, какую роль в кинопроцессе играет пресса и что вы думаете по поводу реакции наших СМИ на победу фильма `Возвращение` на Венецианском кинофестивале. Одни писали, что фильм средний, другие, наоборот, выражали крайнюю степень восторга.

- Несмотря на то, что я люблю общаться с журналистами, должен заметить, что положительная или отрицательная оценка фильма в прессе практически не сказывается на прокате. Что же касается реакции СМИ на победу Звягинцева, то я совершенно не понимаю, о чем вообще речь. Со своей стороны, я испытываю чистую радость и гордость за то, что это не только произошло, но и произошло внезапно. И если кто-то считает, что победа `Возвращения` - это плохо, то я его просто не понимаю. Боюсь, что если бы не фестиваль, то ленту Звягинцева не ждали бы золотые горы проката. Вал же критики был вызван тем, что некоторые журналисты посмотрели фильм до приглашения в Венецию и между собой, быть может, обругали. А теперь, когда `Возвращение` нашло такой резонанс в душах европейцев, критика чувствует себя в глупом положении и вымещает свои комплексы: `А мы все равно скажем, что плохо`. Заходиться в восторгах после Венеции, кстати, ничем не лучше: петь дифирамбы вслед за Европой также означает демонстрировать собственную глубокую провинциальность. Это, конечно, неприятно, но и тех, и других надо простить и пожалеть.

Вот вам пример с `Кукушкой`, которая была сделана на нашей студии и была кандидатом на зарубежный `Оскар`. Ее зарубили, быть может, потому, что у нее был реальный шанс его получить. Компания Sony Pictures, один из главных `делателей` зарубежных `Оскаров`, буквально умоляла российский оскаровский комитет: выдвиньте, отдайте ее нам, и пятерка номинантов, по крайней мере, вам обеспечена, а то и главный приз... У `Возвращения` в этом году шансов гораздо больше, так что дай бог им удачи.

- Александр из Рязани спрашивает, ездили ли вы в Лондон консультироваться с Березовским, когда снимали фильм `Олигарх`?

- Нет, конечно. И денег на производство у него не брали, несмотря на то, что черты главного персонажа фильма были списаны во многом с него. Вот режиссер ленты Павел Лунгин летал познакомиться, но ему это было интересно и нужно для фильма. Но мы не стремились превратить этот фильм в апологию олигархии, или сделать оппозиционное кино - не об этом речь.

- Говорят, что вы начали свою деятельность в кино с проблем с КГБ...

- О да. Так получилось, что свою кинокарьеру я начал в 14 лет со съемок здания КГБ Тульской области и неизбежных последующих приключений. Ничего плохого - мы экранизировали шуточную `шпионскую` песню Высоцкого `Мистер Джон Ланкастер Пек`. Я в первый и последний раз в своей жизни выступал в роли актера: четыре человека всего, кому-то надо было играть. `Опасаясь контрразведки, избегая жизни светской, под английским псевдонимом `мистер Джон Ланкастер Пек`, вечно в кожаных перчатках, чтоб не сделать отпечатков, жил в гостинице `Советской` несоветский человек`. Мы начали с первой строчки: `опасаясь контрразведки`. По нашему незамысловатому, прямо скажем, сценарию я иду мимо КГБ, вдруг вижу вывеску и, опасаясь, прыгаю за сугроб.

`Киносъемка!!!` - завопил человек, который выскочил из здания. В его крике был такой неподдельный восторг, он как будто к Богу обращался! Такое происшествие посреди его скучной жизни! Потом две недели приходилось ходить туда на допросы - нас допрашивал майор или даже полковник. В конце этой эпопеи мы сказали курировавшему нас лейтенанту, мол, пленки у нас мало, отдайте. Не отдали - выдали столько же чистой. Этот лейтенант потом нам сказал: `Мы вообще-то люди интеллигентные, но вот если бы вы обком партии снимали, то вас затащили бы в подвал и переломали вам все кости`.

- Читатель Гамаев из Дагестана спрашивает, что сейчас происходит в Кармадоне и кто сейчас оказывает помощь семьям погибших.

- Отвечать буду... лаконично. Мы недавно побывали в Осетии на годовщине трагических событий. Я там говорил и повторю еще раз: может быть, это неправильно, но если это произошло, то хорошо, что это произошло в Осетии, где люди знают, как себя вести в подобных ситуациях, и принимают близко к сердцу чужую боль. Осетия за время поисков стала для нас второй родиной. Участники лагеря продолжают работать и надеются поставить точку в ближайшее время. Еще некоторое время назад была надежда, что вот-вот удастся кого-нибудь найти. Сейчас более или менее ясно, что сделано практически все возможное.

А помогают семьям многие - Министерство культуры, Константин Эрнст, создана программа при Фонде поддержки кинематографа... До этого была частная помощь - люди передавали деньги лично, перечисляли на благотворительный счет. Приходит много трогательных переводов по сто рублей, но основные средства, конечно, собираются за счет крупных жертвователей.

- Может ли быть завершен фильм погибшего Сергея Бодрова-мл. `Связной`?

- Нет, эту ленту мог сделать только Сережа Бодров. Или - в отдаленном будущем - кто-то очень близкий.

Алексей Крижевский, Алена Карась, Ядвига Юферова
Дата публикации 15 октября 2003 г.http://nvolgatrade.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован