07 августа 2007
1108

Сергей Соколов: ВТО: высокая техника обмана

Наблюдая за перипетиями процесса присоединения России к ВТО, нельзя не удивляться тому, как часто оценки журналистов и высокопоставленных политиков меняются на прямо противоположные. Больше всего поражает то, что даже непосредственные участники переговоров в Женеве, Вашингтоне и Брюсселе (а это одни и те же чиновники, поскольку круг этих "революционеров" очень узок) с периодичностью в 1-2 недели публично озвучивают то предельно оптимистические, то, наоборот, весьма пессимистические прогнозы. Складывается впечатление, что за всей этой умышленной разноголосицей стоит желание подготовить общественное мнение к любому варианту развязки ВТОшной "саги".

Свежий и показательный пример - огромная (на полторы страницы) публикация в "Российской газете" от 31 июля. Если учесть, что расценки (неофициальные, разумеется) этого уважаемого издания начинаются от 10 тыс. у.е. за "подвал", этот массированный информационный удар кое-кому обошелся недешево, появился не случайно и потому заслуживает особого внимания.

Общий посыл публикации распадается на три основных элемента, вместе образующих "кашу".

Главный российский переговорщик по ВТО (директор Департамента многосторонних торговых переговоров Минэкономразвития) пытается доказать, что вступление в эту организацию принесет России выгоды, а потери по ряду ключевых для отечественной экономики позиций будут незначительными. Депутат Госдумы (один из немногих парламентариев, посвященных в детали этой "тайны за семью печатями") ратует за то, чтобы переговорный процесс завершился не позднее октября 2007 года - в противном случае из-за парламентских и президентских выборов возникнет пауза в несколько лет. Все это обобщает обозреватель "РГ", предсказывающий, что чувствительный характер остающихся нерешенными вопросов, а также сопротивление Грузии, США и других партнеров не позволят завершить переговорный процесс в оставшееся до октября время. При этом он указывает на то, что еще предстоит договориться по десяти разделам доклада многосторонней рабочей группы по присоединению России к ВТО.

К сомнениям, высказанным журналистом, следует добавить, что разделы, которые уже в принципе согласованы, еще подлежат окончательному оформлению (текст изобилует квадратными скобками). И вообще необычность ситуации заключается в том, что формально переговоры (в рамках рабочей группы ВТО) еще даже не начинались, поскольку для этого требуется сначала подписать все двусторонние протоколы с заинтересованными странами, а таких осталось еще по крайней мере три, в том числе и со строптивой Грузией.

Попробуем, используя красочное выражение великого И.Э.Бабеля, "размазать эту белую кашу по чистому столу".

Высокопоставленный представитель Минэкономразвития комментирует последствия вступления России в ВТО применительно к одиннадцати позициям товаров и услуг. Особенно радужную картину он рисует в отношении импорта мяса: нашим переговорщикам удалось выторговать сохранение квот на ввоз мяса до 2009 года (это соответствует действительности), после чего у Москвы будет-де выбор - сохранить квоты или ввести вместо них таможенный тариф. Более того, в интервью чиновник заверяет, что Россия будет иметь возможность абсолютно самостоятельно и в одностороннем порядке определять судьбу квот и их охват или же размер таможенного тарифа. Вот в это верится с трудом - основные поставщики мяса вряд ли дадут Москве право, ни с кем не советуясь, открывать, закрывать или самостоятельно регулировать свой мясной импорт, и возражения эти последуют не в 2009 году, а уже сейчас, на этапе согласования доклада рабочей группы ВТО.

Фрукты. Утверждается, что Россия сохранит за собой право вводить сезонные пошлины в те времена года, когда те или иные фрукты или плоды у нас не растут. Учитывая климатические особенности нашей страны, а также ассортимент выращиваемой (и потребляемой основной массой населения) фруктовой и плодоовощной продукции, разброс заградительных барьеров здесь может быть очень большим. Никаких деталей, однако, не раскрывается, а потому приходится верить (или не верить) на слово главному российскому переговорщику, когда он утверждает, что отечественный бизнес и потребители перемен после вступления в ВТО не ощутят. Рост цен на фрукты, видите ли, будет "умеренным".

Винодельческий импорт. Спирт (и, стало быть, водку) мы отстояли. И на том спасибо. Что же касается вина, то, несмотря на массовое субсидирование его производства в основных странах-поставщиках (Франция, Испания, Италия и др.), Россия почему-то соглашается не увеличить, а, наоборот, значительно снизить пошлины (с 20% до 12,5%). Малочисленный средний класс в Москве, Санкт-Петербурге и еще нескольких крупных городах будет, наверное, только аплодировать такой перспективе, подавляющему же большинству нашего населения, вино не употребляющему, это безразлично. Что же касается отечественного виноградарского и винодельческого бизнеса, то ему предлагается воспользоваться более дешевым импортом в качестве сырья (!) для переработки. Понравится ли такой сценарий этому самому бизнесу - вопрос.

Несомненный (без всякой иронии) позитив касается лекарств - на самые дорогие и (признаемся) действенные препараты импортная пошлина снижается до 3-5%. Государство, похоже, извлекло урок из "дела Зурабова" и сделало выбор в пользу удешевления лекарств для потребителей вместо того, чтобы продолжать субсидировать их производство и ценообразование из бюджета.

Сохранятся, видимо, высокие импортные пошлины на гражданские самолеты. Эта позиция - так же, как и автопром, о котором речь ниже, - являет собой пример того, как государство пытается защитить отечественного производителя совсем не там, где надо. Под прессингом лоббистов авиапрома выбран курс, следствием которого станет задержка с обновлением парка российских авиакомпаний на долгие годы. "Это позволит отечественной технике доминировать на внутреннем рынке". А где она, эта техника? Та, что есть, разваливается (в том числе и с человеческими жертвами), а массовое поступление новой в авиакомпании начнется еще не скоро - и то, если Объединенная авиастроительная корпорация начнет наконец работать, а не делить абстрактные деньги и плодить бумаги. Все это время будет сохраняться катастрофическая ситуация с безопасностью полетов (т.е. с безопасностью людей!), будут страдать пассажиры (отсутствие современного комфорта на старых самолетах, задержки/отмены рейсов из-за поломок воздушных судов), авиакомпании (потеря рынков из-за отсутствия соответствующего парка) и экология (неприемлемо высокий уровень авиационного шума, выбросов углекислого газа и двуокиси азота).

Аналогичная ошибка сделана в отношении автомобилей - под давлением непомерно влиятельного в наших правительственных кругах автопромного лобби планируется сохранить 15-процентную пошлину на иномарки. Главный российский переговорщик пытается оправдать такое решение тем, что "практически все ведущие мировые концерны" налаживают производство своих машин в России. На самом же деле ассортимент этого "отверточного" производства крайне узок, а количество собираемых у нас в стране машин ничтожно по сравнению со спросом и на фоне задачи повышения уровня безопасности и экологии на российских дорогах.

Ввозные пошлины на электронику снижаются до нуля (или почти) - и это абсолютно правильно. Представитель Минэкономразвития признался, что правительство решило открыть этот сегмент отечественного рынка еще десять лет назад. Остается только сожалеть, что этого до сих пор до конца не сделано.

Одежда. Непомерно высокие импортные пошлины планируется снизить лишь на 2,5-5%, а основные усилия направить на борьбу с "челноками". В результате сохранится положение дел, при котором качественная одежда (ширпотреб, не говоря уже об эксклюзиве) большинству населения оказывается не по карману. Ну а о том, насколько эффективно наши власти, особенно на местах, борются с низкокачественным "челночным" импортом, всем известно. Вещевые рынки с жутким барахлом будут, похоже, жить в веках.

Руководитель российской делегации на переговорах по ВТО с гордостью сообщил, что " рынок финансовых услуг у нас будет достаточно закрытым". А потребителей, т.е. простых граждан, спросили? Государство пошло на поводу у банков-грабителей, первым из которых является главный банк страны, дважды (в 1991 и 1998 годах) "нагревший" всю Россию по-крупному и ежедневно "нагревающий" понемногу. Между тем действовать следовало как раз строго наоборот - открыть иностранному банковскому капиталу доступ на отечественный рынок и таким образом заставить российские банки (подавляющее большинство которых, собственно, являются не банками, а "карманными" кассами крупных корпораций) задуматься, наконец, о нуждах и интересах клиентов.

На этом перечень конкретных примеров договоренностей об условиях присоединения России к ВТО заканчивается. С одной стороны, следует, наверное, поблагодарить "РГ" (и, конечно же, тайного спонсора этой публикации) за то, что довольно широкому кругу подписчиков и читателей была дана хоть какая-то пища для анализа. С другой стороны, нельзя не задаться вопросом о том, как обстоят дела с согласованием других позиций товаров и услуг, оставшихся за рамками опубликованного списка.

Вообще, выбор обнародованных позиций кажется по меньшей мере странным. Если за ним стояло стремление дать радужную картину, успокоить отечественного потребителя и бизнес, то эта цель явно не была достигнута - впечатление от раскрытых деталей остается весьма противоречивое. Куда большее беспокойство, однако, вызывает то, что осталось "за кадром", тем более что речь подчас идет о ничуть не менее экономически и социально значимых позициях. Так, ни слова не сказано о будущем режиме импорта продукции птицеводства ("ножки Буша"), о требованиях к России выровнять внутренние тарифы на газ и электроэнергию со среднемировыми (и это при нашем-то климате и низкой энергоэффективности производства!), об открытии российского рынка страховых услуг, о тарифах на железнодорожные перевозки.

Наконец, обойден молчанием - опять - целый ряд вопросов, весьма значимых с экономической и политической точек зрения. Среди них можно упомянуть требования отменить ветеринарные барьеры (вспомним про проблему поставок опасного для здоровья мяса с территории Польши), возобновить и/или увеличить российский экспорт нефти и газа через конкретные страны, открыть иностранным компаниям доступ к трубопроводам и месторождениям углеводородов, а российское небо (транссибирские транзитные маршруты) превратить в "проходной двор". Все эти претензии зачастую не имеют де-юре никакого отношения к ВТО, что, однако, не мешает Евросоюзу и США продолжать предъявлять России ультиматумы, угрожая сорвать ее вступление в эту организацию.

Как и следовало ожидать, интервью директора департамента Минэкономразвития включает мощный пассаж, смысл которого заключается в первой же фразе: "России очень надо присоединиться к ВТО в этом году". Мотивировка - если не успеем до грядущих парламентских и президентских выборов в России (и, как результат, смены кадров в высших эшелонах исполнительной и законодательной власти), а также выборов в США и ротации членов Европейской комиссии, то процесс вступления окажется замороженным аж на пять лет. А там поменяются партнеры в Женеве, завершится "Доха-раунд" (затрагивающий ряд ключевых направлений деятельности ВТО), и процесс переговоров о вступлении придется, по существу, начинать заново.

Эту мысль подхватывает и второй автор - "посвященный" депутат Госдумы. Приведенные выше аргументы он сопровождает "страшилкой" о том, что, если нашей стране не удастся договориться об условиях вступления до октября и процесс застопорится до 2010 года, "сохранится дискриминационная политика в отношении российских товаров, а сама Россия останется на обочине мировой торговли" и не сможет повлиять на решения "Доха-раунда".

Вступая в спор с этим видным экспертом, даже не хочется говорить об очевидном: основные (сейчас и на ближайшую перспективу) позиции российского экспорта - нефть, газ, древесина и некоторые другие виды сырья - совсем не дискриминируются. Скорее, наоборот, Россия сама имеет сейчас возможность дискриминировать кого хочет, закрывая или произвольно ограничивая доступ иностранного капитала к своим сырьевым запасам, а также к инфраструктуре их экспорта. Скажу о другом: даже если нашей делегации удастся осуществить эту "миссию невыполнимую" и завершить переговоры в Женеве к октябрю, Россия все равно не успеет повлиять на исход "Доха-раунда". Это "окно возможности" уже давно закрылось, и вскрывать ради новичка уже достигнутые с таким трудом многосторонние договоренности относительно будущего мировой торговли никто не будет.

Главная же проблема заключается в другом. Ратуя за скорейшее завершение переговоров о присоединении России к ВТО, депутат оговаривается, что это не должно быть сделано любой ценой. Столь явное противоречие может допустить только тот, кто не знаком с основой основ переговорного искусства: если хочешь избежать непомерных уступок, никогда не ограничивай себя временными рамками и тем более не допускай того, чтобы о них стало известно другой стороне.

Впрочем, такое "любительство" депутата ничто по сравнению с детским лепетом обозревателя "РГ": "Говорят, что на переговорах такого рода страна не должна раскрывать своего горячего желания добиться чего бы то ни было. Нам не до того, мы карты раскрыли". Комментарии излишни, остается только надеяться, что российские переговорщики в Женеве, Вашингтоне и Брюсселе не руководствуются этим опасным постулатом. Любопытно, что журналист приводит еще один, железобетонный, по его мнению, аргумент в пользу скорейшего завершения переговоров: глава российской делегации собирается выйти из процесса в конце текущего года "вне зависимости ни от чего".

Здесь, наверное, будет уместно сделать небольшое отступление и выступить в непривычной роли защитника главного российского переговорщика. Во-первых, нравится ли это кому-то или нет, но речь идет об уникальном специалисте, равного которому - с точки зрения накопленного за пятнадцать лет опыта переговоров по ВТО одновременно на многих "досках" и знания мельчайших деталей нескольких сотен позиций - у России нет. Если он уйдет, то новому главе делегации - даже если будет назначен высококлассный профессионал-переговорщик (а таких на госслужбе остались единицы) - потребуется немало времени для того, чтобы войти в курс дела.

Во-вторых и в главных, руководитель российской делегации на переговорах о вступлении в ВТО даже теоретически не может выторговать условия, которые удовлетворяли бы всех в России. Найти решения, которые были бы одинаково выгодны отечественным производителям и импортерам, импортерам и экспортерам, бизнесу и потребителям, конкурентам внутри отдельных отраслей, бизнесу и государству, государству и населению, - абсолютно невозможно. Кто-то обязательно окажется в проигрыше (даже если вообще ничего не менять, будут недовольные), а "общим балансом выгод и уступок" не удовлетворишь никого, даже государство.

Другое дело, что, осознавая неизбежность обвинений в "продаже Родины", наша переговорная команда впала в другую крайность и практически полностью закрылась от деловых, научных и экспертных кругов, парламентариев и населения. Да, время от времени проводятся консультации с отдельными капитанами бизнеса, организуются конференции, "круглые столы" и даже беседы в телестудиях, однако круг охваченных таким образом представителей чрезвычайно узок и определяется произвольно, а собственно диалог идет на основе предельно дозированной фактической информации. Что же касается государства/правительства, то оно не имеет (да-да!) полной картины, а та картина, которую оно получает, зачастую оказывается приукрашенной или попросту умышленно искаженной.

Если сверхзадача вступить в ВТО до октября текущего года действительно поставлена и, свершись чудо, окажется выполненной, то все заинтересованные стороны - бизнес, население и власть - будут поставлены перед свершившимся фактом. Только в случае продолжения переговорного процесса (на год, на два - сколько потребуется) появится время для того, чтобы организовать полноценную и эффективную платформу для широкого диалога, привлечения экспертных возможностей деловых, научных и экспертных кругов, парламентариев и населения к выработке позиции на переговорах. И результат, хотя и придет позже, обязательно будет лучше, а не "как всегда".

В заключение несколько слов тем, кто выступает за завершение переговорного процесса в ближайшие месяцы и (будем называть вещи своими именами) любой ценой. Не следует идеализировать и преувеличивать значение ВТО. Эта организация уже давно находится в состоянии глубокого системного кризиса и раз за разом демонстрирует свою неспособность урегулировать ни один сколько-нибудь значимый торговый спор или положительно повлиять на справедливость мировой торговли. Удастся ли участникам "Доха-раунда" исправить положение, еще предстоит посмотреть. А пока все ключевые игроки международных торговых отношений (США, ЕС, Япония, Китай) либо решают возникающие между собой проблемы вне рамок ВТО, либо попросту нарушают свои обязательства в рамках организации, ее нормы и принципы и принимают односторонние меры.

Иными словами, репутация этого "элитного клуба" уже давно и весьма серьезно подмочена, и в этих условиях задержка с присоединением к нему России не так уж губительна для ее экономики и имиджа. Более того, находясь в условиях кризиса, именно ВТО оказывается больше заинтересованной в том, чтобы Россия вступила в ее ряды, нежели наоборот. Совсем недавно об этом публично заявил сам генсек этой организации П.Лами - тот самый, который, находясь на посту комиссара ЕС по торговле, так упорно (и успешно с точки зрения интересов Евросоюза) противостоял российской делегации на двусторонних переговорах Россия - ЕС об условиях вступления в ВТО.


07.08.2007

Русский Журнал
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован